Видео Дня
Только сегодня!
800 560р.
На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 

Долгая жизнь вместе

Сергею Николаевичу пришло очень интересное письмо о семье долгожителей. Описаны их характеры, образ жизни, взаимоотношения, жизненные ситуации. Тема эта очень важная, и такие примеры помогают лучше понять, как прожить жизнь полноценно и счастливо. подробнее...

Подписка на новости



Календарь
c картинами C.Н. Лазарева

Рейтинг@Mail.ru

Когда любовь от чего-то зависит, она уходит

 

dk-10-2

 

Мой брат некоторое время назад ударился в православие. Но, как ни странно, чем больше он молится и посещает храм, тем жестче и непри­миримее становится. У него в личных врагах католики, иудеи, американцы, евреи, черные, красные, голубые (список бесконечен). Общать­ся с ним тягостно, объяснять что-либо — беспо­лезно. Вы, наверно, скажете, что за него надо молиться, но мне боязно. Мы с ним одной крови, в нас наверняка заложены одинаковые програм­мы. Не может ли моя молитва разбудить во мне тот негатив, который, возможно, еще спит?

И вообще, насколько оправдан страх «подце­пить» от кого-то внутреннюю агрессию через мо­литву?

На одной из последних кассет на вопрос, можно ли «зацепиться» за устремление к Боже­ственному, Вы ответили, что за Божественное «зацепиться» нельзя. А как в этом случае выгля­дит проблема религиозного фанатизма, непри­миримого отношения друг к другу религиозных конфессий, ведь налицо типичные последствия «зацепок»?

 

Устремление к Божественному выглядит как непрерывное чувство любви к тому, что лежит в основе видимого мира, к тому, что лежит в основе мира невидимого, и к тому, что находится за пре­делами времени и всех миров. Говоря простым языком, это умение непрерывно любить мир со всеми недостатками, а также всех людей, умение любить себя и свою судьбу, какой бы она ни была. Божественное не надо путать с религиозным. Ре­лигиозные правила помогают нам ощутить любовь к Богу, но эти понятия изложены человеком, они могут быть правильны по содержанию, но всегда будут неточны по форме. Когда в душе мало люб­ви, усиливается зависимость от поверхностных моментов, от формы. И тогда догмы, обряды, идеи, принципы становятся важнее непосредст­венного устремления к Творцу. Если человек не умеет любить, то его энергия уходит не в содержа­ние и развитие, а в форму, которая становится резко агрессивной. И тогда внешнее религиозное различие становится источником фанатизма, непо­нимания и неприятия. Чем быстрее мы теряем со­держание (а сутью содержания всей Вселенной является Творец), тем сильнее мы устремляемся к форме, то есть к поверхностному человеческому счастью, и тем агрессивнее становится наша душа.

По поводу православия. Агрессивность многих людей, принявших православие, я думаю, объяс­няется их непониманием. Для них религия явля­ется возможностью защититься от якобы агрес­сивного мира. Они хотят убежать, скрыться на какой-то неприкосновенной территории, где есть только положительные ощущения, где их созна­ние и чувства в полном комфорте. Но, для того чтобы ощутить Божественное, нужно быть безза­щитным. Нужно быть готовым принять боль и унижение, помогающее расстаться с человеческим и обрести Божественное. Потребительское отно­шение к религии ориентирует не на любовь, а на укрепление тела, духа и души. Чем сильнее чело­век хочет защитить свое душевное и духовное бла­гополучие, тем быстрее он забывает о любви и впадает в агрессию ко всему, что представляется ему опасным.

Я недавно наблюдал выступление проповедни­ка одной из новоявленных церквей. Говорил он великолепно. Постоянно цитировал Библию. По страстности, устремленности он намного превос­ходил любого православного священника. Это была точная копия одного из американских про­поведников. Ни одного лишнего слова, все по Библии. Я чувствовал, что он неправильно трак­тует Библию, но не мог понять, в чем дело. И по­том вдруг неожиданно четко осознал, что он Биб­лию превратил в наркотик. «Бог вас любит, он о вас заботится, он вас защитит» — приходите к нам и вы все получите. Полное отсутствие отрица­тельных эмоций. Когда человек не может прохо­дить болевые ситуации в окружающей жизни, у него есть два пути: либо научиться любить, и то­гда боль станет элементом развития, либо убе­жать, спрятаться от этой боли там, где ее нет. Ну хорошо, от физической боли можно убежать, а как убежать от душевной? И человек пытается сделать это с помощью алкоголя, наркотиков, ре­лигиозных культов. Но религия, которая обещает только рай, становится наркотиком; если переста­ешь его употреблять, жизнь превращается в ад. И чтобы сохранить душевную эйфорию, человек готов пожертвовать всем: семьей, детьми, кварти­рой, душевной гармонией... Такое бывает в раз­личных сектах, которые любовь к Богу подменяют защищенностью и комфортом души и духа с их же последующим разрушением. Мировые религии, такие, как индуизм, иудаизм, христианство, ис­лам, учат другому. Тем не менее неправильное от­ношение к ним, поиски душевной и духовной выгоды могут приводить к плачевным результа­там. Чем более мощной религиозной организацией представлена религия, чем сильнее религиозная организация сращивается с государством, то есть с властью и деньгами, тем больше проблем может быть у верующих — из-за смещения интересов от сути религии к ее формальным проявлениям.

С моей точки зрения, религия должна быть ди­станцирована от государства во всех своих фор­мальных проявлениях и быть единой с ним в люб­ви и нравственности. В западных странах отдели­ли религию от государства, как, впрочем, и в России, но одновременно отделили от государства мораль и нравственность, позволяющие воспиты­вать в человеке высшие проявления. Это привело к тому, что люди разучились правильно любить. У американца любовь зависит от денег и опреде­ляется деньгами и выгодой. У немцев — порядком и дисциплиной, у французов — сексом и красо­той, у русских — принципами и идеалами, у орто­доксальных евреев — религиозными канонами. А когда любовь от чего-то зависит, то она уходит. И последствия этого мы наблюдаем в нынешнем мире. Религиозные конфессии не могут объеди­ниться в любви, нравственности и воспитании, единственно возможной точке соприкосновения, а попытка объединиться внешне приводит к конку­ренции, агрессивности, отстаиванию своей право­ты, дискредитации конкурентов. Мы все равно все объединимся. Но есть объединение доброволь­ное, через нравственность, любовь и устремление к Богу, а есть объединение принудительное, когда все оказываются на грани гибели. Физическая опасность, стоящая перед всеми, неплохо объеди­няет. Насколько раньше человечество осознает масштабы опасности, настолько повысятся наши шансы на выживание.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Продолжение диалога». Книга 10

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!11.04.2019 08:29