×

Очищение

Прошлое принимайте с любовью, настоящее принимайте с любовью, будущее принимайте с лю­бовью. Утром и вечером повторяйте: «Я во всем полагаюсь на Божественную волю».
3 декабря 2018
0
193

Я сижу в офисе и смотрю на циферблат часов. В 11 часов должна позвонить пациентка, с кото­рой я обещал поговорить по телефону. Сейчас 11.15, но звонка нет. Сейчас за окнами начинается весна, хотя только 19 февраля. Светит по-настоя­щему весеннее солнце, и везде лежит снег. По­следние снегопады сначала украсили город, а по­том сугробы стали превращаться в жидкую корич­невую кашу. Город опять стал таким, каким он был прежде: грязь, жуткие дороги, неработающие светофоры. «Страна неработающих светофо­ров», — думаю я. Но дальнейшее развитие этой темы тут же останавливаю. Просто страна униже­на в морали, нравственности и человеческой люб­ви. Молились на человеческое, значит, должны переболеть эту тенденцию. И здесь поиск винова­тых только ухудшит ситуацию. Я с улыбкой вспо­минаю вчерашнюю ситуацию.

Мы с моим знакомым ехали по набережной Невы к Эрмитажу. Прекрасная погода, искрящая­ся под ледяным покровом Нева.

—  Слушай, а ты, хотя бы ради своих детей, не хотел бы уехать из России?

Я долго смотрю в окно машины, наблюдаю за проплывающим пейзажем.

—  В первую очередь ради детей я здесь и оста­юсь, — говорю я. — Я два дня назад вернулся из Берлина. Все эмигранты уезжали в Германию ради детей. И чуть ли не 80 % их детей стали нар­команами. Здесь они были унижены в человече­ском счастье, приехали туда и стали молиться на это счастье и жить им, концентрация на сознании, на человеческом «я» усилилась в несколько раз. И их детям, чтобы выжить, приходится стать нар­команами.

—  Ну так что ж, будем сидеть в дерьме и вос­певать любовь к Богу? — улыбается мой собе­седник.

—  Ну, в дерьме мы оказались не случайно, а любовь к Богу нужно воспевать всегда. И потом, я же ни к чему не призываю, я факты сообщаю. У меня была девочка-армянка на приеме. Уезжает она на несколько месяцев в Армению — худеет, прекрасно себя чувствует, на душе радость. Воз­вращается назад в Германию, резко поправляется, начинают выпадать волосы, происходит притупле­ние чувств. Это все признаки резко усиливающей­ся программы самоуничтожения. У немцев, живу­щих на территории Германии, есть определенный иммунитет к повышенному человеческому благо­получию. Многие из них, как я смотрел, в про­шлых жизнях жили в Южной Африке. Там кон­центрация на человеческой любви и полная нище­та. В Германии наоборот: главное — благополучие и интеллект. И за счет этого сухая, педантичная Германия внутренне уравновешивалась. Сейчас на всей Земле сглаживаются противоположности и начинаются серьезные проблемы. Раньше ревни­вый кидался в карьеру, способности и интеллект, а гордый жил семьей или уходил в лирику, в ис­кусство. Сейчас и то и другое переполнено. И ме­тания от одного человеческого к другому переста­ют помогать. Сейчас нужно отодвинуть человече­ское и бежать к Божественному. А мы к этому не привыкли, и этого мы не умеем.

Мой собеседник ведет машину по набережной, вполуха слушая меня.

—  А тебе не кажется, что скоро все нормальные люди покинут эту страну. Хорошо, в России внут­ренняя энергетика неплохая, — продолжает он. — Это положительно влияет на твоих детей, их душа становится чище. Но кто их будет учить и чему они здесь научатся? Главные базовые струк­туры разрушены. От культуры ничего не оста­лось. Научный потенциал разрушен. Это что, га­рантия дальнейшего расцвета России?

