На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
400 280р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Если тело радуется больше, чем душа

 

chb-2

 

Очередной радужный фейерверк вспыхивает в черном небе. Я отвлекаюсь от своих мыслей и с ин­тересом наблюдаю за салютом. Сегодня, 7 мая 2008 года, в России состоялась инаугурация прези­дента. А здесь, в Израиле, празднуется 60-летие воз­никновения государства. Утром в 11 часов был гудок и минута молчания в память о тех, кто погиб. У меня в это время как раз проходила вторая часть семина­ра. Мои мысли отвлекаются от салюта. Есть неболь­шое открытие. Похоже, наконец-то картина сложи­лась и найдено объяснение одной из самых загадоч­ных и непонятных болезней, количество страдающих которой растет в угрожающих размерах, — шизоф­рении.

Я вспоминаю картины популярного французского художника, репродукции которых я видел в ка­ком-то журнале. Сюжет был один, но каждая новая картина отличалась от предыдущей, потому что по­степенно распадалось сознание. Поначалу изящные, красиво очерченные предметы начали расплываться и разрушаться. Логические связи рвались. Затем разрушались связи эмоциональные и в самом конце, незадолго до смерти художника, картина преврати­лась в абстракцию. Внешний и внутренний смысл был утрачен.

Сколько раз я ни смотрел больных шизофренией, у всех на тонком плане выходила одна и та же при­чина — ревность. Но у ревнивых людей бывают проблемы с глазами, ушами, суставами, сахарный диабет, в конце концов, рак. Почему же ревность иногда приводит к шизофрении? Я пытался объяс­нить это следующим образом. Когда человек не только привязчивый, но и гордый, его сознание мно­гократно усиливает ревность. А поскольку жизнь сначала возникла как полевая структура, то есть духовная составляющая первична, остановить без­удержную ревность можно расщеплением сознания.

Но откуда берется эта ревность? Почему один ревнует, а другой может простить? Вероятно, образ жизни и питание могут усиливать ревность. Я вспо­минаю разговор с одной женщиной. Ее младшему сыну, которому уже за тридцать, неожиданно был поставлен диагноз «шизофрения». Перед этим было перевозбуждение, какие-то навязчивые сверхценные идеи, агрессивность. А причина шизофрении кры­лась во внутреннем состоянии матери и бабки. Опять я увидел здесь ту же причину — концентрацию на сексуальности, ревность, но в этот раз решил коп­нуть поглубже. У женщины оказалась мощная агрес­сия к собственной судьбе, то есть еще в юности, до появления на свет детей, она пошла против своей судьбы.

Я долго размышлял над тем, что же такое совесть. Ведь каждый человек оценивает одни и те же собы­тия по-разному. Потом понял, что все-таки есть еди­ная точка зрения для любого живого существа. Если отрекаешься от любви или убиваешь ее в душе друго­го, то включается универсальный камертон, который называется совестью. Разрушение единства с други­ми людьми, отказ от сострадания и помощи, нанесе­ние ущерба душе в угоду телу и его инстинктам — все это чувствует каждый человек и где-то в глубине души понимает опасность и недостойность таких дей­ствий. Религия обычно помогает поддержать пра­вильное направление, но иногда религиозные запове­ди могут войти в противоречие с любовью, потому что наше сознательное толкование великих истин всегда в какой-то степени их искажает.

Совесть — это камертон, работающий в резонансе с любовью, соединяющий нас с Творцом и Его волей. Судьба каждого живого существа имеет главное предназначение — усилить его единство с Первопри­чиной. Я пытаюсь понять, что же натворила эта жен­щина. Оба ее сына не женаты, у обоих огромная под­сознательная концентрация на сексе, вплоть до гомо­сексуальных наклонностей. Полный развал в личной жизни, то есть фактически это вымирающий род. А вдобавок ко всему — шизофрения.

У этой женщины во времена ее молодости была тринадцатикратная, по сравнению с критическим уровнем, агрессия к любви, и это было связано с сек­суальной сферой. «Может быть, муж изменял или хотели расстаться, — думаю я. — Может быть, при­ревновала и жить не хотела».

