×

Система маяков

Если у человека есть вера в Бога и осознание, что любовь к Богу является высшей ценностью, тогда крах обычных жизненных ценностей его не сломает.
29 ноября 2018
0
143

Когда-то в юности я увлекся написанием картин и стал даже членом товарищества свободных художни­ков, которое располагалось в одном из зданий на Невском проспекте. Питер, вообще, красивый город, там сама атмосфера располагает к творчеству.

Я с улыбкой вспоминаю свои деньги, полученные за картины. Мне нравилась работа художника-оформителя, а когда у меня появились друзья, учившиеся в художественной Академии, я, подражая им, стал писать портреты и натюрморты.

Как-то они зашли ко мне в мастерскую, и мы раз­говорились на тему живописи. А потом начали спо­рить. Я махнул рукой и предложил:

—   Давайте на практике проверим, кто прав. У меня есть несколько вяленых таранок и пустые бу­тылки из-под пива. Кладем их на красную тряпку и пишем натюрморт.

Один из моих друзей с превосходством посмотрел на меня:

—   А знаешь ли ты, что хороший натюрморт со­ставляется нескольких часов, а то и дней?

Я пожал плечами и улыбнулся:

—   Хорошо, начинайте.

Часа полтора они передвигали рыбу, ткань и бу­тылки, составляя композицию. Мне это, в конце кон­цов, надоело.

—   Ребята, у вас голова работает, а чувства — нет. Поэтому у вас все мертвое, — в буквальном смысле натюрморт! Но ведь натюрморт должен быть живым, в нем должны быть чувства. А где полный порядок, там чувств нет. Смотрите!

Подойдя к столу, я махнул рукой. Рыбки переме­шались, составив хаотическую композицию.

—   Натюрморт готов, — объявил я.

Друзья покряхтели и согласились. Мы приступи­ли к работе. У моих друзей на красном фоне безжиз­ненно валялись рыбки и чернели бутылки из-под пива. Для них это был скучный учебный натюрморт. А я сразу взял большой холст с подрамником и начал выражать свои чувства посредством натюрморта. На душе у меня в тот момент было радостно, и получил­ся целый фейерверк красок и форм.

Через час работа была закончена. Мои дру­зья-академисты сдержанно похвалили меня и завери­ли, что эту картину я мог бы даже продать. Я долго не раздумывал, и через неделю, когда краска подсох­ла, оформил холст в раму и вместе с приятелем пово­лок картину в комиссионку. В советское время сало­нов, где можно было бы продать свою картину, про­сто не было. Только члены Союза художников могли это делать в специализированных магазинах. Но если мне что-нибудь сильно хотелось, я всегда нахо­дил варианты решения, преград для меня не суще­ствовало. Я сразу смекнул, что в комиссионку, где выставляют на продажу старые картины, можно от­нести и свою. Картину у меня приняли, хотя цену я заломил немалую. Мне важны были не деньги, а ощущения, связанные с тем, что моя картина может быть куплена.

Удивительно, но через пару дней, когда я зашел в магазин полюбоваться своим творчеством, картины я не увидел. Оказалось, что ее уже купили. Я получил деньги, а после этого возникла любопытная ситуа­ция. Мы с приятелем шли по улице, и я радостно де­лился с ним своими планами:

—   В день я могу написать два-три натюрморта. Даже если работать всего лишь десять дней в месяц, я смогу получать по несколько тысяч рубелей. Это же я могу квартиру купить!

В этот самый момент я почувствовал, что земля уходит из-под ног. Дело было зимой, тротуар скольз­кий. Но почему-то поскользнулся я именно после этих слов. Я грохнулся на землю так быстро, что не успел среагировать и ударился головой.

Приятель сочувственно смотрел на меня:

—   Мне кажется, ты не о том думаешь, вот тебе знаки и дают.

Я держал руками гудевшую голову и соглашался. Да, похоже, я запал на деньги.

Больше я в комиссионку ни одной картины не от­нес. Почему-то пропало желание. Моя попытка пре­вратить искусство в шоу-бизнес не удалась.

