Видео Дня
Только сегодня!
800 560р.
На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 

Долгая жизнь вместе

Сергею Николаевичу пришло очень интересное письмо о семье долгожителей. Описаны их характеры, образ жизни, взаимоотношения, жизненные ситуации. Тема эта очень важная, и такие примеры помогают лучше понять, как прожить жизнь полноценно и счастливо. подробнее...

Подписка на новости



Календарь
c картинами C.Н. Лазарева

Рейтинг@Mail.ru

Чистый белый цвет

 

chb1-2

 

Небольшой приморский городок щедро залит ве­сенним солнцем. Ранним утром я выхожу на набереж­ную и гуляю вдоль моря. В одиннадцать часов начнет­ся семинар, а пока я наслаждаюсь общением с при­родой. Во всем здесь ощущается какая-то скрытая энергия.

Раньше семинары давались мне очень тяжело. Я, можно сказать, пахал с полным напряжением, же­лая вытянуть людей из их проблем. Но когда я чуть не умер в 2000 году, то принужден был понять про­стую вещь: пахать я не должен, это должны делать пациенты. Я должен только сеять. Каждый выполняет свою роль. Если у меня есть понимание и опыт пре­одоления проблемы, для первого шага этого достаточ­но. Мое дело принести еду, а разжевывать ее каждый должен сам. Конечно, без жертвенности нет любви и веры, но жертвенность не должна убивать в другом человеке волю и энергию, а забота не должна его развращать. Зерну нужно создать условия, но растет оно само.

Я вспоминаю поразительный факт, о котором услышал на Камчатке. На рыбалке приятель расска­зал мне, что недавно здесь были американцы, которые приезжали для закупки живой рыбы.

  У них что, своей рыбы нет? — удивился я. — Никогда в это не поверю.

  Американцы, не в пример нам, умеют заботить­ся о природе и беречь ее, — собеседник улыбнул­ся. — Здесь совсем другая проблема. Когда лосось за­ходил в их реки, они его ловили, выдаивали и оплодо­творяли икру, чтобы не пропала ни одна рыбина. Ведь действительно много рыбы гибнет, пока до­берется до нерестилища. Так вот, сейчас рыба захо­дит в реку и ждет, пока ее подоят. Оказывается, у нее очень быстро атрофировалась функция метания икры.

Я был удивлен. Сотни миллионов лет в природе ра­ботал механизм воспроизводства рыбы, а за несколь­ко десятков лет его, оказывается, можно полностью разрушить. Вот по такой же схеме о нас сейчас забо­тятся государство, медицина, педагоги и психологи. И у мужчин почему-то начинает атрофироваться муж­ская функция, а женщины становятся мужеподобны­ми. Чем меньше энергии у живого организма, тем бы­стрее утрачиваются его функции. Высокая энергия позволяет меньше зависеть от среды и, значит, выжи­вать в сложной ситуации.

Я иду по набережной небольшого израильского го­родка, и в моем сознании всплывают тексты Ветхого Завета. Я думаю о том, что человек, исповедующий единобожие, всегда победит язычника, потому что его внутренняя энергия выше, масштабнее. Все животные живут, потребляя дары окружающей среды. Главное для них — это получить, вырвать, догнать, съесть. Для животных это нормально. Как сказала экскурсо­вод на Красном море, «здесь хорошая рыбалка, здесь все хищники, все едят друг друга». Животные настро­ены на потребление и получение. Но даже у них, ког­да дело касается продолжения жизни, действует меха­низм жертвенности и отдачи — чтобы спасти и выкор­мить детенышей, родители с радостью погибают. Этот механизм жертвенности сформировался в процессе эволюции. Есть некоторые виды рыб, которые нерес­тятся в реках и потом живут еще 15—20 лет. В камчат­ских же реках нет кормовой базы, вода в них крис­тально чистая. Сразу же после нереста рыба начинает распадаться на глазах — родители погибают, чтобы дети могли выжить. Механизм жертвенности вклю­чен — потомство будет жить.

Жертва может существовать не только на физиче­ском, но и на духовном уровне. Внимание, ухажива­ние, песни, которые поет самец для своей птички, — это та же жертва, но уже в виде энергии. Недавно я прочитал, что даже у мух присутствует нечто подоб­ное: чтобы склонить самочку к спариванию, самец мухи должен принести ей какой-то подарок, что-то съедобное. Те, кто не умел отдавать энергию и забо­титься о своем потомстве, давным-давно исчезли с лица земли.