Мои мысли прерывает новый салют. «Странно, — думаю я, — чего-то не хватает в празднике». А потом неожиданно понимаю, что люди смотрят салют мол­ча. В России бы кричали «ура», активно выражали бы свои радостные чувства. Все же, по сравнению с Западом, здесь, в Израиле, люди гораздо теплее, ве­селее и общительнее. Ощущение внутренней теплоты при общении людей присутствует. Наверное, кроме России, Израиль — единственная страна, где я мог бы жить. Хотя, в отличие от России, внутреннее не­благополучие у этой страны достаточно сильное.

Если я собираюсь в какую-то страну и мне стано­вится плохо, это очень неважный знак. Моя обо­стренная чувствительность входит в резонанс с энер­гетикой страны.

Весной 2008 года я вылетал в Токио. Перед отъез­дом в аэропорт неожиданно началась потеря сил, возникла дикая раздражительность. Я чувствовал, что происходит что-то необъяснимое. Хотелось про­сто лечь и умереть. В какой-то момент я понял, что это связано со страной, куда я лечу. Концентрация на судьбе и на будущем у Японии оказалась огром­ной, причем в ущерб Божественному камертону, ко­торый находится у нас в душе. Поэтому у меня по­шла программа самоуничтожения.

Как же живут японцы, если я начинаю сходить с ума даже от предварительного прикосновения к энергетике этой страны? Непонятно. Хотя есть такой феномен: если человек ест что-то невкусное и непо­лезное, первая его реакция — отвращение. Но если убедить себя, что это полезно, или через силу застав­лять себя есть, внутренний камертон перестает ра­ботать.

Так вот, перед вылетом в Японию около полутора часов у меня было ужасное состояние. Даже появи­лась мысль об отмене путешествия. Но все же я по­летел, и вскоре все пришло в норму. Потом целую неделю я пытался понять: почему у Японии такой невероятный страх перед будущим и неприятие судьбы?

Несколько дней я с семьей находился в двухстах километрах от Токио. За пару дней до отъезда мы вернулись в столицу, для того чтобы ее осмотреть. Остановились в гостинице «Империал». И в этот ве­чер произошло событие, которое подтолкнуло меня к пониманию. Это было землетрясение. Я лежал в гос­тинице на кровати, а жена с сыном разбирали чемо­даны. Внезапно кровать стала раскачиваться. Шкаф, вделанный в стену, стал потрескивать. Это говорило о том, что стены пришли в движение. Кровать коле­балась все сильнее. Жена повернулась и, поглядев на меня, строго сказала: «Перестань раскачивать кровать». «Вместе с гостиницей», — подумал я. По моему ощущению, землетрясение было силой в 4-5 баллов.

Я с любопытством продиагностировал себя и уви­дел те самые эмоции — страх за будущее и неприя­тие судьбы. Я лежал и думал, что теперь мне поня­тен секрет экономического рывка Японии и высокого уровня нравственности, который присущ японцам.

Одна из главных причин этого — землетрясения. Когда знаешь, что в любой момент может быть поте­ряно будущее и разрушена судьба, подсознательное устремление к Богу растет. Люди стараются спло­титься и объединиться. Понятие нравственности при­суще именно коллективному сознанию. Крепкие се­мейные отношения, развитое коллективное сознание, готовность помогать, заботиться и жертвовать — все это делало японцев подсознательно верующими.

Поскольку в стране всегда было мало деревьев, леса, с отоплением домов всегда были проблемы. В частном японском доме до сих пор по утрам темпе­ратура всего на несколько градусов выше нуля. Плюс тайфуны, ураганы и землетрясения. Для того чтобы выжить, нужно иметь силу духа, а она форми­руется верой, нравственностью и заботой друг о дру­ге. Давным-давно я услышал историю, которая хоро­шо демонстрирует характер японцев. Еще в совет­ское время приехавший в Японию режиссер спросил у японца-секретаря:

  Мне сегодня звонили?

  Да.

  А кто звонил?

  Никто.

