×
5 июля 2021

За­висимость от целей и желаний. Преодоление

Ощу­тите в себе Божественное «я», как неиссякаемую, Божественную любовь, и пройдите все трудные ситуации с сохранением этого чувства. Вспомните все возможные и невозможные потери человече­ского и сохраните чувство любви.
1
478
За­висимость от целей и желаний. Преодоление
 

Фрагмент из книги С.Н. Лазарева  «Диагностика кармы», книга 6: Как сохранить любовь к Богу и сконцентрироваться на своем Божественном «я», когда идет новая информация и происходит разрушение желаний, целей и формы, то есть времени, пространства и материи в нашей жизни. 

_ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

 
Конец мая 1999 года. День приема. Странное складывается положение. У пациентов дела все лучше, а у меня проблем все больше. Я опять мед­ленно прокручиваю все возможные модели, позво­ляющие объяснить мою ситуацию.
 
Первое: я слишком окунулся в земные пробле­мы. И они высасывают из меня все силы.
 
Второе: я мало занимался собой. Когда змея меняет кожу, она полностью беззащитна. Расту­щее деревце, маленький ребенок — у них тоже все силы уходят на внутренние изменения. Когда идет новая информация, я должен измениться, чтобы принять ее. Для этого нужно отпустить все и сконцентрироваться на себе, иначе можно сло­маться.
 
Третье: мое неважное физическое и духовное состояние, скорее всего, нужно рассматривать не как результат промахов, а как подготовку к совер­шенно новому этапу и новому состоянию. Когда пытаешься приблизиться к Божественному, не­правильное отношение к миру и поведение стано­вятся гораздо более болезненными и опасными.
 
Одна женщина рассказывала, что решила крес­титься и за день до крещения чуть не погибла:
— Странно, — сказала она. — Я иду к Богу, а меня за это наказывают.
— Вы знаете, как раньше проводилось креще­ние? — спросил я. — Я считал, это делалось так. Человек молился, обращаясь к Богу, а затем его окунали в воду и держали до тех пор, пока он не захлебнется. И в этот момент его вытаскивали и откачивали. Это был акт прощания с жизнью и со всеми человеческими ценностями при непрерыв­ном устремлении к Богу. И случалось, не выжива­ли. Потом это было заменено на обыкновенное окунание в воду или обрызгивание водой.
 
Насколько тесно мы прирастаем ко всему че­ловеческому, настолько болезненно происходит возвращение к Творцу.
 
Другая женщина мне сказала:
— Я поверила в Бога и обратилась к Богу, а он у меня все отнял.
— Мы не подозреваем, что творится в глубинах нашей души, — сказал я ей. — И часто мы устремляемся к Богу своим сознанием, думая, что обретем счастье. А подсознательно счастьем для нас является незыблемость, стабильность челове­ческих ценностей. Все, что мы делаем целью, для нас незыблемо. От цели мы всегда зависим. Зави­симость рождает агрессию. И вот мы пытаемся идти к Богу, таща в своей душе обиды, ненависть и нежелание жить. А как можно идти к Богу, со­храняя ненависть к любви? Поэтому и колеблется наше человеческое счастье. А мы это воспринима­ем как наказание и начинаем заниматься самоедст­вом, вместо того чтобы еще больше устремиться к любви.
 
С каждой своей новой книгой я должен все ме­ньше зависеть от всего человеческого. Это будет происходить тогда, когда я все более реально нач­ну ощущать свое Божественное «я».
И я говорю пациентам:
 
— Отстранитесь от всего человеческого. Ощу­тите в себе Божественное «я», как неиссякаемую,
Божественную любовь, и пройдите все трудные ситуации с сохранением этого чувства. Вспомните все возможные и невозможные потери человече­ского и сохраните чувство любви.
 
