×

Практика

Чем лучше мы хо­тим понимать, что происходит в мире, и управлять им, тем больше знаний и опыта мы должны иметь.
12 ноября 2018
0
291

Наше сознание стремится познать окружающий мир. Для этого надо верить в себя. Чем лучше мы хо­тим понимать, что происходит в мире, и управлять им, тем больше знаний и опыта мы должны иметь. Но этот наш накапливаемый опыт, дающий ощущение уверен­ности, может закрыть для нас познание интуитивное.

Наше подсознание знает все. Мы проникаем туда посредством наших чувств. В основном, теми чувства­ми, которые продолжают жить, когда затихают созна­ние и тело. Человек познаёт мир днем, двигаясь, со­зидая, накапливая опыт, и познает мир ночью, во сне, когда отрешается от опыта тела и сознания. Он при­касается тогда к неисчерпаемым кладовым вселенной.

Сознание и подсознание ведут себя как классиче­ские противоположности. Они едины на тонком пла­не и конкурируют и борются на внешнем уровне. Человеку кажется, что он сам, его собственные ре­шения определяют его жизнь и судьбу. Он чувствует себя хозяином положения. Но опыт одной жизни — это очень мало по сравнению с опытом сотен миллионов и даже миллиардов лет, который хранится в нашем подсознании. Закон единства вселенной означает, что все мы едины и в каждой части хранится Целое. Кро­ме того, часть может общаться с Целым на равных, — с некоторыми поправками, разумеется.

Если часть пытается подавить Целое, — она раз­рушается. Если сознание пытается подчинить себе все подсознательные процессы, оно погибает вме­сте с телом. Безусловно, человек должен иметь свою волю, но при этом он не должен ставить ее на первое место. Ощущение первичности своей воли рождает чувство правоты и непогрешимости. Человек начина­ет нарушать заповеди, отрекается от любви ради сво­их амбиций и желаний. А потом начинаются неприят­ности и болезни.

Недавно мне позвонила одна из женщин, с которой мы сотрудничаем:

—   У человека, который ходил на ваши семинары, обнаружили раковую опухоль, причем с метастазами. Его сын пришел за видеодисками. Этот человек знает, что приема нет, но просил хотя бы намекнуть, почему с ним случилось такое несчастье. Ведь он же делал все, о чем вы говорили на семинарах. И все книги прочитал.

Я задумываюсь, оценивая свои возможности. Состо­яние у меня неважное, сил мало. Когда я пытаюсь по­мочь тяжелобольному, вольно или невольно я вхожу в резонанс с его проблемами. Его грехи усиливаются во мне, и это может привести к болезни. При полной от­решенности, бескорыстности, уединении и воздержа­нии меньше вероятности взять чужую «грязь» на себя. А у меня семья, дети и куча проблем. Такая работа ста­новится слишком опасной. Но в этом случае, наверное, можно сделать исключение. А вдруг это моя неточная информация дала такой эффект? Пока есть силы, надо разбираться.

—   Хорошо, — ответил я, — проконсультирую. Пу­скай вспоминает свою молодость, он явно там что-то натворил. Через четыре дня пусть позвонит.

И вот утром раздается звонок, и мужчина расска­зывает мне о своей стремительно прогрессирующей болезни.

—   Причем все с левой стороны. Значит, это связано с моим прошлым, — делает вывод он.

Я вижу, что болезнь связана с будущим, с его деть­ми. Это обыкновенная подстраховка: чтобы не умерли дети, умирают родители.

—   Знаете, — рассказывает мужчина, — я все делаю так, как вы учили. Прошу прощения за эгоизм, которо­го никак не могу побороть, за свою гордыню.

