Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.

Это я Тобою недоволен
(конкурс «Моя практика)

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!
Спасибо Вам за всё!
Вот некоторые, самые важные "открытия" из моего опыта за последние годы, помогающие в работе над собой.
Пожалуй, главный негативный момент у меня внутри – накопленное по роду большое недовольство. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Бороться нужно не с болезнью

 

ch5-3

 

Все мечтают избавиться от болезней. О том, что болезнь может быть следствием неправильного мировоззрения, питания, поведения, задумывают­ся немногие. Аюрведа уже не одну тысячу лет тол­кует о том, что болезнь человека неразрывно свя­зана с его характером. А современная медицина только недавно робко и осторожно начала иссле­дования в этой области. Осторожно — потому что фармацевтическая империя заинтересована в об­ратном. О том, что душа, утрачивающая любовь и нравственность, гарантирует появление психиче­ских и физических болезней, не упоминает никто. Хотя — нет, православные священники все-таки говорят об этом. Но обнаружить и проследить та­кие связи очень трудно, для этого необходимо со­четание научного и религиозного подхода.

2000 лет назад было совершено открытие всех времен и народов. Оказывается, болезнь дается для того, чтобы человек обратился к Богу, то есть болезнь — это не только наказание, но и помощь и спасение. Об этом сказал Иисус Христос.

В православии часто подчеркивается, что бо­лезнь дана нам как испытание, как возможность очистить душу. О том, что болезнь не позволяет человеку грешить, говорили апостолы: «Страда­ющий плотию перестает грешить». Таким обра­зом, болезнь появляется не только «почему-то», но и «для чего-то». И если сейчас, в современном мире, вопреки усилиям медицины, болезни растут и множатся, то можно предположить, что этот процесс работает на спасение души.

Спору нет, многие физические болезни медици­на научилась побеждать. Хотя, на самом деле, проблемы с тела при этом переводятся на созна­ние, увеличивается количество психических забо­леваний и патологий характера. Чем активнее ме­дицина лечит тело, тем сильнее страдают психика, мировоззрение и душа человека. Это проявляется как социальные болезни; измены, аборты, разво­ды, педофилия и педерастия — все это болезни души, которые на Западе воспринимаются как норма.

Когда медицина откажется от своего главного тезиса, что человек есть только тело, и заменит его тезисом о триединстве человеческой натуры, тогда она, наверное, будет, действительно, спасать, а не уничтожать человека.

Часто я поражался практически мгновенному излечению болезней у некоторых моих пациентов и не понимал, в чем тут секрет. А суть дела заклю­чается в следующем. Мировоззрение — это рас­пределение нашей главной внутренней энергии. Правильно ориентированное мировоззрение мо­жет совершать чудеса и спасать человека в считан­ные минуты. Искаженное мировоззрение созида­тельную энергию превращает в разрушительную, и человек погибает, — это может произойти в те­чение нескольких дней или растянуться на годы и десятилетия.

Будущее незримо присутствует в настоящем и оказывает воздействие на человека. То, что проис­ходит с человеком в настоящем, может быть ре­зультатом взаимодействия с событиями будущего. Представим себе типичную жизненную ситуацию. Допустим, через год мужчина может потребовать от любимой женщины, чтобы та сделала аборт, по­тому что ребенок, который должен появиться на свет, помешает его благополучию. Для того чтобы ребенок родился и жил, нужно, чтобы у мужчины уменьшилась концентрация на благополучии. Че­ловек этого не понимает, озлобляется и упорству­ет. Он простужается и получает бронхит, потом — воспаление легких. На какое-то время снижается гордыня, и мужчина становится добрее. Но тут ему попадается чудодейственное лекарство, он бы­стро излечивается от своей болезни и снова готов подсознательно убивать своего ребенка.

И вот он идет, счастливый и здоровый, по ули­це, задумавшись, начинает переходить дорогу, и невнимательный или пьяный водитель сбивает его и калечит ему ногу. Мужчина попадает в больни­цу. У него есть связи и деньги, поэтому нянечки к нему очень внимательны и собирается целый кон­силиум, для того чтобы решить, ампутировать ему ногу или нет. Врачи даже не догадываются о том, что их окончательный вердикт определяется не ими. Они исходят из логики, объективных фак­тов, опыта и интуиции. На самом же деле, их ре­шение определяется только одним — подсознани­ем пострадавшего мужчины.

А у него в душе, в подсознании, происходит в этот момент драматическая война, напряженный спор: убивать будущего ребенка или нет. Гордыня и стремление к благополучию все-таки побеждают, подсознание мужчины выносит приговор: убить, и в то же самое время главврач, обведя глазами всех присутствующих, провозглашает: «Ногу нужно ампутировать». Врачи согласно кивают головами: «Да, это единственно правильное решение». На следующее утро человек просыпается без ноги. Понять, что это помощь и спасение, ему трудно. Он ведь не догадывается, что через некоторое вре­мя после убийства ребенка он должен был бы по­гибнуть сам. Убивая своего ребенка, мы всегда убиваем самих себя, поскольку на тонком плане мы едины.