Коллективное сознание — сильнейший ускори­тель развития. Как, впрочем, и деградации, если об­щество выбрало неверную систему целей. Раньше в ответ на любой катаклизм рядовой японец испыты­вал не страх и сожаление, а любовь и желание по­мочь ближнему. Сохранение любви в болевой ситуа­ции называется смирением. В ответ на боль не рож­дается ненависть, осуждение или уныние.

После Второй мировой войны японцы получили американскую экономику и культуру. Высокий уро­вень нравственности и единства был закреплен не столько религией, сколько традициями. И насаждае­мые западные образцы общения и восприятия мира стали разрушать эти традиции очень быстро. Боль­шинство японцев хотят быть похожими на европей­цев, они внутренне поклоняются им и перенимают их нравы.

Сейчас в Токио около сорока процентов одиночек. Коллективное сознание постепенно утрачивается, происходит кардинальное изменение восприятия мира. Интересы тела становятся важнее интересов души, и любой подземный толчок рождает паничес­кий страх за свое тело и будущее. Все это накаплива­ется в подсознании японцев.

Когда будет пройдена точка невозврата, что-то произойдет. Судя по моему состоянию перед поезд­кой, энергетика страны недалека от этой точки. Сла­бую душу несчастье убивает, сильную делает силь­нее. Сила души заключается в умении любить и определяется количеством любви в ней.

Резко увеличившееся благосостояние страны и ин­дивидуалистическая манера мышления, прививаемая европейцами, сделали японцев внутренне беззащит­ными перед стихией. Программа самоуничтожения в масштабах целой страны рано или поздно приводит к войне, катаклизму, эпидемиям или к медленному вы­миранию народа. Мне не хочется смотреть будущее Японии. Уже несколько десятилетий все люди на земле представляют собой единый народ. Будущие проблемы Японии — это проблемы всего человече­ства.

Когда я летел в самолете, направлявшемся в Из­раиль, мне тоже стало плохо, но несколько иначе. Сначала я достаточно хорошо себя чувствовал, а по­том вдруг стало тяжело дышать, появились хрипы в легких. «Через час я просто задохнусь», — подума­лось мне. Почему-то концентрация на благополучной судьбе выросла у меня в десятки раз. Уровень гор­дыни зашкаливал. Ощущение превосходства над другими, жесткое неприятие своей судьбы полезло из всех щелей. Я понял, что настроился на энергети­ку Израиля. Начал молиться, и через полчаса хрипы исчезли, а еще через час я стал нормально дышать. На следующий день на семинаре мне написали такую записку: «Как преодолеть чувство превосходства над другими, ведь этой темой — богоизбранностью — болеет вся страна?»

Я летел в самолете и пытался убедить себя, что мое тяжелое состояние не связано со страной, куда я лечу. В аэропорту не удержался и продиагностировал самых ярких представителей израильского наро­да. Ортодоксальные евреи в шляпах, очках и с пей­сами, одетые во все черное, двигались величаво и с достоинством. Я надеялся, что по сравнению с пре­дыдущими годами что-то изменилось, но увидел ту же картину. Я посмотрел семь человек, и у всех было то, что я называю «смерть в поле». А ведь эти люди много времени тратят на изучение священных книг и молитвы.

Раньше я видел у них сильнейшее неблагополу­чие, но не задумывался о его причинах. А сейчас я у каждого увидел внутреннее чувство превосходства по отношению к другим, поклонение своей судьбе, презрение к людям, стоящим ниже их по рангу, же­сткое разделение на добро и зло. То есть эти люди молились на свое будущее и благополучие, может быть, даже не осознавая того. И, судя по всему, Бог был для них не целью, а средством для укрепления и защиты своего духовного благополучия.