Сейчас мне кажется, что этот тот случай, когда внутренняя ситуация гораздо важнее внешней. Го­лодом лечат многие заболевания. Но если голо­дать постоянно, то наступает истощение и смерть. Россия сейчас голодает в первую очередь в плане духовности, нравственности и человеческой люб­ви. Если внутренние изменения произойдут, все затем изменится и внешне в лучшую сторону.

Если рассуждать поверхностно, то все выгля­дит следующим образом. Демократия невозможна без продуманной системы законов, без свободы прессы, без контроля над чиновниками любого ранга и смещения их, если они не могут справ­ляться с обязанностями или своими действиями наносят вред обществу и государству.

Мы по-прежнему едем в машине, и я утомлен­но-расслабленно наблюдаю за освещенными солн­цем домами и сияющим снежной белизной горо­дом. Мой спутник хладнокровно замечает:

—  Когда Россия выздоровеет, мы с тобой по­мрем. Неужели тебе в этом бардаке все-таки нра­вится жить?

—  Во-первых, не скучно, — говорю я, — а во-вторых, никакого удовольствия от всеобщей нелепости я не получаю. Но что делать, порядок лечится хаосом. В этой стране на человеческую логику надеяться бесполезно. Зато жить по-боже­ственному очень хорошо.

—  Ты знаешь, у меня неделю назад в Германии был любопытный случай, — говорю я. — Женщи­на записалась ко мне на прием. Сначала ехала в электричке. Потом вышла на перрон для того, чтобы пройти несколько кварталов. И вот пред­ставь, она стоит на перроне, стоит в Германии, где понятие «хамство» просто исключено. К ней под­ходит другая женщина, с размаху бьет ее ногой по ноге, потом обалдело на нее смотрит, извиняется и уходит. И вот пациентка сидит передо мной, рас­сказывает об этой ситуации, на ее красивом лице я до сих пор вижу изумление и непонимание.

—  Скажите, что это было? — удивленно спра­шивает она.

Я плавно машу ей рукой:

—  Это Вам сверху намекнули, что сеанс уже начался.

—  Как это? — не понимает она.

—  У Вас внутренние претензии к людям в пла­не идеалов, морали, нравственности и человече­ской любви огромны. В обычной ситуации эта аг­рессия выходит плавно, понемногу. И это рождает дискомфорт в отношениях с людьми, проблемы по здоровью и по судьбе. Вы идете на прием, и все процессы начинают стремительно ускоряться. Ваша агрессия против окружающих людей увели­чивается в сотни и сотни раз. Жертва притягивает преступника. Хочу вас поздравить, хоть и со скри­пом, но на 50 % вы эту возможность приняли.

—  А теперь плавно переходим к России, — об­ращаюсь я к собеседнику. — Здесь таких возмож­ностей для очищения в тысячи раз больше, чем в Германии. Россия — рекордсмен не только по коррумпированности, но и по хамству. Хотим привести в порядок окружающий мир, нужно при­вести в порядок свою душу.

Мы подъезжаем к светофору и останавливаемся на красный свет. Загорается зеленый, и мы трога­емся с места. Мой сосед нажимает на газ, и маши­на рывком уходит вперед. В этот момент перед нами резко вырастает автомобиль, который ехал перпендикулярно нам на красный свет.

Водитель пытается тормозить, но поздно. Мы с размаху ударяемся о пролетающий мимо автомо­биль. Он несется дальше, на ходу разворачиваясь на 180 градусов. Со всего маху ударяется о стоящий у тро­туара другой автомобиль и с развороченным бам­пером, проехав еще метров 10, останавливается. Мы выходим из машины и начинаем осматривать результаты аварии. У нашего «мерседеса» срезан передний бампер, а в остальном машина не по­страдала.

К нам подходит мужчина лет 30 и дает свою ви­зитную карточку.

—  Я видел, как вы ехали на зеленый свет, и могу это подтвердить, — говорит он. — Сейчас, извините, мне некогда, я должен ехать дальше.

