×
Вдохновение
9 августа 2022

Певец Средневековья

Ни единой строкой он не пошатнул (напротив, силой таланта укреплял) в сердцах читателей веру в достоинство, благородство и чистую бескорыстную любовь, то есть в то, чего нам так не хватает в реальной жизни.
2
285
Певец Средневековья
«Люди нередко сваливают на судьбу то, что есть прямое последствие их собственных буйных страстей»
Вальтер Скотт

Как исторический романист, Вальтер Скотт открыл читателям мир Средневековья. В своем творчестве он объединял факт и вымысел, превращал историю в предмет чувственного познания, наделял героев понятными читателю страстями и переживаниями, воссоздавая через это живой дух эпохи, которую, как писал Пушкин, потомки будут воспринимать по произведениям этого автора.

«Айвенго», к примеру, почти сразу разошелся в Англии неслыханным по тем временам тиражом — 25 тысяч экземпляров. Не меньшим успехом пользовались и «Роб Рой», «Талисман», «История Наполеона Бонапарта».

Вальтер Скотт был исследователем и знатоком того, что называется рыцарством. Он автор трех больших статей в Британской энциклопедии: «Рыцарство», «Романс» и «Драма». Собственно, в органичном сочетании трех этих понятий и заключается долгоиграющее очарование его лучших романов.

Но если в художественных произведениях Вальтера Скотта главенствуют романс и драма, как ученый он не слишком обольщался духом рыцарства, видя его некую отстраненность от жестокой и грубой повседневной жизни простых людей в ту далекую, но хорошо изученную им эпоху.

«Для института рыцарства, — утверждал он, — было свойственно сочетать военную доблесть с сильнейшими страстями, возбуждающими человеческий разум чувствами преданности и любви». По мнению писателя, рыцари боролись «за Бога и своих дам», иные мировоззренческие вопросы волновали их значительно меньше.

Герои Вальтера Скотта — Роб Рой, Робин Гуд, Ричард Львиное Сердце, трепетная и нежная Ревекка, отважные Айвенго и Квентин Дорвард — живут в литературе.

Их создатель ни единой строкой не пошатнул (напротив, силой таланта укреплял) в сердцах читателей веру в достоинство, благородство и чистую бескорыстную любовь, то есть в то, чего нам так не хватает в реальной жизни.

Пережив в юности драму неразделенной любви, Вальтер Скотт, остепенившись, был образцовым семьянином. По свидетельству современников, вел размеренный образ жизни и никогда не изменял жене. «Я видел многое, — писал он, — но не знаю ничего лучше моего собственного дома».

Инвалид (он перенес в детстве паралич), Вальтер Скотт всю жизнь боролся с недугом, страдая, но не падая духом.

Опережая время, он писал в публицистических статьях о необходимости беречь и сохранять окружающую среду, был «повернут» на экологии. Везде, где жил, высаживал деревья и цветы.

Тяжелые болезни, шотландская история и рыцарские романы

Вальтер Скотт родился в Эдинбурге в семье юриста Уолтера Скотта и Энн Ратерфорд, дочери профессора медицины. Он был девятым ребенком в семье — шесть братьев и сестер умерли еще до того, как ему исполнилось полгода. Сам он заразился полиомиелитом, из-за которого его правая нога лишилась подвижности. По совету врачей мальчика отправили на ферму его деда.

В гостях у дедушки Скотт дышал свежим воздухом, хорошо питался и изучал культуру Шотландии — мальчику пели старинные баллады и рассказывали о героях прошлого.

Чтобы вылечить хромоту внука, дед заворачивал его в еще теплую, только что снятую с убитой овцы шкуру. Исцелить ногу таким методом не получилось, Скотт прихрамывал всю оставшуюся жизнь.

Также в юношеские годы Скотт прославился альпинистом: физически развитый мальчик без труда покорял горные вершины, подавая приятелям пример мужества, отваги и отличной спортивной подготовки.  Пока в 14 лет Скотта не настигла другая болезнь — «разрыв кровеносного сосуда в области кишечника». Болезнь длилась долго, с двумя рецидивами. Мальчику запрещали разговаривать и двигаться в течение нескольких месяцев, разрешали только читать книги.