—   Просить прощения за свое несовершенство не надо, — объясняю я, — его надо преодолевать. Эго­изм и гордыня — это результат неправильного пове­дения, это неумение преодолеть искушение. Это непо­нимание смысла жизни, ложные маяки. Если вы гото­вы ради любви пожертвовать чем-то, позаботиться о другом, ущемляя себя, сдержаться от осуждения и ме­сти, если вы можете проявлять терпение к тому, кто вам не нравится, если способны воздержаться от удо­вольствия, которое вредит нравственности, то тем са­мым вы будете преодолевать гордыню. Проще гово­ря, нужно соблюдать заповеди не только внешне, но и внутренне. Если ощущаете присутствие Бога в себе и в других, тогда вы перестанете испытывать осуждение, ненависть и обиду, — ведь это прямая агрессия к Богу. Вы просто умрете, если будете долго обижаться.

—   Правильные маяки — это не только здоровье и счастье, — продолжаю я. — Это одновременно огром­ная ответственность и опасность. Часто человек инту­итивно закрывается от Бога, чтобы не понести немед­ленного наказания за нравственное преступление. Но ведь наказание все равно настигнет его. Раньше оно приходило к детям, внукам и правнукам. Или человек отвечал за свои поступки в следующей жизни. Поэто­му возникала иллюзия, что человек, утративший лю­бовь и совершающий нравственные преступления, мо­жет оставаться безнаказанным. Просто Божественная логика отличается от человеческой.

На тонком плане нет людей, а есть идеи и процессы, поэтому наказывается не человек, а «наказывается» то направление, в котором он движется. Точнее сказать, не наказывается, а перекрывается. Человек, который толь­ко начинает совершать преступления перед Богом, нахо­дится в самом начале процесса. А в его детях и внуках этот процесс набирает силу и становится опасным и для души отдельного человека, и для всей жизни на Земле. И тогда дети и внуки начинают болеть и умирать. Воз­никает вопрос: почему же они должны отвечать за грехи родителей? Ответ достаточно прост. Слышали, навер­ное, пословицу: «Дурная голова ногам покоя не дает»? Почему ноги должны отвечать за дурную голову? Пото­му что ноги и голова — едины. Но если заболеет и нач­нет погибать нога, за это ответит и голова. Сначала по­томки зависят от нас, а потом мы зависим от них.

—   Теперь переходим к вам, — обращаюсь я к мужчи­не. — Вы, действительно, читали все мои книги?

—   Читал, — отвечает он, — каждую — по пять раз.

—   Тогда непонятно, почему у вас принятие травми­рующей ситуации минимальное. Такое бывает у тех, кто прочитал всего одну-две книги.

—   Я не знаю, — растерянно произносит мужчина.

Возникает длинная пауза. Я сосредоточенно пы­таюсь отыскать разгадку. Стоп, у меня был похожий случай в Израиле.

Женщина написала записку о своих несчастьях. Принятие травмирующей ситуации у нее было мини­мальным. Она не могла сохранить любовь ни при уни­жении тела, ни при унижении духа, ни при унижении души. Я прочитал эту записку на семинаре и произнес, обращаясь в зал:

—   Либо вы не читали моих книг, а на семинар приш­ли только из любопытства, либо ленились и не хоте­ли меняться.

В перерыве ко мне подошла миловидная женщина и, смущаясь, проговорила:

—   Это я написала ту записку. Поверьте мне, я чита­ла все ваши книги.

—   Значит, вы совершили какое-то преступление против любви, — ответил я. Эти слова будто вспыхну­ли сами собой в моем мозгу.

—   Вспоминайте, — добавил я, — может быть, отрека­лись от любви к родителям, может быть, заповеди на­рушали, может быть, в унынии долго пребывали. Или обижались на Бога и судьбу.

Она помолчала, а потом, прищурившись, призна­лась:

—   Родителей всегда любила… Ну а если честно, у меня была попытка самоубийства.

Все сразу встало на свои места.

