Мировые
28 сентября 2022

Соседи...

И было нам всем о чем поговорить, и было нам всем ясно, что за столом сидит семья…Семья! Разноцветная, разноголосая, поднявшаяся над всеми различиями, – потому и семья!  
6
1393
Соседи...

 

Мой друг Беня с женой Машей поселились в Ашдоде, это город-порт, на берегу Средиземного моря, в Израиле.

В России жили в коммуналке, здесь — на съеме. 

Мечтали купить квартиру. 

И вот купили. 

Маша отличилась, по копеечке собирала. Десять лет никому дышать не давала.

Десять лет они не были в отпуске, машину не меняли, детей не баловали. Экономили.

И купили все-таки. Четырехкомнатную на восьмом этаже, – красота!

И вдруг пришла война... И оказалось, что ракеты легко долетают и до Ашдода, а раньше все больше на границе падали. 

Моя Нина тут же позвонила Машке и сказала: «Машка, дура, срочно приезжайте!»

Маша выла в трубку, сказала, что не оставит квартиру. А Беня с детьми пускай уезжают.

Тогда мы и решили к ним поехать. 

Поддержать, побыть с ними денек, а там, глядишь, и забрать к себе. 

Приехали. Ребята счастливы. 

Не видели мы их, страшно сказать — лет восемь. 

Беня остался таким же носатым, но поседел, Машка выглядела такой же курносой, но со смешными морщинками. 

Старший их, Яша, давно упорхнул из дома, а двое поздних двойняшек стреляли на компьютере у себя в комнате, даже не вышли встретить. 

Потерянное поколение, – сказала о них Машка и провела экскурсию по дому. 

Тут будет стеллаж до потолка, вот тут – стол я присмотрела, из темного дерева, здесь мы паркет настелем, здесь я люстру повешу с фонариками. Эти стулья мы выкинем, а на балконе качалку поставим, будем пиво пить и качаться…

Потом вдруг рассказала, что Беня сделал ей подарок – очки за сумасшедшие деньги. Она их даже надевать боится.

Вот он, подарок! Сбегала, принесла. В футляре лежали очки от Диора. 

(Моя вздохнула, я отвел глаза). 

Купил их ей Беня за самоотверженный труд по покупке дома. Действительно — выложилась мать! 

Сели. Селедка под шубой – полный атас, холодец – нет равных! (теперь я на Нинку покосился). И славно катился разговор... 

И представьте себе, не бомбили все это время, дали посидеть-вспомнить.

Уже вечерело, внизу галдели дети. 

Тут Машка и говорит: «Вот только одно горе – соседи, – пальцем показывает вниз. – Вы знаете, что такое эфиопские соседи?!»

Говорю: «Я знаю, они у меня лучшие студенты, очень талантливые ребята!»

– Ах, оставь! – машет рукой. – Ты еще не знаешь, что такое рядом жить! Когда галдят на своем птичьем языке, – через стену слышно. Когда что-то свое варят, – дышать невозможно! Что они там варят, хотела бы я посмотреть?!

Не нашей они ментальности, они нас не понимают. Мы их не понимаем. И не поймем!

Соседка, например, старуха, таскает на себе пятилетнюю дылду… Она не слезает с ее рук, такая, килограмм под двадцать… А говорят, они старых почитают…

Ах, бросьте вы! Короче, залетели мы с соседями. Еще есть «тайманцы» – тоже, семейка не ахти. И молодожены израильские. Откуда у них деньги?! В общем, залетели мы с соседями, залетели…

Я внутренне завелся, уж больно мне не нравился этот разговор. 

Но сдерживался. Я знал: Машка – она внутри добрая, просто есть у нее ощущение, что покушаются на ее квартиру, вот она и бубнит. 

В общем, мы не спорили, не возражали, мы выпивали. 

И, конечно же, Беня, он знал, как это дело прекратить, взял гитару, провел по струнам…

И тут начали бомбить. 

Сирена оказалась поблизости. Прямо здесь, за окном. 

Машка схватила двойняшек за шкирки, по ходу – свои очки от Диора. 

Беня вышел последний – герой! 

Так мы оказались на лестничной площадке (указание было – до отбоя оставаться на лестничных площадках). 

Там уже ютились дети разных народов – «разноцветные» соседи Маши.

Эфиопская семья – бабушка с двадцатикилограммовой внучкой на руках, мама, папа и еще трое глазастых чижиков от 3 до 7 лет. 

Тайманская семья вывезла дедушку на кресле-каталке, папа, мама и еще четверо ребятишек к ним жались. 