В последнее время я придумал новую систему диа­гностики. Глядя на человека, я брал информацию о том, какие из десяти заповедей он нарушает, а потом пытался связать это с болезнями. Диабет, напри­мер, — это нарушение первой, второй, седьмой и де­сятой заповедей, то есть утрата устремления к Богу, создание себе ложных кумиров, поклонение сексу и зависть, переходящая в ревность. Псориаз — это на­рушение первой, второй, третьей, седьмой и десятой заповедей. А вот онанизм, как ни странно, — это на­рушение шестой и седьмой заповедей. То есть тот, кто увлекается онанизмом, занимается убийством и прелюбодеянием, даже не подозревая об этом. Его цель — всего-навсего получить удовольствие, а его потомки могут быть убийцами и развратниками, мо­гут иметь большие нарушения в психике, и врачи по­том будут биться в догадках, почему нормальный на вид человек вдруг совершил изнасилование и убий­ство.

У ортодоксальных евреев, которых я диагности­ровал, по соблюдению заповедей было все прекрас­но, кроме одной — «не сотвори себе кумира». Здесь нарушение превосходило опасный уровень в десять-пятнадцать раз. То есть происходило подсозна­тельное смещение устремления к Творцу. Когда сла­бо выполняется первая заповедь, начинается нару­шение второй. Для этих людей, неистово верующих и свято выполняющих заповеди Торы, целью была не любовь и единение с Творцом, а ощущение духов­ного величия, высшей защищенности, ожидание ду­ховных и материальных благ за честное служение Богу.

Получается, что подсознательно они молились на свою благополучную судьбу и ожидали за это награ­ды. «Бог меня любит, а вас — нет», — наверное, звучало в подсознании каждого из этих верующих людей. Чем больше концентрируешься на своем бла­гополучном будущем, тем агрессивнее становишься при его возможной утрате. Видимо, поэтому в Изра­иле так часто случаются теракты. Страх за будущее здесь незримо витает в воздухе. И как это ни печаль­но, он обусловлен не столько внешними, физически­ми событиями, сколько внутренним состоянием изра­ильтян.

Эмоция первична по отношению к событию. С нами произойдет то, что соответствует нашему глу­бинному эмоциональному состоянию. Десять лет на­зад, когда я впервые появился здесь, я видел очень высокий уровень гордыни, связанный с недовольст­вом своей судьбой. И я честно говорил людям: «Проблемы будут, их будет все больше». У каждого человека, душа которого утрачивает связь с Богом, появляется болезнь как спасение души. У каждого бывает своя болезнь. Так же и у государств: каждая страна болеет по-своему. У любого народа и страны есть общее результирующее направление, и оно определяет, что произойдет с народом или государ­ством.

Те, кто изучает Тору, говорят, что по ней можно предсказывать будущие события. На Израиль долж­ны напасть 72 иностранных государства, так мне го­ворили. И это время уже не за горами. Почему — не объяснено. А с моей точки зрения, пока это предска­зание соответствует внутренней энергетике страны. Подсознательная агрессивность к судьбе и неприятие ее огромны.

Как выглядит недовольство судьбой, я знаю. Я не­давно говорил с таким человеком. После одного се­минара ко мне подошла женщина и попросила по­мочь ее мужу.

  Сейчас он в реанимации, — сказала она, — ему разрезали горло и вставили туда трубки. Он не может дышать, поэтому нужна искусственная венти­ляция легких. Диагноз — «боковой амиотрофиче­ский склероз». Сначала слабеют, а потом начинают отмирать мышцы рук и ног. Последними перестают работать мышцы грудной клетки. Человек попросту задыхается.

Мне ничего не хотелось отвечать этой женщине. Человек уже практически умер. Вытаскивать его с того света для меня могло быть слишком опасно. И я ответил ей так:

  Муж связан с вами. Если вы изменитесь, вы ему поможете. Его я смотреть не буду.

Через неделю она позвонила и сказала, что муж начал дышать, пошло выздоровление. Я согласился несколько минут поговорить с ним. Я знал, что вра­чи ему ничем помочь не смогли, что эта болезнь счи­тается неизлечимой и причины ее не ясны. Но у меня на приеме были пациенты, которые преодолели эту болезнь, и он об этом тоже знал.