Но все-таки, как же оно выглядит, это Божест­венное «я»? Чего не должно в нем быть? Как определить то человеческое, которое должно отслоиться перед тем, как ощутить свое Божест­венное?
Я пока, в данный момент, сижу по уши в чело­веческом. У меня периодические боли справа от грудины, болят колени и хрустят суставы.
Я не могу понять одного существенного момен­та. Высшим счастьем, после любви к Богу, являет­ся любовь к людям. Я за это уже не зацеплен. Значит, я должен быть чист во всем остальном. Почему же тогда через полтора года должно про­изойти событие, где будет оскорблена моя мораль, моя нравственность? Я этого не выдержу. Значит, нравственность не является результатом любви че­ловеческой?
 
Я вспомнил ситуацию, когда я заканчивал чет­вертую книгу. Параметр будущего, который шел после воли и жизни, почему-то оказался не ста­бильным. Он явно зависел еще от чего-то. И по­том я мучительно осознал, что все четыре книги посвящены теме тела и духа, но темы обожествле­ния души человеческой в них нет.
 
И вот я начал осваивать тему души, которая как бы слагалась из нескольких моментов. К ним относились: старение, религиозная нравствен­ность и любовь к людям. Мне нужно было найти первое основополагающее звено. И я его нашел — это была любовь к людям. И я опять обрадовался: наконец-то система закончена!
 
А потом за темой тела, духа и души пошла тема инстинктов. Ин­стинкт управления, инстинкт сохранения и про­должения рода, инстинкт сохранения и продолже­ния жизни. От инстинктов я пришел к теме лично­сти как к совокупности человеческого «я» не только в этом, но и в других мирах.
 
А потом я вернулся опять к теме человеческой любви и чело­веческих чувств. Все чувства должны были сжать­ся в одно. А вот с нравственностью, моралью и идеалами этого никак не происходило. Здесь была какая-то неразрешимая загадка.
 
Я решил назначить на прием несколько пациен­тов. Может быть, будет какой-то прорыв. И он произошел. Я начал читать небольшую импрови­зированную лекцию перед несколькими слуша­телями:
— Для того чтобы преодолеть себя на сегод­няшнем сеансе, нужно понять несколько момен­тов, — начал я.
— Первое — обида от другого человека — это милость, данная Богом. Если мы ее не принимаем, тогда нас очищают болезнями или несчастьями, а если не готовы к этому, тогда смертью.
 
Второе — максимальное очищение дается через близких лю­дей, поэтому насколько мы сумеем их простить, настолько возможны наши глубинные изменения. Такое очищение намного превосходит по масшта­бам то очищение, которое дает смерть. Нужно не только мысленно простить, но и чувственно про­стить.
 
Не только понять, что вы простили, но и почувствовать это. Мысль становится эмоцией, рефлексом, чувством после многократных повто­рений. Поэтому, сотни раз представляя главные болезненные ситуации, вы, концентрируясь на Любви, должны сформировать у себя навыки, рефлексы прощения и добродушия.
 
Пойдем дальше. Все быстрые процессы — ког­да нас обидели, толкнули, предали — по времени занимают 2—3%. А медленнотекущие — неважная судьба, работа, жизнь не складывается — они в десятки раз масштабнее. И поскольку здесь явно виноватых нет, то идет недовольство собой, уны­ние, а это есть скрытое нежелание жить, т. е. пре­тензии к Богу через себя.
 
Поэтому недовольство судьбой и собой, неверие в себя, уныние и неже­лание жить нужно отмаливать в 30—40 раз доль­ше, чем обиды на других. Насколько мы осво­бодимся от агрессии к любви во всех формах, на­столько наша молитва будет эффективна. От человеческого «я» к Божественному мы идем толь­ко через любовь. Поэтому перед молитвой нужно очистить свою душу.
 
Насколько мы почувствуем наше Божественное «я» более реальным, настоль­ко уменьшится зависимость от человеческого «я» и настолько станут возможными благотворные из­менения.
 
Мы не можем предвидеть Божественной воли. Мы не можем предсказать, что потребует от нас любовь. Поэтому, когда приходит Божествен­ная любовь, нам это кажется хаосом, разрушени­ем жизненно важного порядка. И насколько мы обожествляем порядок и боимся хаоса, настолько внутренне мы теряем связь с Божественным.
 
Чего не должно иметь наше Божественное «я»? Оно не должно иметь формы, поскольку форма — это есть совокупность пространства, времени и материи.
 
