На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
400 280р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Мы но­сим в себе Вселенную

 

dk-6-2

 

Я начинаю вспоминать и анализировать все случаи, когда несбалансированные эмоции приво­дят к проблемам.

Дело было еще при Советской власти. Один че­ловек, который устал радоваться прелестям социа­лизма, решил уехать на Запад. На накопленные деньги он купил крупные бриллианты, которые поместил в каблуки своих туфель. Они ехали в аэропорт с сыном на машине. Вдруг отец неожи­данно сказал:

  Все, сын, тормози машину. Меняемся туф­лями. Не могу.

  Папа, успокойся, — сказал сын. — Я не слышал, чтобы за последнее время у кого-то от­винчивали каблуки. Никому и в голову не придет, что у тебя там бриллианты.

Перед самым аэропортом отец опять попросил остановить машину:

  Не могу и все, — сказал отец, — поеду в твоих туфлях.

Сын поворчал и надел туфли отца. А дальше было самое интересное. К отцу подошел пожилой таможенник, ласково посмотрел ему в глаза и по­хлопал по плечу:

  Снимайте Ваши туфли.

Сначала они осмотрели туфли со всех сторон. Потом вынули стельки, затем оторвали каблуки, затем подошвы, потом по сантиметру разрезали кожу туфель ножами.

  Как же я теперь поеду дальше? — резонно спросил их обладатель бриллиантов.

  Возьмите туфли у родственников, — раздра­женно бросил таможенник.

  Сынок, — сказал отец, — дай-ка мне свои туфли, придется мне в них лететь.

Сын это сделал с удовольствием. Бриллианты вместе с их обладателем улетели в Бельгию.

Насколько мы не зависим от наших эмоций, на­столько лучше у нас интуиция, и мы начинаем управлять ситуацией и стратегически и сиюминут­но. Сохраняющий внутреннее добродушие чело­век не ломается при первой же попытке, когда ситуация вроде бы не позволяет ему чего-то до­биться. Насколько меньше человек зависит от си­туации, настолько больше он делает попыток, что­бы ее изменить.

Приведу два примера.

Моей двоюродной бабке было около 70 лет. Она решила из Ленинграда переехать жить в Сочи. Это было в конце 70-х годов. Но все ее по­пытки обмена ни к чему не привели. В обменном бюро ей сказали, что пенсионеров в Сочи не про­писывают и обмен с Сочи запрещен. Она написала письмо в Сочинский горисполком. И за подписью председателя горисполкома ей пришел официаль­ный ответ, где говорилось, что принято постанов­ление, согласно которому пенсионеры в Сочи не прописываются, и обмен для дальнейшего прожи­вания невозможен. Она этот официальный отказ вместе со своим письмом отправила в редакцию газеты «Правда», самого авторитетного в совде­повские времена печатного органа. Ответ был ве­сьма интересный:

  То, что Вы считаете отказом, — писалось в письме, — на самом деле отказом не является, по­скольку в нем нет ссылки ни на какой закон. Официальный ответ должен выглядеть так: «На основании такого-то закона, руководствуясь па­раграфом таким-то, мы вынуждены Вам отказать в Вашей просьбе».

Ответ, полученный из редакции газеты, женщи­на отправила в администрацию Сочи, и через два месяца обмен был совершен без всяких проблем.

Вторая ситуация произошла у меня.

В начале 70-х годов я уехал из Сочи в Ленин­град. Несколько лет жил в строительном общежи­тии, работал на стройке и учился на вечернем от­делении архитектурного факультета. Моя мать осталась в Сочи в двухкомнатной квартире. Квар­тиру могли отнять, поскольку в ней был прописан только один человек. Нужна была справка, что я учусь на дневном факультете, т. е. могу вернуться назад. Я прихожу в институт, в стене два или три окошка, и там сидят девушки, которые ведают канцелярией. Я заглядываю в окошко и вижу там миловидную девушку.

  Вы знаете, мне нужна справка, что я учусь на дневном факультете.

  Пожалуйста, — говорит девушка, — давайте свой студенческий билет.

Она начинает выписывать справку и вдруг удивленно спрашивает:

  Но Вы же учитесь на вечернем, почему про­сите справку о дневном факультете?

Я начинаю таращить глаза и разводить руками:

  Но понимаете, мне нужна справка, что я учусь на дневном.

В глазах девушки появляется настороженность.

  Справку я Вам не дам. Заберите Ваш сту­денческий.

Я забираю студенческий и отхожу от окна. Справка нужна. Очень нужна. Я хожу и думаю, что предпринять. Решаю дождаться обеденного перерыва, вижу, как выходит эта девушка, и под­хожу к ней, улыбаясь как можно дружелюбнее:

  Девушка, очень нужна справка. Хотите я Вам за нее заплачу 100 рублей?

Это был размер средней зарплаты по тем време­нам. Девушка испуганно отходит от меня:

  Я Вам ее и за миллион не сделаю, — говорит она решительно и уходит.