Через несколько лет, уже став членом товарищест­ва свободных художников, я принес свои картины в салон на Невском проспекте. Их снова раскупили в течение нескольких дней. Я тут же рассказал об этом своим приятелям-художникам, уже закончив­шим Академию:

—   Ребята, я тут такое место нашел, — деньги вы­дают в течение нескольких дней. Причем сколько за­хотите, столько и получите. Нужно только картины написать.

Когда через месяц я спросил у них, как дела, ре­бята сначала отмахнулись, — мол, нас это не интере­сует. Ну а потом признались, что их картины просто никто не покупал.

—   А знаете, почему мои картины берут, а ваши — нет? Потому что вы картины по-прежнему пишете для преподавателей. Для того чтобы продемонстри­ровать свой профессионализм, свое мастерство, в конце концов, чтобы заработать деньги. А я пишу картину для того, чтобы сделать счастливым ее хо­зяина. Тот, кто ее купит, должен испытывать чувство полета и счастья, что бы я там ни написал.

—   Знаете, что делает человека сильным? — про­должил я. — Цель. Чем масштабнее ваша цель, тем больше у вас будет энергии. Вспомните, что говорил Пушкин: «Не продается вдохновенье, но можно ру­копись продать». То есть когда вы пишете картину, вы должны забыть о деньгах, об известности. А ко­гда картина создана, можно уже думать о грешном теле.

Мне вспомнились эти эпизоды из моей жизни, ко­гда я год назад проводил семинар в Санкт-Петербур­ге. Зал был тяжелым. Для того чтобы воспринять мысль, идею, нужно хоть немножко измениться, и этот процесс шел очень тяжело. Моя задача на семи­наре — помочь тем людям, которые сидят в зале. Я должен найти тот способ изложения информации, который позволит достучаться до их душ. Мне меша­ли стереотипы слушателей, я это чувствовал.

Тогда я изменил привычный стиль изложения и попытался придумать какой-то новый образ:

—   В нашей жизни мы живем, как в бурном море. Если команда корабля не имеет курса, не ориентиру­ется на маяки, сигнализирующие об опасности или о спасении, то для судна это может окончиться плачев­но. Каждый человек имеет подсознательные ориенти­ры в своей жизни. Их, на самом деле, не так уж мно­го. Если ориентиры сбиты, искажается восприятие мира, и это может закончиться трагедией.

Для начала расскажу вам любопытный сюжет, ко­торый я увидел в Интернете. Обыкновенный сеанс гипноза. Мужчина подходит к девушке, тормозит ее сознание путем каких-то пассов и проговариваемых слов и получает доступ к подсознанию, которое, на самом деле, является нашей главной системой ориен­тации в окружающем мире. «Вы сейчас слушаете только мои команды, — говорит гипнотизер. — Че­рез минуту вы придете в себя и все вернется на свои места, за исключением одного: вы не будете видеть красного цвета».

Девушка, и правда, через некоторое время очну­лась, а потом спокойно и осмысленно огляделась. «Видите эту вазу?» — спрашивает гипнотизер. С эти­ми словами он подходит к вазе, берет ее одной рукой и поднимает в воздух. Девушка заинтригованно улы­бается. Она явно не понимает, к чему он клонит. По­том кивает: «Да, я вижу, ваза». «А верите ли вы, что сейчас эта ваза под моим взглядом сама начнет летать по воздуху?» Испытуемая, улыбаясь, отрицательно качает головой. «Хорошо, — говорит гипнотизер, — а теперь наблюдайте».

Одна рука у него была искусственной. Настоящая его рука, обтянутая красным рукавом и одетая в красную перчатку, была скрыта за спиной. Красная рука вытягивается, берет вазу, и гипнотизер начина­ет носить ее по воздуху. А затем показывают лицо де­вушки крупным планом. Она просто ошеломлена. Подделать такие эмоции практически невозможно. Девушка, действительно, не видела предметов крас­ного цвета, она не видела руки, обтянутой красным. Предметы, накрытые красным платком, для нее по­просту исчезали.

