Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.

Это я Тобою недоволен
(конкурс «Моя практика)

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!
Спасибо Вам за всё!
Вот некоторые, самые важные "открытия" из моего опыта за последние годы, помогающие в работе над собой.
Пожалуй, главный негативный момент у меня внутри – накопленное по роду большое недовольство. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Система предохранения

 

dk-12

 

В январе 2006 года у меня состоялось выступле­ние в Харькове. Реклама пошла примерно с середи­ны декабря, билеты начали продаваться за месяц. Меня часто приглашают выступать в различные го­рода, но чаще всего я отказываюсь. Главная причи­на в том, что с момента первой моей записи на ви­деокамеру я решил не повторяться.

В последнее время я понял: можно не повторять­ся ни в чем. Конечно, существуют традиции, кото­рые нужно поддерживать. В каждой ситуации есть скелет — главная конструкция, которая в принципе всегда одна и та же, но внешность может варьиро­ваться как угодно. Кстати, у нас в Крыму есть гене­ральный тост за традиции встречи друзей.

Я отвлекся. Возвращаемся к лекциям. То, что я не повторяюсь, имеет и плюсы, и минусы. Плюс в том, что мне самому интересно, как пройдет лек­ция, и это подразумевает большой выброс энергии, то есть стимулирует творчество и позволяет новым мыслям рождаться прямо в зале во время лекции. Поэтому я чувствую зал и держу его. Кстати, чем опасна фонограмма? Она ведет к вырождению ис­кусства. Звук, голос — это энергия, это способ установить контакт с залом, поэтому, чтобы дер­жать зал без фонограммы, нужен мощный всплеск энергии, а на него способен не каждый.

Наше подсознание работает по принципу двоичности — в нем идет либо процесс деградации, либо развития. Например, человек годами исполняет под фонограмму две-три песни и получает денег гораздо больше, чем он их реально зарабатывает. А дальше у него почему-то начинаются проблемы с душой и с телом. Чтобы ущербность энергетики певца не была заметна, выступление прикрывается кордебалетом, стриптизом, певец суетится на сцене, изображая страсть, а в душе — пустота.

Так вот, возвращаемся к лекциям. Их плюс — это творчество, минус — то, что выступать часто поэтому не могу. Но сейчас меня это даже радует. Я помню, как в 1995 году ко мне пришла извест­ность: начались активные приглашения и выступле­ния в разных городах. Сначала мне было интерес­но — путешествия, общение, новизна, заработки. Тогда я был популярен, и залы были полными.

Где-то в середине 1997 года я почувствовал, что начинаю уставать. Я ведь даю серьезную информа­цию, и мне нужно постоянно держать зал. Кроме того, я диагностирую. И при ответе на вопросы мне нужно не просто дать ответ, а выстроить его так, чтобы это помогло конкретному человеку. В начале 1998 года я почувствовал себя неважно, просто не успевал восстанавливаться.

Я теперь не осуждаю несчастных людей, кото­рых засасывает бизнес, работа, деньги. Оказывает­ся, все это работает как наркотик. Жизнь мне спас дефолт 1998 года. Люди перестали ходить на мои выступления, и я сумел отдышаться. Тогда я сказал себе: я провожу лекции для развития, для помощи людям, для получения удовольствия и для заработ­ка. Система приоритетов! Поясню это на примере. Одна дама, надеясь выйти замуж, спросила у свое­го избранника, какое место она занимает в его жиз­ни. А он ей ответил: «Дорогая, на первом месте у меня мама, на втором — работа, на третьем — дача, четвертое место у меня свободно, ты — на пятом».

Так и у меня с 1998 года заработок переместился на пятое место. В Харькове я раньше не выступал, хотя он находится по дороге в Крым. Потом мне друзья сказали, что это самый крупный культур­ный центр на Украине, где очень много студенче­ства, и обязательно надо там выступить. Кстати, в сентябре 2006 года, когда я во второй раз выступал в Харькове, зрителей было меньше, но удовлетворе­ние я все-таки получил.