Я чешу затылок. Ситуация ухудшается на гла­зах. А справку я должен иметь на руках. Я хожу по коридорам и продолжаю думать. За это время девушка уже вернулась. Я подхожу и издали, в окошке, опять вижу ее лицо. Мне мешает сосредо­точиться группа галдящих студентов справа от окна. Там вход в кабинет ректора, студентам что-то нужно решить, они оживленно галдят меж­ду собой, кто-то уже зашел в кабинет ректора, и я слышу шум и там.

Неожиданно созревает решение. Я подхожу к окошку и опять радушно улыбаюсь:

  Девушка, это опять я.

  Что Вам нужно? — строго спрашивает она.

  Если к Вам сейчас подойдет ректор и прика­жет Вам выдать справку о том, что я учусь на дневном факультете, Вы ее напишете?

Она пожимает плечами:

  Напишу.

Я кидаюсь к кабинету ректора.

По пути хватаю одного студента за рукав:

  Как зовут ректора?

  Игорь Сергеевич.

  Хорошо, — говорю я и проскакиваю в каби­нет. Ректор в этот момент что-то устало втолковы­вает нескольким студентам.

  Игорь Сергеевич, — кричу я с порога, — она мне справку не дает.

  Кто не дает? — изумленно спрашивает он.

  Да девчонка в канцелярии. Я ей показываю студенческий и говорю: «Дай мне справку, что я учусь на дневном факультете», а она не дает. Го­ворит: «Ректор прикажет — я напишу».

Через три секунды ректор оказывается у окош­ка канцелярии.

  Немедленно дай ему справку о том, что он учится на дневном, — раздраженно говорит он.

Девушка послушно кивает головой. Через не­сколько минут желанная справка оказывается у меня в руках.

  А врать нехорошо, — сказала девушка.

  А я ему не врал, — улыбаюсь я, — я ему не всю правду сказал.

«Мир отражается нашими чувствами, — думал я потом. — Мир разнообразен и прекрасен тогда, когда разнообразны и прекрасны наши чувства. Насколько застывают и деревенеют наши чувства, настолько скучным и однообразным становится мир вокруг нас».

В детстве мир подобен калейдоскопу, где тыся­чи стеклышек с разными цветами и оттенками. В старости кусочек серого стекла перекатывается в разных композициях. А разница всего-навсего в точке опоры. Есть звено «А», из которого исходит любовь. Есть звено «Б» — это наши чувства. И есть звено «С» — это объекты и события окру­жающего мира. Насколько душа концентрируется на любви, настолько мир сияет во всех красках. Насколько внимание привязано к окружающему миру и желание зависит от него, настолько обес­цвечиваются наши чувства. Насколько мы скон­центрированы на первом звене, настолько любая сложная ситуация является поводом для работы над собой и возможностью устремиться к любви.

Насколько значимость третьего звена возрастает и настолько любая неприятная ситуация вызывает раздражение, агрессию или уныние. Внутренняя значимость мира ничтожна. Поэтому мир для него значим и разнообразен снаружи. Для старика глу­бинная значимость мира огромна. Поэтому внеш­не он для него тускл и бесцветен.

  Что такое Божественная любовь? — как-то в очередной раз спросила меня одна пациентка.

  Это когда для Вас чувство любви в глубине души важнее, чем любимый человек. Тогда, если он Вас предаст, оскорбит, бросит, постареет или умрет, Вы Ваше чувство любви сохраните. Тогда любовь к другому человеку лишь помогает раз­вить чувство Божественной любви, которое всегда было в душе, которое было до зачатия и будет после смерти. Мы привыкли жить человеческой логикой и научной в том числе. Наука и человече­ская логика гласят: «Чувства не могут быть при­чиной, они могут быть только следствием». Снача­ла возникает ситуация, а потом мы на нее реагиру­ем чувствами. Значит, изначально чувства зависят от окружающего мира и рождаются им.

Изменила жена, появилась ревность. Предал друг, появилась обида. Сунул руку в кипяток, по­явилась боль, ожог и волдыри. И вроде бы все так. Но это человеческая логика. И есть логика Божественная, по которой чувство первично, а си­туация — вторична. И наши глубинные эмоции определяют, что с нами произойдет в будущем. И, начиная управлять своими глубинными чувст­вами, мы начинаем менять себя, окружающий мир и события в нем.

До сих пор наука никак не может понять и объ­яснить, что же такое гипноз. Потому что чувство там идет впереди события. Человек под гипнозом представляет, что сунул руку в кипяток, и на коже появляются ожог и волдыри. На чувства организм реагирует сильнее, чем на реальный объ­ект. Более того. При определенной тренировке ре­альность чувства может быть значимее, чем реаль­ность физического объекта. И тогда теряется зависимость от объектов материального мира и по­является возможность с ними сделать все что угодно.

