Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
800 560р.

Просто второе рождение

Здравствуйте, Сергей Николаевич! Хочу поделиться своими результатами практических занятий и поблагодарить за них. Порывалась написать раньше, да всё ждала, чем закончится эта история. Возможно, письмо вышло несколько запутанным, поскольку дописывала его по мере изменения ситуации. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Осень человечества

 

ch5-3

 

Я сижу дома в гостиной, уютно устроившись в кресле. Телевизор выключен. Предыдущую неде­лю я болел и, от нечего делать, несколько дней по­дряд смотрел телепередачи. Результат — ноль. Никакой полезной информации. Телевизионный экран отбирает энергию, потому что человек на­страивается на потребление. Похожие процессы происходят, когда читаешь бульварные газеты и журналы. Цель коммерческих передач и статей — вовсе не развитие и не образование человека. Нужно заинтересовать, дать положительные эмо­ции, — ведь платит человек за удовольствия.

Я диагностировал детей, которые смотрят теле­визор: после часа просмотра внутренняя энергия начинает падать. Дело в том, что ребенок ничего не отдает, а только потребляет. Происходит ими­тация общения, имитация жизни. Наверное, пото­му и начинаются у детей проблемы с психикой, если просмотр телевизионных передач занимает больше двух часов в день. Это уже научно уста­новленный факт.

Дети гораздо меньше стали общаться между со­бой, играть в подвижные игры. Навыки общения слабеют. Дети подражают взрослым телевизион­ным героям. Проходят годы, и выясняется, что молодежь совершенно разучилась общаться и, со­ответственно, не умеет разрешать конфликты. А с таким багажом семью не создашь.

Государство самоустранилось, ушло с экранов телевизора, а частника волнует только прибыль. Получается, что качество духовной пищи еще хуже, чем у продуктов питания. В принципе, это процесс закономерный. Если существует какая-то проблема, она должна проявляться везде и всюду.

Если есть проблемы с телом, значит, прежде уже начались проблемы с духом и душой. Если качество питания и состояние экологии приближа­ются к опасной черте, значит, наше мировоззре­ние и нравственность давно уже пребывают в критическом положении. Мы хотим потреблять телом — и получаем имитацию еды в виде некаче­ственных продуктов. Хотим потреблять духом — и получаем имитацию правды. Хотим потреблять душой — и получаем фальшивые чувства в виде сериалов, фильмов-жвачек, различных телевизи­онных шоу. Я заметил: стоит мне день не посмот­реть телевизор — и тут же повышается энергия, появляются творческие мысли, возникает желание общаться и что-то делать. Подглядывание в замоч­ную скважину отнимает энергию и жизнь.

В наше время все разновидности пищи — физи­ческая, духовная и душевная — направлены на разжигание аппетита и чрезмерное потребление. Человек сбалансированный ест мало и меньше за­висит от еды. Рынок же должен добиться обратно­го — заглушить личную энергию и тем самым уси­лить тенденцию потребительства.

Выработанный рефлекс потребления превраща­ется в инстинкт. Где-то я прочитал, что раньше люди покупали машину раз в 12 лет, — таков был средний срок жизни машины без особых поломок. Потом стали покупать машину раз в три года. Пе­ред кризисом 2008 года многие состоятельные люди на Западе покупали новую машину каждые три месяца. Раньше рынок обслуживал людей, а сейчас он обслуживает сам себя, то есть уже сам рынок диктует свои условия.

Нормальная ткань работает на организм, пато­логическая — на самое себя. Рынок из слуги пре­вратился в хозяина, и этот хозяин безжалостно истребляет все то, что мешает его развитию, а это, в первую очередь, любовь, вера и нравственность.

