×
28 октября 2021

Мы все едины в Боге. И всё возвращается в этом мире.

Объединил этих двух людей в этом мире один-единственный день, в холодной военной сталинградской степи. Или... что-то несравнимо большее, что связывает людей на этой маленькой планете, несмотря на войны и разрушения, связывает нас всех вместе и навсегда.
3
401
Мы все едины в Боге. И всё возвращается в этом мире.
 
 
По данным переписи 1937 года, в СССР верующих среди лиц в возрасте 16 лет и старше оказалось больше, чем неверующих: 55,3 млн против 42,2 млн, или 56,7% против 43,3 % от всех выразивших свое отношение к религии.
 
В действительности верующих было, конечно, еще больше. Часть ответов могла быть не искренной. Кроме того, с большей долей вероятности можно предположить, что в основном не ответившие на вопрос о религии были верующими.
 
В 1941 планировалось закрыть последние церкви, и тут  грянула война.  В 1942 году, в СССР официально разрешили праздновать праздник Пасхи.
 
4 апреля, 1942 года, прозвучало радиообращение коменданта Москвы, который официально разрешил в ночь на 5 апреля находиться на улицах.
 
apologetik.ru/religioznost-naroda-v-1937-godu/
 
*****
 
…Февраль 1943 года, Сталинград.
 
Более трети миллиона немецких солдат попали в окружение и сдались в плен.
 
Все мы видели эти документальные кадры военной кинохроники и запомнили навсегда эти колонны, точнее толпы обмотанных чем попало солдат, бредущих по замерзшим руинам растерзанного ими города.
 
Лейтенант Ваган Хачатрян воевал уже давно. Он уже просто забыл то время, когда он не воевал. На войне год за три идет, а в Сталинграде, наверное, этот год можно было бы смело приравнять к десяти, да и кто возьмется измерять куском человеческой жизни такое бесчеловечное время, как война!
 
Хачатрян привык уже ко всему тому, что сопровождает войну. Он привык к смерти, к этому быстро привыкают. Он привык к холоду и недостатку еды и боеприпасов. Но главное, он привык к мысли о том, что «на другом берегу Волги земли нет».
 
Но все же оказалось, что кое к чему Ваган привыкнуть на фронте пока не успел.
 
Однажды по дороге в соседнюю часть он увидел странную картину.
 
На обочине шоссе, у сугроба стоял немецкий пленный, а метрах в десяти от него — советский офицер, который время от времени… стрелял в него.
 
Такого лейтенант пока еще не встречал: чтобы вот так хладнокровно убивали безоружного человека?!
 
Вновь раздался выстрел, и вновь пуля не задела немца.
 
— Эй! — крикнул лейтенант, — ты что это делаешь?
 
— Здорово, — как ни в чем не бывало отвечал палач. — Да мне тут ребята вальтер подарили, решил вот на немце испробовать! Стреляю, стреляю, да вот никак попасть не могу — сразу видно немецкое оружие, своих не берет! — усмехнулся офицер.
 
Посреди всего этого ужаса, посреди всего этого горя людского, посреди этой ледяной разрухи эта сволочь в форме советского офицера решила попробовать пистолет на этом еле живом человеке!
 
Убить его не в бою, а просто так, поразить как мишень?! Да кто бы он ни был, это же все-таки человек, пусть немец, пусть фашист, пусть вчера еще враг, с которым пришлось так отчаянно драться!
 
Но сейчас этот человек в плену, этому человеку, в конце концов, гарантировали жизнь! Мы ведь не они, мы ведь не фашисты, как же можно этого человека, и так еле живого, убивать?
 
А пленный как стоял, так и стоял неподвижно. Он, видимо, давно уже попрощался со своей жизнью, совершенно окоченел и, казалось, просто ждал, когда его убьют, и все не мог дождаться. Грязные обмотки вокруг его лица и рук размотались, и только губы что-то беззвучно шептали.
 
На лице его не было ни отчаяния, ни страдания, ни мольбы — последние мгновения жизни в ожидании смерти!
 
И тут лейтенант увидел, что на палаче — погоны интендантской службы.
 
«Ах ты гад, тыловая крыса, ни разу не побывав в бою, ни разу не видевший смерти своих товарищей в мерзлых окопах! Как же ты можешь так плевать на чужую жизнь, когда не знаешь цену смерти!» — пронеслось в голове лейтенанта.
 
— Дай сюда пистолет, — еле выговорил он.
 
Лейтенант выхватил пистолет, вышвырнул его куда глаза глядят и с такой силой ударил негодяя, что тот подпрыгнул перед тем, как упасть лицом в снег.
 