Но ведь любое человеческое общение — это тоже жертва. Как человек общается? Если он хочет полу­чить от другого человека выгодную информацию и при этом ничего не отдает взамен, общения не полу­чится. Мы общаемся для того, чтобы стать богаче, по­делиться знаниями, обменяться опытом, что-то посо­ветовать и помочь другим. Причем это делается бес­сознательно. Чем больше энергии мы можем отдавать и получать при общении, тем выше наши энергетиче­ские возможности и тем интенсивнее мы развиваемся. Для того чтобы жертвовать, нужно иметь запас энер­гии. Насколько человек готов отдавать, настолько масштабнее его возможности. Тот же самый механизм проявляется и в семье. В первую очередь семья нужна для появления детей на свет, а для этого требуется огромная энергия. У большинства из нас она присут­ствует в запасниках, заложена биологически.

У жадного, завистливого, корыстного, обидчивого человека эти запасы тают, и его возможности для про­должения рода и создания семьи соответственно уменьшаются. Я вспоминаю свой совет женщинам, ко­торые не могли выйти замуж, — научитесь заботиться и отдавать, старайтесь делать счастливыми тех, кто находится вокруг вас. Но при этом нужно понимать, что главное счастье — не материальное, не духовное и не чувственное. Главное счастье — это умение лю­бить. Даже в те времена, когда люди мало чем отлича­лись от животных, они уже понимали, что без жертвы не бывает удачной охоты, — если что-то получил, надо хотя бы часть отдать.

Для того чтобы человек мог выйти на контакт с тонкими планами, где сокрыто будущее, и в какой-то степени управлять этим будущим, он должен иметь запас тонкой энергии, а для этого нужно уметь жерт­вовать. Без понятия о жертве не может существовать никакая религия. Воздействовать на будущее может лишь человек, соприкасающийся с ним, а для этого нужно отрешиться от мира физического. Я вспоминаю эпизод, описанный в Ветхом Завете: перед тем как идти к царю с просьбой, мудрецы неделю голодали и молились, и царь пошел им навстречу...

У любого человека всегда есть искушение вернуть­ся в животное состояние. Продырявить бочку и радо­ваться струе воды гораздо приятнее, чем залатать ее и наполнить водой. Тратить приятнее, чем зарабаты­вать. Наши желания, наше благополучие и все удо­вольствия — это всего лишь трата энергии будущего. А эта энергия, в свою очередь, рождается из энергии любви, идущей от Творца. Чтобы получить эту энер­гию, недостаточно отрешения от физического аспекта счастья, нужно отрешиться от счастья духовного и чувственного.

Заповеди, данные Моисею, вывели людей, которые находились в полуживотном состоянии, на человече­ский уровень. И если для язычника жертва одному из богов это защита себя и своего благоденствия, которая в подсознании сопряжена со страхом, то в иудаизме жертвенность — одна из составляющих человеческого счастья. Отдача энергии может очистить от болезней не только тело, но и душу. Понятие счастья у челове­ка в первую очередь связано с состоянием души. Че­ловек, испытывающий физическую боль, может быть счастливым. С душевной болью быть счастливым го­раздо тяжелее. Если же из души ушла любовь, то ду­шевная боль становится непереносимой и быть счаст­ливым для человека уже невозможно. В памяти всплывают строки Ветхого Завета: И вышел Товит навстречу невестке своей к воротам Ниневии, ра­дуясь и благословляя Бога. Видевшие, что он идет, удивлялись, как он прозрел. И Товит исповедал пред ними, что Бог помиловал его (Тов. 11, 15—16).