Без трех этих составляющих — любовь, вера и нравственность — понятие единобожия становит­ся нереальным. Единобожник учится физические и духовные потребности подчинять душе. У идо­лопоклонника интересы тела — на первом месте. Рынок должен уничтожить единобожие, исполь­зуя при этом различные инструменты. Один из них нам знаком, он называется — политкорректность. Религиозную символику нужно объявить религиозной пропагандой, а последняя может ущемить права гомосексуалистов. Вслед за рели­гиозной символикой и саму веру в Бога можно на­звать неполиткорректной. Ведь вера призывает ко многим ограничениям, а это мешает процветанию рынка.

Я улыбаюсь, вспоминая историю из телевизион­ных новостей. Какой-то начинающий коллекцио­нер по наивности вложил деньги в картины, причем подлинность картин была подтверждена экспертами на уровне Третьяковской галереи. А потом выяснилось, что немалые деньги потраче­ны впустую. После этого одураченному коллекци­онеру следовало действовать по законам рынка, то есть промолчать и попытаться перепродать карти­ны более наивному ценителю. А человек этот по незнанию поднял шум. Выяснилось, что на рынке картин — огромное количество подделок. Теперь этот коллекционер вынужден скрываться, чтобы остаться в живых. Маммона не прощает выпадов против себя.

Как-то один антиквар просвещал меня относи­тельно законов жанра:

— Реальных произведений искусства на рын­ке — около 2-5%. Речь идет о подлинниках, о ра­ботах высокого уровня. А для того чтобы рынок развивался, нужно как минимум 50-60%. Поэто­му все знают, что идет торговля фальшаком, и все молчат. Кстати, на аукционе Сотбис та же самая ситуация: вещи либо украденные, либо фальши­вые. Рынок похож на машину, которая набирает скорость. С той разницей, что он не может и не хочет ни остановиться, ни замедлиться.

То, что в мире называется «кризис перепроиз­водства», — это, на самом деле, рынок, вы­шедший из-под контроля. Мне вспомнился этот разговор с антикваром, когда начались печально знаменитые события в экономике нынешних стран.

Нынешний мировой кризис явился результатом безудержного процветания США. Все началось с американской ипотеки. Для того чтобы рынок ра­ботал, люди должны покупать. Значит, условия для покупок должны быть все более льготными. И вот уже человек приходит в магазин, а ему го­ворят: «Если вы купите стиральную машину, то начинать выплату можно через год, и то неболь­шими частями». Все, что угодно, только купите! То же самое было с квартирами. Купить квартиру в кредит было выгоднее, чем брать ее в аренду. Ставки понижались, покупки росли.

Для того чтобы рынок развивался, ему нужен постоянный приток новых денег. Раньше количе­ство денег соответствовало существующему това­ру. Сейчас деньги появляются из воздуха и требу­ют создания нового товара. Значит, причина кри­зиса — это перепроизводство денег, в данный момент — Соединенными Штатами.

Любопытно, думаю я, как развивается нынешний мир... Раньше понятие нравственно­сти, связанное с единобожием, использовалось в международной политике достаточно часто. Сей­час нарушаются не только нравственные, но и юридические законы, грубо попираются междуна­родные соглашения, а весь мир молчит. Законы жанра обязывают. С легкой подачи США этот процесс расползается по всему миру.

В России в начале 90-х нравственные законы отсутствовали, поэтому перестали работать и зако­ны юридические. Эту ситуацию народ потом обо­значил одним емким словом — «беспредел». Все­дозволенность захлестнула общество сверху дони­зу. Такого хаоса не было даже в языческих, идолопоклоннических государствах. Полная без­наказанность греха и преступлений поставила страну на грань самоубийства.

Сейчас тот же процесс инициируется США. По­сле войны была предпринята попытка создать структуру, которая являлась бы гарантом нравст­венности. Ее назвали Организацией Объединен­ных Наций. Соединенные Штаты проигнорирова­ли ее в 2003 году, при вторжении в Ирак.

Нравственность защищает душу и любовь, по­зволяя ощутить единство всех людей на Земле. Вера в единого Бога и нравственность неразрывно связаны. Отказ он нравственного закона в пользу силы знаменует собой возврат к идолопоклонни­честву.

