На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
400 280р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Верьте — и гора сойдет с места

 

ov3-n

 

Уважаемый Сергей Николаевич!

Уже давно у меня в душе появилась потреб­ность поделиться своим опытом. Когда читала Ваши книги, новые мысли приобретали четкие формы именно тогда, когда приводились конкрет­ные примеры. Возможно, кому-то пригодится и мой опыт.

В 1997 году в Рождественскую ночь у моей сест­ры во время родов погибает ее мальчик-первенец. Я тогда сама находилась на пятом месяце беремен­ности. Спустя несколько дней меня вызвали к ле­чащему врачу и сообщили, что пришли результа­ты моих анализов, взятых на исследование в гене­тическую лабораторию. Тогда у нас в Беларуси уже делали такие обследования. Однако по тому, с каким видом мне сообщили об этом, я поняла: что-то не так. На все мои расспросы мне дали один ответ: надо ехать на консультацию в гене­тический центр, причем ситуация не терпит от­лагательства и ехать следует завтра же. Кое-как через младший медперсонал мне удалось узнать: из результатов следует, что у моего ребеночка име­ются внешние уродства, а в такой ситуации обыч­но делается аборт, точнее, на моем сроке это уже прерывание беременности по медицинским показа­ниям. Домой я еле дошла. Не буду перечислять, что тогда творилось у меня в душе, в голове. Мало в семье беды, так тут новое несчастье.

Далее события у меня внутри развивались при­мерно так. Я понимала, что за одну ночь не смогу установить причинных связей со своими или се­мейными грехами, и даже не стала задаваться во­просом: «Почему?» Времени не было. Мне предсто­ял выбор, который тут же решился. Я очень-очень любила этого ребенка. В голове проносились один за другим образы больных детей, но всякого ребен­ка я представляла как своего и понимала, что я его очень-очень люблю. Люблю таким, какой он есть. Люблю все его недостатки.

Но какое-то беспокойство, смятение в душе не давало покоя. В какой-то момент перед моими гла­зами мелькнула лежащая на полке маленькая Биб­лия. Рука сама потянулась к ней. Я открыла страницу наугад, и первыми строчками, которые увидели мои глаза, стали слова Иисуса Христа пе­ред Голгофой — он просил у Бога силы испить свою чашу до дна. В тот момент такая знакомая цитата словно была впервые мною прочитана. Она обрела для меня новый смысл. Я вдруг почув­ствовала себя и малыша таким слабым, незащи­щенным, но единым и нужным друг другу организ­мом, который может надеяться и искать спасения у одного только Бога.

Я не стала просить у Бога здоровья ребенку, не стала просить сделать чудо. Я очень-очень любила ребенка со всеми его возможными и невозможными болячками, представляя себе все возможные и не­возможные тяготы. Я просто обратилась к Богу с одной просьбой: «Господи, дай мне силы!» Только под утро я смогла уснуть.

На следующий день я сама была удивлена теми переменами, которые произошли со мной. Неверо­ятный душевный покой, невероятное спокойствие и твердость сопровождали меня на протяжении всей консультации у специалистов-генетиков. А то, что происходило там, могло выбить из колеи любого. Сразу же, не вдаваясь в объяснения, меня стали обрабатывать на предмет необходимости срочного прерывания беременности. Это было так цинично, словно речь шла не о человеческой жизни, а... нет слов для сравнения.

Меня водили по разным кабинетам. Делали об­следование на всех УЗИ-аппаратах, которые там были, и сами не верили в то, что с ребенком все в порядке. Созвали всех специалистов, которые там находились. Смотрели на результаты анали­зов и результаты УЗИ и не верили своим глазам. И даже когда убедились, что ничего у ребеночка аномального нет, посоветовали все-таки прервать беременность. Я к тому времени уже почти не вос­принимала всю эту суету.

Чудо? Ошибка врачей? Скорее закономерность. Я знала, что свое испытание я уже прошла. Про­шла заочно, за одну ночь. Вы меня поймете, как, видимо, и то, что Вы уже поняли: мой малыш ро­дился абсолютно здоровым.

