Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
800 560р.

Это я Тобою недоволен
(конкурс «Моя практика)

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!
Спасибо Вам за всё!
Вот некоторые, самые важные "открытия" из моего опыта за последние годы, помогающие в работе над собой.
Пожалуй, главный негативный момент у меня внутри – накопленное по роду большое недовольство. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Энергия любви

 

chb1-2

 

У каждой женщины есть неприкосновенный запас энергии для рождения будущих детей. Через агрес­сию к Богу, ушедшую на подсознательный уровень, она может этот запас истребить. Ветхий Завет приво­дит пример, как женщина может стать бесплодной: Когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола, дочь Саула, смотрела в окно и, увидев царя Давида, скачущего и пляшущего пред Госпо­дом, уничижила его в сердце своем (2 Цар. 6, 16).

Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему навстре­чу, [и приветствовала его] и сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается ка­кой-нибудь пустой человек!

И сказал Давид Мелхоле: пред Господом [пля­сать буду. И благословен Господь], Который пред­почел меня отцу твоему и всему дому его, утвердив меня вождем народа Господня, Израиля; пред Госпо­дом играть и плясать буду; и я еще больше уничи­жусь, и сделаюсь еще ничтожнее в глазах моих, и пред служанками, о которых ты говоришь, я буду славен. И у Мелхолы, дочери Сауловой, не было де­тей до дня смерти ее (2 Цар. 6, 20—23).

Почему жена Давида осудила его? Потому что у нее было ощущение своей правоты. Это ощущение по­могало ей защищать свою духовную территорию. Осуждая мужа, она спасала свое ощущение правоты и превосходства над простым народом. Она боялась по­терять ощущение своей избранности, пыталась сохра­нить свой духовный статус, приносящий материаль­ные блага. Каждый человек подсознательно хочет повысить свой статус. Это доказательство жизнеспо­собности, перспективности выживания и существова­ния. Каждое живое существо хочет жить и развивать­ся. Высокий статус, который зарабатывается живым существом, — это показатель высокого уровня его энергии и, значит, возможности произвести благопо­лучное потомство.

Во все времена показателем силы и состоятельно­сти человека, подтверждением его высокого статуса являлись деньги. Но еще более высоким показателем была власть и уважение других людей. Деньги, в кон­це концов, можно потерять за несколько лет или деся­тилетий, а высокие духовные качества могут переда­ваться десяткам поколений потомков.

Духовные богатства существуют гораздо дольше материальных, поэтому отречься от любви в угоду ду­ховности гораздо легче. Кстати, как ни странно, по­клонение деньгам и материальному благополучию мо­жет отстрочить смерть. Когда человек поклоняется материальным благам и своим желаниям, он становит­ся агрессивным, начинает болеть и может умереть. Это все равно как если бы яд накапливался в листьях дерева, которые осенью облетают. Но если яд прони­кает в ствол и корни, дерево обречено на гибель. Так вот, поклонение высшим духовным ценностям в ущерб любви проникает в душу человека очень глубо­ко, туда, где его душа является единым целым со всем народом или даже человечеством. И тогда смертью одного листика дерево уже не спасти. В любом народе рано или поздно накапливается яд грехов, и затем должно последовать уничтожение большой ветви со всеми листьями. Если же во всех ветвях, то есть во всех народах, накапливается такой яд, то необходимо срезать весь ствол со всей кроной.

Так всегда было до христианства. Многочисленные народы и цивилизации уходили в небытие. Нынешнее человечество недавно стало единой цивилизацией. И также закономерно должно было погибнуть, но уже в масштабе всей Земли. Две тысячи лет тому назад че­рез Иисуса Христа была дана модель спасения чело­веческой цивилизации. Борьба с ядом, отравляющим душу, через уничтожение отдельных ветвей была при­знана несостоятельной. Оказалось, что яд можно обезвредить, не уничтожая дерева. Раньше получение новой порции Божественной энергии было возможно только через прохождение процедуры смерти. Отрав­ленный ядом грехов народ должен был уступить мес­то другому.

Через Христа пришла новая картина мира. Любой человек и вместе с ним народ могут обезвредить нако­пившийся в душе грех, если выполнят то, что проис­ходит при смерти. А происходит следующее: замира­ют и останавливаются все человеческие функции, связанные с телом и сознанием. Останавливается че­ловеческая логика и может полностью открыться ло­гика Божественная. Тогда возможно получение новой порции энергии.

Однако человек может и не умирая пройти про­цедуру связывания человеческого и прикосновения к Божественному, если он сумеет оторваться от челове­ческой логики и войти в новое сознание. Но для этого чувство любви к Творцу в момент разрушения основ духовного счастья должно быть незыблемым. Когда рушится не только тело, но и сознание во всех его формах, прийти к торжеству любви можно только в одном случае: если мы перестанем защищать тело и сознание и будем готовы потерять их. Многие верую­щие на самом деле, обращаясь к Богу, молятся своим высшим духовным потребностям. И любовь к Богу превращается в чувственность. Такой кризис начался в католичестве после десятого века. Многие женщи­ны, которых потом называли святыми, начинали ис­пытывать физическое влечение к образу Иисуса Хри­ста. Дискуссия о том, какой должна быть любовь к Богу, постепенно выродилась в чувственное, плотское восприятие Творца, то есть единобожие постепенно превращалось в язычество.