  Вы, наверное, хотите узнать, почему к вам при­шла эта болезнь? — сказал я. — Сейчас объясню. Есть десять заповедей, которые помогают человеку прийти к Богу. Смысл их состоит в том, что человек должен сдерживать свои животные желания и ста­раться раскрыть свою Божественную суть. Наша жи­вотная часть ориентирована на получение, отнятие, заимствование, а Божественная начинается с обрат­ного — со стремления отдать, пожертвовать, позабо­титься. Но для внешней и внутренней жертвы нужно много энергии. Нужна энергия, а ее мы получаем от Бога. Поэтому чем больше мы хотим жертвовать, от­давать и творить, тем сильнее у нас должно быть устремление к Богу через любовь.

Наше животное начало хочет получить и обижает­ся, когда ему не дают. Наше Божественное «я» хочет отдавать и ищет все новые формы отдачи — формы творчества и собственной реализации. Животный уровень — это недовольство и уничтожение того, что не нравится, а Божественный уровень — это любовь, воспитание и изменение того, что нам не нравится.

Если исходить из животного начала, нам придется уничтожить все во вселенной, потому что нет ничего, что бы полностью нам нравилось, какой-то недоста­ток всегда найдется. Это вполне понятно, ведь абсо­лютного совершенства во вселенной быть не может. Степень совершенства определяется количеством любви в объекте. Полностью совершенен только Тво­рец. Он олицетворение абсолютной и всеобъемлю­щей любви.

Так вот, причина вашей болезни — недовольство судьбой. Как появляется болезнь? Человек поне­множку нарушает заповеди и нравственные законы. Он привыкает подавлять любовь, отказываться от нее и управлять ею. Этот процесс происходит в душе, и человек ничего не чувствует. Но поскольку вселенная едина не только в пространстве, но и во времени, все наши поступки тоже связаны воедино. И если мы сеем семена разрушения, разрушение мы и получаем.

Когда этот процесс начинает убивать души наших детей, мы, подсознательно спасая их, собираем уро­жай, посеянный нами самими. Все наши поступки, совершенные когда-то, возвращаются к нам через детей.

Вы не просто были недовольны судьбой и людь­ми, которые были посланы судьбой, вы это недо­вольство передали детям. А недовольство собой и судьбой, перешедшее в подсознание, — это неприя­тие Божественной воли, это богохульство. По сути, это попытка уничтожить судьбу и Творца. И закан­чивается она не точечным, а масштабным самоунич­тожением.

Вам нужно принять свою судьбу, увидев в ней волю Всевышнего. То, что с вами происходило, соот­ветствовало количеству любви в вашей душе. Не нравится судьба — меняйте вашу душу и через это — вашу судьбу. А незаметное самоубийство че­рез недовольство и обиды приводит к неважным ре­зультатам и у детей. Сумеете через себя привести в порядок души детей, молясь и меняясь, — ваша бо­лезнь пройдет. Все зависит от вас.

Новый залп фейерверка отвлекает мое внимание. «Надо будет вытянуть этого мужика, — думаю я. — Достаточно яркий пример того, что бывает с челове­ком, долгое время недовольным своей судьбой».

Мои мысли отвлекает тупая боль внизу живота. Она постепенно нарастает. Эта боль сигнализирует о том, что у меня начался отток энергии. Может быть, кто-то из пациентов «потянул на себя» или всплыли какие-то претензии? Диагностировать я могу только в совершенно отрешенном состоянии. В своем здо­ровье я кровно заинтересован, поэтому поставить диагноз самому себе бывает достаточно тяжело. Од­нако все же пытаюсь увидеть на тонком плане, поче­му я теряю энергию.

Для начала программа самоуничтожения в семь раз выше критического. Это или быстрая потеря им­мунитета и любое заболевание, а затем быстрая смерть, или рак. Тогда смерть будет медленной и му­чительной. Конечно, «лучше помучиться», как гово­рил герой популярного фильма, но уж очень мощная потеря энергии. Идет какое-то серьезное нарушение высших законов.

Неожиданно понимаю, в чем дело. Программа уничтожения в семь раз выше критической. Причи­на — семикратная концентрация на будущем, на ка­ких-то идеалах, планах и целях. Скорее всего, это мысль о том, что я вылечу этого человека. Ведь я же не имею права лечить. Я могу только помочь пациен­ту создать условия для выздоровления. Боль тут же прекращается. Значит, причина проблемы нащупана верно. Выздоровеет этот человек или нет, не мне ре­шать, это его судьба и его личные отношения с Бо­гом. А я, сунувшись со своей мыслью об излечении, подсознательно лишаю человека устремления к Богу и переключаю его на себя.