Из разбитой машины не спеша выходит моло­дой человек, слегка бандитской наружности.

—  В общем, так, — говорит он, — я ехал на зе­леный, а вы на красный.

—  Сейчас подъедут инспектора ГАИ, с ними будем говорить, — отвечает мой спутник.

Я только пожимаю плечами при этом разговоре. Это Россия, в конце концов. Если у этого паренька хорошие связи, я не удивлюсь, что при 3-х свидете­лях в нашу пользу, в конце концов выяснится, что на красный свет ехали мы, а не он. Мы минут пять ходим, осматриваем место происшествия.

—  Слушай, — говорю я своему приятелю, — мне холодно, пойдем в машине посидим.

Мы подходим к машине и садимся в нее. Я на­чинаю смеяться. Мой спутник удивленно смотрит на меня.

—  Что случилось?

—  Мы тут ехали, хаяли с тобой Россию. Я сам и пытался хоть как-то глубинно снять претензии к России, внешне-то получалось, а внутри пока нет. Вот нам и намекнули сверху, что мы не так пло­хо-то еще и живем. Что ситуация может быть на­много хуже. Если бы на полсекунды раньше мы выехали на перекресток, то идущая на красный свет машина ударила бы в боковую дверь, где я сидел. От меня бы осталось кровавое месиво, да и ты бы огурцом не выглядел.

Я продолжаю смеяться:

—  Ну что, не так плохо мы живем?

Мой сосед хохочет.

—  Замечательно живем, в чудесной стране, — сквозь смех говорит он.

Эти события я вспоминаю сейчас, сидя в офисе и глядя в окно.

Сегодня прекрасная погода, можно было бы по­ехать на природу, но я лучше буду заниматься ше­стой книгой. В солнечный день хорошо работается.

Я смотрю на часы — 11.20. Звонка нет. Можно уходить. Я встаю из-за стола, и в это время разда­ется звонок.

Женщина, звонившая мне из другой страны, достаточно хорошо изучила мои книги. У нее на­ступили значительные изменения в ее мировоззре­нии и характере. Но проблемы остались. Ей хоте­лось бы знать, что она не доработала? Тем более, что она беременна и стоит вопрос о кесаревом се­чении. Я взглянул на ее поле и начал объяснять:

—  У Вашего первого ребенка, которого Вы ро­дили несколько лет назад, поле неплохое. В про­шлой жизни были пройдены испытания на со­хранение любви. И будущие дети достаточно гар­моничны. Поэтому идет подстраховка. Поле и параметры достаточно гармоничны.

У того ребенка, которого Вы носите сейчас, ситуация сложнее. И в нем уже сидит ваше непра­вильное воспитание, которое Вы давали ему в про­шлой жизни. Поэтому, Ваши страдания при рож­дении в какой-то степени могут выровнять духов­ные структуры ребенка. Страдания подталкивают нас к Божественной любви. И насколько мы кон­центрируемся на ней, настолько меньше нам нуж­но страданий. Насколько мы добровольно перио­дически отказываемся от человеческой логики, от всего, что нам дорого, и начинаем жить Божест­венной любовью и Божественной логикой, насто­лько мы гармонично развиваемся. И, если мы не выполняем добровольно главного закона Вселен­ной, нам помогают в этом уже принудительно. Обидами, ссорами, несправедливостью, предате­льствами. Если мы этого не можем принять, нам помогают болезнями и несчастьями. Если мы это­го не можем принять, нам помогают смертью. Все­гда и везде идет помощь. Бог никогда не наказы­вает. Нам многое кажется наказанием, потому что живем только человеческой логикой. Если душа перестает «питаться» любовью, начинает целиком зависеть от человеческого «я», может произойти распад тонких структур, которые отвечают за наше будущее потомство и за будущие жизни. Но можно обесточить не только их. Через них можно высосать любовь из всего человечества. И когда душа перестает питаться любовью, теряет контакт со своим высшим «я», то чем дальше идет этот процесс, тем опаснее он для всех жителей Земли. Кстати, на более тонком уровне мы связаны со всеми цивилизациями во Вселенной. Вред нано­сится также и им.