Я знаком с одной супружеской парой. Они были атеистами. Потом начали читать мои книги и посте­пенно стали верующими. Я говорил им, что у них слишком развито поклонение идеалам и это со време­нем может стать очень опасным. Они начали увле­каться религией, ходили на встречи с каким-то пасто­ром, приезжавшим из Австралии, постоянно моли­лись, а потом сами стали пасторами, собирали вокруг себя верующих.

А через несколько лет я заметил странную метамор­фозу в их душевном состоянии. У мужчины почему-то пошла программа отречения от высоких уровней ду­ховности. В одной из своих книг я описывал сатанин­ский знак, нарисованный на бумаге. Если такую бума­гу подбросить кому-нибудь в квартиру, люди там бу­дут болеть и умирать. Может даже вымереть вся семья, живущая в квартире.

Мне стоило больших усилий обезвредить энергети­ческую составляющую этого знака. А энергетический его смысл был очень любопытным — презрение к соб­ственному отцу, осуждение и отречение от него. При­чем в этом знаке отец был как бы обобщенным поня­тием, то есть там была заложена программа отречения от любви к Богу. Когда я посмотрел поле своего зна­комого, меня поразило, что его деформации были по­хожими на сатанинский знак, который я увидел не­сколько лет назад.

Я совершенно ничего не понимал. И еще больше запутался, когда продиагностировал поле его жены. Там была огромная концентрация на чувственности и человеческой любви. Я попытался этот процесс раз­вернуть во времени, и мне все стало понятно. В той церкви, в которую они входили, не было поклонения Творцу как абсолютной, ни от чего не зависящей любви. В этой церкви Бога пытались познать челове­ческой логикой и сознанием. Но Творца сознанием понять невозможно, мысленные зрительные образы здесь бессильны, поэтому от чистого первого импуль­са они незаметно сползли к поклонению высшим уровням сознания. Раньше это сделало бы их неверо­ятно духовными и продвинутыми людьми, а сейчас эта тенденция стала просто опасной.

В Древней Индии люди тоже поклонялись духов­ности, но ту духовность можно сравнить с двумя-тремя этажами, построенными на фундаменте, рассчи­танном на десять этажей. А сейчас на таком же фун­даменте выстроили двадцать этажей и хотят строить дальше. Нетрудно догадаться, что случится со здани­ем. Фундамент — это энергия, а энергия исходит из любви. Как только фундамент слабеет, здание начи­нает рушиться. Первые несколько этажей — это куль­тура, последующие — это цивилизация. Если цивили­зация намного превосходит культуру, фундамент на­чинает трещать и здание рушится, хороня под собой и культуру, и цивилизацию.

Когда человек чувствует, что он обречен, тогда он отрекается от высших уровней духовности и перево­дит свою привязанность во внешние, материальные планы. Дьяволизм, который начался в Средние века в результате раскрытия способностей и с которым через инквизицию боролась католическая церковь, перешел в поклонение материальному богатству и положил на­чало эпохе капитализма.

Если человеку, живущему в такой системе ценно­стей, предложить отказаться от поклонения мате­риальным благам, своим желаниям и инстинктам, он просто не сможет этого сделать. Однако поклонение духовным ценностям для него еще более опасно.

Правда, это вопрос отсрочки, но не спасения. Получа­ется, что многие погибшие цивилизации попросту не сумели замкнуть цикл своего развития в кольцо. Пор­ция Божественной энергии приводила к появлению мистических откровений, возникновению религий, по­явлению высших форм духовности. На этой благодат­ной почве пышно произрастали ростки культуры, со­единяющие религиозно-мистическое видение мира с реальной жизнью человека, меняя его и развивая.

Мощная религия и культура давали взлет способ­ностей, деловой энергии человека. Совершались от­крытия, появлялись технические достижения, раз­вивалась цивилизация. Меняющаяся среда меняла че­ловека, и то, что раньше было уделом отдельных просветленных людей, постепенно становилось нор­мой для каждого. Материальное становилось все бо­лее духовным. Духовное тяготело к мистике и рели­гии. А затем общество подходило к главному рубежу, когда все духовное, постепенно приближаясь к выс­шим аспектам, должно было опять превратиться в лю­бовь и вернуться к Творцу.