И девушка, израильтянка, без мужа вышла. Оказалось — он в армии, вот уже неделю.

Первое мгновение старались не смешиваться. 

Каждый о своих беспокоился, ну, это понятно. 

Пока не услышали – бум-м-м!!!..

Что-то упало, где-то уж очень близко... 

О-ой! – сказал тайманский дедушка. Прозвучало совсем по-русски. 

Завыло снова. И мы, как по команде — сблизились. 

Мы, мужчины, громко дышали. Героически замыкали круг. 

Тайманские и эфиопские дети тихо выли. 

Бум-м-м!!! – упало теперь уже где-то совсем рядом. 

И все начали смешиваться теснее. 

Я подхватил тайманскую чернушку. Она схватилась за мою бороду. 

Тайманский папа поднял на руки одного эфиопского малыша и свою дочку.

Они стукнулись лбами у него на руках. 

Нинка моя подхватила второго эфиопского малыша и за руку взяла одну из Машкиных двойняшек. 

Машка оказалась лицом к лицу, ну просто нос к носу, с эфиопской «двадцатикилограммовой» малышкой. Та визжала на руках у бабушки. 

Я, грешным делом, подумал, что в чем-то Машка права. 

Машка ей сначала поцокала. Ерунда все это! Потом руками перед ней поводила. Эффекта никакого не дало. 

При этом видно было, что у эфиопской бабушки уже руки отваливаются держать ее. 

К папе она не шла, к маме не шла… Ухватилась за бабушку и все тут. 

Бабушка, да опустите вы ее на пол! – сказала Машка. 

Бабушка только перебросила ее с руки на руку. 

Ну, почему, я не понимаю?! – Машка раздражалась, и это, видно, почувствовал не только я. 

Эфиопская мама придвинулась к Маше и сказала: «Извините, она не пойдет ни к кому. И на пол не пойдет»

Машка сказала: «Но она большая девочка, посмотрите, уже руки отваливаются у вашей бабушки! Пускай походит немного, попрыгает...»

Не походит она, не попрыгает, – сказала мама.

– Я не понимаю, – сказала Машка, – Все ходят, посмотрите, а она не походит, видите ли?! 

– Она ходить не может, – сказала мама. – Вы что, не знаете?

– Как это так?!

Не ходит она у меня... – сказала эфиопская мама. 

Мы с Ниной смотрели на ноги малышки. 

Она пятимесячной родилась, Ошрит, (имя, на иврите означает «счастливая» Прим. ред.), у нее ноги отнялись еще при рождении, – сказала мама, – Она у меня никогда не ходила… Так получилось… 

Мы знаем, – сказала тайманская мама, – Это все на этаже знают. 

И я знаю, – сказала молодая израильтянка. 

И мы, – сказали двойняшки Машкины. 

А я почему нет? – спросила Машка. – Беня, ты знал?

Знал, мама. Мы почему-то с тобой об этом не говорили, – ответил Беня.

Она только у бабушки на руках сидит, – добавила еще эфиопская мама,– Иногда в коляске, но очень редко. К другим она не идет, потому что бабушка ее больше всех любит. Как-то так получилось. Потому что она ее больше всех жалеет. Она ее и кормит, они с ней и спят в одной комнате. 

И тут Машка замолчала.

Она покраснела, Машка. 

Она испугалась. 

Я такой Машки никогда не видел. 

Вдруг вся ее уверенность куда-то улетучилась… 

Мы старались на нее не смотреть, чтобы дать ей очухаться. 

Все, можно расходиться, – сказал тайманский папа.

И сразу же завыла сирена. 

Все вздрогнули.

А Машка вдруг протянула руки к малышке Ошрит и сказала ей: «Ну, иди ко мне, маленькая, иди!»

Клянусь вам, только сейчас я заметил, как они похожи. 

Обе оказались курносые, обе глазастые, только цвет кожи разный. 

Малышка обхватила бабушку и уже под сирену начала было плакать…

Как вдруг Машка вытащила диоровские очки свои… 

Смотри, какая у меня игрушка есть!

Выла сирена. 

Разноцветная оправа была такая же, как косички у малышки. 

Ошрит потянулась к очкам, перебралась к Машке на руки. 

Начала вертеть их в руках. Надела их Машке на нос. 

Потом себе на нос. 

«Ну, просто одно лицо с Машкой!» – снова подумал я. 

И тут тряхнуло так, как будто в здание попало. 

Или Машка вздрогнула.