Возникает некоторая пауза. Затем я слышу в трубке удивленный голос:

—  Простите, но я не понимаю, как это связано со мной и с моим ребенком?

Я продолжаю:

—  У Вашего ребенка значимость человеческого «я», его реальность, выше реальности Божествен­ного «я». Чтобы он выправил это положение, во время рождения нужно привести Вас в порядок, через унижение человеческого «я». Это кесарево сечение, это возможные проблемы после рожде­ния ребенка, неизвестно откуда может появиться тяжелая инфекция и т. д. Говоря старым языком, Вы все еще глубинно зацеплены за ценности чело­веческого плана.

—  Простите, — смущенно говорит женщина, — но я долго работала над собой. Я сейчас могу при­нять любую неудачу, любой развал планов и на­дежд, любую ссору и разрыв отношений. Я ду­маю, что тема гордыни и ревности у меня уже за­крыта.

—  Вы привели себя более-менее в порядок в верхних слоях ваших эмоций, а в более глубин­ных, где Вы в своих чувствах едины с детьми и внуками, у Вас дисгармония еще большая.

—  Странно, — говорит женщина, — мне кажет­ся, что у меня совершенно не осталось гордыни.

—  Гордыня рождается из ревности, — говорю я.

—  Простите, я совсем запуталась, — говорит женщина.

—  В основе гордыни лежит концентрация на духе. Это приводит к зацепленности за волю, принципы, цели, интеллект и способности. И здесь Вы более или менее зависимость преодо­лели. Но понятие «душа» масштабнее понятия «дух». Душа рождает дух. Поэтому зацепленность за душу переходит в зацепленность за дух. Ду­ша — это любовь к людям, мораль и нравствен­ность, благородство и идеалы, отношения с други­ми людьми. Вы привели в порядок верхние слои. Я сейчас протестирую, насколько Вы зацеплены за уровни души, и Вы все поймете. Ссору и раз­рыв отношений Вы примете, сохраняя любовь к Богу, на 80-90 % — прекрасно. В основе отноше­ний лежат идеалы, духовность, благородство. Крах идеалов, несправедливость Вы примете уже на 20 %. Оскорбление морали и нравственности, предательство идут уже на глубоком минусе. Где-то — 500. А оскорбление человеческой любви Вы принять попросту не сможете. Вы не только не сможете сохранить любовь, Вы будете убивать ее — Божественную любовь. Поэтому Вам нужно прожить жизнь, принимая как очищение Божест­венного «я», Божественной любви не только уни­жение отношений и крах идеалов. Вам нужно при­нять как спасение своих детей и свое собственное унижение нравственности, унижение человеческой любви. Дестабилизацию человеческого «я» на лю­бом уровне Вам нужно принять не просто сохра­няя любовь к Богу, а максимально концентриру­ясь на этой любви, на своем Божественном «я». Нужно подняться над человеческим, уменьшить зависимость от него, но не отрекаться от него. Че­ловеческая любовь — это сырье для Божествен­ной. Насколько в детстве мы пребывали в любви и добродушии, настолько больше мы можем постиг­нуть в познании Божественной любви.

—  Теперь я, кажется, начинаю понимать, — го­ворит женщина. — А Вы могли бы посмотреть мо­его мужа? Почему у него болит сердце?

—  У него много обид на женщин, — говорю я. — За мораль, нравственность, человеческую любовь он зацеплен еще сильнее вас.

—  Можно ли ему будет поговорить с Вами по телефону?

—  Поговорить можно будет. Но есть гораздо более эффективное средство: изменяясь глубинно, изменяя детей и внуков, Вы можете оказать ему в несколько раз большую помощь, чем ту, что он получит от меня.

—  Скажите, а почему все-таки здоровье и ха­рактер мужчин зависит от внутреннего состояния женщины?