Спасибо Вам. Сейчас я в отпуске по уходу за вторым своим сыном...

С уважением...

 

Это один из способов управления человеком — поставить его в зависимость от себя. Когда возник Советский Союз, руководство страны сначала верило в идеи коммунизма, в то, что это возможно — всех сделать равными и совершенными через общую соб­ственность. А потом выяснилось, что классификация людей по материальным признакам является несо­стоятельной. Люди упорно хотели сохранить свою индивидуальность и частную собственность.

Чем талантливее был человек, тем быстрее он ста­новился богатым и независимым. На селе такого на­зывали кулаком. В городах это были предпринимате­ли, в науке — крупные ученые. Власть поняла, что коммунизм как главная цель — это ложь. А когда у власти нет цели, тогда она работает только на себя и защищает себя.

Для того чтобы защититься, нужно лишить народ возможности сопротивляться, предъявлять свои тре­бования. Нужно уничтожить механизмы, через кото­рые народ может воздействовать на власть. Но, в первую очередь, необходима была идея подчинения. Поэтому появились лозунги: «Народ и партия еди­ны», «Планы партии — планы народа!», «Все для блага человека, все во имя человека!».

Большое внимание уделялось непогрешимости идей коммунизма. Принцип «больше трех не соби­раться» позволял в зародыше душить будущие де­монстрации протеста и забастовки. Постоянно вну­шались мысли, что государство заботится о народе, медицина бесплатна, что все блага, которые имеют люди, появились у них благодаря Компартии.

С другой стороны, был создан образ врага народа. На самом деле, те, которых уничтожали как «врагов народа», были врагами власти. Советская власть ис­требляла собственный народ десятками миллионов. Во-первых, потому что цель была ложной. А во-вто­рых, потому что была устранена малейшая возмож­ность оппозиции, то есть обратной связи. Если тело человека не чувствует боли, а глаза перестают ви­деть, шансов выжить у этого человека очень мало. Если народ не имеет права реагировать на действия власти, с государством происходит то же самое.

Власть считала себя непогрешимой, и люди в это поверили. Судя по всему, механизм взаимоотноше­ний с народом большевики взяли у религии. Христос говорил: «Никто не приходит к Отцу, как только через Меня». Истина обладает великой силой, и не­правильное пользование ею может привести к страш­ным результатам. Знание формулы E= mc2 привело к созданию атомной бомбы. Поверхностное, вульгар­ное толкование слов Христа повлекло за собой ката­строфические последствия.

Что имел в виду Иисус Христос? Он видел и по­нимал, что вера в Бога в Израиле утрачивается. Да, все обряды, ритуалы исполнялись и, в общем, народ старался жить по заповедям. Но главными внутрен­ними ориентирами стали благополучие и наслажде­ние. Вера в Бога превратилась в средство для удовле­творения инстинктов.

Под протекторатом Римской империи Израиль по­лучил стабильность и отсутствие войн. На веру рим­ляне не покушались. Даже местная власть сохранила свои позиции. Стабильность и изобилие постепенно стали закрывать веру в Бога. Человек так устроен, — к Богу он обращается тогда, когда рушатся его ин­стинкты, когда он болеет, когда на него сыплются не­счастья, когда страдает его душа. Период благоденст­вия лишил народ Израиля искренней веры в Бога. И действительно, ведь Бог — где-то там, Он недости­жим, недосягаем. Встреча с Богом была когда-то дав­но, при Моисее. А сейчас есть вкусная еда, разнооб­разные удовольствия, торговля, строящиеся дома. Потребность в Боге исчезла.

Христос видел, как умирает у людей душа, а они не замечают этого. Он видел, что люди утратили лич­ную потребность в Боге. Посреднические функции были переданы священникам. Те молились, выполня­ли обряды, а обычный человек должен был только жертвовать деньги. И чем больше веру в Бога пе­рекладывали на плечи священников, тем сильнее ук­реплялась духовная власть и тем слабее становилась вера.