Для всех предыдущих цивилизаций этот барьер оказался непреодолимым, поэтому они исчезли с лица земли. Иуда не смог победить духовность, правоту и справедливость. Он был обречен. Общение с Христом ускорило все процессы, происходящие в его душе. Его самоубийство ненамного ускорило процесс гибе­ли. В какой-то момент я понял, что подразумевалось во фразе: «Вошел же сатана в Иуду». В то время хлеб был единственной и часто главной пищей для бедного народа. Хлеб был символом жизни и человеческого счастья. И когда Христос сказал своим ученикам: «Один из вас предаст меня», — это была попытка спа­сти Иуду, помочь ему преодолеть поклонение своему сознанию. Иисус взглянул Иуде в глаза и понял, что его душа не справляется и не может идти за любовью. Тогда Христос дал ему последний шанс. «Опустив­ший со Мною руку в блюдо, этот предаст Меня», — сказал Он. Мне кажется, это означало следующее: Меня предаст тот, для кого хлеб важнее всего в жиз­ни — важнее слова Божия и любви Божией, — и после этого, обмакнув хлеб, Он подал его Иуде. И снова взглянув ему в глаза, увидел, что Иуда обре­чен. Барьер духовности и правоты оказался для него непреодолимым. После этого Христос сказал: «Что делаешь, делай скорее». Он понял, что спасти Иуду невозможно.

Его ученик сделал выбор. Для него духовное одно­значно стало важнее любви. Он не мог простить Учи­теля. Вот почему говорится, что в него вошел сатана. Сатанизм — это и есть превосходство высших момен­тов человеческого над Божественным. Подавая хлеб Иуде, Христос показывал, что знает его замыслы. Но победить свое сознание Иуда уже не мог.

Я задумчиво переворачиваю страницы Библии. Каждый человек стремится к самоутверждению. По­вышение своего статуса, ощущение своей состоятель­ности необходимо каждому человеку. Главное — по­нять, в чем мы должны лидировать по отношению к другим. И оказывается, что счастливым и внутренне состоятельным человека делают не деньги, положение в обществе или интеллект. Энергия любви — вот главный показатель состоятельности человека. Раз­вивать свое умение любить, повышать интенсивность любви, увеличивать запасы любви в душе — вот к чему в первую очередь должен стремиться каждый. Потом эта высшая энергия будет превращаться в ду­ховность, чувственность, она будет раскрываться в возможностях и желаниях человека. Главное — не утрачивать этого первого звена. Утрата же эта, как правило, происходит незаметно. Логика Божествен­ная вдруг превращается в человеческую. Почему за­прещено изображать Бога? Потому что приписывание Творцу человеческих качеств может незаметно пре­вратить единобожие в язычество. Поклонение челове­ку, как Богу, приводит к тому же самому. Неслучай­но Христос постоянно подчеркивал, что Он Сын чело­веческий.

И вот некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог (Мф. 19, 16—17). Что такое благо? Это отсутствие греха. Безгрешен только Бог. Человек безгрешным быть не может. Если даже ангел, по библейской ле­генде, мог возгордиться и стать грешным, что же гово­рить о человеке. Поэтому, с одной стороны, Христос подчеркивает, что Он реальный, живой человек, а с другой стороны, Он подчеркивает, что Он един с Творцом. То есть любовь, соединяющая Его с Богом, ни от чего не зависит. Почему Иисус называет себя Сыном Божиим? Сыном является тот, кто несет в себе внутреннюю неразрывную связь с отцом. Почему миротворцы будут наречены сынами Божиими? Пото­му что мир между двумя конфликтующими сторонами невозможен без выработки единых понятий и правил. А символом высшего единства во вселенной является любовь. И каждый человек един с Творцом в глуби­нах своей души.

У Иисуса Христа эта связь была реальной, зримой и осязаемой. Чем масштабнее истина, тем сложнее ее понять. Поверхностное истолкование великих истин может привести к их полной дискредитации. Подмена Божественной логики человеческой может незаметно исказить реальную картину мира. Я думаю, что тезис о непогрешимости Папы Римского явился одним из важных факторов сползания католичества в язычест­во. Христос подчеркивал, что Он не может быть без­грешным, не говоря уже об апостоле Петре, у которо­го поначалу человеческое неоднократно брало верх над Божественным. А вот религиозный иерарх при­знается безгрешным.

Вселенная едина. Все 613 заповедей иудаизма сво­дятся к десяти главным, а эти десять выходят в конеч­ном счете на одну, смысл которой прост: любовь к Единому Богу есть высшая ценность. Если человек нарушает только одну заповедь, но свято чтит осталь­ные девять, в реальности он будет нарушать все де­сять заповедей.

Представьте себе человека, который говорит: «Я признаю Единого Бога, почитаю отца и мать, я не лжесвидетельствовал и не завидовал никому, я никог­да ничего не крал, правда, недавно один человек меня обидел, так я его убил. Но остальные заповеди я свя­то чту». Можно ли такого человека назвать нравствен­ным? Наверное, сложно.

Если ты убиваешь любовь в своей душе или в душе другого человека, то есть нарушаешь первую, глав­ную заповедь, рано или поздно ты придешь к наруше­нию всех заповедей. Человек, который разрушает в своей душе мостик, соединяющий его с Богом, рано или поздно перестанет уважать родителей, будет зави­довать, клеветать, воровать и убивать. Многие уже делают это в своей душе, но при этом считают себя до­стойными людьми, потому что не совершают этого на физическом уровне. На самом деле это вопрос време­ни. Не сделали они — сделают их дети и внуки. А все начинается с разрушения мостика, который соединяет человека с Творцом и который называется любовь.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 1

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!30.04.2019 08:06