—  Вы внимательно читали мои книги?

—  Да, конечно, — удивленно отвечает женщина.

—  Помните, я писал, что пол ребенка до 2-х ме­сяцев может меняться?

—  Да.

—  Так вот, 10 дней назад я летел в Германию и взял с собой в самолет газету. В ней была статья о сенсационном открытии медиков. Оказывается в первые дни и недели любой ребенок начинает раз­виваться как девочка. Пол ребенка начинает опре­деляться только через 2 недели. И тогда девочка может превратиться в мальчика, а может и остать­ся девочкой. Ученые объяснили это следующим образом.

Вначале в природе были только самки, проис­ходило самооплодотворение. Самцы появились позднее. На тонком плане самец и самка едины, а внешне противоположны. По китайской филосо­фии, все в природе делится на две противоположно­сти — мужскую и женскую, ян и инь. Так вот, в каждом из нас есть мужское и женское на­чало, дух и душа. Но поскольку женское начало первично, то глубинное состояние женщины в зна­чительной степени определяет здоровье и харак­тер не только ее детей, но и мужа. Если пользова­ться моей старой терминологией, раньше я это представлял так: любовь к Богу рождает любовь к людям и к окружающему миру. Любовь к людям рождает мораль и нравственность. Нравствен­ность рождает духовность. Духовность рождает интеллект и способность. А они в свою очередь по­зволяют развивать наше материальное благополу­чие. Насколько мы концентрируемся на первом звене, настолько благополучно существует и раз­вивается вся цепочка. Насколько мы концентри­руемся на вторичных звеньях, настолько вся це­почка начинает распадаться.

—  Скажите, пожалуйста, — спрашивает паци­ентка, — и все-таки, почему я так долго работала, а глубинного очищения не произошло?

—  Вот смотрите, — говорю я, — Вы делаете точку опоры на деньгах. Это источник Вашего вы­живания и стабильности. У Вас много денег, и вы счастливы. Но потом Вы предпринимаете 2—3 не­удачные попытки использования Ваших денег, или Вас попросту обманывают, или «лопается» банк, в котором находятся Ваши деньги, и Вы все теряете. Если Ваша точка опоры только на день­гах, Вы сойдете с ума или покончите жизнь само­убийством. Но Вы успели понять, что способности дают большую стабильность и счастье, чем деньги. Будут способности, будут и деньги. Но вдруг у Вас пошли непредсказуемые неудачи, Вы переста­ли контролировать ситуацию, или Вы почувство­вали, что постарели и способности уже не те, и Вы понимаете, что способность и благородство — это большее счастье и большая стабильность, чем спо­собность и интеллект.

Когда у Вас точка опоры была только на день­гах и на способностях, Вы постоянно переживали и боялись их потерять, и чем сильнее Вы боитесь, тем быстрее их теряете. Когда у Вас главная цель — быть духовным и благородным, Ваша за­висимость от денег и способностей резко уменьша­ется и тогда Вам их можно иметь. Ну вот предста­вьте, произошло крушение Ваших идеалов, с Вами несправедливо обошлись и планы развея­лись, как дым. И, чтобы выжить, Вы идете даль­ше. Вы начинаете жить нравственностью, лю­бовью к людям. Вы имеете деньги, способности, интеллект и духовность, Вы наслаждаетесь ими и купаетесь в них и владение ими для Вас неопасно. Вы живете человеческой любовью, которая выше всего этого, и Вы не зависите от них. Но вдруг Вы испытываете огромную любовь к другому челове­ку. А он предает Вашу любовь, безнравственно топчет ее и унижает. И Ваше человеческое «я» унижено во всех своих проявлениях. Если Вы не найдете новой точки опоры, Вы будете болеть и умирать. Раньше человек, проклиная все, отре­кался от духовных ценностей и кидался к матери­альным, говоря, что он ни во что не верит и глав­ное для него — деньги и материальное благополу­чие. Это в какой-то степени спасало положение. Сейчас это уже не спасает. Остается единствен­ный выход — перестать опираться на человече­ское «я» и на человеческую любовь и попытаться ощутить свое Божественное «я» более реальным, чем человеческое.