Ощущение от этого зрелища было очень стран­ным, скорее неприятным. Оказывается, человеком легко можно манипулировать, если знать, что мир воспринимается не сознанием, а чувствами. Наши хваленые зрение, сознание, анализ и логика — это всего лишь крохотное подспорье в обеспечении наше­го образного видения мира. Наше подсознание несет в себе память обо всех наших предках и прошлых жизнях, — поэтому нашим чувствам мы безоговороч­но доверяем больше, чем нашим мыслям и глазам.

Я подумал: «А если эта девушка с установкой не видеть красный свет сядет в машину и поедет по го­роду?» Авария и гибель почти гарантируются. Я за­дал себе еще один вопрос: «А из чего складывается наше образное восприятие мира? Кроме генетиче­ской памяти?»

Оказывается, главных маяков, определяющих на­ше отношение к жизни, — не так много. Когда ма­ленький ребенок рождается, он нуждается в обще­нии, любви и родительской ласке. Подсознательный опыт жизни, система приоритетов передаются ему с теплом матери. Ребенок подражает движениям роди­телей, копирует их чувства и схему восприятия мира. Как он относится к родителям, так он будет отно­ситься в жизни к близким и любимым людям. Отсут­ствие родителей или неполная семья делают картину мира неполноценной. У такого ребенка просто не бу­дет подсознательных навыков общения, помощи лю­дям, решения конфликтов.

Недавно я ходил к врачу на сеанс лечения пиявка­ми. Обаятельная женщина-физиотерапевт подели­лась со мной своими тревогами:

—   Вы знаете, у меня растет ребенок, и я хочу, чтобы он был счастливым, но сейчас найти себе пару из нормальной, полной семьи практически невозмож­но. Ко мне часто приводят детей для лечения пиявка­ми. Если ребенок неуравновешенный, истеричный, не переносит боли, я уже знаю, он из неполной се­мьи. Как же он сможет создать нормальные семей­ные отношения, когда вырастет? Прямо хоть клубы создавай, где нормальные родители смогут знако­миться для того, чтобы их дети создавали нормаль­ные семьи.

—   А какие-то еще проблемы вы заметили у паци­ентов? — поинтересовался я.

—   Да, — кивнула она. — Раньше иногда бывало, что лимфа, выходящая у пациентов после пиявок, не очень приятно пахла. А в последнее время количест­во таких пациентов резко увеличилось, хоть помеще­ние проветривай после каждого.

—   И как вы думаете, с чем это связано? — полю­бопытствовал я.

—   Не знаю… — протянула женщина. — Может быть, экология? Я тут недавно купила огурцы, очи­стила их и кожурой покормила моих морских сви­нок. И вы знаете, трое умерло на следующий день, а одна неделю мучилась с животом, но все-таки выжи­ла. А ведь такие продукты едят наши дети. О каком уж тут здоровье говорить?

—   Думаю, это не только продукты и экология, — сказал я. — Главные маяки, главные цели разру­шены.

Я увидел, что женщина меня не понимает, и объ­яснил по-другому:

—   Сейчас врачи считают, что главной причиной всех болезней является снижение иммунитета. Но иммунитет — это тонкая энергия, без которой невоз­можно ни физическое здоровье, ни гармоничная судьба, ни полнота наших чувств.

Вы знаете о том, что в России дважды наблюдался всплеск врожденных патологий и уродств у детей? Один — в середине 90-х, второй — приблизительно в 2003-2005 годах. Для ученых и врачей этот факт был необъяснимым. А с точки зрения биоэнергетики, здесь все понятно. 91-й год — это разрушение Совет­ского Союза. Это крах надежд и целей, это страх, уныние и резкое падение любви и тонкой энергии в душе. В результате через пять лет рождаются дети с уродствами. Потом все приходит в норму, люди сно­ва обретают цели. А в 98-м году в очередной раз про­исходит ограбление народа, — и опять отчаяние, безысходность и утрата целей. И снова многочис­ленные патологии у новорожденных несколько лет спустя.