После распада Советского Союза в России не было гражданской войны. Происходило незамет­ное истребление государства, разрушение остат­ков нравственности, все более укреплялся культ денег. Уважение к закону исчезло окончательно. В Советском Союзе оно также было весьма сла­бым, поскольку коммунистическая нравственность на деле оказалась фикцией. Ведь нравственность исходит из заботы о душе, из ощущения единства всех людей. Основные принципы нравственности исходят из религии, любви и веры.

Большевики в свое время отказались от веры и нравственности, поэтому в России возник беспре­дел и началась гражданская война, а потом на­блюдалось неслыханное падение нравов. Семьи распадались, улицы были полны беспризорников. Воровство, грабеж и убийство стали нормой. Для того чтобы спасти страну, пришлось вспомнить о дисциплине и нравственности, надо было срочно укреплять семью. Но основных принципов, заим­ствованных из христианства, толком никто не по­нимал, смысл основных понятий для многих оста­вался неясен. Гарантом нравственности должна была быть Коммунистическая партия, гарантом юридических законов — правительство.

Когда духовная и светская власть объедини­лись в лице Сталина, диалектика закончилась. В безнравственном обществе неизбежно возникает неуважение к закону, и дисциплину тогда можно поддерживать только кровью. Россия повторила процесс, происходивший при Иване Грозном: сра­щение духовной и государственной власти; непод­чинение законам на всех уровнях; появление опричников, то есть карательных органов, пытав­шихся сохранить расползавшуюся страну; и за­тем — неизбежный хаос и война. Результатом опричнины стало ослабление Российского госу­дарства. Дело дошло до того, что крымский хан двинулся походом на Москву и сжег ее. После этого Ивану Грозному пришлось истреблять опричников, которые, забыв о государстве, стали работать на себя. Через некоторое время, уже по­сле смерти царя, начался период смуты, нанесший огромный урон Российскому государству. Россию спасло отсутствие сильных врагов.

В Советском Союзе в 30-х годах начался тот же процесс самоистребления. Спасти государство мо­гла только война, поэтому руководство страны ак­тивно готовилось к ней, сознавая ее неизбежность. Начавшаяся Вторая мировая война и последую­щее нападение Германии на Советский Союз вы­явили ужасающую слабость и хаос в управлении Российским государством. Безнравственность, трусость, предательство в первые месяцы войны поставили страну на край гибели.

Народ готов был к подвигу и любым лишениям. Солдаты миллионами гибли на полях сражений, повинуясь бездарным приказам. В головах у на­чальников и руководителей страны царил полный хаос. И тогда фальшивые законы и имитация нравственности были отодвинуты в сторону. Все поверили в Бога — от солдата до генералиссиму­са. Тогда начали меняться отношения между лю­дьми. Люди нравственные, порядочные и смелые снова стали востребованы. На первое место вышел профессионализм, — а не пролетарское проис­хождение и семейные связи. Армия преобразилась и начала одерживать победы.

За несколько лет войны страна не раз испытала ужас поражения и была на грани гибели, а затем обрела веру в Бога, восстановила нравственные основы, прошла этапы мучительного спасения, воскресения и, наконец, одержала закономерную победу. У России есть навыки воскресения в ситу­ации, когда гибель практически неотвратима.

Интересно, думаю я, можно ли предот­вратить войны? Для того чтобы спасти человече­ство от гибели, нужно в первую очередь остано­вить нравственный распад, который находится под защитой всесильного рынка. Если мыслить крайностями, пребывая в режиме язычества, тогда анализ любой ситуации должен приводить к поис­ку виноватых. Половинчатое мышление требует решать проблему через устранение причины. При таком мышлении виновный находится легко, — это США, которые в настоящее время являются главным гарантом безнравственности.

Оказывается, вся специфика поведения нынеш­ней Америки, ее политика, экономика и нравст­венность определяются вполне реальной властью. После убийства Кеннеди вся страна поняла, что управляет ею не президент, а некая сила, которая стоит за спинами политиков. Эта сила — деньги.