Чтобы лучше почувствовать Божественную лю­бовь, нам нужно на какое-то время затормозить активность человеческого «я». Торможение функ­ций сознания происходит через снятие сожаления о прошлом, снятие страха перед будущим, снятие недовольства настоящим.

Прошлое принимайте с любовью, настоящее принимайте с любовью, будущее принимайте с лю­бовью. Утром и вечером повторяйте: «Я во всем полагаюсь на Божественную волю». Тогда тормо­зится оценка ситуации и управление ситуацией, а это одна из главных функций сознания. Для нача­ла делайте хотя бы это, и это уже будет значитель­ная помощь Вашему ребенку.

Почему раньше Ваша работа не давала особого эффекта? Потому что Вы снимали зависимость от внешних слоев человеческого «я», передвигая все внутрь и увеличивая, таким образом, зависимость от глубинных структур. И это не противоречило моей системе, потому что в значительной степени она все-таки работала на человеческое «я». Я раньше молился для того, чтобы спасти свое человеческое «я», сейчас я молюсь, чтобы спасти Божественное, а вернее, обрести его и почувство­вать его истинную реальность. Раньше я молился, чтоб иметь больше денег, способностей, человече­ского счастья. Сейчас я молюсь, чтобы глубже ис­пытать Божественную любовь и меньше зависеть от человеческого счастья. Если Вы почувствуете эту разницу, Вы сумеете по-настоящему изме­ниться.

Женщина опять смущенно спрашивает:

—  Простите, а как конкретно мне нужно рабо­тать, чтобы помочь ребенку?

—  Вот смотрите, я просчитаю Вас по трем пара­метрам.

Первый — готовность принять очищение Бо­жественной любви через унижение и обиды от людей.

Второй — готовность принять очищение через болезни и несчастья и третий — принять очище­ние через смерть. Принять очищение через смерть — у Вас готовность высокая — 90 %, через болезнь — около 80 % и через обиды от людей — минус 100. Значит, ребенок автоматически лечит­ся через болезнь, раз его мать не может принять очищение через обиды от людей, то он и подавно. Значит, насколько Вы задним числом все обиды и неприятности от людей примете как самое щадя­щее средство очищения с благодарностью и любо­вью к Богу, настолько Вашему ребенку и Вам не нужны будут болезни и несчастья во время родов и после них.

Женщина благодарит и кладет трубку.

Я медленно перевожу взгляд на окно, где по-прежнему сияет зимне-весеннее солнце. Навер­ное, имеет смысл сейчас пойти и записать этот разговор и мои мысли для того, чтобы они вошли в шестую книгу.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Книга шестая. Ступени к божественному»

    Комментариев пока нет, будьте первыми!

Оставить комментарий

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Читайте также
Проделанная работа на сайте: нововведения и изменения От С. Н. Лазарева Проделанная работа на сайте: нововведения и изменения
Мы получали от вас письма, в которых вы просили доработать какие-то моменты, добавить недостающие функции и возможности, а также усовершенствовать интерфейс сайта.
27 ноября 2020
5
216
Новая платежная система для читателей с Украины! От С. Н. Лазарева Новая платежная система для читателей с Украины!
Искренне надеемся, что этот новый сервис будет удобным для вас и простым в использовании!
26 ноября 2020
1
494
Задание от С.Н. Лазарева! «Учитель приходит, когда ученик готов» От С. Н. Лазарева Задание от С.Н. Лазарева! «Учитель приходит, когда ученик готов»
Я продолжаю читать Ваши книги, следить за собой, менять характер, реакции. Я хотела бы разобраться в истоках своих проблем и начать работать над ними. Но у меня есть сомнения...
24 ноября 2020
14
1197
Поддержите нас
Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
Узнать больше
Подписка
Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
0