Когда Вы чаще всего обращаетесь к книгам Лазарева С. Н.? Когда начинаете искать и вновь просматривать видео-ролики Автора?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.
Календарь на 2020 год
c картинами C.Н. Лазарева

Изменилась больше, чем за все 12 лет работы

Я научилась слушать и слышать мою интуицию. Нравится "читать" людей, разгадывать сны по моим ощущениям. Окружающие отмечают, что я хороший психолог. Дочь говорит, что мои прогнозы сбываются и стала ко мне прислушиваться.

подробнее...

Конкурс «Мои достижения в 2019 году». Итоги!

Скоро наступит Новый год. Это очень волнительно и радостно для каждого из нас. В декабре многие подводят итоги уходящего года, и мы предлагаем Вам поделиться своими результатами с Нами! Новый год – это всегда праздник, мы ожидаем определенных перемен, строим планы, мечтаем, развиваемся и работаем над собой, своими характером и привычками. Знакомьтесь с удивительными и воодушевляющими историями наших Читателей! подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Помогать нужно душе

 

ov-5

 

Очень захотелось поделиться интересной исто­рией, которая произошла со мной.

Есть у меня один приятель, познакомились с ним на прежней работе. Назовем его Алекс. Он типич­ный представитель общества потребления, раз­вивающейся рыночной экономики и современной демократии. Для него главными ценностями яв­ляются: вкусно поесть, подцепить какую-нибудь девушку для телесного времяпрепровождения и на халяву, без особого труда, срубить побольше день­жат. Я его не осуждаю, сами все когда-то были такими или похожими в чем-то, но многие вовре­мя остановились и уже идут другим путем. А для таких, как он, без веры в Бога измениться просто невозможно. Он женат, двое детей, все, как у меня, тем более, мы ровесники и коллеги.

Получилось так, что со старой работы мы ушли практически одновременно и не сговариваясь, каж­дый стал заниматься своим бизнесом. Оба мы ока­зываем услуги по снабжению бюджетных органи­заций различными товарами. Только я занимаюсь хозтоварами, а он — мягким инвентарем. Иными словами, мы облегчаем завхозам жизнь.

Начинали оба с нуля, не было не только собствен­ного транспорта, но и денег. Но мало-помалу у нас все стало получаться. Договорились друг другу по­могать. Я в банке взял кредит на покупку машины и на раскрутку бизнеса. А он взял машину у брата по доверенности.

Не прошло и полгода, как его лишают водитель­ских прав за пьянку. И тогда он напросился ко мне, чтобы я покатал его по делам в свое свобод­ное время. Я согласился. Он мне приплачивал по­немногу, чтобы хоть как-то возместить бензин, чи­сто символически. И чем больше я ему помогал, тем хитрее и жаднее он становился. Очень часто у него не было денег, чтобы заплатить и эту символи­ческую сумму, — он говорил, что сегодня на мели, хотя в течение дня покупал себе сигареты и нехило обедал. Один обед часто стоил больше, чем он дол­жен был мне за дневную работу. Когда я напоминал ему о его долгах, то он «кормил меня завтраками», говорил, что придет время — и он мне будет помо­гать. При этом он зарабатывал больше меня, поку­пал себе разную одежду, дорогой мобильник, теле­визор в кредит, пока я жил на зарплату жены и у детей просил из старой заначки денег в долг, что­бы купить хлеба.

Дальше пошло еще хуже. Из-за его работы я не успевал сделать свою. Когда в один прекрасный мо­мент мое терпение лопнуло и я отказался ехать, пока он не заплатит мне все долги, он стал торго­ваться и сказал, что сумма нереальная и что мы же друзья, а на друзьях грех зарабатывать, нужно по­могать. Он заплатил мне половину, но так как и эти деньги были для меня спасением, то я согласился.

При этом он выставлял клиентам огромные сче­та с большой накруткой, тогда как я брал со сво­их клиентов сумму гораздо меньшую, чем у конку­рентов. Такое положение дел приводило к тому, что бизнес его все мельчал, он терял клиентов одного за другим, в то время как у меня их количество возрас­тало. И все равно он зарабатывал больше меня. На одном заказе он делал деньги, которые я зарабаты­вал за месяц. Но деньги у него не задерживались. На себя любимого он никогда не жалел, а платить мне за работу опять стал забывать.