Налицо грубейшее нарушение первой и второй за­поведей. Он забывает о Творце и делает меня куми­ром. После этого позавидовал, приревновал — и по­лучаешь диабет. То-то мне никогда не хотелось рабо­тать целителем.

Действительно, все от Бога. Бог дает нам и лю­бовь, и жизнь, и талант, и любые возможности. Наше Божественное «я» всегда любит наше челове­ческое «я» и относится к нему как к ребенку — забо­тится, помогает, воспитывает. А если ребенок пере­стает уважать родителей, начинает им хамить и все их заслуги приписывает себе, он быстро попадает либо в больницу, либо в тюрьму.

Нашим родителем является чувство любви, из него создана вся вселенная. Каждый раз, когда мы от него отказываемся или относимся к нему с прене­брежением, мы за это отвечаем. Любовь — это энер­гия. Чем больше энергии, тем больше попыток изме­нить себя и окружающий мир. Для того чтобы пре­одолеть зависимость от будущего, интенсивность любви должна быть намного больше средней. Если есть обиды, недовольство и сожаление, — это пока­затель низкого уровня энергетики. При таком отно­шении зависимость от будущего вы преодолеть не сможете.

Первое, что нужно понять: осуждение, обида, не­нависть — это все формы педагогики, воспитания других. Но это самые примитивные формы воспита­ния. Как воспитывается живой организм в природе? Неправильно себя повел — получай смерть. То есть главным средством воспитания является уничтоже­ние несовершенных особей. Те, кто не хочет менять­ся, умирают.

В человеческом сообществе воспитание переходит на следующую ступень: в качестве воспитательного средства служит боль. Боль дает больше возможно­стей для изменения и развития. Поэтому основной способ воспитания, который до сих пор используют многие родители, — это наказание ребенка, причине­ние ему боли, если он неправильно себя ведет.

Обида, ненависть, осуждение — это прелюдия к агрессивным действиям. Но как это ни странно, аг­рессивная эмоция опаснее агрессивного действия. Внутренней ненавистью можно убить не только само­го человека, но и его потомков, и самому понести за это наказание.

Почему у наглых и жестких людей часто бывает прекрасное здоровье, а у людей деликатных, но обидчивых, судьба и здоровье разрушаются? Потому что вторые опаснее. У первых агрессия поверхност­на, она-то как раз и подталкивает к воспитанию. А когда человек воспитывает другого обидой, это уже воспитание не болью, а смертью.

Нужно не ругать за плохое, а хвалить за хорошее. Нужно не бить за ошибки, а награждать за правиль­ное поведение. Вам не нравится этот мир — сделайте его лучше. Вам не нравится, как люди к вам относят­ся, — сделайте себя лучше. Вы не нравитесь себе — сделайте свою душу лучше.

Самый главный индикатор правильности вашего поведения, будь то эмоции или поступки, — чувство любви. Если у вас в душе его много, то вы всегда сможете изменить человека, находящегося рядом с вами, и общий язык с ним найдете, а любой конф­ликт будет развивать вас, а не убивать.

Вспомните слова Иисуса Христа: Блаженны ми­ротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими (Мф. 5, 9). Весь мир — это объект для приложе­ния любви. Наша жизнь — это средство для любви. Любимый человек — это тоже средство для постиже­ния Божественного. Если мы этого не понимаем, лю­бимый человек становится средством для получения благополучия и денег. Не можем служить Богу — будем служить маммоне.

«Интересно устроен человек, — думаю я. — Не­достаток любви не позволяет нам соединить две про­тивоположности, новое и старое. Либо одно, либо другое. Сначала мы пытаемся вытравить, уничто­жить любые обиды, ненависть, агрессивность и сразу стать другими. А когда это у нас не получается, мы заваливаемся назад. Если же есть любовь, новая форма мышления некоторое время уживается со ста­рой, а потом старая постепенно ослабевает и от­ходит.