Если до XVII века власть была у того, кто имел сырье, людские ресурсы и товары, то потом прои­зошла тихая революция — власть перешла к тем, кто имел деньги, поскольку деньги стали самосто­ятельной ценностью. Количество денег оторвалось от реальной стоимости товаров. Это произошло потому, что печатный станок был отдан частным собственникам.

Если раньше за количеством денег в обращении следил правитель страны, не позволяя джинну вы­рваться из бутылки, то с ослаблением католиче­ской религии, которая перестала быть гарантом нравственности, единство народа и государства стало слабеть и разрушаться. Человек перестал думать о себе как о частице государства, религия уже не объединяла людей, душа функционирова­ла все хуже. Грехи, то есть нравственные преступ­ления, ширились и множились, начиная с эпохи Возрождения. За несколько столетий они привели к определенному параличу души. Система ценно­стей неизбежно должна была деградировать, глав­ной целью должны были стать благополучное бу­дущее, власть, статус, превосходство.

Реальная власть в стране принадлежит не тому, кто управляет солдатами или полицией; сила — на третьем месте. Реальная власть принадлежит не тому, кто создает законы и занимается экономи­кой и политикой; духовная сила — на втором мес­те. Если страна лишена нравственных основ, ею управляет тот, у кого в руках печатный станок.

Пока в средневековой Европе вера и нравствен­ность были на первом месте, банкиры подчиня­лись государству и работали в его интересах. А потом здоровая ткань стала перерождаться в ра­ковую.

Когда люди живут не интересами души и нрав­ственности, а сознанием, статусом, собственным светлым будущим, неизбежен процесс расслоения, раздробления на силовые кланы. Тогда банки и печатный станок переходят к частнику, и он начи­нает управлять политикой и экономикой. Владея станком, он вводит ссудный процент, запрещен­ный в Библии, и получает все большее количество прибыли. Денежная масса увеличивается, потому что ссудный процент неизбежно ведет именно к этому. В результате возникает рынок, живущий по собственным законам. Чем больше частник на­печатает денег, тем большее их количество он смо­жет занять и тем большую прибыль в виде ссудно­го процента он в конце концов получит.

Рынок работает сам на себя, а потом сам же себя душит. Для того чтобы рынок не захлебнулся и экономика не остановилась, банкиры вынужде­ны устраивать кризис, то есть пережигать излиш­нюю массу денег.

Когда у человека распадается душа, медленный распад он иногда заменяет самоубийством. Мо­дель самоубийства нынешней цивилизации впер­вые возникла в Японии в лице секты «Аум Сен- рикё». Чем больше сил и возможностей у челове­ка, тем выше должна быть его нравственность, иначе он превратится в убийцу. То же самое каса­ется и групп людей, — фашизм является ярким подтверждением этому.

Сейчас тенденция разрушения души во имя де­нег набирает обороты и обрастает мясом и костя­ми. Не только в финансовой и экономической сфе­ре крепнет идолопоклонничество, — метастазы проникают в культуру и искусство. Наука, обеспе­чивая денежные интересы, выходит за грани до­зволенного. Медицина, поклоняясь телу, возводя его в культ, невольно наносит все больший вред душе человека.

Сумасшедший садовник отрезает корни дерева, чтобы больше соков получили листья. Неужели люди не понимают, к чему это приведет? На сегодняшний день надо при­знать — суть происходящего закрыта для людско­го понимания. Философы защищают диссертации, ученые и политики получают Нобелевские пре­мии, в телевизионных новостях каждый час сооб­щают об индексе Доу-Джонса. Наверное, в Содо­ме и Гоморре были и те, кому хотелось кричать: «Люди, вы умираете! Остановитесь! Вас скоро не будет, вы исчезнете с лица Земли!» Но их все рав­но бы никто не услышал.