—   Вы должны измениться так, чтобы в подобных и даже в худших ситуациях не убегать от очищения души. Бог дает нам физическую, духовную и душев­ную боль, для того чтобы мы перестали цепляться за человеческое «я», чтобы мы устремлялись к вечности, когда разрушается мир вокруг нас. Особенно тяжело сохранить любовь при внутреннем разрушении. Мы стремимся к смерти как к избавлению от боли. Это происходит, когда мы боль считаем абсолютным несча­стьем. Если понимать, что боль имеет созидательный смысл, если осознавать, что через боль мы приходим к любви, тогда и восприятие будет другим. Без жерт­вы не бывает веры в Бога. А жертва — это всегда боль потери. То, что мы называем неудачами, несчастьями, болезнями, потерями, — все это этапы познания любви. Если наша цель — наслаждение, боль тогда становит­ся непереносимой. Если наша цель — любовь, тогда ра­дость и боль, как две руки, подталкивают нас к Богу.

Вспоминаю об этом разговоре и продолжаю кон­сультировать пациента.

—   Вы совершили какое-то преступление против люб­ви в период появления ваших детей на свет. Вспоми­найте.

Мужчина думает недолго.

—   Первая беременность у моей жены закончилась абортом. Я на этом настоял.

—   Почему?

—   Ну, молодые были еще, денег не было. Я решил, что пока нам заводить детей рано.

И все опять становится на свои места. Гордыня за­душила любовь. Планы на будущее, мечты о благопо­лучии, собственный комфорт и стабильность оказались важнее жизни ребенка. Его детям дадут такую же си­туацию, или еще хуже, когда все будет против появле­ния ребенка на свет. Анализы могут быть плохими, си­туация в семье может быть неважной, с деньгами мо­гут быть проблемы. Эта тенденция должна быть оста­новлена в детях.

Для того чтобы улучшить следствие, нужно работать с причиной. Вселенная едина не только в пространстве, но и во времени. Поскольку время едино, — прошлое и будущее связаны. Значит, причина и следствие связаны также. Причина продолжает подпитывать следствие, и поступок, совершенный отцом 25 лет назад, определяет поведение сына сегодня. И теперь, для того чтобы спа­сти душу сына, болеет и разрушается тело отца.

Остается выяснить, почему же все-таки опухоль с левой стороны. Когда человек сознательно готов нару­шать Божественные законы, обычно страдает правая половина тела. Если нарушает вынужденно, под вли­янием обстоятельств, воспитания или наследственно­сти, — чаще страдает левая.

—   Скажите, — обращаюсь я к мужчине, — а в вашем роду были ситуации, похожие на вашу?

—   Конечно, — тут же отвечает пациент. — У меня практически все родственники первую беременность прерывали абортом.

—   Понятно. Тенденция, однако.

Когда-то давным-давно, еще не подозревая о сво­их экстрасенсорных способностях, я оказался в одной компании с парнем, у которого очень болела поясница. Это был сильнейший радикулит, и никакая медицина помочь ему не могла.

Совершенно неожиданно для себя я задал парню вопрос:

—   А ты, случайно, не заставлял женщин аборты делать?

—   Заставлял, — проговорил он и озадаченно уставил­ся на меня. — А что, моя болезнь с этим как-то связана?

В ответ я только пожал плечами:

—   Не знаю, просто захотелось почему-то спросить.

Мы не представляем себе, насколько материальны наши чувства и мысли. Мы не подозреваем, какие по­следствия могут иметь такие вроде бы естественные эмоции, как сожаление, уныние или отчаяние.

Недавно одна женщина из Австрии прислала мне письмо через переводчицу. У ее ребенка обнаружили раковую опухоль почек — нейробластому. Когда жен­щина стала читать на немецком мои книги, состояние ребенка резко улучшилось. Прошел год, а затем про­цесс возобновился.

Беседуя с переводчицей, я выразил надежду, что женщина поняла, в чем смысл моих книг, почувство­вала, что любовь к Богу — это гораздо большее на­слаждение, чем любовь к человеку. У ее ребенка без­умная концентрация на близких людях, поклонение любимому человеку и полная непереносимость боли от близких. Все это превращается в программу само­уничтожения, и в том месте, где максимально падает энергия, появляется раковая опухоль. Энергетически именно район пуповины отвечает за привязанность к жизни. Поэтому подсознательное поклонение близким людям бьет в первую очередь по почкам.

