×
27 апреля 2022

«Быть вечно свободным»

Он изобрёл новый способ изготовления стали и освободил Россию от необходимости закупать ее за рубежом. Журналисты писали о нем как о гордости России…
1
262
«Быть вечно свободным»

 Он изобрёл новый способ изготовления стали и освободил Россию от необходимости закупать ее за рубежом.

Уже будучи почти слепым, этот человек продолжал работать и усовершенствовал хирургическую сталь — ее одобрил знаменитый хирург Пирогов.

Его труды поддерживал Илья Чайковский — отец знаменитого композитора.

Журналисты писали о нем как о гордости России…

Редкая книга

Этим исключительным человеком с яркой судьбой, сильно повлиявшим на развитие отечественной металлургии и промышленность страны в целом, у нас почему-то интересуются до обидного мало — а, казалось бы, должны бы снимать фильмы. Если вы введете в поисковике его имя, — Семен Бадаев, — то увидите четыре коротких абзаца в Википедии, которые копируют ещё несколько сайтов, и больше информации о нем в сети нет. 

Благо, в советские годы биографией крепостного Семена Бадаева заинтересовался ученый Александр Александров.

Он собрал архивные данные, работал с документами, знакомился со свидетельствами современников, с публикациями в СМИ первой половины XIX века. Итогом его работы стала монография «Семен Бадаев», которая была выпущена в 1971 году тиражом 4 тысячи экземпляров и больше не переиздавалась.

Гетсиз нашел эту редкую книгу, и сегодня мы рады познакомить своих читателей с судьбой забытого крепостного гения.

Из глуши в столицу

…Брянские леса, деревушка в четыре избы — в таком месте в 1778 году родился Семен Иванович: это было сельцо Верхи сначала Белгородской, а потом Орловской губернии. Потомственный крепостной, в детстве он работал в поле, а где и как учился, неизвестно: есть лишь информация о том, что был грамотным, читать и писать умел.

В окрестных деревнях работали заводы — стекольный, хрустальный, два металлургических. Предположительно, Бадаев поступил туда в юности и выучился на кузнеца.

Помещик Безобразов, которому принадлежал Семен, широко практиковал отхожие промыслы — это когда крестьянин уходил из села на работу, обычно на завод, и платил барину оброк из зарплаты.

В 1800 году сосед Безобразова по имению Салтыков получил разрешение от правительства построить чугунолитейный и железоделательный завод в 65 верстах от Санкт-Петербурга. На работу туда он отправил и своих крестьян, и — по взаимному соглашению с соседом — некоторых безобразовских. Так Семен Бадаев оказался под Петербургом, а потом перебрался и в саму столицу, где поступил на Колтовскую стальную фабрику.

И вот этот момент — очень знаковый в судьбе крепостного парня. Потому что на фабрике работал профессор Гаттенбергер, отчаянный изобретатель, который совершил несколько открытий в фарфоровом деле, а в последние годы бился над целью получить сталь, которая по качеству была бы «не хуже английской».

То есть, Бадаев сразу попал в среду экспериментаторскую и изначально работал не у станка «от звонка до звонка», а стал участником команды, которая пыталась решить конкретную новаторскую задачу. В общем, школа у него была самая подходящая.

Наполеон и сталь

Справедливости ради надо сказать, что над секретом литой стали «как у англичан» тогда бились очень многие — и крупные фабрики, и маленькие частные заводы. Туманный Альбион был абсолютным монополистом в этом плане. Только в 1797-1799 годах Россия закупила у Англии стали на 33 тысячи рублей — по тем временам деньги просто огромные (молодой крепостной мужчина без профессии стоил 30-50 рублей).

В 1807 году после заключения Тильзитского мира с Наполеоном Россия была вынуждена присоединиться к континентальной блокаде Англии — а значит, прекратить закупать у нее любые товары, включая сталь.

Срочно требовалось найти выход в своей стране.

И он нашелся благодаря молодому крепостному.

Отпуск и 500 рублей

У помещика Безобразова меж тем начались финансовые проблемы, и он распродавал крестьян. Столичный коллежский асессор Артюхов решил задешево купить подающего надежды мастера. Новый хозяин разрешил Бадаеву выписать из деревни к себе в Петербург семью — жену и сына Алешу.

Первым признанным изобретением Семена стал новый способ изготовления железа, соединенный с процессом изготовления цементированной стали. О достижении сообщили в Горный департамент, и в сентябре 1809 года Бадаева перевели на завод хирургических инструментов, чтобы проводить опыты с литой сталью. Жалованье ему назначили неплохое — 400 рублей в год.

Первый опыт был неудачным, и расстроенный Бадаев хотел покинуть завод. Крепостного попросили остаться.

Тот согласился при условии, что ему для работы построят горн по его проекту. Бадаеву обеспечили все условия и инструменты, которые он требовал, и началась серия опытов. Бадаев погружался в них до умопомрачения и забывал даже пообедать. За этими экспериментами незаметно прошла новая смена хозяина — Артюхов продал мастера поручику Рагозину.

