На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Познание мира

 

ov4

 

Ваши исследования и книги очень помогли мне в становлении моего мировоззрения, помогли по-новому, по-настоящему прийти к вере в Бога.

Хочу поделиться своим опытом и мыслями. Для начала расскажу свою историю. Мне 33 года. Роди­тели достаточно строго меня воспитывали, особен­но отец, критиковали по малейшему поводу. В ре­зультате я выросла достаточно неуверенной в себе. Это сказалось и на работе (я работала хорошо, всег­да была способной, это отмечали, но на деле — ника­кого роста и повышения по службе и в зарплате), и в личной жизни (замуж я вышла только недавно, око­ло года назад, а если бы не преодолела свою неуве­ренность, то еще долго была бы одна). Я чувство­вала, что так относиться к себе — неправильно, но как измениться — не знала. И вот, года три назад, подруга подарила мне Вашу первую книгу.

Помню, что уже первая книга («Диагности­ка кармы») помогла мне иначе взглянуть на веру в Бога, — с чувством, с более глубинным понимани­ем. Потом я стала покупать Ваши книги, читать и работать над собой. И вот, читая Ваши книги и анализируя свою жизнь, свои чувства, мысли и по­ступки, я постепенно пришла к некоторым выводам. Я думаю, что человек, неправильно относящийся к себе (а это значит — неверующий), не будет верить в себя, в свои силы и способности, не будет уважать и любить себя. А отсюда «полезут» и комплексы, и желание подавлять других, чтобы хоть как-то реабилитироваться. Типичное поведение жертвы, раба. Все это я прочувствовала на себе. Знаю, что это присуще сейчас многим людям.

Я сама еще не справилась с ситуацией, но уже наме­тила «маячки», по которым можно выкарабкаться. Самое главное — это постоянно напоминать себе, что мы Божественны по сути, что Бог дал нам все необходимое, все необходимые таланты и способно­сти. Сомнение в себе, в своем глубинном Божествен­ном — это большой грех. Это то же самое, что не верить в Бога, сомневаться в том, что на все Его воля. Как только понимание, что мы Божественны по сути, в нас укрепится, — уйдут «рабская пси­хология» и комплексы, неуверенность в себе, и пре­грады на пути мы будем воспринимать не как «про­иски врагов», а просто как ситуации, помогающие нам развиваться. Придет любовь и уважение к себе, а отсюда — и к другим. С новым отношением к себе мы сможем передать правильное направление своим детям. И они смогут успешно и свободно идти по жизни и реализовывать себя.

Поэтому я буду продолжать усиленно работать в этом направлении и других призываю (особенно мо­лодых), ведь хочется родить здоровых (прежде всего душой), правильно ориентированных детей.

Удачи всем! И любви к Богу и к себе!

 

Единобожие подразумевает единство всех процес­сов, происходящих в мире. Высшая диалектика во вселенной связана с таким понятием, как время. Раз­витие невозможно без единства и борьбы противопо­ложностей. Понятие времени неразрывно связано с такими понятиями, как причина и следствие — нача­ло и конец. Причина переходит в следствие и наобо­рот. Энергия течет из прошлого в будущее — на внеш­нем плане и из будущего в прошлого — на тонком плане. Это два кольца времени. Соединяясь, они об­разуют восьмерку, которую можно назвать символом времени.

Понятие диалектики неразрывно связано с поняти­ем любви. Противоположности, сражающиеся на внеш­нем плане, различающиеся по форме, на тонком плане едины. Через любовь они конфликт превращают в раз­витие, а не в самоуничтожение.

Высшие противоположности во вселенной — это ее начало и конец. Вселенная выходит из Творца, со­вершает круговой оборот и возвращается в исходную точку. Чем дальше она в своем развитии удаляется от Творца, тем интенсивнее она, в конце концов, прибли­жается к Нему. Заканчивается один цикл развития, на­чинается новый.

Охват противоположностей, то есть познание мира, определяется количеством любви в душе. Человек, у которого в душе мало любви, определенные вещи понять и принять просто не в состоянии. Язычнику, например, очень тяжело понять, что нравственность важнее силы. Для него главное — это возможность вы­жить физически, укрепить свое тело, улучшить свое материальное положение. Если нравственность меша­ет его жизненным интересам, она отбрасывается сразу же. Такой человек издевается над слабым, подставля­ет подножку слепому, насмехается над глупым, готов убить того, кто его унизил.

