Когда Вы чаще всего обращаетесь к книгам Лазарева С. Н.? Когда начинаете искать и вновь просматривать видео-ролики Автора?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.
Календарь на 2020 год
c картинами C.Н. Лазарева

Изменилась больше, чем за все 12 лет работы

Я научилась слушать и слышать мою интуицию. Нравится "читать" людей, разгадывать сны по моим ощущениям. Окружающие отмечают, что я хороший психолог. Дочь говорит, что мои прогнозы сбываются и стала ко мне прислушиваться.

подробнее...

Конкурс «Мои достижения в 2019 году». Итоги!

Скоро наступит Новый год. Это очень волнительно и радостно для каждого из нас. В декабре многие подводят итоги уходящего года, и мы предлагаем Вам поделиться своими результатами с Нами! Новый год – это всегда праздник, мы ожидаем определенных перемен, строим планы, мечтаем, развиваемся и работаем над собой, своими характером и привычками. Знакомьтесь с удивительными и воодушевляющими историями наших Читателей! подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Страх будущего

 

dk7

 

Переходим к страху перед будущим. Здесь про­ходит тема желаний, исходящая из первородного греха. Все наши желания обращены к будущему. Чем сильнее мы зацеплены за желания и делаем их смыслом жизни, тем больше мы боимся их по­терять. Поскольку желания связаны с будущим, то зацепленность за них рождает страх перед бу­дущим. Страх перед будущим приводит к тому, что мы начинаем плохо думать о людях, мы боим­ся, что нас предадут, обманут, обидят. Чем боль­ше мы боимся будущего и плохо думаем о людях, тем сильнее мы зацепляемся за будущее и начина­ем его терять. Это приводит к болезням и смерти. Итак, понятно: уныние и страх перед будущим. Это как бы основные признаки гордыни и ревно­сти. Но при чем тут старость? Опять не понятно. Сознание опять возвращается к теме воли и жела­ний. «Запад есть запад и восток есть восток, и им не соединиться никогда» — говорил Киплинг. Кризис современного мира — это в первую оче­редь кризис двух систем мышления, западной и восточной. Они медленно переходят друг в друга. Но при быстром соединении убивают друг друга, происходит нейтрализация. «Нет людей, есть идеи» — говорили на Востоке. Если эти две идеи не соединятся в диалектическом единстве, образуя что-то новое, они погибнут. Это соединение нача­лось несколько тысяч лет назад. Многобожие по­зволило одним Богам идти в сторону идеального, а другим — в сторону материального. Две проти­воположные системы мышления могли соединить­ся только в религиозной системе, признающей единобожие. Такой религией стал иудаизм. Вос­точная точка зрения, признающая только идеи и отрицающая этот мир, соединилась с западной, признающей окружающий мир как реальность. И если раньше в религиях божества представляли идеальный или материальный аспект, то в новой религии понятие божественного ушло за пределы материального и идеального. Но для того чтобы не скатиться назад и не распасться на составля­ющие, нужно было выполнить огромное количе­ство правил, позволяющих уменьшить зависи­мость от материального и духовного.

Люди менялись. Менялось время. Какие-то правила устаревали, а новой информации о пре­одолении двух главных аспектов человеческого не поступало. Значит, со временем должна нарастать тенденция ослабления реальности Божественного и все больше реальности духовного и материаль­ного, попеременно меняющих свою значимость. Христианство совершило огромный прорыв в создании Божественного. Оказывается, главным средством познания Бога может быть не жесткое ограничение человеческих потребностей, и не скрупулезное, неукоснительное соблюдение всех правил и обрядов, а в первую очередь — любовь. Любовь к Богу, которого мы носим в себе. Любовь к Богу, которого мы видим в каждом проявлении человеческого. Любовь к Богу, которого мы видим в каждой частице окружающего мира. Реальность