На какое-то время воцарилась полная тишина. Лейтенант стоял и молчал, молчал и пленный.
 
Но постепенно до слуха лейтенанта стал доходить пока далекий, но узнаваемый звук автомобильного двигателя, легковой машины М-1 или «эмки», как ее любовно называли фронтовики. На «эмках» в полосе фронта ездило только большое военное начальство...
 
У лейтенанта аж похолодело внутри… Это же надо, такое невезение!
 
Тут прямо картинка с выставки, хоть плачь: здесь немецкий пленный стоит, там советский офицер с расквашенной рожей лежит, а посередине он сам — виновник торжества. При любом раскладе это все очень отчетливо пахло трибуналом.
 
И не то, чтобы лейтенант испугался бы штрафного батальона (его родной полк за последние полгода сталинградского фронта от штрафного по степени опасности ничем не отличался), просто позора на голову свою очень и очень не хотелось!
 
А тут то ли от усилившегося звука мотора, то ли от снежной ванны и интендант в себя приходить стал. Машина остановилась. Из нее вышел комиссар дивизии с автоматчиками охраны.
 
— Что здесь происходит? Доложите! — рявкнул полковник. Вид его не сулил ничего хорошего: усталое небритое лицо, красные от постоянного недосыпания глаза…
 
Лейтенант молчал. Зато заговорил интендант, вполне пришедший в себя при виде начальства.
 
— Я, товарищ комиссар, этого фашиста… а он его защищать стал, — затарахтел он. — Этого гада и убийцу? Да разве же это можно, чтобы на глазах этой фашистской сволочи советского офицера избивать?! И ведь я ему ничего не сделал, даже оружие отдал, вон пистолет валяется! А он…
 
Ваган продолжал молчать.
 
— Сколько раз ты его ударил? — глядя в упор на лейтенанта, спросил комиссар.
 
— Один раз, товарищ полковник, — ответил тот.
 
— Мало! Очень мало, лейтенант! Надо было бы еще надавать, пока этот сопляк бы не понял, что такое эта война! И почем у нас в армии самосуд!? Бери этого фрица и доведи его до эвакопункта. Исполнять!
 
Лейтенант подошел к пленному, взял его за руку, висевшую как плеть, и повел его по заснеженной пургой дороге, не оборачиваясь. Когда дошли до землянки, лейтенант взглянул на немца.
 
Тот стоял, где остановились, но лицо его стало постепенно оживать. Потом он посмотрел на лейтенанта и что-то прошептал. «Благодарит наверное», — подумал лейтенант. — Да что уж. Мы ведь не звери!»
 
Подошла девушка в санитарной форме, чтобы принять пленного, а тот опять что-то прошептал, видимо, в голос он не мог говорить.
 
— Слушай, сестра, — обратился к девушке лейтенант, — что он там шепчет, ты по-немецки понимаешь?
 
— Да глупости всякие говорит, как все они, — ответила санитарка усталым голосом. — Говорит: «Зачем мы убиваем друг друга?»
 
Только сейчас дошло, когда в плен попал!
 
Лейтенант подошел к немцу, посмотрел в глаза этого немолодого человека и незаметно погладил его по рукаву шинели.
 
Пленный не отвел глаз и продолжал смотреть на лейтенанта своим окаменевшим равнодушным взглядом, и вдруг из уголков его глаз вытекли две большие слезы и застыли в щетине давно небритых щек.
 
…Кончилась война. Лейтенант Хачатрян так и остался в армии, служил в родной Армении в пограничных войсках и дослужился до звания полковника.
 
Иногда в кругу семьи или близких друзей он рассказывал эту историю и говорил, что вот, может быть, где-то в Германии живет этот немец и, может быть, также рассказывает своим детям, что когда-то его спас от смерти советский офицер.
 
В полдень 7 декабря 1988 года в Армении случилось страшное землетрясение. В одно мгновение несколько городов были стерты с лица земли, а под развалинами погибли десятки тысяч человек...
 
Со всего Советского Союза в республику стали прибывать бригады врачей, которые вместе со всеми армянскими коллегами день и ночь спасали раненых и пострадавших. Вскоре стали прибывать спасательные и врачебные бригады из других стран.
 
Сын Вагана Хачатряна, Андраник, был по специальности врач-травматолог и так же, как и все его коллеги, работал не покладая рук.
 
И вот однажды ночью директор госпиталя, в котором работал Андраник, попросил его отвезти немецких коллег до гостиницы, где они жили. Вдруг на одном из перекрестков прямо наперерез «Жигулям» Андраника вылетел тяжелый армейский грузовик.
 