Так вот, в середине декабря 2005 года начали продаваться билеты на первое выступление в Харь­кове. Для меня стало привычным явлением контак­тирование с пациентами до приема и со зрителями до выступления. За несколько дней до семинара мне уже бывает тяжело. Все диалоги, воздействие, общение происходят заранее на тонком плане. Именно в это время происходит отсев: если человек не готов или ему нельзя попасть на прием, он на стадии этого внутреннего диалога отсеивается. Но могу быть не готовым и я, и тогда зал меня проби­вает. Если я хочу помочь людям очиститься от гря­зи, мне самому нужно уметь очищаться. Хочешь не хочешь, а в общении, особенно когда диагностиру­ешь, душевная грязь к тебе перетекает. Именно по­этому многие психиатры становятся похожими на своих пациентов.

То, что зрители, с которыми я встречусь в янва­ре, уже общаются со мной на тонком плане, я по­чувствовал, а вот как меня «пробили», не ощу­тил — воздействие было слишком тонким. Моя за­висимость от основных ценностей начала резко возрастать. Я думаю, что со временем, когда люди будут осознавать, что душа намного важнее тела, они будут чувствовать опасность, ведущую к де­градации души. Я тогда этого не почувствовал. Почему-то не сработала привычная система предо­хранения. Расскажу, как она выглядит.

Представьте себе, что к вам из будущего идет большая слава, деньги, известность, и ваша душа на тонком плане это уже получила. Я говорил, что наши глубинные эмоции реагируют на будущее как на настоящее. Именно следуя эмоции, я получал информацию о будущем. Так вот, душа становится гордой, в подсознании появляются амбиции, высо­комерие, и человек, еще реально не получив успеха и материальных благ, уже подсознательно обижает и предает своих близких. И они, ни о чем не подо­зревая, реагируют на это и начинают активно «кле­вать» его. И вот здесь начинается самое главное: если ты умеешь прощать несправедливые обиды от близких, если наработан механизм принятия боли и сохранения любви, тогда твоя душа успевает приве­сти себя в порядок и человеческое счастье, которое подходит из будущего, уже не убьет тебя. То есть внутренне снисходительный и добродушный чело­век может быть подготовлен к богатству и счастью, а другим его иметь опасно. Кстати, то же самое про­исходит с несчастьями. Я часто вижу, как к челове­ку на тонком плане движутся крупные неприят­ности, которые должны с ним произойти через не­сколько лет, и, если он, вступая с ними в контакт, начинает испытывать страх, ненависть, уныние и поддерживает это непонятное состояние, оправ­дывая его внешними причинами, он делает это не­счастье неотвратимым.

Как это может выглядеть? Например, через три-четыре года человека ждет крах будущего. До­пустим, он должен погибнуть, или у него рухнет его предприятие, или мечты развалятся. Он подсо­знательно чувствует эту ситуацию, но в его поверх­ностных, реальных чувствах она выглядит как из­мена жены. Почему? Да потому что крах будущего у него ассоциируется с изменой близкого человека. Через несколько лет его ждет смерть, а признаком этого является неожиданно вспыхнувшая ревность к жене. И если он начинает поддерживать это чув­ство по схеме: дыма без огня не бывает и начинает накручивать сам себя подозрениями или агрессивными выходками по отношению к жене, он завали­вает ситуацию, которую можно выправить, и делает свои проблемы неотвратимыми.

Прошлое и будущее связаны воедино, и на буду­щее в первую очередь мы выходим через эмоции. Эмоции — это мостик между настоящим и буду­щим. Именно наши неправильные эмоции каждую долю секунды либо убивают наше будущее, либо, наоборот, созидают и развивают его.