И вот в один прекрасный день я решил, что с меня хватит. Я обещал свозить его к клиенту, а сам не поехал. Он каждый день названивал мне по сто раз. Я стоял на своем и каждый раз придумывал новые отмазки, — что машина сломалась или род­ственник умер.

Через неделю он пропал. Долго не объявлялся. А после я узнал, что с ним случилась беда. Он снял в банке крупную сумму наличными, а когда шел пешком домой, на него сзади напали, избили, ото­брали портфель с документами, деньгами, дорогим мобильником. Очнулся он только в больнице. После этого случая у него даже тон разговора поменял­ся. Раньше он разговаривал с позиции если не силы, то уверенного в себе человека, а теперь стал тише воды, ниже травы.

Прошло полгода, а я не знал, что с ним, как у него с работой. Ведь он мне денег должен. Но я не злопа­мятный, скорее, наоборот. Просто четыре челове­ка, которые у меня брали в долг и так и не отдали, умерли. Причем трое из них — буквально через месяц.

Я было начал волноваться за него, как узнаю новость, что он опять в больнице. Ехали с другом на мотоци­кле и попали в аварию. Оба остались живы, но он выбил себе все передние зубы. И ему стоматолог выставил счет в 46 тысяч за вставку новых зубов.

Прошло еще два месяца, и вот он звонит мне и опять просит помощи. Оказывается, в одной орга­низации он выбрал лимит 100 тысяч в квартал и, по нашим российским законам, в этом квартале не мо­жет больше поставлять им товары. А они ему сде­лали заказ на 60 тысяч. И он просит меня, чтобы я выставил счет от своего имени. Мне скинут на банковский счет деньги, и я переведу их ему. Я со­гласился за один процент все сделать.

Понедельник. Утро. Последний день месяца. Сро­ки поджимают. Счет нужно отправить сегодня. Я подхожу к компьютеру, делаю свою работу, но только стал заниматься его счетом, как в доме вы­рубают свет. Я подождал немного, попил чаю. Зво­нит Алекс, интересуется, как дела. Я говорю, что никак. Собираюсь ехать к своим клиентам. Думаю, приеду после обеда, может, свет дадут, и все успе­ем сделать.

Все было нормально, только на подъезде к дому у меня заглючил мобильник. Я его разбирал и собирал, чистил, продувал феном, включал, выключал, а он не хочет работать — и все тут. Как же я свяжусь с Алексом? Думаю, ладно, сейчас напечатаю ему счет, съезжу на работу к жене, переставлю свою «сим­ку» в ее телефон и позвоню Алексу договориться, где встретимся, чтобы отдать счет.

Спросил дома у дочери, когда включили свет. Она сказала, что, как только я ушел, сразу дали. Вклю­чаю компьютер. Проверяю свою электронную по­чту, все нормально работает. Только начал делать счет, комп завис. Я его перезагружаю, чищу, начи­наю печатать на принтере, а там почему-то сбились настройки, и счет получается в обрезанном виде. Пытаюсь восстановить настройки — глючит комп. Передо мной мертвый мобильник. Ничего не рабо­тает. Выключаю комп. Думаю. Начинаю понимать, в чем дело. Кладу перед собой умерший мобильник и говорю вслух: «Господи, если Ты хочешь, чтобы я не помогал Алексу, я не буду ему помогать, включи, по­жалуйста, мобильник. А если не в этом дело, то на все Воля Твоя, придется покупать новый».