—   Есть к вам один вопрос, — обратилась ко мне переводчица. — Мы с этой женщиной сейчас как раз говорим по «Скайпу». У нее двое детей, и она интере­суется, почему заболел второй.

—   Обычно во время беременности или перед за­чатием нам дают испытание, — начал объяснять я, — или искушение. В одном случае мы должны принять потерю и сохранить любовь, а в другом случае — воз­держаться от наслаждения, чтобы сохранить любовь. Если мы не проходим ситуацию правильно, это сказы­вается на наших детях.

Минуту спустя переводчица продолжила:

-        Во время беременности вторым ребенком у этой женщины умерла любимая бабушка. Женщина очень горевала, сожалела и не могла принять потерю. Это могло повлиять на здоровье ребенка?

—   Думаю, это и есть причина болезни. Раньше го­ворили: «Бог прибрал человека». Люди знали, что все определяется Богом, и в главных жизненных событи­ях видели Божественную волю. А потом вера постепен­но ослабла. Появился материализм как приоритет че­ловеческой воли над Божественной, и люди переста­ли двойственно воспринимать мир. Несчастья стали непереносимыми. Вместо того чтобы укреплять веру в Бога, беды начали усиливать озлобление и уныние. А если у женщины такие чувства, у нее либо беспло­дие, либо дети болеют и умирают.

В Интернете промелькнула любопытная заметка с неожиданным заголовком: «Все атеисты на Земле ско­ро вымрут». В доказательство приводилась элемен­тарная статистика: в семьях атеистов, оказывается, в среднем, рождается один ребенок, а в семьях верую­щих — два-три и больше.

Несчастьем и катастрофой нам представляется поте­ря, произошедшая за считанные часы. А если процесс потери растягивается на десятилетия, мы этого попро­сту не замечаем. Все атеистические цивилизации по­степенно и незаметно исчезли с лица Земли. Самые страшные потери — те, которых мы не замечаем.

Недавно мне по электронной почте пришло пись­мо. Молодая женщина написала о тяжелой чистке перед семинаром: авария, проблемы на работе, воспа­ление желудка, уреаплазма, боли внизу живота без ди­агноза и т. д. Старалась все пройти с сохранением люб­ви в душе. На семинар приехала счастливая, вместе с матерью.

Ее записку я прочитал вслух одной из первых: речь шла о девочке, которая с четырех лет рвет ресницы и волосы. Я объяснил, что ревнивая женщина интуитив­но хочет стать некрасивой, для того чтобы выжить. Почему говорят: «Не родись красивой, а родись счаст­ливой»? Дело в том, что красота нужна лишь для того, чтобы привлечь внимание будущего мужа, отца буду­щих детей. А далее, для нормальной семьи нужна кра­сота внутренняя, которая проявляется через терпение, доброту, заботу, ласку, внимание. Для многих женщин важнее внешняя красота, которая направлена лишь на получение наслаждения, а это вредит и семье, и детям, и здоровью.

Потом я сообщил залу, что поле у женщины ста­ло гораздо лучше, что она правильно выбрала направ­ление. Она, и в самом деле, начала придерживаться диеты, перестала стремиться к сексуальным контак­там, чувства и желания старалась не давить, а воспи­тывать. Женщина была счастлива, мать рядом тоже сияла. «Все хорошо», — думала женщина и старалась поддержать этот настрой в душе.

А когда они вернулись домой, чистка продолжи­лась. Усилились уныние, чувство превосходства и оби­ды. Женщина старалась преодолеть все это, правильно к этому относиться. А через две недели у матери — заворот кишок, острая спаечная непроходимость. Вра­чи предупредили, что жить осталось несколько часов. Женщина молилась, приняла возможную смерть мате­ри с любовью в душе. Снимала осуждение, ненависть, обиды, чувство превосходства. Делать все это она на­чала сразу же после приступа и продолжала, пока дли­лась операция. Мать пришла в себя после наркоза, почувствовала себя нормально. День за днем ей ста­новилось все лучше, а дочь продолжала молиться. Но через неделю после операции — новый приступ, и вре­мя снова пошло на часы. «Я буду продолжать молить­ся, — писала женщина в своем письме. — Если сможе­те, подскажите, пожалуйста, где я недорабатываю».