При всех возможных неудобствах болезни подарили ему главные увлечения в жизни: он увлекся шотландской историей, а рыцарские романы влюбили его в Средневековье.

Шотландский гик и ландшафтный дизайнер

Болезни не помешали Скотту выучиться на юриста, начать работать адвокатом, а потом и шерифом. Параллельно он редактировал чужие книги и писал поэмы.

Большую часть заработанного он тратил на увлечения, которые требовали все бо́льших вложений. Если в молодости он мог собирать только сказания и традиционные баллады, то в зрелости стал достаточно обеспечен, чтобы коллекционировать что-то материальное. С упорством и страстью гика он покупал любую вещь, связанную с историей Шотландии и Средними веками. Для большой коллекции предметов требовалось достойное место.

В 1811 году Скотт купил участок земли, на котором построил особняк Эбботсфорд. Снаружи и внутри он походил на настоящий средневековый замок. Винтажное оформление сочеталось с ультрасовременными для XIX века технологиями: газовым освещением, хитроумно устроенной печью с отводом для вентиляции и пневматическими звонками, с помощью которых можно было вызвать слуг из любой комнаты.

При переезде в поместье одна только коллекция заняла 24 телеги.

В письмах Скотт рассказывал, как причудливо смотрелись старинные доспехи и оружие: «Выводок индюшат устроился в шлеме некоего preux chevalier (благородного рыцаря), чья слава гремела древле в Пограничном крае, и даже коровы… плелись под грузом знамен и мушкетов».

Среди собранных Скоттом реликвий было ружье народного героя Шотландии Роба Роя, распятие королевы Марии Стюарт, пресс-папье Наполеона, кинжал русского гусара и поэта Дениса Давыдова.

Только одной из купленных диковин Скотт не смог похвалиться. Он постоянно скупал землю рядом с поместьем и приобрел участок с озером Колдшилс-Лох. В нем, как и в Лох-Нессе, якобы обитало чудовище. Местные жители уверяли, что видели его собственными глазами. Но Скотту и гостям поместья застенчивое чудовище так и не явилось.

Эбботсфорд стал не только музеем шотландского Средневековья. На купленных землях Скотт нашел простор и для другого своего хобби — ландшафтного дизайна. Он копал, разравнивал, осушал и засаживал деревьями принадлежавшие ему участки. Выращенный им лес занимал 500 акров, почти половину его владений (один акр — 4047 кв. м.). Под каждый тип ландшафта он подбирал определенный род деревьев.

Березы для равнин, тополя для болот и лесной орешник для лощин. Поместье он окружил тремя садами, которые проектировал вместе с художниками, архитекторами и друзьями.

Это увлечение Скотт оценивал выше своих книг и всей остальной деятельности: «Обещаю вам, что мои дубы переживут мои лавры; я больше горжусь разработанным мною составом навоза, чем любым другим делом, к которому приложил руку».

Сам себе писатель и издатель

Литература стала основным заработком Скотта достаточно быстро. Уже первая опубликованная им поэма, «Песнь последнего менестреля», принесла ему славу и деньги. Если бы не страсть к коллекционированию и расходы на Эбботсфорд, он мог бы жить только на гонорары. Издатели были готовы платить ему огромные деньги. Один аванс за его поэму равнялся годовому жалованью секретаря суда.

Помимо юридической и литературной работы, Скотт стал партнером издательской и типографской фирм. Для них он редактировал собрания сочинений английских классиков и готовил к изданию другие книги. С их же помощью Скотт публиковал свои произведения.

Его можно считать одним из первых авторов, кому удалось превратить литературную карьеру в бизнес.

В 1814 году Скотт вернулся к роману «Уэверли», который откладывал около десяти лет. Это был его первый опыт в прозе. Несколько глав он написал еще в 1804 году, но получил разгромную критику от друзей. Вернуться к сочинению его вынудили финансовые проблемы издательства.