Божественной любви помогла уменьшить зависи­мость от основ человеческого счастья. Соединить ранее не соединяемое. Реальность духа, отрицаю­щего материю, и реальность материи, не признаю­щей дух. Для многих читающих Новый Завет мно­гие выражения Христа выглядят очень противоре­чивыми. Это видимое противоречие возникает потому, что в душе мало любви. Когда в душе много любви, внешне совершенно противоречивые и взаимоисключающие друг друга понятия меняют свой смысл и перестают быть взаимоисключающи­ми. Но чтобы познать мир на таком уровне и ощу­тить такую наполненность любовью, нужно на­учиться проходить мучения по расставанию с основами человеческого счастья, сохраняя при этом Божественную любовь. И в каждом из нас си­дит память о том, как сохранял любовь Иисус Христос при распаде основ человеческого счастья. Распад жизни. Крах воли и желаний. Все это не отразилось на его умении любить. Но через не­сколько столетий христианство распадается на две ветви. Опять происходит откат к двум составля­ющим, к западной и восточной. Католичество с приоритетом материального над духовным и право­славие с приоритетом духовного над материаль­ным. Но православие не уравновешивает католиче­ство, и появляется ислам с четким и строго обосно­ванным приоритетом духовного над материальным. Мир должен возвратиться к любви, ибо реальность Божественного заключена не в идеях и принципах, не в богатстве и роскоши, а в любви, не подвласт­ной ничему и ни от чего не зависящей.

Запад и Восток должны соединиться в новом качестве. А пока на пограничной полосе идут по­стоянные конфликты. Наука и религия, западная демократия и восточный деспотизм. Противопо­ложности развиваются и обостряют свой конф­ликт. Мысли обращаются к России и ее судьбе. Лежащая между Востоком и Западом Россия из­начально впитала в себя главное противоречие.

Судьба России является иллюстрацией закона единства и борьбы противоположностей. Сначала вялое, аморфное, еще неразделенное существова­ние двух типов мышления. Взаимодействие с ев­ропейской мыслью и восточной философией. По­степенно Россия все больше переходит к восточно­му типу мышления. Затем появление Петра и резкий крен в западную цивилизацию, но без раз­рушения восточного стиля мышления. Противопо­ложности оформляются и начинают перетекать друг в друга. Процесс развития резко ускоряется. России по судьбе предстоит соединить эти проти­воположности. Попытка избрать только западный или восточный путь стремительно дискредити­руется.

Конец прошлого века. Россия пытается встать на западные рельсы. Отмена крепостного права и демократические преобразования. Царя убивают. Появляются признаки хаоса. Тут же откат в сто­рону жесткого управления. Заканчивается это взрывом, революция 1905 года. Страна опять ухо­дит к западной модели. Реформы Столыпина, фермерские хозяйства. Экономическое процвета­ние. А затем убийство Столыпина и остановка ре­форм. Страна уходит в восточную модель мышле­ния. А дальше опять взрывы. Начало Первой ми­ровой войны. Затем две революции. Недолгая демократия после первой революции, попытка приобщить Россию к Западу завершается второй революцией и уходом в военный коммунизм. Да­льше должен следовать взрыв. И здесь неожидан­но главный идеолог восточного коммунистиче­ского мышления — Ленин совершает поступок, граничащий с подвигом. Принимает западную си­стему мышления, открывая дорогу нэпу. Но для России чисто западное мышление — это ускоре­ние распада и разложения. Вместе с распадом страны распадается личность ее руководителя — Ленина. Появляется психическая болезнь и невоз­можность управлять государством. Страна зако­номерно уходит в восточную деспотию. Начинает­ся коллективизация. Хаос и распад сменяются тенденцией коллективного самоуничтожения. На­чинается 37-й год. Дальше должен быть взрыв, и он начинается Второй мировой войной. После войны возникает тенденция к демократии, но так же как в 20-х годах, она быстро переходит в свою противоположность, опять начинаются репрессии, дальше взрыв или смерть руководителя государст­ва. Тиран умирает. Дальше должен быть уход к западной демократии, ориентации на частную соб­ственность или попытка, наконец, соединить два разных способа мышления. Попытка Хрущева привести страну к относительной демократии успехом не увенчалась. Но появилась возмож­ность существования бок о бок двух различных систем мышления — науки и религии, идеализма и материализма. И так же как в 20-х годах, в пер­вую очередь это находит отражение в искусстве 60-х годов. Дальше должно найти отражение в философии, политике и экономике.