И позже в истории человечества появлялись и взывали к людям пророки, но их убивали. В Биб­лии сказано о них: «Глас вопиющего в пустыне».

Еврейский народ прошел процедуру спасения через разрушение судьбы и будущего, то есть че­рез обрезание ветвей и ствола. А сейчас, похоже, готовится к новой.

Как интересно устроен мир. Вроде бы все ведет к гибели; стоит немножко приглядеться — и пони­маешь, что лучше не будет. Тем более что я, как специалист, знаю, как зарождаются болезни, как они развиваются, что делает их неизлечимыми. На первый взгляд, человечество больно неизлечимо и мрачные предсказания, похоже, вполне обосно­ваны. Но, в то же время, поскольку 2000 лет на­зад появился Иисус Христос, через которого был дан механизм спасения, — значит, цивилизация погибнуть не должна.

Если Бог вот уже 2000 лет позволяет нам знать о механизме спасения, то это, наверное, не слу­чайно. По-видимому, этот механизм должен зара­ботать сейчас. А включится он, вероятно, именно тогда, когда люди осознают, какой катастрофой является отсутствие веры и нравственности в эко­номике, политике, искусстве и религии. Если че­ловек не понимает первых знаков и намеков, пре­дупреждения становятся все более интенсивными и настойчивыми.

А сейчас пока еще человечество убеждено, что наука и технический прогресс спасут мир, и все сильнее поклоняется сознанию, и все больше молится на светлое будущее. И все больше выде­ляется премий и наград тем, кто претендует на мудрость, гениальность, талант. И все меньше внимания уделяется душе, вере и нравственности. А ведь 2000 лет тому назад прозвучали слова: «Мудрость мира сего есть безумие пред Богом».

Я гляжу в окно на октябрьские улицы Москвы. Осень, деревья теряют листья. Слава Богу, листва опадает естественным образом, а не в результате воздействия человеческого разума. Осень на ули­цах. Осень в Москве. Осень наступила у всего че­ловечества.

Скоро зима, а после зимы обычно начинается весна. У меня такое ощущение, что у человечества весна тоже будет. Только в природе деревья ожи­вают, когда усиливается солнечное тепло, растап­ливающее снег и лед, а у человечества это тепло должно прийти из души. На уровне души мы все едины. Если весна наступит в душе у одного чело­века, то, как сказано в Библии, весь город может быть спасен.

Недавно мне на глаза попалась статья о проро­чествах Эдгара Кейси — американца, который во сне видел будущее. Согласно его предсказаниям, в ближайшие годы в России возрастет религиоз­ность людей, окрепнет вера. Любопытно, но он го­ворил, что через какое-то время Китай придет к христианству и это спасет его. Предсказания Эд­гара Кейси похожи на правду. Наверное, к нам действительно подходит новое будущее, о кото­ром мы мало что знаем и которое невозможно про­считать, исходя из опыта прошлого.

Не зря в Ветхом Завете такое жесткое отноше­ние к предсказателям. С одной стороны, они при­открывают тайну Божественной воли, внушают надежду и оптимизм, а с другой стороны, ослабля­ют волю человека. Зачем заботиться о душе и что-либо делать, если все равно произойдет то, что должно произойти? Поэтому часто бывает так, что хорошие предсказания не исполняются, — ведь для того чтобы они исполнились, нужны отдача энергии, любовь и вера. А когда предсказаны пло­хие события, тогда обывателя охватывает страх, и он пытается что-то сделать, что-то изменить. Не потому ли сейчас такое множество мрачных про­гнозов о будущем? Это явно не случайно.

У потребителя будущее расходуется, как шаг­реневая кожа. У человека щедрого и добродушно­го будущее, получая новую энергию, увеличивает­ся. Какие мы в настоящем, — таким у нас будет будущее. Значит, нужно постоянно помогать своей душе, чтобы в ней наступила весна.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 5. 2010 г.

Подробнее о книге

 

 

Поделиться в соц. cетях!02.09.2019 08:05