Опыты увенчались невероятным успехом. Из стали, приготовленной Бадаевым по своему способу, сделали хирургические инструменты, и специалисты признали ее «не уступающей получаемой из Англии».

Семену Бадаеву в благодарность предоставили хороший отпуск, наградили 500 рублями и золотой медалью на Владимирской ленте.

Дальнейшая судьба мастера решалась в правительстве. Было решено направить его для дальнейших исследований качеств изобретенной им стали на Урал. Право выбрать завод, на котором работать, предоставили самому Бадаеву.

Но прежде, чем командировать изобретателя на Урал, предстояло еще одно, очень важное дело.

Свобода!

8 февраля 1810 года Семена Бадаева вызвали в Палату гражданского суда, не сообщив, зачем. Там он встретил своего владельца поручика Рагозина и узнал, что отныне он будет свободным человеком — а также его дети и внуки.

Отпускная вступила в силу 11 февраля. Она гласила, что Рагозин отпускает «своего дворового человека Симона Иванова сына Бадаева», за которого он получил из казны 1800 рублей (сумма немалая, но и не огромная — крепостные мастера «ценились» высоко): «Бадаеву… быть вечно свободным и впредь до него как мне, В. Рагозину, так равно и наследникам моим до него, Симона Бадаева, и до будущих от него потомков никакого дела не иметь».

Свободный человек Семен Бадаев выбрал в качестве места работы Воткинский завод Вятской губернии с жалованием 1200 рублей в год.

На Урале

На новом месте все сразу не заладилось. В дороге заболела жена Бадаева — она умерла сразу по приезду.

Руководство приняло «выскочку» из столицы сухо. Помещение, которое ему выделили, было плохо защищено от ветра и холода. Да еще первые опыты прошли неудачно из-за отсутствия или ветхости заводского оборудования. Бадаев вновь и вновь писал о необходимости разобрать старую, совершенно негодную плавильную печь, на которой практически невозможно работать. Горны тоже требовалось реконструировать. Но эти предложения мастера сочли экономически неоправданными…

Тем не менее первые независимые испытания стали, которую Бадаев получил на Воткинском заводе, прошли хорошо, на нее поступили восторженные отзывы.

К апрелю 1812 года мастер изготовил больше 23 пудов стали, которая по качеству и цене соответствовала английской. Теперь надо было как-то увеличивать выработку и понижать стоимость. В 1813 году Бадаеву дали офицерский чин.

Строительство новых цехов, попытки переделать оборудование, компромиссы с начальством, которое к тому же еще и менялось, что тоже влияло на положение и успехи/неудачи Бадаева — не сказать, что мастеру все далось легко и просто. Но за несколько лет на заводе сложилась бадаевская школа, он обучил учеников, набрал преданных помощников, выбил для них приличное жалование. Вскоре создалась полноценная артель.

В личной жизни Бадаева наступили перемены: он женился второй раз, в браке родились две дочери. Сын Алеша, отучившись в школе при заводе, уехал в Санкт-Петербург поступать в Горный кадетский корпус (через 8 лет он вернется и станет преданным помощником отца).

Черная полоса

Слухи о Бадаеве распространялись, что не всегда шло ему на пользу: на предприятие приезжали конкуренты, хотевшие, с одной стороны, узнать его секрет, с другой — дискредитировать бывшего крепостного в глазах руководства. Его то и дело обвиняли в безалаберности, в том, что произведенная им сталь требует слишком больших финансовых затрат.

С 1817 года наступил самый большой кризис в карьере Бадаева: правительство потеряло интерес к литой стали из-за ее дороговизны, отдавая предпочтение менее качественным, зато дешевым вариантам. К травле бывшего крепостного подключились — догадываетесь, кто? — англичане.

На завод прислали в качестве нового старшего мастера некоего Брауна. О трудах Бадаева он отзывался с иронией и убеждал Медицинский департамент закупать сталь только на его родине… Играло роль и традиционное недоверие в то, что русский товар может быть хорошим. Петербургский мастер Рох прямо говорил, что у него ни один хирург не купит ни одного инструмента, если узнает, что он изготовлен не из английской стали.

Бадаев продолжал крохотными порциями производить литую сталь, пока его не перевели на должность… смотрителя заводского госпиталя.

Платина и булат

Но стремление из соображений экономии выпускать сталь худшего качества отразилось на казне в худшую сторону. Российская империя тратила уже миллионы на закупки в Англии. К тому же давало о себе знать технологическое отставание: весь мир бился над изобретением более передовых сортов стали, а мы, имея таковые, разрабатывали старые.

В 1826 году Бадаева вернули на должность. На заводе создали Горное научно-техническое общество. Казалось, все налаживается — но вот однажды летом в цеху начался пожар, и в огне погибло все оборудование стального производства.

Бадаев впал в продолжительную апатию.

Горное общество создали люди инициативные, и они не дали погибнуть сталелитейному делу. А тут еще появилась новая задача, которую не мог решить никто, кроме мастера: в Пермской губернии начали добывать платину, и нужна была серия опытов по ее сплаву со сталью.