Единственным средством спасения было восста­новление личного устремления к Богу. Сначала Хри­стос говорил: «Царствие Божие внутрь вас есть». Бог — не в храме, не за спиной священника, Бог — в душе каждого из нас. Христос объяснял, что все мы — дети Божии, а значит, связаны с Творцом еже­минутно и ежесекундно. Именно это убеждение по­зволяет держать непрерывную связь с Богом и посто­янно сохранять и увеличивать в душе чувство любви.

Но инерция человеческого сознания огромна. Лю­ди не могли поверить в то, что они носят Бога в себе, что они Божественны по своей сути. И потому Хри­стос говорил им: «Посмотрите на меня, — я такой же, как вы, сын человеческий. Но я чувствую свое Божественное происхождение сильнее, чем вы. Я ощущаю свое единство с Отцом каждую долю се­кунды, и поэтому Его воля раскрывается во мне го­раздо больше, чем в вас. Посредством энергии моего Отца я могу совершать чудеса. Я могу лечить людей. Если вы поверите мне, то и вы тоже сможете лечить других». «Только через Меня, — объяснял Хри­стос, — через то, чему я учу вас, вы сможете обрести Царствие Божие».

Это была революция в сознании. Учитель говорил совершенно новые, невероятные вещи. Здесь прояви­лось то, что можно назвать феноменом ученика: сильный ученик понимает и выполняет то, что гово­рит учитель, а слабый ученик поклоняется учителю, не понимая, чему его учат. У последователей Христа вместо понимания возникло поклонение.

Христос заложил основы совершенно новой циви­лизации. То, что мы называем нравственностью и гу­манизмом, невозможно без ощущения единства с Бо­гом и другими людьми. Это жизнь на уровне души, это жизнь сердцем. Это общество, в котором на пер­вом месте — любовь и нравственность, а потом уже — сила и власть.

В Израиле того времени люди жили не любовью, а статусом. Каждый мечтал улучшить свое материаль­ное и общественное положение. Высший статус имела духовная власть. Человек, приобщенный к знанию, религиозный человек, чувствовал свое несо­мненное превосходство над другими и ожидал покло­нения. На физическом и духовном уровнях равенст­во невозможно. На первом месте здесь не законы любви и нравственности, а законы власти и силы.

Христос дал новую модель мира, но у людей того времени не было нового механизма восприятия. Они пытались осознать новое в рамках старого мышле­ния. Молодое вино они наливали в ветхие мехи. В результате получилась следующая картина. Если только через Христа мы можем прийти к Богу, — значит, он сын Божий, а мы — простые люди. Зна­чит, надо поклоняться Христу и просить у него за­ступничества. А поскольку он говорил, что незримо присутствует даже среди троих молящихся, это озна­чает: собрание верующих (то есть церковь) является святым и Божественным. А следовательно, и непо­грешимым. Церковь — это тело Христа, его наслед­ница, — значит, только через нее можно познать Бога.

Круг замкнулся. Всем людям на Земле отказано было в возможности познать Творца. Произошла приватизация веры. Отныне только через церковь че­ловек мог познать Бога, приблизиться к Нему.

Такая логика не имела никакого отношения к ре­лигии. Вера была подменена политикой и экономи­кой. Если у человека отобрать личное устремление к Богу, то очень легко духовно подчинить его себе и управлять им. Такая постановка вопроса делала хри­стианство религией, очень выгодной для любой вла­сти, поскольку лишала человека главной независимо­сти — духовной и нравственной.

Сотни лет спустя Гитлер говорил войскам СС при­близительно следующее: «Ваше дело — воевать и по­беждать. Нравственные вопросы — это не ваша про­блема, я отвечаю за все».

Православие, приняв вульгарное толкование хри­стианства, с одной стороны, проповедовало веру, а с другой, — невольно истребляло ее в самом зароды­ше. Утверждая, что человек по своей сути греховен и никогда не сможет избавиться от греха, чиновники от религии пытались усилить свою власть над прихожа­нами.