Читая письмо, я пытался без диагностики разо­браться, что же произошло. Судя по всему, верхний слой, ревность, преодолен, и вышел пласт гордыни. Если бы это было просто накопление обид, осужде­ния, недовольства судьбой, тогда болезнь развивалась бы медленнее. Значит, здесь должна быть какая-то одна очень сильная эмоция, убивающая любовь, — причем эмоция базовая, глубинная. При соприкос­новении с Божественной энергией грех блокируется в самой своей основе. Интересно, как же он выглядит в данном случае?

Я позвонил этой женщине. По голосу взял инфор­мацию, увидел ее ауру, и все сразу же прояснилось. Сильнейшая программа самоуничтожения. Неприятие Божественной воли, непереносимость душевной боли в высших аспектах. Мать накопила такой багаж недо­вольства судьбой, собой и нежелания жить, что после семинара все это стало выходить как смертельное за­болевание.

Уныние — это есть неверие в Бога, нежелание при­знать благотворность жертвы и потери. На семинарах я говорил о том, что превращение ангела в дьявола на­чалось с уныния. Отчаяние — это одна из самых ярко выраженных форм уныния. «Чаять» — значит «наде­яться».

Человек подвержен унынию тогда, когда он утра­чивает личное устремление к Богу. Бог вечен, поэтому устремление к Нему тоже становится вечным. Если же мы поклоняемся кумирам, ложным божествам, тогда их разрушение или потеря приводят нас к утрате цели и смысла жизни, — и тут же включается программа самоуничтожения. Человек, утративший веру в Бога, обречен на уныние. А уныние превращается в про­грамму самоуничтожения, которая лишает человека всех жизненных сил. Далее могут быть только два сце­нария — медленная или быстрая смерть. Медленная смерть — это несчастья и болезни. Это шанс на воз­врат к Богу.

Человеку повезло, — у него есть возможность бо­леть и страдать. Животные просто умирают. Невольно вспоминаются слова героя популярного фильма. Ког­да его спросили, как он предпочитает умереть, легко и быстро или с мучениями и медленно, он, улыбаясь, от­ветил: «Хотелось бы, конечно, помучиться».

А почему смелого человека часто называют отча­янным? Скорее всего, потому, что он перестает наде­яться на сохранение своей жизни, на благополучный исход дела. Все цели, связанные с сознанием, отбрасы­ваются в сторону, и остается одна цель — выброс энер­гии. То есть этот человек живет чувством. Ведь наде­емся мы, в основном, своим сознанием. Тот, кто живет чувством, может добиться гораздо большего, чем тот, кто живет головой.

Раньше я не понимал одного феномена — почему теракты совершаются только молодежью. Я не слы­шал ни об одном старике, который пошел бы на это. А все дело в том, что у стариков сильное сознание и слабое чувство. Поэтому внутренняя энергия неболь­шая и зависимость от жизни высокая. Вот почему от­чаянные поступки может совершать только молодежь. Открытия, впрочем, — тоже. Ведь любое открытие — это взрыв энергии. Открытие может сделать тот, для кого чувства важнее мысли. Неслучайно А. Эйнштейн любил играть на скрипке. А главные принципы своей теории относительности он почувствовал и внутренне увидел, когда ему было 14 лет.

Опыт образования, накопленные знания могут при­вести к ослаблению чувств. Человек начинает жить рационально. Он питается по рецепту, живет по ре­цепту, относится к миру соответственно рекомен­дациям и советам. Сначала он не ощущает, как его чувства умирают. А потом энергии становится все меньше, и любую болезненную ситуацию человек на­чинает воспринимать в штыки. А далее появляются проблемы. Разум затмевает веру в Бога, если подавля­ет чувства. Не зря Иисус Христос говорил: «Блажен­ны нищие духом...»