Это была настоящая лебединая песня Бадаева. Он ожил, работал много и увлеченно — даже при свечах, поскольку Горный департамент требовал, чтобы готовые образцы присылались постоянно. Результаты не заставили себя долго ждать: платиновая сталь прошла испытания на заводе хирургических инструментов.

Даже Браун (!) был вынужден признаться, что «лучше сей стали не видел». Бадаеву выдали премию 500 рублей и повысили в чине — присвоили звание гиттенфервальтера 10 класса (соответствовало штабс-капитану). Равнодушие к мастеру сменилось небывалым интересом к нему.

Его вызвали в столицу и предложили новую задачу: требовалось изготовить сталь, твердостью превосходящую индийский вутц — проще говоря, булат. О бомбейском булате ходили легенды.

Преуспел ли Бадаев? До нас дошла лишь одна статья в газете «Северный муравей», и в ней есть такие слова: «Господин Бадаев показывал мне уже столь отличные образцы литой стали, что она как фигурами дамаскировки своей, так и крепостью едва ли уступит настоящему булату».

 Под началом Чайковского

В 1831 в Москве прошла выставка мануфактурных изделий отечественных заводов. Хирургические предметы из стали Бадаева вызвали ажиотаж. Мастера наградили знаком отличия «за беспорочную работу».

В 1832 году завод получил неслыханную прибыль от производства стали. Несколько предприятий страны прислали своих рабочих Бадаеву в ученики.

В 1837 году на завод приехал новый директор — Илья Чайковский.

Наконец-то у руля был человек передовой, который был готов развивать новые методы производства. Илья Петрович развил бурную деятельность, ввел дисциплину. Завод начал набирать силы, наращивать мощность. Илья Петрович любил и понимал музыку и приглашал к себе на танцевально-музыкальные вечера по воскресеньям всех главных людей предприятия — в том числе Бадаева. Кстати, будущий композитор Пётр Ильич Чайковский родился здесь, в Воткинске.

Илья Чайковский всячески продвигал бадаевскую сталь. Вскоре слава завода гремела по России. Многие предприятия выписывали сталь только отсюда.

В последний путь — с кусочком стали…

В 1839 году завод пригласили участвовать в новой выставке — уже в Санкт-Петербурге. Чайковский понял: это отличная реклама для Бадаева! И действительно: и хирургические инструменты, и булатное холодное оружие были отмечены правительством. Мастер получил похвальный лист.

Последовала Нижегородская ярмарка… Коммерсанты были в восторге, один из них писал, что теперь «английская сталь будет совершенно не нужна», другой — что бадаевская сталь «может для лучших изделий заменить английскую». Качество ее признал и знаменитый врач Пирогов. Испытав сделанные из бадаевской стали ножи и ланцеты, он написал: «Вещи эти резали очень хорошо и были стойки, так что не было на них заметно ни одного рубца».

 Имя Бадаева попало в энциклопедии. Так, в статье о нем в «Энциклопедическом лексиконе» Плюшара были такие слова: «С распространением выделки литой стали Бадаева ввоз ее из-за границы совершенно прекратится и, возможно, будут снабжать ею соседственные государства, а Россия приобретет новый источник дохода».

Слава? Да, она пришла к мастеру. Но Семен Бадаев в последние годы своей работы постепенно терял зрение. И когда его имя начали прославлять все газеты, он уже не мог их читать.

…В 1842 году на Воткинском заводе наконец сложили печь по английской системе. Бадаев просил об этом три десятилетия. Но работать на ней ему довелось лишь пять лет. В 1847 году 69-летний мастер тяжело заболел.

21 сентября изобретателя литой стали не стало. Последняя запись о нем на заводе такова: «Умер, состоя на службе». В гроб положили кусочек литой стали.

Источник: getsiz.ru


  1. Мария
    2451
    Эксперт
    27 апреля 2022, 16:05
    спасибо. у нас много таких гениев -умельцев, которые, по сути живут и умирают на производстве в прямом или переносном смысле. Один из них Тетюхин, ВСМПО-Ависма, изобретатель, преданный своему делу человек, благодаря которому Россия сейчас один из крупнейших игроков на рынке титана. 

    Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

    Читайте также
    Как врач Зинаида Ермольева спасла миллионы жизней Вдохновение Как врач Зинаида Ермольева спасла миллионы жизней
    Ермольева заразила себя холерой, а потом хладнокровно вела записи и ставила над собой опыты. Болезнь была побеждена, и это было научное открытие. В то время ей было только 24 года.
    17 мая 2022
    2
    149
    Невыдуманные истории от врача-онколога Вдохновение Невыдуманные истории от врача-онколога
    Чтобы победить онкологию, нужна очень сильная мотивация, огромное желание бороться и жить! Жить ради какой-то великой цели, ради близкого, любимого человека…
    16 мая 2022
    3
    295
    До 98 лет — на лыжах: история Александра Розенталя, старейшего горнолыжника Вдохновение До 98 лет — на лыжах: история Александра Розенталя, старейшего горнолыжника
    Cамое большое удовольствие — это жизнь.
    12 мая 2022
    2
    280
    Поддержать автора
    Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
    Узнать больше
    Подписка
    Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
    0