Авраам поверил в Единого Творца и готов был расстаться с жизнью. Даже своего сына Исаака он готов был принести в жертву. А его внук Иаков, сде­лав для себя окончательный выбор, уничтожил язы­ческих истуканов. Когда в душе мало любви, человек не может быть терпеливым, он хочет одним махом разрушить старое и построить новое. Даже времен­ное соединение нового и старого становится для него непреодолимой мукой.

Фейерверк закончился, и гуляющие толпы стали расходиться по улицам курортного городка. Пре­красная южная ночь. Народ кругом добродушный и веселый. Ощущение покоя и умиротворенности, но в душе у меня какое-то странное чувство, ощущение какой-то недоговоренности и недосказанности. Я пы­таюсь собрать мысли в единое целое, но что-то меша­ет. И вдруг я неожиданно вспоминаю. Шизофрения.

Я понял, почему то, что я называл ревностью, мо­жет привести к разрушению сознания. Я попробовал посмотреть, какие заповеди нарушала мать сына-шизофреника. Оказалось, что вторую, седьмую и девя­тую — поклонение кумирам, прелюбодеяние и лже­свидетельство.

При выяснении деталей все оказалось очень про­сто. В молодости женщина была достаточно привле­кательной, и сексуальность у нее превратилась в по­хотливость. Она вышла замуж по любви, но уже в первые месяцы изменяла мужу. А если главная цель сексуальных отношений — получение удовольствия, если тело радуется гораздо больше, чем душа, проис­ходит отказ от будущих детей и перевод энергии бу­дущего в сексуальную энергию — энергию страсти и желаний. Тогда включается механизм разрушения будущего. То есть внутренняя похотливость, закрепленная внешним поведением, начинает разрушать психику и сознание. Вот, вероятно, почему шизоф­рения передается по женской линии.

Я слышал, что в Соединенных Штатах шизофре­нию перестали считать болезнью из-за огромного числа страдающих ею. В материалистическом мире все просто: как только патология достигает опреде­ленного масштаба, ее автоматически начинают счи­тать нормой. Получается, что нравственно не то, что сохраняет любовь, а то, что сумело победить и захва­тить большую территорию, духовную в том числе.

Скорее всего, причина невероятного роста психи­ческих заболеваний в настоящее время обусловлена так называемой сексуальной революцией, которая произошла около пятидесяти лет назад. Сейчас глав­ным комплиментом женщине является следующий: какая ты сексуальная! Измена любимому человеку считается пустяком. Женщины, не задумываясь, делают аборты, упиваются своей похотливостью. И каждый день к ним приходит поддержка такого поведения с экранов телевизоров. Этот процесс зако­номерен, потому что нарушение первых заповедей неизбежно ведет к нарушению следующих.

Я вспомнил, как говорил одной пациентке: «Вам придется прикоснуться к Божественной энергии, сейчас она становится все активнее. Если вы не пройдете перетряску ваших высших духовных пла­нов, начнется следующий, более жесткий этап — чи­стка на чувственном уровне. Она может идти через измену, смерть близких, предательство, расставание с любимым человеком. Это принудительное очище­ние. Это потеря. Но есть и добровольное очище­ние — когда вы сами отказываетесь ради любви от исполнения ваших желаний и инстинктов, которые тянут вас от мужа в постель к другому мужчине. Если вы ради любви сдерживаете это чувство и не даете ему реализоваться, это жертва своими желани­ями и инстинктами в угоду любви. А любви без жертвы не бывает. Обуздывая свою животную энер­гию, мы повышаем шансы на то, чтобы направить ее на соединение с Творцом».

К энергии тоже приложимо понятие инерции. Благодаря инерции застывшая энергия становится предметами и явлениями. Если нашу энергию мы на­правляем в основном на животное начало, то чем сильнее оно закрепляется, тем большие страдания нам придется пройти для возвращения в состояние человеческое, не говоря уже о Божественном.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 2

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!17.06.2019 08:39