И тогда можно обливать себя серной кислотой без малейшего вреда, материализовать предметы, перемещаться в пространстве, менять структуру вещества и т. д. Ну, это уже отдельный разговор.

Вернемся к нашим чувствам.

Как-то у меня на приеме была женщина. Я пре­дупредил, что ее отношение к мужу может дать проблемы и ему, и ей.

  Перестаньте ревновать, — сказал я. Женщи­на молчала, долго смотрела в сторону. Потом вни­мательно посмотрела на меня.

  Я где-то читала, — медленно сказала она, — что если у меня появляется чувство ревности, то, значит, муж мне уже изменил или собирается из­менить. И если я его буду донимать ревностью, то я остановлю этот процесс.

  Я Вас понимаю, — сказал я, — дыма без огня не бывает. Раз чувство появилось, значит, со­бытие уже произошло. Вам трудно поверить, что может быть наоборот, — продолжаю я. — Смот­рите, что происходит на самом деле. На глубин­ном уровне Вы соединены чувствами с Вашими детьми и их потомками. Ваше неправильное отно­шение к миру, закрепленное в агрессивных эмоци­ях, Вы передаете детям. Время разбрасывать кам­ни, время собирать камни. Эти чувства затем воз­вращаются к Вам. Причем, необязательно из этой жизни, может быть из прошлых. Чувство ненавис­ти в верхних слоях сознания практически безвред­но для окружающих. На более глубоком уровне оно становится опасным. Еще глубже оно может стать смертельным. Что происходит в Вашей си­туации? Сейчас у Вашего ребенка половое созре­вание. На тонком плане всплывают будущие ситу­ации, всплывает чувство ревности. Оно передает­ся Вам. Если Вы стараетесь не зависеть от этого чувства, Вы его постепенно преодолеваете и, та­ким образом, лечите детей, будущих внуков, себя и мужа. Если Вы начинаете зависеть от этого чув­ства и руководствуетесь им, подавляя внутреннее добродушие, Вы наносите большой вред себе и всем, кто с Вами связан.

В каждой нашей эмоции есть реакция на собы­тия прошлого, настоящего и будущего одновре­менно. Поэтому наши глубинные чувства влияют и на прошлое и на будущее. О том, что эмоции мо­гут влиять на прошлое, я и не подозревал. Я все­гда считал, что сожаление о прошлом, неприятие его приводят к болезням и смерти. Оказывается, прошлое можно изменить, но только меняя отно­шение к нему, т. е. воздействуя на него через себя.

Я сижу и объясняю пациенту:

  Сейчас я нарисую график развития Вашего рода. Вот прямая линия. Ваша ячейка в центре. Слева — это Ваши родители, справа — дети, вну­ки, правнуки. Все, что выше этой линии, — хоро­шо, все, что ниже, — плохо.

Я провожу еще одну линию 5-7 сантиметрами ниже.

  А вот это уже смертельный уровень. Теперь смотрим, что было у Ваших родителей до того, как Вы пришли ко мне на прием. То, что было на­коплено у Ваших родителей по жизни, находится где-то на прямой линии. Ваше положение уже ниже линии, уходит на минус. А у Ваших детей по параболе уходит вниз, ниже смертельной линии. А появление внуков уже не предусматривается, т. е. налицо линия прекращения рода.

Смотрим, что изменилось после сеанса. Ваши родители — начинаю диагностировать я и с удив­лением вижу, что точка, показывающая уровень, поднялась вверх, на плюс. У Вас состояние с от­рицательной позиции тоже поднялось на положи­тельную. У детей — где-то на Вашем уровне. У внуков похуже, но они уже могут появиться на свет, т. е. Вы начали глубинно менять себя и од­новременно начало меняться Ваше прошлое, на­стоящее и будущее.

Меняя себя, Вы очищаете карму не только потомков, но и предков. Чувство Божественной любви рождает все остальные чувства. Чувства определяют структуру пространства, пространство рождает вещество. Вещественный мир, развива­ясь, плодит мысли. Мысли, накапливаясь, обоб­щаясь, уплотняются и становятся чувствами. Чув­ства постепенно объединяются и превращаются в первоисточник, Божественную любовь. Вселенная дышит, постоянно получая любовь и отдавая ее обратно. Любовь становится духом, а потом мате­рией. Материя становится все более духовной и тяготеет к любви. Чувства рождают ситуацию и рождаются в ситуации. Мы выходим из любви и уходим в любовь. Вселенная голографична не только во времени, но и в пространстве. Мы но­сим в себе Вселенную с самого начала ее появ­ления, и мы носим в себе завершение ее существо­вания.

И насколько мы чувствуем начало и конец все­го сущего, т. е. с чего все появилось и куда уйдет, настолько наши поверхностные желания приводят нас к расцвету и развитию.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Ступени к божественному». Книга 6

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!15.05.2019 08:00