Если у человека есть вера в Бога и осознание, что любовь к Богу является высшей ценностью, тогда крах обычных жизненных ценностей его не сломает. Если же вера, любовь и молитва стали фикцией, ими­тацией, тогда серьезные жизненные трудности стано­вятся катастрофой.

—   Расскажу вам небольшую историю, — продол­жил я. — Как-то одна знакомая сказала мне: «У на­шего приятеля очень серьезная проблема. Он совсем перестал за собой следить. От него даже запах тяже­лый идет». «А это не запах смерти?» — предположил я. Она махнула рукой: «Нет. Обычно у таких людей глаза тухнут. Я тут недавно увидела одного актера по телевизору и удивилась, что у него глаза стали со­всем другие, какая-то пустота появилась. А через не­делю он погиб».

Я тогда вспомнил, как молодой парень в фильме о «Норд-Осте» рассказывал: «Все те, кто потом погиб­ли, имели странный взгляд. Видно было, что они уже не здесь, а где-то там, в другой реальности».

Я посмотрел поле своего знакомого и смерти там тоже не увидел. Там была сильнейшая программа са­моуничтожения. Неприятие судьбы, недовольство со­бой. У него был запах распада. Я решил проверить свою догадку и в тот же день сказал ему: «Человек живет целью. Недовольство собой и судьбой либо ро­ждает желание преодолеть все это и дает толчок к развитию, либо превращается в самопоедание и само­разрушение, если нет цели. Если не хочешь заболеть, молись и снимай недовольство судьбой».

А через пару дней я поинтересовался у приятель­ницы: «Как состояние нашего знакомого? Пахнет или нет?» Она удивленно взглянула на меня: «Со­вершенно не пахнет. Ты что, помыл его, что ли?» «Нет, — улыбнулся я, — просто предложил помо­литься».

Кстати, запахи дают полную информацию о внут­реннем состоянии человека. Сильное вожделение, ревность могут сделать запах, исходящий от тела, от­вратительным. Гармоничный же человек, наоборот, пахнет очень приятно. Известен такой эпизод: одну женщину спросили, почему ей так нравится Герберт Уэллс и почему все женщины сходят от него с ума. «Неужели вы не понимаете? — удивленно ответила она. — Этот писатель-фантаст так приятно пахнет!»

Что же касается моего знакомого, то эта история имела продолжение. Через некоторое время он начал пить, а потом заболел. Я встретился с ним и преду­предил, что программа самоуничтожения в глубине все равно осталась.

—   А я не вижу особого смысла в жизни, — вздох­нул он.

Мне пришлось его перебить:

—   Знаешь, какая твоя главная проблема? Эгоизм. Дети твои выросли, жены у тебя нет. Тебе не о ком заботиться. Люди, получая небольшую зарплату, со­держат семью, заботятся о детях, одевают, кормят их и еще имеют множество целей и желаний. А у тебя есть квартира, есть возможность выпить, когда тебе вздумается, все деньги ты тратишь на себя. Живешь в полном комфорте, встречаешься с приятелями и хо­чешь превратить свою жизнь в сплошной праздник. Тебе уже неохота заботиться даже о самом себе. Душа не отдает энергию и начинает разлагаться. Найди кого-нибудь, о ком ты мог бы заботиться, ради кого приходилось бы хоть чем-то жертвовать. Научись не выпрашивать что-то в молитве, а благода­рить Бога за жизнь, которую Он тебе дал.

Возвращаюсь к семинару в Петербурге.

—   Подсознательно мы всегда испытываем любовь к родителям, — продолжал я, — такова природа че­ловека. И родители всегда любят нас, как бы внешне они себя ни вели. Когда у нас возникает чувство пре­восходства, осуждение или презрение по отношению к нашим родителям, мы отказываемся от самого мощ­ного фактора любви, живущего в нас. Тогда наша жизненная сила угасает, и через некоторое время подходят болезни, несчастья, а затем и смерть. Чело­век, не уважающий своих родителей, долго не живет. Именно об этом сообщает нам пятая заповедь, данная Богом Моисею.