С человеческой точки зрения, Божественное «я» абсолютно бесформенно и хаотично. Оно так­же не должно иметь целей, ибо цель подразумева­ет реализацию в пространстве или во времени.
 
Оно не должно иметь желаний, потому что жела­ние связано со временем. По мере того как чело­век развивается, все больший размах приобретают его желания, цели и совершеннее становится фор­ма. И в своем высшем проявлении они все сольют­ся в одно и исчезнут в Божественном.
 
Но поскольку Вселенная голографична во вре­мени, то процесс превращения формы в бесфор­менность, целей и желаний в их противополож­ность происходит постоянно, через определенные промежутки времени. И насколько больше в нас Божественной любви, в которой нет желаний, це­лей и порядка, настолько активнее развиваются наши желания, цели и формы.
 
Что такое наши желания? Это любовь к друго­му человеку. И наши желания позволяют нам про­должать род: питаться, размножаться, выживать. Наши цели — это наши мораль и нравственность, наши принципы и идеалы. Наша форма — это наше физическое полевое тело.
 
У каждого человека есть главная составляющая человеческого счастья. Их две. Счастье личное — как живого существа и счастье — как существа коллективного. Сам человек без общества остался бы животным.
 
Поэтому часто счастье его коллек­тивного «эго» гораздо важнее счастья личного «эго». Личное счастье — это любовь к другому человеку, стабильность и защищенность жизни и судьбы.
 
Счастье коллективное — это нравствен­ность, мораль, идеалы, стабильность общества. В основе любого общества лежат понятия нравст­венности и морали. Без них развитие общества невозможно.
 
Чем нравственнее общество, тем бо­льше его перспективы развития и выживания. Безнравственное общество нежизнеспособно. Но человеческая мораль и нравственность происходят из религии.
 
Западная цивилизация, которая сейчас охвати­ла весь мир, стоит на 10 заповедях Моисея. Нрав­ственность, порядочность, порядок необходимы для существования общества. Но для его развития нужна Любовь, и тогда часто нравственность становится смирительной рубашкой для Любви.
 
И, если нравственность поднимается над Любо­вью, тогда начинается инквизиция, тогда любое истребление себе подобных становится нормой. Мир скоро должен войти в свою новую фазу, и все мы должны принять гораздо большее количе­ство Божественной любви. И поэтому должны быть поколеблены главные основы человеческого счастья. И насколько в этот момент мы обращаем­ся к Богу и к любви, настолько происходит обнов­ление наших желаний, наших целей и нашей формы.
 
Божественная любовь есть высший мировой по­рядок, неизмеримо выше того, что есть человек. Поэтому сохранение любви, когда рушатся наши желания, цели и формы, позволяет наше челове­ческое «я» приблизить к Божественному. Мир не­предсказуем. Любовь управляет миром. В этой фразе есть вторичность сознания и первичность Любви.
 
Полностью предсказать мир невозможно. Для этого нужно вернуться к Богу и стать Богом. Как только появляется ощущение полного пони­мания и управления миром, эта победа сознания над Любовью, и завершается она распадом со­знания. Полная предсказанность и понимание мира — это есть абсолютная упорядоченность. Мыслью мир непознаваем. Поэтому периодически наши мысли и наше сознание разрушаются старо­стью и смертью.
 
На Востоке пытались приблизиться к Божест­венному «я», отказываясь от желаний, целей, от проявления всех жизненных функций. Это дало мощный взлет духовности, развитию телесного со­вершенства, но было обречено на торможение и остановку.
 
Западная цивилизация сконцентриро­валась на противоположности: на активной дея­тельности, на целях, желаниях и развитии формы. Но западная цивилизация так много достигла по­тому, что в ее основе лежит иудаизм и христианст­во, в которых активность целей и желаний сменя­лась ограничением и воздержанием.
 
Но если в иудаизме больший упор делался на детальную и разветвленную систему ограничений и запретов, то в христианстве, особенно в раннем, главным условием освобождения от зависимости от целей и желаний стала непрерывно увеличивавшаяся лю­бовь к Богу.
 