Но противоположности не удерживаются на этом уровне, начинают нейтрализовать друг дру­га, проваливаясь в аморфное состояние. И так же как после реформ Петра, начинается аморфный период, где нет ярко выраженного восточного или западного стиля мышления. После завершения брежневского периода начинается резкий уход в восточную модель, которую вводит Андропов. Людей хватают в кинотеатрах и допрашивают, по­чему днем они не на работе. Дальше должен быть взрыв или смерть руководителя. В последнее время все процессы ускорены, и Андропов умира­ет достаточно быстро. Дальше некоторое время пе­редышка и тяготение к западной модели. Горбачев приступает к демократическим преобразованиям в стране. Только западная модель губительна для России, Горбачев это понимает. Поэтому наряду с демократией он пытается сохранить идеологию со­циализма, коллективное мышление, духовный потенциал. Поэтому он совершает на первый взгляд совершенно абсурдный поступок — начи­нает антиалкогольную кампанию. Сделав рывок в сторону материального состояния, страна должна сохранить духовность. Но коммунистическая идеология не давала возможности гармоничного сосуществования двух противоположностей. Со­циализм больше принадлежал восточной модели, потому что в нем исключалась свобода личности. Серединного пути не получилось. Страна все больше скатывалась в неуправляемую воровскую демократию. Горбачев и его окружение пытаются выровнять ситуацию, резко забирая вправо. Начи­нается август 1991 года.

Но России не суждена судьба и восточной дес­потии. Путч не удался, и начинаются ельцинские преобразования. Горбачев поздно понимает, что демократия без идеологии в России заканчивается воровством и распадом. Тогда, в 1985 году, он уверен, что сумеет совместить две противополож­ные тенденции. Но в 1986 году происходит мисти­ческая катастрофа — взрыв Чернобыльской АЭС. Это как бы предупреждение стране о надвига­ющемся неблагополучии. Горбачев говорит о но­вом мышлении. Дисциплина и управление долж­ны идти не за счет деспотии и драконовских мер по отношению к народу. Ту же роль, но гораздо более эффективно, может выполнить новая идео­логия и продуманные законы. Но идеологии не было. После неудавшейся попытки вернуться к восточной дисциплине страна погружается в ель­цинскую демократию с элементами восточной дес­потии. Опять усиливаются тенденции распада страны, и начинает распадаться личность ее руко­водителя. После этого Россия должна уйти впра­во. Если она пойдет с приоритетом на восточную деспотию, то быстрее можно ожидать взрывов или гибели руководителя. Поскольку идеологии в Рос­сии нет, то, скорей всего, порядок должен поддер­живаться деспотическими мерами. Два взрыва, произошедших в 2000 году, свидетельствуют об этом. Когда Россия концентрировалась на запад­ной демократии, то есть на желаниях, начинался процесс, напоминающий Содом и Гоморру. Когда Россия концентрировалась на воле и управлении, то есть восточном стиле мышления, начиналось удушение народа и взрывы.

Подводная лодка «Курск» является как бы сим­волом военного управления. Телебашня «Остан­кино» — символом информационного управления. Катастрофы, произошедшие с этими символами, говорят об опасной тенденции, набирающей ход в России. Земля становится все более хрупкой, и для нее все более опасно самостоятельное сущест­вование двух противоположностей: западной ци­вилизации, движущейся к распаду и разложению, и восточной, движущейся к коллективному само­убийству. Поскольку в России эти две тенденции выражены особенно ярко и поскольку опыт их со­существования уже в России есть, похоже, именно ей придется создавать новую модель мышления, которая родит новую политику, новую экономику и новое человечество. Мои мысли опять возвраща­ются к семинару, который пройдет завтра. В каж­дом государстве и в каждом человеке идет обост­рение одного и того же процесса. Усиление зави­симости от желаний и воли. Переход из ревности в гордыню и наоборот, который работал раньше, уже исчерпан. Я помню, как раньше, сведя все проблемы к теме ревности или гордыни, объяснял пациенту, как снять ту или другую зависимость, и он выздоравливал. Но было достаточно редко, когда приходили пациенты, у которых зашкалива­ли и ревность, и гордыня, и я им говорил:

   Лекарства обычно передвигают проблему из одной области в другую. В вашем случае медици­на бессильна, и вы это уже поняли. И в вашем случае остался только один путь — к Богу. И если для вас любовь к Богу будет большей реаль­ностью, чем ваше желание и ваша воля, вы спа­сены.

 

С. Н. Лазарев «Диагностика кармы», книга 7

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!10.01.2020 07:01