Или малышка. 

Но очки полетели на пол. 

И эфиопская бабушка, подпрыгнув, успешно приземлилась прямо на них… Неосознанно.

Хрясь! – это «хряснула» оправа.

Хрясь! – теперь уже стекла. 

А Машка, словно и не слышала этого, прижимала малышку к себе.

Выла сирена. 

Там, в ногах, валялась дорогущая оправа, разбитая, раздавленная.

А Машке было неважно. 

Ошрит прижималась к ней. Вот, что было важно. 

Я – не показатель, я человек сентиментальный, но и вся эфиопская семья смотрела на Машку, и соседи смотрели на Машку… И Нинка моя, и Беня…

Мы все вокруг Машки склеились. 

Прижались, как пингвины друг к дружке.

Только слышу я, как Машка ей по-русски шепчет: «А мы не боимся!.. Мы с подругой моей, Ошрит!.. Можно я тебя буду Ошкой называть?..»

Та отвечает: «Да». 

Мы с моей подругой, Ошкой, ничего не боимся. Да? 

И та кивает: «Да!».

«Что? Она понимает по-русски?! – думаю. – Как это она отвечает “да”?».

И тут же другая мысль: «Вот так бы и жить. Почему мы так не живем?!»

Ответ был мне известен. Но я все-таки подумал с тоской и надеждой: «Вот так бы и жить! Вот так, без различий, без языков… 

Всем вместе».

Представьте себе, вокруг война, а мы стоим на лестничной площадке, словно склеенные, все обнявшись, и нам хорошо. 

Парадокс!.. Постоянно воет сирена, где-то что-то грохает, а нам хорошо.

И больше того, каждый чувствует себя в безопасности.

Когда дали отбой, мы расходиться не хотели. 

Еще топтались какое-то время, переглядывались. 

А когда все-таки двинулись по квартирам, кивали друг другу, улыбались...

Бабушка стосковалась, потянула руки к внучке.

Я увидел, Машка не хочет ее отдавать. И Ошка не торопится к бабушке.

Но отдала. Поправила ей платьице, напоследок, и зашагала, ни на кого не глядя, к себе. 

Вошла в квартиру и закрылась у себя в комнате. 

Беня шепнул нам: «Лучше всем молчать». 

Двойняшки вдруг не сели за компьютер, а начали что-то вырезать из цветной бумаги. 

Прошло, ну, может, минут тридцать, мы уже собирались ехать домой.

Стук в дверь. 

Беня открывает. 

Стоит вся эфиопская семья в дверях. И Ошка на руках у бабушки. 

Машка выглядывает из комнаты и вдруг всхлипывает…

И тут только мы замечаем, что в руках у Ошки очки. 

И она протягивает их Машке.

И мы видим – разноцветная оправа и стекла склеены прозрачным скотчем. 

Машка подходит. Ошка надевает на нее очки. 

Это ее идея, – вдруг слышится голос эфиопской мамы, – Извините! Мы вам купим такие же очки… 

Машка явно ничего не видит. За туманным скотчем не видно глаз Машки, но мы знаем – она плачет, а это такая же редкость, как и недавняя бомбежка. 

Плачет Машка, плачет. 

И тогда подходят двойняшки – «потерянное поколение» – и «добивают» ее, свою маму. 

Они передают Ошке то, что они там сооружали. 

Оказывается, это город, красивый, вырезанный и склеенный из разноцветной бумаги.

Как это они успели так быстро?! Они готовили подарок Ошке, эти «отмороженные» Машкины дети.

В тот вечер до поздней ночи мы пировали. 

Мы праздновали общее новоселье. В Машкиной квартире. Кстати, она настояла! Мы и все соседи.

И никому не верьте: эфиопская кухня – это что-то редкое. 

Я объелся «тыбс воттом» – говядиной, жаренной с перцем. 

Я чуть не задохнулся от соуса «чоу бербери». 

Острее ничего не ел в жизни. И кофе их – самый лучший. 

А тайманский суп?! Тайманский дедушка потребовал, чтобы все его попробовали. И оказалось, что это он сам его варганит дома, на примусе. 

С тех пор, я не пропускаю ни одного тайманского ресторанчика. 

Ну и Машка, конечно, не оплошала, мать! 

Выдала все, на что способна. 

Так сидели до двух ночи. 

Сидели вокруг стола, на равных, и говорили, говорили. 

И было нам всем о чем поговорить, и было нам всем ясно, что вот так за столом сидит семья… Семья!.. Разноцветная, разноголосая, поднявшаяся над всеми различиями, – поэтому и семья! 