Выполнение заповедей, являвшееся мощным инст­рументом очищения души, отошло на второй план. Для того чтобы хоть как-то облегчить ощущение своей греховности, нужно было постоянно посещать храм, исповедоваться, причащаться, жертвовать. По­литическая и экономическая выгода была несомнен­ной, но вера и любовь незаметно уходили из души, и человек неизбежно начинал служить собственным инстинктам.

В нынешней Европе сложилась похожая ситуа­ция, только касается она другого инстинкта. Лояль­ное отношение к гомосексуалистам объясняется не только их растущим количеством. Просто общество интуитивно понимает, что само же и создает этих са­мых гомосексуалистов своей системой ценностей, своим внутренним атеизмом. Вполне закономерно, что представители сексуальных меньшинств захваты­вают власть и ключевые позиции в искусстве. Их энергия не тратится на обеспечение будущих потом­ков, на заботу о семье и воспитание детей. Вся их энергия направляется на достижение благополучия и успеха.

В нормальном государстве законы должны под­держивать того, кто заботится о своей душе, и ста­вить в худшее положение тех, кто свою душу убива­ет. Поскольку душа связана с потомками, то такие законы обеспечивают обществу возможность выжить в дальней перспективе. Нынешняя позиция европей­ских стран ведет к самоуничтожению, причем это вполне закономерно. Бог истребляет народ, утратив­ший веру посредством собственных правителей.

Возвращаюсь к письму. Когда человек болеет и умирает, он привычно ищет священника и обращает­ся к нему, чтобы тот за него помолился, походатайст­вовал перед Богом. Это закрывает больному возмож­ность лично обратиться к Богу и устремиться к люб­ви. Мы перестаем надеяться на самих себя, на свое умение любить и прощать.

Вы сделали правильный выбор. Чувство любви вы сделали главной целью, а через это чувство возможна любая трансформация.

Теперь о чудесах. Задумаемся: почему Иисус Христос мог превращать воду в вино? Почему мгно­венно вылечивал умирающих? Физическая плоть крепка. Вода является водой. Неужели возможно чудо полной их трансформации?

В рамках сегодняшнего мировоззрения это невоз­можно. Для современного человека тело, материя — первичны, а дух и сознание — вторичны. Поэтому фактов чудесного исцеления наука признать не мо­жет. Это противоречит главным маякам в подсозна­нии ученых.

Так почему же Христос мог совершать чудеса? Потому что он знал: любовь первична, любовь — это Божественная энергия, создающая и поддерживаю­щая этот мир. Христос знал, что любовь создает души людей. Он знал, что душа первична по отноше­нию к сознанию, духу. Он знал, что дух первичен по отношению к телу. Он знал, что тело и дух взаимоза­висимы: тело влияет на сознание, а сознание влияет на тело. Душа, устремленная к Богу, может совер­шать любые чудеса. Христос постоянно демонстриро­вал это своим ученикам.

Нынешняя наука уже не одно столетие бьется над неразрешимой загадкой гипноза и плацебо. Если че­ловеку внушить, что ему на руку пролили кипяток, и плеснуть холодной водой, то появятся пузыри и ожог. А тибетский монах, сидящий в кипятке и по­дающий сваренные в этом же кипятке креветки, про­сто убеждает себя в том, что вода — чуть теплая. Нужно только реально, глубоко поверить в это, — и тогда мир вокруг начнет меняться. Своим глубинным настроем мы создаем свой новый мир.

Поскольку мы Божественны по своей сути, мы мо­жем воздействовать на окружающий мир и менять его. Подобные процессы происходят, когда худож­ник пишет картину или актеры разыгрывают спек­такль.

В чем смысл эффекта плацебо? Человек искренне верит, что пустая таблетка — это драгоценное лекар­ство, и выздоравливает от неизлечимой болезни. На самом деле, этот механизм известен тысячи лет.