Но в первые века нашей эры запасов любви для преодоления человеческого «я» не хва­тало. И поэтому христианство распалось на две ветви: католичество с повышением зависимости от человеческой любви, чувств и желаний и право­славие как повышение зависимости от нравствен­ности, принципов и идеалов.
 
И поскольку терри­тория западной ветви христианства оказалась го­раздо большей, чем территория православия, в противовес западной ветви возникает ислам с мощной ориентацией на нравственность, мораль, принципы и идеалы.
 
Конфликт двух начал, двух религиозных сис­тем нравственности может быть преодолен так, как это произошло в раннем христианстве, когда любовь была выше и души, и духа, и тела. А для этого нужно любую дестабилизацию основ челове­ческого счастья принимать с сохранением любви к Богу.
 
Сейчас западная цивилизация зависит от желаний, а восточная от целей. Если эта зависи­мость будет усиливаться, то мы не сможем нако­пить в душе достаточное количество Божествен­ной любви.
— Так вот, — обращаюсь я к своим слушате­лям. — Раньше я долго и пространно объяснял каждому, в чем причина его проблемы. Называл зацепки и подсчитывал параметры. В данный мо­мент все это не нужно. Сейчас я буду просматри­вать только по двум параметрам — это степень за­висимости от целей и от желаний.
 
Чем больше я говорю во время приема, тем активнее у меня включается желание помочь Вам, цель — чтобы Вы непременно выздоровели. И, таким образом, зависимость от человеческого «я» усиливается. И для меня это становится все опаснее. И чем больше скорость всех процессов на приеме, тем меньше я должен говорить.
 
А у Вас одна задача: сохранить любовь к Богу, сконцентрироваться на своем Божественном «я» в момент дестабилизации или разрушения желаний, целей и формы, то есть времени, пространства и материи. Я буду просто помогать Вам в этом, наблюдая за Вашими изме­нениями.
 
А сейчас садитесь, отпустите все Ваши проблемы, и если в голове осталась хоть одна мысль, значит, что-то Вы не отпустили. Через не­которое время я начну приглашать Вас по одному уже для личного сеанса. А сейчас нежелательно общаться, разговаривать, думать.
 
Я ухожу в соседнюю комнату и 10—15 минут привожу себя в порядок. Чем дольше пациент ожидает, тем сильнее у него тормозится сознание. Поэтому я индивидуальные сеансы совместил с коллективными, человек 2—3 часа находится в со­стоянии ожидания и работы над собой.
 
С.Н.Лазарев, «Диагностика кармы», книга 6
1 Комментарий
  1. Элла
    Благодарю за просмотр и публикацию интересных выдержек из книг Лазарева: это большой плюс сайта-напоминать о важном всем нам.Вот, например, для себя сделала такой важный вывод после просмотра последней мощнейшей практики Сергея Николаевича:«максимальное очищение даётся через близких людей, поэтому насколько мы сумеем их простить, настолько возможны наши глубинные изменения.Такое очищение намного превосходит по масштабам то очищение, которое даёт нам смерть.Нужно не только мысленно простить, но и чувственно простить.»И ещё: любовь и боль ходят рядом.🌅
    06 июля 2021, 15:33
    +2
    ответить
    Оставить комментарий

    Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

    Читайте также
    10 заповедей мудрой жены Мировые 10 заповедей мудрой жены
    "Когда Богу надоедает воспитывать мужчину, Бог посылает ему женщину" — восточная мудрость 
    21 сентября 2021
    0
    155
    Любовь позволяет творить любые чудеса Мировые Любовь позволяет творить любые чудеса
    Чудесное исцеление от болезней — это всегда колоссальный труд самого человека и его близких. И это есть главное чудо — чудо нашего устремления к Любви и перерождения. Но у лентяев чудес не бывает, — устремление к любви должно быть непрерывным.
    21 сентября 2021
    0
    152
    Парацельс. Цитаты Мировые Парацельс. Цитаты
    «Каждый человек должен сам спасать своё тело и душу. Те, кто надеется, что их спасут другие, будут разочарованы.»
    20 сентября 2021
    0
    286
    Поддержать автора
    Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
    Узнать больше
    Подписка
    Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
    0