×
29 декабря 2020

У Божественной воли нет ошибок

Гордый человек не хочет и не умеет приспосабливаться: ему легче умереть, чем признать себя неправым, легче сломаться, чем быть гибким и уступать.
1
844
У Божественной воли нет ошибок

У меня есть знакомый – пожилой мужчина. Лет двадцать назад у него умер единственный сын. Этот мужчина очень тяжело переживал и не мог принять этой утраты. Около восьми лет назад у него нашли рак легких.

Когда его жена позвонила мне, я объяснил, что неприятие произошедшего – это борьба с Божественной волей. Нам трудно понять Божественную логику, потому что мы часто забываем о том, что главное – это душа и любовь.

Если душа перестает развиваться, она болеет и умирает. Если душа деградирует, тело болеет и умирает. Если душа деградирует, тело должно болеть и умирать. С этой точки зрения, болезни и несчастья являются спасением, данным свыше, а логика тела, желающего быть вечным, – это логика страха и ненависти к болезням, которые лишают нас здоровья, счастья и благополучия в жизни.

Я объяснил моему знакомому, что у Божественной воли нет ошибок, она в высшей степени благотворна и разумна для нашей души. Нам неведомы замыслы Всевышнего, мы не видим всех причинно-следственных связей и не всегда понимаем, за что расплачиваемся. Снаружи мы имеем право на страдание, печаль, недовольство, но внутри, в глубине души мы должны абсолютно принимать Божественную волю, – ведь это воля и нашего высшего «я», о котором мы тоже часто забываем.

Проблемы с легкими – это, как правило, неприятие происходящего или уже произошедшего. Неприятие произошедшего рождает сожаление, и если оно держится долго, если человек концентрируется на нем и поддерживает его, то оно уходит в подсознание, в глубину души, и тогда начинается борьба с прошлым и с Божественной волей. Эта борьба постепенно лишает человека сил и энергии, приводя к тяжелым заболеваниям.

Неприятие настоящего рождает раздражение; неприятие будущего рождает уныние и мрачные мысли. Кстати, недоверие к людям, плохие мысли об окружающих часто исходят из страха перед будущим, из уныния.

Вероятно, в душе мужчины что-то изменилось. Рак легких прошел, и операция не потребовалась. Но измениться глубинно достаточно сложно. Остаточные моменты через шесть лет вышли как другой диагноз – рак мочевого пузыря. Гордыня перешла в ревность. Пару лет назад ему сделали операцию, сейчас он чувствует себя нормально.

Третья история связана со мной. В юности я поступил в военное училище, – так потребовали родители. Но я не хотел быть военным, я чувствовал, что это не мой путь. Через несколько месяцев после начала учебы у меня начался бронхит. Я пролежал неделю в санчасти, получив около 20 уколов пенициллина. Меня выписали здоровым, и я вернулся в строй, а еще через две недели попал в санчасть с тем же диагнозом. Опять прошел курс лечения антибиотиками и опять выздоровел. А через месяц снова оказался в санчасти… Подполковник, который меня осматривал, покачал головой и хмуро посмотрел на меня: «Скорее всего, дорогой, у тебя туберкулез. Сделаем снимки. Если диагноз подтвердится, то комиссуем».

Я понял, что мне надо менять отношение к ситуации. Начал радоваться, обливаться холодной водой, забыл о своем унынии, и через неделю был здоров. Военным я так и не стал, но моя повышенная гордыня осталась при мне. Неумение отключать сознание и жить чувствами – это моя проблема с детства; отсюда и гордыня, и удовольствие от ощущения превосходства, и тенденция поставить ум, сознание выше чувств, души.

Около 40 лет назад я работал на стройке. Проработал около пяти лет. Капитальный ремонт старых зданий – это, пожалуй, один из худших видов профессиональной деятельности. Когда мы рушили перегородки в старых квартирах, едва видели друг друга из-за поднявшейся пыли. Работали без респираторов. Вечером я отправлялся учиться в институт на архитектурный факультет, а из носа у меня сыпалась штукатурка, – это была пыль, которой я наглотался за день.

Мне нужна была эта работа, чтобы остаться жить в Санкт-Петербурге, но она не очень-то мне нравилась. В течение одного года у меня трижды было воспаление легких. После одного из них я чуть не умер: в палате было холодно, а второго одеяла медсёстры мне не дали, потому что не было разрешения врача. У меня начался насморк, температура поднялась до 41, и я понял, что дома у меня больше шансов выжить, чем в больнице. После моего демонстративного отказа от лечения врач выписал меня, не предупредив, что за своими вещами мне придется в 15-градусный мороз долго идти в больничном халате по огромной территории больницы имени Боткина (куда я попал сначала с диагнозом «токсический грипп»).

Мою гордыню лечили несправедливостью и бездушным отношением. Кстати, после всех этих испытаний я стал помягче и заодно понял, что на медицину надеяться не стоит, больше нужно рассчитывать на себя. В конечном счете, любой опыт, любое событие становятся положительными или отрицательными в зависимости от того, как мы к ним относимся.