Сын Товита по совету ангела, который был рядом с ним, приложил к бельмам отца рыбью желчь, и когда он отер глаза от этой горечи, то прозрел. Отец обра­щается к сыну и говорит ему, чтобы половину всех богатств он отдал незнакомцу. В ответ на это незнако­мец, оказавшийся ангелом, произносит: Благослов­ляйте Бога, прославляйте Его, признавайте вели­чие Его и исповедуйте пред всеми живущими, что Он сделал для вас. Доброе дело — благословлять Бога, превозносить имя Его и благоговейно проповедывать о делах Божиих; и вы не ленитесь прослав­лять Его. Тайну цареву прилично хранить, а о де­лах Божиих объявлять похвально. Делайте добро, и зло не постигнет вас. Доброе дело — молитва с по­стом и милостынею и справедливостью. Лучше ма­лое со справедливостью, нежели многое с неправ­дою; лучше творить милостыню, нежели собирать золото, ибо милостыня от смерти избавляет и мо­жет очищать всякий грех. Творящие милостыни и дела правды будут долгоденствовать. Грешники же суть враги своей жизни (Тов. 12, 6—10).

Я сворачиваю с набережной и иду по зеленым ули­цам к дому, где будет семинар. «Что такое грех?» — думаю я. Это утрата Божественного в себе. Это отказ от любви в пользу чувственных, духовных или мате­риальных ценностей. Если у человека желание потра­тить деньги намного больше, чем желание заработать, он неизбежно попадает в большие долги. Потом он идет на подлог и воровство, чтобы где-то взять нуж­ные ему деньги, а потом его выгоняют с работы, и он попадает в тюрьму.

Грешник отказывается от трудного, порой мучи­тельного, но всегда счастливого постижения любви. Он готов только тратить, только получать. Потому вполне естественно, что грех ведет к болезням и пре­ступлениям. А за ними приходят неизлечимые болез­ни или смерть. Если же судьба будет к такому челове­ку благосклонной, он лишится материального счастья в виде денег и благополучия, не сможет реализовать свои способности, его семья распадется и дети умрут. Но этот процесс не всегда происходит быстро и явно. У некоторых он сглажен и почти незаметен, посколь­ку предки накопили запас энергии любви. Но рано или поздно эта тенденция неумолимо проявится.

Человек состоит из тела, духа и души. Когда раз­рушается духовная оболочка, то есть слои сознания, душа покидает тело, которое умирает и начинает бы­стро разлагаться. И чем слабее душа, чем сильнее она привязана к инстинктам, чем меньше в ней любви, тем быстрее гниет и распадается тело умершего.

Главная составляющая человеческой души связана с тонкими планами, то есть с будущим. Человек, кото­рый грешит, может долго забирать и расходовать энергию будущего, отнимая ее у своих детей и внуков. Принцип абсолютного единства вселенной подразуме­вает абсолютную связанность всех событий и объектов в ней. Мы отвечаем за своих потомков и родственни­ков, а они отвечают за нас. Наши эмоции в юности определяют здоровье наших детей и внуков. Прохо­дят годы, десятилетия — и уже не дети отвечают за нас, а мы за них. И мы начинаем болеть и умирать, невольно спасая своих детей. А медицина, пытаясь всеми силами вылечить нас, а не наши души, отнима­ет у наших потомков шансы на развитие.

Механизм воздаяния универсален. Если общество и государство неправильно воспитывают своих граж­дан, настраивая их на духовное или физическое по­требление, то это общество обречено на вырождение и распад. Социализм возник на основе идеи грабежа ум­ных и богатых. Десятилетиями социалистическое об­щество постоянно у кого-то что-то отнимало. Все вре­мя нужно было находить врагов и отнимать у них деньги или жизнь. Так что Советский Союз был обре­чен на гибель.

В Китае элементы социализма в виде коллективно­го сознания и в какой-то степени приоритет нравст­венности над деньгами, наверное, сохранились только потому, что китайцы — народ чрезвычайно работя­щий. Идея потребительства в Китае не прижилась, и знаменитая фраза: «Год работы и десять тысяч лет счастья» — постепенно утратила свою актуальность, потому что она противоречила китайской философии, существующей несколько тысяч лет.

Мне вспомнилось интервью, которое советские кор­респондентки брали в Токио. Наши девушки, мле­ющие от счастья оказаться за границей, спрашивали у пожилого японца:

  Скажите, а вы вправду миллиардер?

  Правда, — отвечал седой старичок, кивая.

Дальше последовал чисто советский, коммунисти­ческий вопрос:

  Если у вас так много денег, зачем вы работаете?

Японец пожал плечами и улыбнулся:

  Потому что я люблю работать, потому что день­ги для меня не главное — это орудие, которым я рабо­таю. Я сам хочу развиваться, укреплять свой бизнес и считаю это нормальным.