Иудаизм провозгласил приоритет нравственных за­конов над главными инстинктами человека. Каждый хочет разбогатеть, — но при этом он не должен красть. Продавец не должен пользоваться гирями облегченно­го веса.

Нельзя давать в долг под проценты, это форма гра­бежа другого человека. Для того чтобы быстро разбо­гатеть, легче ограбить и убить другого, — но Десять за­поведей запретили присваивать то, что не заработано собственным трудом.

Если нельзя воровать, грабить и убивать, зна­чит, нужно зарабатывать деньги самому. А для этого нужна энергия, которая происходит из любви и веры в Бога. Таким образом, нравственность не позволяет человеку превратиться в животное. Ее предназначе­ние в том, чтобы подталкивать человека к любви и к Богу. Это был огромный шаг вперед в развитии чело­вечества. А затем, когда любви у людей в душе нако­пилось больше, стал возможен новый этап развития, новая ступень диалектики.

С точки зрения иудаизма, есть Бог, пребывающий за пределами всего, — Бог жесткий, справедливый и наказующий. И есть грешный человек, который, как животное, стремится удовлетворить свои инстинкты. Есть умный господин, то есть Бог, — и есть неразум­ный раб, то есть человек.

Естественно, господином всегда становится самый умный и незаурядный. Вожаком в стае может стать именно тот, кто лидирует во всех отношениях. И во­жак стаи должен жестко наказывать за непослушание любого, — иначе стая не выживет. Также и Творец, управляющий людьми, должен быть жестким и спра­ведливым. Главный импульс «раба Божьего» — это не стремление к любви, а неукоснительное соблюдение правил, данных Богом, то есть заповедей.

На уровне христианства возможность любить — на порядок выше. Христос учит, что все люди Божествен­ны по своей природе, что все мы — дети Божьи и по­этому — братья и сестры. А такие отношения исключа­ют рабство.

Каждый человек, хочет он того или нет, руковод­ствуется в своей жизни религиозными представлени­ями, даже если он атеист. Если вера в Бога у челове­ка формируется по иудейской схеме, то он, подражая Богу, хочет стать умным и справедливым господи­ном, а всех остальных сделать рабами. При таком восприятии мира возможность любить существенно ограничена. Христианство учит, что Бог пребывает в каждом человеке. Значит, каждый человек является и рабом и господином одновременно, а это уже высшая диалектика.

На уровне иудаизма ты либо управляешь, либо под­чиняешься. На уровне христианства ты управляешь и подчиняешься одновременно. На этом уровне стано­вится возможным всеобщее равенство, — но это только в том случае, если мы научимся видеть Бога в каждом человеке и не смешивать Божественную логику и че­ловеческую. Интенсивность любви для такого воспри­ятия мира должна быть очень высокой, и это чувство должно быть непрерывным.

Ученики Христа жили две тысячи лет тому назад. Соединить две эти противоположности — управление и подчинение — они не могли. Оставалось либо одно, либо другое: либо я — только Бог, а это в человеческом исполнении ведет к дьяволизму; либо я — презренный человек, а это возврат к иудаизму, и тогда непонятно, зачем появился на Земле Иисус Христос.

Последователи Христа не сумели соединить в себе Божественное и человеческое, но христианскую тен­денцию они интуитивно ощущали правильно. Боже­ственную и человеческую логику они соединили в Иисусе Христе, объявив его Богом, а самих себя — грешными людьми. В результате вместо следующего витка развития произошел не просто возврат к иуда­изму. По сути дела, были восстановлены прежние язы­ческие схемы, согласно которым Бог в лице фараона управлял государством, воплотившись в человеческую оболочку, или же через непорочное зачатие передавал свою силу и энергию ребенку, который имел некую высшую миссию на Земле.

Снова появилось определение «раб Божий», но, вместе с тем, произошла определенная опаснейшая трансформация. Если в обществе, исповедовавшем иудаизм, духовная власть и светская власть принад­лежали разным лицам, то в постхристианском мире они срослись в одном человеке. Это выверенная века­ми языческая схема.

Согласно иудаизму, Бог может наказать властите­ля за безнравственное поведение, за попустительство инстинктам Он может лишить его здоровья, власти и жизни. У последователей Христа человеческая и Боже­ственная логика срослись воедино, и поэтому тенден­ция сращения духовной и светской власти стала непре­одолимой.