«Верьте, — говорил Христос, — и гора сойдет с места». Гипноз — это тот же эффект плацебо, но реа­лизующийся не через самогипноз, а с помощью по­стороннего человека. Чем глубже в подсознание про­ходит установка, тем большее воздействие на окру­жающий мир она оказывает. Подсознание не только знает все, — на самом деле, подсознание и может все. Правда, корыстному человеку доступ в подсо­знание смертельно опасен, — но это отдельный раз­говор.

Сейчас наступает то время, когда подсознание на­чинает раскрываться. Возможности людей растут, от­крываются сверхспособности. Это может стать спасе­нием для цивилизации, но может и представлять опасность. Все зависит от направления, в котором движется человек, от его внутренних, подсознатель­ных маяков. Ангел, спутав систему приоритетов, пре­вратился в дьявола. В каждой библейской притче за­кодировано глубочайшее содержание. За простой и сказочной формой нередко кроется информация ко­лоссальной ценности.

Через любовь человек может не только преодолеть физическую болезнь, но даже изменить свой генотип. Христос ведь излечивал людей, больных от рожде­ния, то есть его воздействию поддавались болезни на генетическом уровне. Необходима была только вера и личное устремление к любви. Нужна была готов­ность отрешиться от инстинктов, которые провоциро­вали страхи, сомнения, сожаление и уныние.

Раньше я говорил о том, что для получения люб­ви, прикосновения к Божественному нужно пройти испытания, — переживая боль, потерю, разрушения и сохраняя любовь, мы очищаем нашу душу. Но, кроме испытаний, существуют еще и искушения.

Искушение приходит в образе врача, который ус­лужливо предлагает сделать аборт. Женщины делают аборты, даже не подозревая, что после этого рассчи­тывать на здоровье, нормальную семью и полноцен­ное потомство уже не стоит. Им этого никто не объ­ясняет. Бог всегда накажет убийцу, даже если тот от­купится от судей. Божественная воля неподкупна. Можно пожертвовать на храм, можно заплатить деньги священнику, который пообещает замолить все ваши грехи. Но к религии это не имеет никакого от­ношения, а вот к экономике и политике — прямое.

Человек, совершивший преступление против своей души, обязательно будет наказан. Его собственное подсознание обеспечит ему болезни, несчастья или смерть, для того чтобы спасти его душу. Пока люди считают, что тело первично, что сознание и чувст­ва — это продукт мозга, они всегда будут молиться о благополучии тела и защищать его. Они будут ис­треблять душу в угоду интересам тела.

На самом же деле, тело, дух и душа есть единое целое. Но когда тело болеет, умирает и распадается, сознание и душа продолжают жить, — все большее количество фактов прямо свидетельствуют об этом. А когда разрушается сознание, душа продолжает жить, потому что она первична.

Да, наши мысли и чувства зависят от тела. Раз­дражая электродами мозг, можно вызвать у человека различные ощущения или воспоминания. Через пра­вильный образ жизни нашего тела мы можем благо­творно воздействовать на наши сознание и душу. Эта зависимость позволила ученым утверждать, что тело первично. Но мир диалектичен. Внешне источником мыслей и чувств является тело. Но если отрешиться от формы и обратиться к содержанию, мы увидим об­ратную картину: состояние нашей души, наше миро­воззрение полностью определяют наши судьбу и здо­ровье.

Наука утверждает, что тело первично, а сознание и чувства вторичны. Религия утверждает, что пер­вично сознание. Объединить две эти противополож­ности враждующие стороны не могут, поэтому мыс­лят крайностями; при этом утрачивается истинное единобожие и происходит возвращение к идолопо­клонничеству. Сейчас наступает то время, когда про­тиворечия накопились и крайности могут уничтожить друг друга.

Противоположности не только борются друг с другом, — они должны быть едиными внутри. Это единство обеспечивается любовью к Богу. Если люб­ви не хватает, противоположности истребляют друг друга.

Если мы не хотим наблюдать смерть собственных детей, у нас один путь — к любви, к пониманию того, что Царство Божие — внутри нас. К осознанию этих слов Христа сейчас будут приходить все больше людей.

 

С. Н. Лазарев. «Опыт выживания». Часть 3

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!23.04.2019 09:10