Тогда только и приходит оно – самое счастливое состояние покоя.

Кстати, Ошка заснула на руках у Машки...

рассказал Семен Винокур, 

советский и израильский сценарист, кинорежиссёр и продюсер, 65 лет, родился и вырос в Белгороде, Россия. В настоящее время живет и работает в Израиле.

 *****

Музыкальный ролик, тайманские евреи в Израиле (евреи выходцы из Йемена) поют на русском языке русскую праздничную песню. Исполнители Revivo Project, Израиль.

https://youtu.be/v5XSfbDualM

 

Комментарии
  1. Ильдар
    1289
    Исследователь
    29 сентября 2022, 00:26
    Доброй ночи! Знаете, пока читал, про бомбежку, и про то, как люди стали друг другу роднее и ближе, вспомнил фильм «Не смотрите наверх» 2021 года с Леонардо Дикаприо в главной роли. Фильм смахивает на фильм «Меланхолия», которому Сергей Николаевич давал драманализ как-то раз. Фильм «Не смотрите наверх», как я его понял, о том, там был один ученый и его помощница, которые предсказали падение метеорита на землю, который уничтожит всю землю, а их никто не стал слушать. В общем, они там тоже, в конце объединились как семья. Не буду рассказывать много, фильм интересный, рекомендую.
    1. Андрей
      446
      Познающий
      29 сентября 2022, 08:15
      Классный рассказ. Душевно.
      1. Андрей
        3706
        Эксперт
        29 сентября 2022, 11:29
        🌟💫💥💖😊Всем нам Праздника жизни души -вечной лёгкой весёлой счастливой свободной всегда прямо Сейчас😊💖💥💫🌟
        1. Светлана Прилуцкая
          29 сентября 2022, 20:06
          Сергей Николаевич как-то сказал: чтоб цивилизация выжила  — все люди должны почувствовать себя семьёй… ВСЕ,  совсем-совсем все… У Марата Нигматулина в одной из песен есть стпочка: в этом мире нет ЧУЖИХ… Бог нам всем в помощь 💗🙏 Спасибо за публикацию 
          1. Екатерина
            2544
            Эксперт
            29 сентября 2022, 20:22
            Светлана, 💗🙏 "все люди должны почувствовать себя семьёй… ВСЕ, совсем-совсем все". Очень-очень-очень медленно, но мы к этому идем. Слава Богу за Все!
          2. Мария
            7779
            Философ
            29 сентября 2022, 21:06
            даже ничего говорить не хочется, просто чувствовать радость и тепло. Спасибо за рассказ. 

            Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

            Авторизоваться
            Картина С.Н. Лазарева
            Орхидея

            Новости за неделю
            Последние комментарии на сайте
            Топ-3 лучших комментариев за неделю
            Мне кажется, вопрос здоровья это вопрос правильного энергетического обмена со средой. Если будем много забирать — это болезнь. Если неправильно расходовать тонкую энергию — это тоже болезнь. Поэтому нужно учиться и применять то, о чем говорит Лазарев Сергей Николаевич.  И также учиться слушать свое тело и ещё более тихую душу. Если все нормально но есть ощущение что то не так, следует отбросить все, сесть наедине и постараться услышать послание самому себе . 
            От С. Н. Лазарева
            Личный опыт перед практикой «Оздоровление души и тела»
            Екатерина, поздравляю! Огромные усилия и заслуженная победа. ❤️👍🏼Не останавливаемся, не дадут все равно ))
            Спасибо, что активно участвуете в Клубе, делитесь своими обширными теоретическими знания...
            Письма читателей
            Только в Клубе я научилась ежедневно работать над собой...
            Читайте также
            Что такое карма и что такое грех? Мировые Что такое карма и что такое грех?
            Наше прошлое никуда не исчезает, оно существует, и мы связаны с ним. Более того, оно влияет на настоящее и будущее
            07 сентября 2023
            2
            807
            Нежелание жить, уныние – это одна из форм гордыни Мировые Загадочная история и ее причины...
            Нежелание жить, уныние – это одна из форм гордыни. Человек с повышенной гордыней топчет либо других, либо себя
            08 сентября 2023
            2
            938
            Универсальное решение любого конфликта Мировые Универсальное решение любого конфликта
            Любой конфликт можно решить в зародыше – своим правильным отношением к миру, своим гармоничным состоянием
            29 августа 2023
            2
            964
            Другие материалы
            Поддержать автора
            Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
            0