Он планировал, что книга будет достаточно прибыльной, чтобы удержать фирму от разорения. Скотт быстро дописал текст и отправил в печать без указания автора. Скорее всего, он не верил в успех и не хотел портить свою репутацию.

Оставив надежду на внимание читателей, Скотт отправился в плавание на яхте по шотландским островам. Однако после возвращения он обнаружил, что текст стал бестселлером, а издательству уже не грозило разорение.

До конца года оно выпустило еще три тиража книги.

После «Уэверли» все его книги становились бестселлерами. Тысячи экземпляров продавались за день и десятки тысяч — за неделю.

При этом почти все остальные книжные проекты Скотта и его партнеров были провальными. Издательство и типография существовали на выручку, которую получали от продаж его романов. Это подтверждает величие Скотта как писателя и его полную несостоятельность как бизнесмена.

В 1826 году издательство и типография все-таки разорились, а Скотт и его партнеры увязли в долгах. Всему виной был крах английской фондовой биржи и никудышное управление фирмами.

Скотт, который был номинальным владельцем предприятий, чувствовал свою ответственность перед партнерами и взялся выплатить всю сумму долга, больше 120 тысяч фунтов. Для этого он упорно работал, выпускал один или два романа в год — столь напряженный труд стоил ему нескольких инсультов.

Вплоть до своей смерти в 1832 году он раздавал долги и почти закрыл их.

Остаток оплатили наследники его партнеров.

«Я быстро приближаюсь к концу своей карьеры, — писал он за несколько лет до смерти, — скоро пойду со сцены. Я, быть может, самый плодовитый автор своего времени, но меня утешает мысль, что я не старался пошатнуть веры ни в одном человеке, не распространял никаких безнравственных принципов и не написал ни одной строчки, которую на смертном одре пожелал бы вычеркнуть».

Источники: vm.ru, journal.bookmate.com

 

  1. Галина Тугайбей
    231
    Познающий
    09 августа 2022, 17:51
    Спасибо за статью, удивило сколь многогранны были интересы этого человека и вера в достоинства человека.
    1. Андрей
      2734
      Эксперт
      09 августа 2022, 20:12
      😊💐👍🌟❤️

      Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

      Последние комментарии на сайте
      Топ-3 лучших комментариев за неделю
      Елена 💞🌷🙏  Вы оба очень красивая пара!!! Твои комментарии как жемчужины с далёких солнечных островов Хх
      Письма читателей
      Это помощь Всевышнего моей душе!
      Благодарю за публикацию!❤️Стихи Анны Младенович-сотрудника команды Лазарева мне очень нравятся: жизнерадостные, оптимистичные и, безусловно, талантливые! Аннушка, вы молодец! Гармонии и творческих усп...
      Письма читателей
      Люби всегда, чтоб жить в покое с миром!
      Уважаемая Автор письма! Да пожалуй книги стоит перечитать все, а начать с той, к которой рука потянется. А по поводу болячки Вашей, так Всевышний буквально помогает Вам: кишечник — это первичный орган...
      От С. Н. Лазарева
      Вопрос от начинающего читателя: «Какие книги прочитать ...
      Читайте также
      «Я просто живу». Как человек, потеряв зрение, обрел смысл жизни Вдохновение «Я просто живу». Как человек, потеряв зрение, обрел смысл жизни
      «Обычно здоровые помогают людям с инвалидностью, я, наоборот, помогаю здоровым увидеть мир под другим углом».
      28 сентября 2022
      2
      52
      Пленный врач концлагеря Вдохновение Пленный врач концлагеря
      Тысячи спасённых Георгием Фёдоровичем говорили, что он был действительно врачом с большой буквы, настоящим «Русским Доктором».
      27 сентября 2022
      4
      133
      Сила духа: судьба хирурга и боксера Андрея Борзенко Вдохновение Сила духа: судьба хирурга и боксера Андрея Борзенко
      Узники ценили непобедимого товарища, который был для них символом несокрушимого духа и надежды на скорую победу.
      23 сентября 2022
      4
      367
      Поддержать автора
      Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
      Узнать больше
      Подписка
      Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
      0