Одна противоположность уравновешивается дру­гой. Рядом с жадным человеком непременно по­явится вор, а если человек жаден до будущего, всегда появится тот, кому наплевать на будущее, поскольку он поклоняется противоположному — материальному. Рядом с идеалистами всегда будут подлецы и негодяи. В России коллективное созна­ние всегда превосходило личное и индивидуальное, но, поскольку веры было маловато, народ часто съезжал от любви к духовности. Весь советский пе­риод мы шли не к Богу, а к светлому будущему.

Я вспоминаю, как один человек задал мне такой вопрос: «Гениальный Чехов умер очень рано. При­чиной смерти была болезнь легких. По вашей тер­минологии, это гордыня, но ведь он был исключи­тельно деликатным и духовным человеком. Как же тогда вы объясните его смерть?» — «Вы помните главное произведение Чехова — пьесу „Чайка“? Ее герой — Треплев — пишет пьесы вовсе не для того, чтобы прославиться. Он хочет создать свой мир, где нет боли, обид и унижений. Он хочет жить в этом иллюзорном мире, где нет Бога, нет любви и боли, а есть сплошное исполнение желаний. Одна­ко раз за разом он налетает на реальную действи­тельность. И вместо того чтобы принять боль как толчок к любви, он начинает потихоньку ненави­деть весь окружающий мир, и ненавидит его все больше, и хочет убить этот мир все сильнее. И вот он убивает чайку — это протест против всего мира и готовность его уничтожить. Есть легенда, по кото­рой души умерших моряков вселяются в чаек, чай­ка есть символ души человеческой. Главный герой чеховской „Чайки“, возненавидев весь мир, сполза­ет к дьяволизму, убивая тем самым свою душу. А когда убита душа, тело обречено, и самоубийство главного героя в конце пьесы вполне закономерно. Чехов, который сам в душе чувствовал себя Треплевым, назвал эту пьесу комедией, тем самым попы­тавшись отстраниться от этих мелочных, но одно­временно страшных проблем, попытавшись преодо­леть зависимость от них.

Лидеры общества отражают тенденцию, общую для всех его членов. Художники, писатели, полити­ки идут впереди и чувствуют то, что вскоре про­изойдет со всем народом. Чехов умер от проблемы с легкими, потому что не смог найти выхода. Челове­ческое захлестнуло его и все больше стало затме­вать Божественное. В таких случаях болезни и смерть помогают спасти душу, потому главный ге­рой „Чайки“ и не смог найти выхода и был обречен автором на самоубийство. Потому и Россия как го­сударство была обречена».

Если мы забываем, что Бог управляет всем, и пе­рестаем ощущать во всем Его волю, тогда мы начи­наем сами управлять временем. По большому счету временем управлять можно, но только на поверх­ностном уровне! И нужно знать, когда остановить­ся. Но мы, сожалея о том, что произошло с нами, не подозреваем, что в нашем подсознании мы хотим изменить ход вещей во всей вселенной. Понятно, что будет дальше.

Можно делать все быстро, но при этом не спе­шить. Состояние спешки — это агрессия к времени. Я всем пациентам постоянно говорю, что время — это фундаментальная величина во вселенной. Агрессия к времени никогда добром не кончается. Сожаление о прошлом и внутреннее желание его изменить, недовольство настоящим, неприятие то­го, что с тобой происходит, своей судьбы, подстеги­вание будущего или страх перед ним — это уже диагноз.

Кстати, главный фактор, подпитывающий оби­ду, — неприятие того, что произошло. Если я со­вершенно не могу принять потери, которая про­изошла, то я не смогу простить обиду, которую мне нанес человек этой потерей. Отсюда вывод: чтобы преодолеть обиду, нужно добровольно терять что-то. А добровольная потеря — это жертва. Без жерт­вы не бывает веры в Бога. Какой вывод? Обидчи­вый человек верующим быть просто не может, даже если он каждый день будет ходить в мечеть, синаго­гу или церковь. Он будет считать себя верующим, а по своей сути будет постоянно бороться с Божест­венной волей и отказываться от принятия ее.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Жизнь, как взмах крыльев бабочки». Книга 12

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!19.04.2019 08:11