Еще одна история. Лет десять назад я переезжал на новую квартиру. Спальня там оказалась в два раза меньше, чем в старой квартире, и я испытал чувство, похожее на отчаяние. Мне не хотелось жить в этой квартире, я внутренне ее не принимал. Новое оказалось хуже старого. А через несколько минут я начал задыхаться. Это сопровождалось непрерывным кашлем. Это был самый настоящий астматический приступ.

Тогда я понял, что позволительно только внешнее неприятие: не нравится квартира – переезжай в другую или планируй купить новую, или оставайся в старой. Внешнее недовольство, неприятие подталкивает к действиям, к развитию и созиданию. Внутреннее неприятие – это не созидание, а разрушение, это попытка уничтожить то, что нам не нравится. Потом я принял и квартиру, и спальню и перестал испытывать неудобство.

Гордый человек не хочет и не умеет приспосабливаться: ему легче умереть, чем признать себя неправым, легче сломаться, чем быть гибким и уступать. Признание своей неправоты, своего несовершенства – это первый шаг к изменению и улучшению характера. Тот, кто чувствует себя правым, – никогда не будет меняться. Любая правота относительна, как относительно и наше понимание истины.

Кстати, по поводу лечения гордыни, то есть астмы. Я описывал историю 80-летнего мужчины, с которым как-то общался в бане. Он вылечил свою астму весьма простым способом: перебинтовывал себе грудь так, чтобы трудно было дышать. Нехватка воздуха приводит к ощущению близкой смерти, а когда человек умирает, происходит естественный перенос главного ориентира с внешнего, физического «я» – на наше высшее «я». А поскольку на этом уровне единство с Богом выше, то и принятие Божественной воли соответственное. Поэтому обиды, сожаление и недовольство исчезают.

Однодневное голодание, – при условии, что нет стрессов, переживаний, перегрузок на работе, – тоже помогает отрешиться от внешнего «я» и привести свои чувства в гармонию и порядок. Голодание в нашем подсознании воспринимается как приближение смерти. Если появляются страхи, переживания, – такое голодание часто приводит к болезням. Но то же голодание можно воспринимать не как смерть, а как отрешенность от желаний, инстинктов, сознания, от своего внешнего эго, – и тогда усиливается концентрация на своем высшем «я», исчезают страхи и сожаления, появляется умиротворение, спокойствие и безмятежность. Вечному нет нужды бояться, переживать, сожалеть и печалиться.

Сдерживание дыхания – это гораздо более сильный стресс, чем голодание. Соответственно, появляется больше возможностей для излечения от тяжелых заболеваний.

Только все это надо делать на фоне радости, отрешенности, готовности изменить свои чувства и поведение.

 

Лазарев С.Н. «Опыт выживания», часть 7

Подробнее о книге

  1. Антонина Шахтаренко
    462
    Познающий
    23 января 2021, 04:23
    Здравствуйте! Я часто вижу людей, которые не в ладу с собой, и у них присутствует либо астма, либо хронический бронхит. Даже моя мама была астматиком, потому что любила держать всё в себе и накапливала тем самым негатив. Поразительно, но в меня бы столько негатива просто не вместилось бы. Мне казалось, что я бы умерла, если бы ни с кем не делилась своими переживаниями.

    А ещё я хорошо помню, как у моей мамы прошла астма, когда у меня родился сын. Он был болезненным маленьким мальчиком, и мама с энтузиазмом взялась помогать мне его выхаживать. Однако с её стороны не обошлось без обвинений в адрес медиков. Если я говорила, что сын где-то заразился стафилококком, то мама уже категорически заявляла, что его заразили в роддоме. Когда стало чуть легче, к маме вернулась астма. Но как только с ней случился инсульт, после которого произошла потеря памяти — астму как рукой сняло. Мы с братом даже забыли про ингаляторы, потому что они были не нужны. Исчезла память, а с ней — все эти непрощённые обиды, которые мама носила в себе. Астма просто стала ей не нужна.

    Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

    Читайте также
    «Голоса героев любимых мультфильмов» Мировые «Голоса героев любимых мультфильмов»
    Актёрская труппа шоу «Повтори!» озвучивает голоса героев любимых мультфильмов. Фрагмент выпуска от 26.01.2014
    05 декабря 2021
    11
    115
    Мировые "Сто вопросов к взрослому" Александр Градский
    Для меня Писание — это живая книга, самая лучшая... А про меня там есть одна фраза: "Веселись, юноша, пока молодой, пусть твоё сердце радуется в дни юности твоей. Следуй влечению сердца твоего и желанию глаз твоих, но знай, что за все это Бог приведёт тебя на суд... Но я не молился никогда.
    04 декабря 2021
    7
    341
    Миры братьев Стругацких. Интервью с Борисом Стругацким Мировые Миры братьев Стругацких. Интервью с Борисом Стругацким
    «Помню, лет этак 60 назад я мечтал стать писателем. Но я не молил судьбу: дай мне стать писателем. У меня была другая молитва: хоть бы один рассказик напечатать, хоть бы маленький».
    03 декабря 2021
    4
    320
    Другие материалы
    Все видео
    Поддержать автора
    Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
    Узнать больше
    Подписка
    Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
    0