Человек, сидевший на заднем сидении, первым увидел надвигающуюся катастрофу и изо всех сил толкнул парня с водительского сидения вправо, прикрыв на мгновение своей рукой его голову.
 
Именно в это мгновение и в это место пришелся страшный удар. К счастью, водителя там уже не было. Все остались живы, только доктор Миллер, так звали человека, спасшего Андраника от неминуемой гибели, получил тяжелую травму руки и плеча.
 
Когда доктор выписался из того травматологического отделения госпиталя, в котором сам и работал, его вместе с другими немецкими врачами пригласил к себе домой отец Андраника. Было шумное кавказское застолье, с песнями и красивыми тостами. Потом все сфотографировались на память.
 
Спустя месяц доктор Миллер уехал обратно в Германию, но обещал вскоре вернуться с новой группой немецких врачей. Вскоре после отъезда он написал, что в состав новой немецкой делегации в качестве почетного члена включен его отец, очень известный хирург.
 
А еще Миллер упомянул, что его отец видел фотографию, сделанную в доме отца Андраника, и очень хотел бы с ним встретиться. Особого значения этим словам не придали, но на встречу в аэропорт полковник Ваган Хачатрян все же поехал.
 
Когда невысокий и очень пожилой человек вышел из самолета в сопровождении доктора Миллера, Ваган узнал его сразу. Нет, никаких внешних признаков тогда вроде бы и не запомнилось, но глаза, глаза этого человека, его взгляд забыть было нельзя…
 
Бывший пленный медленно шел навстречу, а полковник не мог сдвинуться с места.
 
Этого просто не могло быть! Таких случайностей не бывает! Никакой логикой невозможно было объяснить происшедшее! Это все просто мистика какая-то!
 
Сын человека, спасенного им, лейтенантом Хачатряном, более сорока пяти лет назад, спас в автокатастрофе его сына!
 
А «пленный» почти вплотную подошел к Вагану и сказал ему на русском:
 
— Все возвращается в этом мире! Все возвращается!..
 
— Все возвращается, — повторил полковник.
 
Потом два старых человека обнялись и долго стояли так, не замечая проходивших мимо пассажиров, не обращая внимания на рев реактивных двигателей самолетов, на что-то говорящих им людей…
 
Пассажиры обходили их и, наверное, не понимали, почему плачет старый немец, беззвучно шевеля  губами, почему текут слезы по щекам старого полковника.
 
Они не могли знать, что объединил этих людей в этом мире один-единственный день в холодной сталинградской степи.
 
Или что-то большее, несравнимо большее, что связывает людей на этой маленькой планете, связывает, несмотря на войны и разрушения, землетрясения и катастрофы, связывает всех вместе и навсегда.
 
Лев Кирищян

родина-моя.рф/sdelano-v-rossii/
  1. Элла
    1152
    Исследователь
    28 октября 2021, 18:43
    Благодарю за публикацию! Тронута до глубины души! В жизни всегда есть место подвигу🔥
    1. Светлана
      2470
      Эксперт
      29 октября 2021, 09:11
      ВСЁ во всех мирах управляется Богом… Но сколь же много зависит от НАШЕЙ Свободы Воли, от НАШЕГО нравственного выбора Души каждую секунду! Невозможно предположить чем, когда и как откликнется этот выбор… например, ценой жизни ребёнка… через много-много лет....   Ответственность КАЖДУЮ секунду жизни… Спасибо за публикацию, такие истории помогают как-то собраться внутренне...🙏💞🌻
      1. Наталья
        15
        Читатель
        31 октября 2021, 19:39
        Очень тронуло, до слез

        Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

        Читайте также
        Юродивые на Руси Мировые Юродивые на Руси
        Юродивый это человек великого подвига души, мужества, независимости от мира и любви к истине
        29 ноября 2021
        1
        54
        В основе болезни — убийство любви Мировые В основе болезни — убийство любви
        Когда родители убивают любовь друг в друге, они формируют подсознательную программу, разрушающую души своих детей. 
        29 ноября 2021
        10
        200
        Что слушать, когда плохо на душе. Михаил Казиник Мировые Что слушать, когда плохо на душе. Михаил Казиник
        Потрясение Баха было безмерно... И вот тогда то к нему пришла эта мелодия...
        28 ноября 2021
        6
        365
        Другие материалы
        Все видео
        Поддержать автора
        Вы можете поддержать развитие нашего сайта, перевод книг на другие языки и других проектов, связанных с исследованиями С.Н. Лазарева.
        Узнать больше
        Подписка
        Оставьте ваш e-mail, чтобы 2 раза в месяц получать информацию о новинках, интересных статьях и письмах читателей
        0