Наш рассудок связан с телом и, соответствен­но, с инстинктами. Когда в Европе после ослабления христианства провозгласили торжество разума, это оз­начало торжество инстинктов. Только любовь может определить, правильно поступает человек или ошиба­ется. Только любовь может подсказать, что такое хоро­шо и что такое плохо.

Вспоминаю еще один случай, произошедший со мной на семинаре. Закончился первый день. Я уже вы­ходил на улицу, и тут ко мне подошел молодой чело­век.

—   Хочу задать вам личный вопрос, — обратился он ко мне.

—   Бесполезно, — произнес я, — диагностикой на се­минаре не занимаюсь, просто нет сил.

Он отошел в сторону, а я сел в машину и уехал. На другой день в перерыве тот же молодой человек сно­ва попытался задать мне вопрос. Я молча прошел мимо него и сел в машину. Водитель повернул ключ зажига­ния, но мотор не завелся. Был разряжен аккумулятор. Водитель отправился за помощью, а молодой человек подошел и постучал в окно машины. Я хотел было от­махнуться, а потом подумал: «Наверное, судьба. Раз ему повезло, пускай спрашивает».

Я открыл дверь машины, и молодой человек расска­зал о том, что у его отца рак, метастазы. Сделана опе­рация, но без особого толку. Началось все с проблем мочеполовой системы. У молодого человека поле было очень плохое, причем неблагополучие шло от родите­лей, в первую очередь от отца.

—   А ведь и у вас очень неважное состояние.

—   Да, — кивнул парень, — у меня были проблемы с психикой, а потом были наркотики. Полгода назад я закодировался, и теперь все нормально.

«Ничего нормального тут нет», — подумал я. У парня сильнейшая программа самоуничтожения. Она неощутима, но может привести к несчастному слу­чаю, травме, скоротечной болезни и смерти. Явная тема вожделения. Когда человек увлекается сексом, наслаждениями, вожделение у него замещает любовь, а его дети испытывают хроническую нехватку положи­тельных эмоций. При утрате любви никакое наслажде­ние не поможет восстановить внутреннюю гармонию, и для того чтобы убежать от непрерывного стресса, орга­низм включает тягу к алкоголю, наркотикам, азартным играм или различным извращениям.

—   Пускай ваш отец вспоминает свою юность, — по­рекомендовал я. — А после семинара у меня будет ров­но 30 секунд. Будет желание — встретимся, и я расска­жу, что увижу. Раз вы с отцом приехали на семинар, я поговорю с ним.

Подошел водитель, завел машину, и мы уехали на перерыв. «Странно, — думал я, когда ехал в маши­не, — у его отца — программа уничтожения ребенка, сына, во время беременности. Значит, или пытался за­ставить жену сделать аборт, или просто не хотел появ­ления ребенка на свет, или очень сильно обижался на жену. Да, странно: такое поведение ближе к гордыне, а у парня — тема ревности и вожделения. Неужели это увлечение сексом? Надо будет спросить».

Первый вопрос, который я задал отцу, подошедше­му ко мне после семинара, был такой:

—   Увлекались сексом во время беременности?

—   Да.

—   Первые два-три месяца беременности, — начал я объяснять, — секс не столь опасен для ребенка, а чет­вертый, пятый, шестой месяцы очень сильно влияют на внутреннее направление ребенка — его подсознатель­ные цели, представления о смысле жизни. Во время беременности лучше молиться, поститься и отрешать­ся. Если же человек живет удовольствиями, да еще и заставляет ребенка невольно участвовать в этом, тогда любовь в душе ребенка замещается удовлетворением инстинктов. И тогда победить тягу к наслаждению ста­новится для него невероятно трудной задачей.

Я писал в своих книгах, что шизофрения — это почему-то болезнь ревности, хотя при этом расщепля­ется сознание. И только когда я узнал, что душа пер­вична, а сознание и тело вторичны, — тогда я понял, в чем дело. Если душа отравлена вожделением, для ее спасения нужен распад не только тела, но и сознания.