Итак, мужчина смотрит на свое искалеченное тело, и теперь снова решается его будущее. Если он примет сложившуюся ситуацию, почувствовав в произошедшем высший смысл, тогда в его душе проснется любовь, он захочет сохранить ребенка и на этом его несчастья закончатся.

Возможен и другой вариант. Чем сильнее он будет сожалеть, переживать и ненавидеть себя и свою судьбу, тем быстрее в его душе будет угасать любовь. А тот, кто ненавидит и хочет уничтожить самого себя, убивает тем самым и своих детей. Мужчина начинает испытывать ненависть к себе, к своей судьбе и впадает в депрессию. Испытание не пройдено, программа самоликвидации усилива­ется. На поверхность она выходит в виде мыслей: «Зачем мне в таком состоянии нужны дети?!» Значит, он по-прежнему будет требовать убийства своего ребенка или убивать его собственным уны­нием.

На следующий день у мужчины начинает крас­неть и опухать нога. Врачи ставят диагноз: гангре­на. Поднимается вопрос о дальнейшей ампутации. Человек еще не знает, что следующая операция его тоже не спасет, — потом у него быстро разо­вьется онкология, и он умрет. Или ночью, когда он будет ковылять на костылях по улице, пьяный подросток ударит его кирпичом по голове. Муж­чина неловко упадет на тротуар и умрет, а у моло­дого парнишки желание ограбить прохожего нео­жиданно исчезнет, и он, протрезвевшими глазами взглянув на убитого, убежит, даже не думая о во­ровстве. Внутреннее состояние жертвы притягива­ет преступника, — давно известная истина под­твердится еще раз. Но все это — в будущем.

А сейчас мужчина лежит и с отчаянием смотрит на свою распухающую ногу. А ведь он мог жить и любить, мог иметь ребенка и воспитывать его, мог быть счастливым отцом. Теперь всего этого не бу­дет. И вот в этот самый момент человек начинает внутренне меняться. Он уже не станет принуж­дать любимую женщину к аборту. А через не­сколько часов, когда его отвезут в операционную, чтобы отрезать то, что осталось от ноги, изумлен­ные врачи не увидят никаких признаков болезни. Они решат, что в истории болезни не стоит даже упоминать о возникшей тяжелой инфекции и ее таинственном исчезновении.

Через некоторое время мужчина выписывается из больницы. Теперь благополучие, статус, день­ги, власть становятся для него фикцией. Любовь вышла на первое место. Он был уверен, что люби­мая женщина бросит его, а она вдруг признаётся, что впервые испытала к нему чувство настоящей любви и очень хочет от него ребенка. Через неко­торое время происходит зачатие, и рождается пре­красный мальчик.

У мужчины налаживаются дела, жизнь входит в нормальное русло. Но периодически он все-таки болеет и на него сыплются неприятности. Он не замечает, что перед этим у него всегда бывает уныние, недовольство судьбой. Он не подозрева­ет, что именно эти эмоции включают у него про­грамму самоликвидации и могут привести к гибе­ли ребенка. Для того чтобы остановить самоунич­тожение, следует затормозить подсознательную агрессию, которая является следствием повышен­ной привязанности к материальным, духовым и душевным ценностям.

От тела нас отрывают болезни, от духа — не­счастья и крах надежд, от души — боль, наноси­мая любимым человеком. Инвалиду легче любить и прощать, а значит, легче верить в Бога и легче пройти те испытания, которые даны ему судьбой. Однажды вечером, глядя на свою счастливую се­мью, он вдруг признаётся жене: «Сейчас я скажу тебе странную вещь, но это именно так: потеря ноги сделала меня по-настоящему счастливым». Жена улыбается и кивает головой. Ее милый не­сет какую-то чушь, но это не страшно. Главное — то, он стал добрее. Она и представить себе не может, насколько он прав и точен в своем при­знании.

По правде говоря, я мог бы рассказать тысячи случаев, которые наглядно подтверждают, что бо­лезнь — это попытка нашего спасения.

Многие пациенты обращаются ко мне с вопро­сами о том, что такое болезнь и почему она появ­ляется.

  Болезнь — не «от чего», а «для чего», — по­вторяю я им. — В будущем у вас могут быть де­сятки тысяч ситуаций, а неправильно вы себя по­ведете только в одном случае — если вашей душе не будет хватать любви. Значит, на все случаи жизни может быть только один рецепт: увеличе­ние любви в душе. Это спасет и от болезней, и от несчастий. А если быть совсем точным, то не спа­сет, а переведет их в менее жесткую форму.