Как известно, на Кавказе всегда с большим уваже­нием относились к родителям и старшим, — наряду с сексуальными ограничениями и постоянным физиче­ским трудом, это приводило к рекордной продолжи­тельности жизни. И в Японии, кстати, уважение к старшим было давней традицией; эта страна также считается лидером по количеству долгожителей.

Важнейшим маяком является отношение к люби­мому человеку. Встречаются юноша и девушка и со­бираются создать семью, в будущем у них должны появиться дети. А перед этим нужно пройти процеду­ру очищения, и между ними начинаются необъясни­мые ссоры, размолвки, в которых, вольно или не­вольно, оказываются оскорблены их высшие чувства. Если в эти моменты они не могут сохранить любовь, вряд ли у них родятся здоровые и счастливые дети.

Есть такая болезнь — неумение прощать. Она ро­ждает множество других болезней. Есть еще одна бо­лезнь — неумение и нежелание воспитывать. Обе эти болезни происходят от неумения любить. К любимо­му человеку можно относиться мягко или жестко, и при этом нужно постоянно ему помогать и его воспи­тывать. Не можешь воспитать другого, — начинай воспитывать себя.

Любимого человека всегда надо любить и ни в коем случае не гасить, не остужать это чувство осуж­дением, страхами, нехорошими мыслями. Боишься, что изменит, — молись и принимай это от Бога. Бо­ишься, что уйдет, — молись, благодари Бога и при­нимай Его волю, какой бы она ни была.

Чем нелогичнее, несправедливее боль от любимого человека, тем больше в ней логики Божественной, направленной на спасение детей и очищение любви в душе. Любимого человека надо любить, как ребенка, со всеми недостатками, но и понимать при этом, что воспитание необходимо. Многие родители все отдают ребенку, не требуя ничего взамен. Однако любовь не только дает, но и берет. Ребенок с детства должен научиться заботиться о родителях, помогать им, под­держивать их, жертвовать ради них. Также и у люби­мого человека нужно просить и требовать заботы, ласки и внимания. Танго ведь танцуют двое.

Еще один важный маяк — отношение к самому себе. Если мы Божественны по своей сути, если мы состоим из любви, то с неприязнью думать о себе и презирать себя мы не имеем права. Мы всегда будем несовершенными снаружи, но мы абсолютно совер­шенны по своей сути. Поэтому себя, как и ребенка, нужно любить и воспитывать, — причем не только о душе своей заботиться, но и о своих духе и теле.

 

С.Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Опыт выживания». Часть 3

    Комментариев пока нет, будьте первыми!

Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Читайте также
Задание от С.Н. Лазарева! «Учитель приходит, когда ученик готов» От С. Н. Лазарева Задание от С.Н. Лазарева! «Учитель приходит, когда ученик готов»
Я продолжаю читать Ваши книги, следить за собой, менять характер, реакции. Я хотела бы разобраться в истоках своих проблем и начать работать над ними. Но у меня есть сомнения...
24 ноября 2020
10
570
Как подростку научиться общаться с девушками, как побороть беспричинный страх и уныние? От С. Н. Лазарева Как подростку научиться общаться с девушками, как побороть беспричинный страх и уныние?
С.Н. Лазарев отвечает на вопрос подростка, где затрагивает следующие темы: как завоевать даму сердца; как научиться общению; как охранять любовь в душе; откуда берутся страхи и как их побороть.
18 ноября 2020
6
1027
Глубинные причины ситуации в Нагорном Карабахе и Армении От С. Н. Лазарева Глубинные причины ситуации в Нагорном Карабахе и Армении
Если в России не появится идеологии и не будет обновления веры, то будет гораздо более худшая ситуация и в Армении. Гордыня армянского народа это не просто проблема Армении, – это проблема и России, и всей нынешней цивилизации.
17 ноября 2020
49
6635
Поддержите нас
Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
Узнать больше
Подписка
Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
0