Многие сотни и даже тысячи лет для большинства людей счастьем было отсутствие конфликтов и проб­лем. Счастье — это ничего не делать, не работать. По­чему? Потому что отдача энергии всегда была прину­дительной. Человек постоянно что-то терял, болел, умирал. Любая жертва была принудительной, и пове­рить в то, что жертвенность может сделать тебя счаст­ливым, было очень трудно. Но цивилизация развива­лась, и несколько тысяч лет назад в Индии появилось понимание того, что счастье может заключаться не в исполнении желаний, а в отказе от них.

В Древнем Израиле отношение к богатству и чело­веческому счастью изменилось. Оказывается, цель и смысл жизни не заключаются в накоплении денег и имущества. Главными приоритетами были признаны устремление к Творцу, любовь к Богу, а для этого не­обходимо было приносить Ему жертвы не только в виде коз, овец и быков. Сдержать злобу и ненависть по отношению к другому человеку — это тоже жерт­ва. Не притеснять вдову и приютить чужеземца, не издеваться над слепым и увечным, вовремя заплатить наемному рабочему — это тоже жертва.

Нравственное поведение, которое предписывали 613 заповедей иудаизма, помогало людям усмирять свои животные желания, инстинкты, преодолевать тенденцию чистого потребительства, поднимать уро­вень внутренней энергии. Человек нравственный все­гда будет сильнее безнравственного и выиграет в борьбе с ним. Он может проиграть сегодня, но он все­гда выиграет в будущем. Закон отдачи энергии уни­версален, и касается он любого живого существа.

Недавно женщина из Японии рассказала мне любо­пытную историю. Одно из любимых японских блюд — угри, которых завозят из Китая в огромных цистернах с водой. Но большая часть угрей за время перевозки погибала. Специалисты долго мучились над причиной их гибели, изучали состав воды, наличие инфекций. Все было в норме. А из пятисот угрей двести—триста могли при перевозке погибнуть. И вот кто-то посоветовал запустить в эти цистерны пираний. Попробовали. Пираньи стали гоняться за угрями и не­скольких съели. Но из оставшихся в живых ни один угорь не погиб! Говоря простым языком, угри погиба­ли от хандры, уныния и депрессии. У них падала энергия, и они умирали. А появившаяся проблема за­ставила их выживать, уворачиваться. Энергия пошла, и смерть отступила.

Психологи не могут понять, почему американская нация в настоящее время пребывает в депрессии. При­чем это все чаще приводит к убийствам, насилию, рас­паду семей. Одновременно статистика показывает сле­дующее. Соединенные Штаты производят 20% миро­вых товаров, а потребляют 40% и называют себя обществом потребления. Работать, кстати, американ­цы умеют. Зачастую они работают гораздо лучше, чем в Европе, не говоря уже о России. На сталелитейном заводе в России, например, работают 25 000 человек, а в Америке — 3000. И мощность такого завода, то есть количество выпускаемой продукции, в два раза больше, чем в России. И тем не менее внутренний на­строй американцев на потребление гораздо выше. Ко­рыстность души гораздо сильнее. На внешнем уровне широко развита благотворительность, но внутренний эгоизм растет. Душа среднего американца срослась с благополучием, и вся его энергия уходит на реализа­цию желаний, удовлетворяющих чувственные, духов­ные и физические потребности. Поэтому стремитель­но упрощается язык, в котором исчезают фразы, пере­дающие душевное состояние человека. Поэтому становится возможным зарегистрировать сатанинскую церковь и выполнять ее обряды.

Утрата любви ведет к ослаблению духовности. Чем меньше энергии в душе, тем более значим материаль­ный мир. Американское общество начало развиваться, отнимая у индейцев землю и убивая их. Продолжало развиваться, завозя рабов из Африки, грабительски эксплуатируя их в последующие годы. Оно сделало очередной рывок в развитии, организовав утечку моз­гов со всего мира, не столько производя культуру и науку, сколько потребляя их. Вероятно, это отложи­лось в подсознании, генотипе целого общества. И не­смотря на многие положительные тенденции, намеча­ющиеся в культуре и мировоззрении американцев, об­щество и государство входят в штопор.