На тонком плане, как я смотрел, пять-семь пе­реломов ноги равносильны потере ноги. Мало любви — ногу вы потеряли, чуть больше — не­сколько переломов, еще больше — один перелом. Постоянно живете в состоянии любви — всего лишь шишку на колене набьете. Но если вы поте­ряли ногу, это вовсе не говорит о том, что вы пло­хой человек. Это означает, что на данный момент для поставленной вам задачи любви у вас не хва­тает. Поэтому, если вы, глядя на других, считаете себя человеком добродушным и гармоничным, это совсем не означает, что у вас не будет серьезных проблем.

Многие люди, ухватившись за слово «любовь», считают, что это универсальная отмычка, которая поможет им быстро открыть все двери. Но наша душа, как и тело, тоже имеет свою физиологию, только невидимую. Менять свою душу, свой ха­рактер намного тяжелее, чем совершенствовать свое тело. Душа не всегда может быстро адаптиро­ваться к новым задачам, и тогда появляются не­счастья и болезни. Главное при этом — сохранить любовь и ощутить в происходящем Божественную волю, осознать, что любая ситуация работает на любовь, а не на наше тело или наше будущее.

Старинная русская поговорка «Что Бог ни де­лает, — все к лучшему» точно отражает высшую целесообразность бытия. Пока мы устремляемся к Богу, мы живем и расцветаем. Как только мы утрачиваем устремление к Нему, мы ссыхаемся и умираем.

Невольно в памяти мелькают события пятнад­цатилетней давности. Немножко мистическая ис­тория. Однажды я оказался в компании, где познакомился с человеком, тоже имевшим отноше­ние к целительству. Тогда я не стеснялся загляды­вать в будущее и в каждой проблемной ситуации демонстрировал свои способности.

У этого человека была женщина, в которую он был сильно влюблен. С первого же взгляда было видно, что он души в ней не чает. Она разделяла его чувства. Он выполнял любые ее капризы и всегда уступал ей в любом конфликте, то есть ста­рался во что бы то ни стало сохранить теплые от­ношения и не допустить даже намека на ссору или разрыв.

Как-то мы с ним сидели в кафе, и я заметил:

  С женщинами нельзя так поступать, вспом­ни великого Пушкина: «Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей... » Ты ее раз­вращаешь, у нее будет портиться характер. Ты должен быть лидером, тогда она будет тебе подчи­няться. Причем иногда — жестким лидером, де­монстрирующим свою силу и власть, но также и готовность погибнуть, защищая семью и детей. Вожак ведь не только прессует и подчиняет себе остальных, — он идет первым на смерть, защищая свое стадо. Если мужчина не готов погибнуть, за­щищая детей и семью, — он никудышный отец, и от него не родятся хорошие дети. Слабого вожака загрызают или выгоняют из стада. В лучшем слу­чае, он выходит на вторые или третьи позиции.

Женщина подсознательно чувствует, что от че­ловека, которого она не уважает, полноценные дети не родятся. Поэтому женщина постоянно провоцирует мужчину на демонстрацию воли, ре­шимости, мужества. Так маленькие дети провоци­руют родителей, чтобы те нашлепали их или от­хлестали ремнем. С одной стороны, это школа прохождения боли, развития выносливости, тер­пения и прощения, а с другой стороны, в подсоз­нании укрепляется уважение к родителям, ощуще­ние своей вторичности по отношению к ним.

Искоса взглянув на собеседника, я продолжал:

  У меня на приеме часто бывают бесплодные пары. Знаешь одну из причин бесплодия?

Я выдержал паузу.

  Угодливость мужчины перед женщиной. Это странно звучит, но это так. Даже если женщина хочет родить от мужчины, который слабее ее, угождает ей, ее подсознание и физиология протес­туют. Врачи пытаются помочь, а результата нет, подсознание женщины не хочет рождать ущербно­го ребенка. Дух должен быть сильнее материи, а это бывает тогда, когда в душе есть любовь. Муж­чина гордый любовь утрачивает и незаметно сла­беет духом, а потом начинает поклоняться телу.

Приятель удивленно уставился на меня.

  Ты хочешь сказать, что у меня большая гордыня?

  Именно так. То, что ты мягкий и бесконф­ликтный, не можешь отказать людям в их про­сьбе, повышенно застенчивый, — это и есть гор­дыня, только повернутая в обратную сторону. Гордый человек всегда должен кого-то топтать — либо других, либо себя. Когда постоянно давишь себя в угоду другим, — это, как правило, следст­вие тех времен, когда ты топтал других.

Мой собеседник отпил красного вина из бокала и, прищурясь, посмотрел на солнце.

  Кажется, я догадываюсь, в чем дело, — про­изнес он. — Все это было у меня в прошлой жизни?