Таким образом, в постхристианском мире стали существовать две противоположные тенденции. Пер­вая — глубинное единобожие, заповеданное Христом, который провозгласил: все мы братья, все мы внутрен­не равны. Вторая тенденция — язычество, не просто сделавшее людей рабами Божьими, но вернувшее их к рабской зависимости одного человека от другого. Сна­чала побеждало единобожие, и это обусловило расцвет христианства в Европе и во всем мире. А последние не­сколько столетий торжествует язычество. Одни люди пытаются сделать рабами других, — эта тенденция раб­ства усиливается с каждым днем и ведет цивилизацию к неминуемой катастрофе.

Для единобожника счастье в том, чтобы, в пер­вую очередь, отдавать, помогать, развивать и строить. Язычнику же свойственна психология раба, желание получать, не отдавая. Чем сильнее психология потре­бительства, тем быстрее один становится рабом, а дру­гой — господином. Тот, кто способнее, энергичнее и та­лантливее, будет грабить и терзать менее талантливо­го, менее энергичного, более слабого. Господин будет топтать раба, а раб будет ненавидеть господина, втай­не желая занять его место.

К сожалению, именно такими были отношения в России, где Православная Церковь охотно превраща­ла в рабов своих братьев по вере, не протестуя про­тив крепостного права и занимаясь коммерцией с бо льшим размахом, чем это делали представители светской власти.

Эта рабская психология перекочевала в нравы Советского Союза. «Советское братство» достаточно быстро распалось на партийно-государственную элиту, которая делала с народом все, что хочет, и бесправ­ный, забитый народ, который вначале тайно ненави­дел светско-духовную власть, а потом стал смеяться над ней и презирать ее.

Те же нравы наблюдаются в России и в последние 20 лет. Нынешние разбогатевшие лидеры покупают ро­дословные аристократов, стремясь остаться господами навечно. А все законы принимаются для того, чтобы укрепить рабское положение народа. Как метко заме­тила одна писательница: «В России все ненавидят бо­гатых, и все мечтают стать богатыми». Это типичное проявление рабской, языческой психологии. Богатые люди, для того чтобы защититься от народной ненави­сти, неизбежно попытаются максимально стреножить народ. Религия, которая призывает рабов подчиняться и уважать своих господ, перестает быть популярной, и остается один путь — фашизм. Это система каст: каж­дому человеку уготована определенная судьба, за рам­ки которой он выйти не может.

В условиях нищеты и неразвитости рабовладельче­ский строй может приемлемо существовать, но в эпоху нынешнего научно-технического прогресса такое рас­слоение становится гибельным. Высокоразвитая циви­лизация может существовать только как единый орга­низм, поэтому безнравственные цивилизации исчезли с лица Земли. Единство — это вера, любовь, нравствен­ность и коллективное мышление. Если инстинкты вы­ходят на первое место, то и единобожие, и любовь, и нравственность начинают утрачиваться, а коллектив­ное мышление достигается тогда жестоким насилием.

У единобожника, находящегося на уровне христи­анства, любой конфликт с другим человеком вызыва­ет вспышку любви, стремление изменить мир, жела­ние воспитывать себя и другого. Потому что себя и другого единобожник воспринимает как единое целое. На уровне иудаизма оппонента не изменить, — как и себя, впрочем. Поэтому легче подавить его, подчинить.

Для язычника врага проще убить, уничтожить. Если другой народ оказывается неугодным, почему бы не уничтожить его полностью? Именно такое восприятие конфликта лежит в основе фашизма. Ведь фашизм - это язычество современной эпохи. Это программа уни­чтожения всех неугодных народов на Земле. Это пол­ный отказ от нравственности в угоду собственным инстинктам. Бороться с фашизмом через принятие за­конов, запретов — бесполезно. Если у человека нет нравственности, тогда он живет инстинктами, и любой запрет будет действовать лишь до поры до времени.

Посмотрите, что сейчас творится в мире. Во время стихийных бедствий в Англии и в Новом Орлеане, как только государство показало свою слабость, у людей вместе со страхом наказания исчезли нормы социаль­ного поведения. Воровство, грабеж и насилие мгно­венно вылились наружу. Чисто животная схема по­ведения стала доминирующей за считанные дни. Это свидетельствует о том, что нынешняя западная циви­лизация безнравственна. В основе этого лежит непра­вильное представление о христианстве, неправильное отношение к себе и к миру.

Для того чтобы спасти нынешнюю цивилизацию, каждую долю секунды нужно помнить о том, что Бог есть любовь. Эта любовь постоянно присутствует в на­ших душах. Нельзя отказываться от любви ни в коем случае, ни в какой ситуации.

 

С. Н. Лазарев. «Опыт выживания». Часть 4

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!11.07.2019 07:31