Включаю телефон, — вы не поверите, он рабо­тает. И... тут же идет проверка — звонит Алекс. Я спокойно ему отвечаю, что не буду ему помогать. Он говорит, что я его подставил и поступаю непо­рядочно, что он уже со всеми договорился и от меня ждут счет. Я упорно стоял на своем и говорил ему, чтобы нашел другого помощника, пока не поздно. Он сказал, что никто ему не поможет, кроме меня. Тог­да я спросил: «Алекс, ты в Бога веришь?» Он завис, я было подумал, что телефон опять сломался, а он после долгой паузы отвечает: «Верю, а что?» «Ну так вот, — говорю, — мне не разрешают тебе помо­гать». Тогда он сказал ключевую фразу: «Я тебе за­плачу». Я спросил, сколько. Он сказал, что 2 процен­та. Я говорю: «Хорошо, я поинтересуюсь, можно ли тебе помогать за 2 процента».

Сижу думаю, что делать дальше, как быть. Вдруг ему нельзя помогать вообще? Тогда я отвечу за то, что ослушался. Меня по головке за это не погладят. С другой стороны, он мне денег должен больше, чем 2 процента, примерно 5. А вдруг долг, действитель­но, платежом красен и не надо ему его прощать, а надо помочь вернуть? Набираю эсэмэску, что согла­сен на 5 процентов. Он тут же звонит, и первый его вопрос был такой: «Ответь честно, что у тебя там за Бог такой?» Я говорю, что Бог у всех один. Он опять стал со мной торговаться и уверять меня, что 5 процентов — это много. «Тогда, — говорю, — извини, ничем не могу помочь». Ему ничего не оста­валось делать, как согласиться.

Я подхожу к компьютеру и молюсь, и говорю, что если я снова нарушаю Божественную Волю, то пусть меня остановят или дадут понять. На все Воля Твоя, Господи. Включаю комп. Все рабо­тает. Отлично пропечаталось, хотя я ничего не исправлял.

В общем, счет ушел. Работа выполнена. Долг с Алекса получен в полном объеме. А я стал еще боль­ше молиться Богу. Он и до этого был мне Отцом и самым большим другом, а тут... В общем, как Его не Любить, чего и Вам желаю, и Алексу мыслен­но — тоже.

 

Есть хорошее выражение: «Я не ревную, но хату спалю». Наивные, примитивные представления, исхо­дящие из приоритета сознания и инстинктов, всегда дают однобокую и неправильную картину мира.

Религия предназначена для того, чтобы показать не­совершенство сознания, объединить противоположно­сти воедино, открыть людям вселенские законы. Если религия сползает к главенству сознания и инстинктов, тогда легко принимаются утверждения, что Земля плоская, что Солнце вращается вокруг Земли, что все добро — от Бога, а зло — от дьявола. Наши представ­ления о мире становятся поверхностными и ущерб­ными. Мы считаем, что человек — это тело, и забо­ту о ближнем превращаем в угождение его телу и ин­стинктам, нанося тем самым огромный вред его душе. А потом удивляемся, почему он мстит нам за оказан­ную помощь.

Дать деньги добродушному, энергичному и щедро­му — означает помочь ему, а дать деньги завистливому, жадному и злому — это значит навредить. Помогать, в первую очередь, нужно душе. Значит, помощь ближ­нему должна заключаться в том, чтобы способствовать развитию у него любви, щедрости, заботливости, уме­ния работать. Это уже не внешняя, а внутренняя по­мощь. Когда мы мыслим поверхностно, с точки зрения формы, — диалектика утрачивается.

Помогать, в первую очередь, нужно душе, посколь­ку человек есть душа, а не тело. Сначала мы помога­ем друг другу неправильно, в примитивно религиозной манере, сострадание спутав с ублажением тела и судь­бы. А потом начинаем помогать душе, и появляется диалектика. Многие люди, усвоив идею, что нужно любить ближнего, а значит, помогать ему всегда, пыта­ются делать это поверхностно и натыкаются на небла­годарность и даже месть за свою помощь. Тогда они бросаются в противоположность, отрекаясь от любви к ближнему и от внешней помощи ему. Дело в том, что в их сознании любовь связана только с положительны­ми эмоциями, а Бог — это добрый дедушка, щедро раз­дающий леденцы.

Однако со временем мы мудреем. Мы начинаем по­нимать, что любить ближнего и заботиться о нем нуж­но всегда, — только делать это следует правильно.

 

С. Н. Лазарев «Опыт выживания», часть 5

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!23.01.2020 07:05