  Да. Ты был красавцем. Ты подавлял людей, у тебя была куча женщин, чувство превосходства стало для тебя привычным. А теперь, в этой жиз­ни, для того чтобы вернуться к любви, ты должен быть унижен во всем.

Он опять отпил из бокала и на некоторое время задумался. Потом взглянул на меня и снова сде­лал глоток.

  Ну хорошо, хочу задать тебе один вопрос. У нас с ней будут дети?

Теперь задумался я, держа в руках свой бокал.

  У вас в поле есть общий ребенок. Это маль­чик, он должен родиться, через несколько лет он появится на свет. Но родится он не от тебя.

Будущий отец ошеломленно посмотрел мне в лицо, пытаясь осознать смысл этих слов.

  Отцом ребенка буду я?

  Да.

  Но родится он от другого?

  Да.

  А почему не от меня?

  Потому что от тебя он родиться не сможет.

  Она что, мне изменит?

Глядя на бокал, стоявший передо мной, я от­ветил:

  Скорее всего, она от тебя уйдет.

Прошло полгода, но ничего не изменилось. Со­бытия шли свои чередом. А потом мой приятель заболел и спросил у меня совета, стоит ли делать операцию.

  Не стоит, — сказал я. — Твоей жизни бо­лезнь особенно не угрожает. Зато она подготавли­вает к будущим событиям.

  Хорошо, а если бы я не заболел, что бы про­изошло?

  Смерть, — ответил я, пожав плечами. — Твое сердце не выдержало бы душевной боли.

Еще через месяц он узнал, что у его возлюблен­ной есть интерес на стороне, причем довольно нео­бычный. С нею познакомился достаточно состоя­тельный человек, который предложил ей квартиру в обмен на полугодовое сожительство. Она согла­силась. Тогда я понял, почему мой знакомый забо­лел. Тут было и предательство, и корыстность, и подлость.

И вот мы с ним снова оказались за столиком в кафе, и я монотонно повторял ему:

  Снимай осуждение ее и презрение к ней.

  Но ведь она продалась из-за квартиры, — возмущался он, — она ведь отреклась от любви ко мне.

Честно говоря, я разделял его чувства. Я уже давным-давно забыл о своем предсказании.

  Не осуждай, — твердил я, — есть высший смысл в происходящем.

Некоторое время я молчал, глядя на стол, на людей за соседними столиками, а потом сказал:

  Не презирай и не осуждай ее. По диагности­ке получается, что она все равно тебя любит. Глав­ное, чтобы ты не отказался от любви, иначе ум­решь.

  Так что же, мне надо принять то, что она де­лает? — изумленно спросил он.

  Тебе решать, — ответил я. — Главное, не убивай любовь. Сохраняй любовь, тогда легче бу­дет принять. Если любишь — надо принимать.

Через несколько месяцев мы встретились вновь.

  Ты знаешь, — напомнил он, — в августе эта эпопея заканчивается — она получит квартиру и уйдет от него. Я готов ее простить, пусть она вер­нется ко мне. Так что вся эта история подходит к концу.

Мне не хотелось его огорчать, но я привык го­ворить правду.

  Боюсь, что в августе все только начнется.

  Это как? — удивился он.

  Я вижу внутренне, что ситуация вовсе не за­канчивается.

Его возлюбленная получила квартиру, а потом ушла жить к тому мужчине и вышла за него за­муж. А через два года родила сына.

Тогда я понял, что человеческую любовь мы воспринимаем не совсем правильно. Нам кажется вполне естественным, что любовь привела Ромео и Джульетту к самоубийству. Мы толкуем о силе любви и не понимаем, что любви здесь нет, — она выродилась в страсть и привязанность. Любовь не убивает. Любовь мужчины и женщины подразуме­вает появление на свет детей, а это может ущемить наше счастье, наш комфорт и наши отношения. Когда мы считаем, что любовь должна обслужи­вать нас и делать счастливыми, тогда мы впадаем в агрессию и осуждение.

Это была исключительная история. Для сохра­нения любви здесь необходимо было, по сути дела, разрушение семьи, отношений, морали и нравственности. Но, в конечном счете, как ни странно, все работало на любовь. В какие бы представления, нормы и правила мы ни пытались заключить чувство любви, оно в любом случае, рано или поздно, вырывается наружу и разрушает те догмы и стереотипы, сквозь призму которых мы привыкли ее видеть. Люди кажутся нам преступ­никами, безнравственными или глупыми, мы ви­дим, как плохо они к нам относятся, и не понима­ем, что все это порождено нашим внутренним со­стоянием.

Нужно бороться не с болезнью, а с собствен­ным несовершенством. Нужно бороться за умение любить. Любовь позволяет быть жестким и мяг­ким одновременно, любовь позволяет превратить болезнь в средство для спасения. Когда любви нет, болезнь превращается в наказание и кару.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 5

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!17.04.2019 08:28