—   У вашего сына начинается распад сознания, — продолжал я, — у вас начинается распад тела. Пере­смотрите свое отношение к событиям прошлого, взгля­ните на них с новой точки зрения, и у вас изменится будущее. Если сын тоже изменится, болезнь вы побе­дите. Теперь можете идти и позовите вашего сына.

Молодому человеку я сказал:

—   О сексе вам лучше забыть надолго.

—   Да у меня и так никаких отношений с женщина­ми, — сообщил он.

—   Это хорошо, — значит, срабатывает система за­щиты. Когда появится девушка, помните, что глав­ное — это любовь и дружба. Чем меньше секса, тем больше шансов на здоровье. Занимайтесь спортом, ра­ботой, соблюдайте посты, периодически уединяйтесь и отрешайтесь. Секс — это не источник удовольствия, а возможность появления детей на свет. Главный ис­точник удовольствия — это любовь, это забота, это жертвенность. Поверьте мне, такие отношения дадут гораздо больше счастья, чем постель. Соответственно, не переедать, не увлекаться спиртным, про пиво лучше вообще забыть. Заграничные вина — это, в основном, подделка, не стоит тратить на них деньги.

Снимите малейшие обиды на близких людей и на женщин. Обиды на женщин не только усиливают вожделение и ревность, но и дают проблемы с потенци­ей. Главное — правильно расставить приоритеты. Тог­да любая ситуация, любой стресс будут вызывать не энергию разрушения вроде ненависти, обиды, ревно­сти, а энергию созидания, воспитания себя и других, стремление изменить ситуацию. Когда у вас правиль­ная цель, вы сможете проявить терпение, зная, что через любовь можно изменить любого человека. Хоти­те воспитать другого — пожертвуйте ему что-нибудь. Тогда он откроется вам и станет меняться. Многие пытаются воспитывать окружающих через упреки, тре­бования и ультиматумы. Это путь безнадежный. Начи­нать надо всегда с себя, — здесь у вас много возмож­ностей. Главное — знать, ради чего проводится вся эта работа. Не потеряете главную цель — поможете и себе, и отцу.

Потом я ехал в машине отдыхать и размышлял о том, что мир должен измениться. Для этого просто нужно понять, что никто не снимет наши грехи, кроме нас самих, что покаяние — это изменение самого себя, своих поступков, своего образа жизни, своего миро­воззрения. Надо понять, что мы в ответе не только за самих себя, но и за наших детей и родственников, что все мы едины. А ведь в Библии давным-давно сказа­но о том, что десять святых могут спасти целый город.

Если царствие Божие, действительно, приблизи­лось, то скоро каждый человек лично будет отвечать за свое неумение любить. Значит, наверное, не стоит откладывать на завтра процесс спасения своей души.

 

С.Н. Лазарев. «Опыт выживания». Часть 4

    Комментариев пока нет, будьте первыми!

Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Читайте также
Ответ С.Н. Лазарева Автору письма, который обращался за советом От С. Н. Лазарева Ответ С.Н. Лазарева Автору письма, который обращался за советом
Идти за любовью – это значит не отказываться от неё, не давить из-за обид, амбиций и торжества ума (логики) над чувствами и душой.
19 января 2021
17
4669
Конкурс От С. Н. Лазарева Конкурс "Итоги 2020 года. Опыт выживания"
В прошлом году многое было необычным и непредсказуемым, и в то же время познавательным и увлекательным.
19 января 2021
0
1901
Подводим итоги 2020 года! Лучшие товары со скидкой 40% От С. Н. Лазарева Подводим итоги 2020 года! Лучшие товары со скидкой 40%
Мы подвели итоги 2020 года и определили самые востребованные материалы из разных категорий товаров по версии наших читателей. Скидка действует до 31 января 2021 года!
19 января 2021
0
2417
Поддержать автора
Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
Узнать больше
Подписка
Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
0