Ясновидящая Ванга, как я слышал, предсказала, что к 2015 году Америка исчезнет с политической кар­ты мира. То, что сейчас начинает происходить с эко­номикой и политикой Соединенных Штатов, можно охарактеризовать фразой из фильма «Апокалипсис се­годня»: «Этот человек абсолютно здоров физиче­ски — его физическое состояние просто великолепно, он совершенно здоров психически — у него ясное и четкое сознание, но его душа сошла с ума». В послед­ние годы во внешней политике Соединенных Штатов все явственнее проглядывает катастрофическая тен­денция — готовность нарушить все нравственные нормы в погоне за экономическим и политическим превосходством, то есть материальной выгодой. Дело доходит до нарушения общепризнанных мировых со­глашений и норм международного права.

Но если вспомнить Ветхий Завет, то там говорится, что безнравственный человек не имеет будущего. Без­нравственное общество или государство обречено на гибель. Первые признаки вырождения — это безнрав­ственное поведение. Если душа умирает, тело и дух обречены. Кажется, чего проще — опять стать нравст­венным. Но если в душе нет любви, быть нравствен­ным невозможно. На это уходит слишком много сил и энергии. Единобожник нравственнее язычника, пото­му что его душа на порядок масштабнее души язычни­ка. В некоторых случаях безнравственность может яв­ляться не первым, а уже последующим признаком вы­рождения. Обычно проблемы души спускаются на дух и тело, и тогда многочисленные болезни и непри­ятности заставляют человека заботиться о душе, под­сознательно устремляться к любви, которая дает душе необходимую жизненную силу. Если же постоянно усиленно заботиться о теле и развивать свои способ­ности и сознание, то распад души может стать неза­метным. Тренированное, закаленное тело и сильный дух могут продержаться долго, но рухнут сразу, как только распад души достигнет определенного предела.

Соединенные Штаты входят в полосу пренебреже­ния нравственными законами. Советский Союз с это­го начинал: полная демократия нравов, парады голых на Красной площади, устав, предписывающий комсо­молке отдаваться по первому требованию, если возже­лавший ее — комсомолец, уплативший членские взно­сы. Большевики сокрушили нравственно-религиозные заповеди. Они с упоением крушили общественную мо­раль. Не случайно, наверное, Энгельс умер от рако­вой опухоли, обезобразившей его лицо. Это ведь он сказал: «Когда речь идет об интересах пролетариата, не может быть речи ни о какой морали и нравствен­ности».

Коммунисты думали, что, разрушив душу, кото­рая, по их твердому убеждению, зависела от тела и среды, они, создав новые условия, создадут новую душу и новую нравственность. И в какой-то степени они оказались правы. Физическая и духовная состав­ляющие человека действительно зависят от среды. Но на человека влияет не только видимый, но и невиди­мый мир. И главное, от чего зависит душа, — это Божественная энергия, которая незримо разлита во всем мире.

Коммунисты создали новое общество и новую экономику, а с нравственностью у них почему-то не получалось. Сострадание к другому стало исчезать, и пришлось как-то тормозить нравственный распад, пы­таясь укрепить и спасти семью, разрушенную идеоло­гами коммунизма. Пришлось вспомнить о заповедях и начать бороться с блудом, воровством и беспринцип­ностью.

Нынешняя Россия до сих пор пожинает плоды этой безнравственной эпохи. Язычество и поклонение соб­ственным инстинктам тесно связаны. Коммунистиче­ский строй, отрекаясь от веры в Бога, сделал объек­том поклонения светлое будущее. Государство преда­вало и уничтожало своих граждан, военачальники посылали десятки тысяч людей на смерть, хотя могли бы их спасти, лишь немного рискнув собой, своим по­ложением, — такая практика прижилась в Советском Союзе прочно и надолго. Если в душе нет любви, нет и сострадания. Если перед таким человеком будет вы­бор — жизнь десятков миллионов людей или его соб­ственная эгоистическая задача, он не колеблясь по­шлет на смерть кого угодно. Так готовы были посту­пить Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Так поступали народовольцы и террористы. Так поступали Ленин, Сталин и Гитлер.

Когда человек поклоняется не любви, а деньгам, материальным благам, он готов грабить и убивать. Если же человек отрекается от любви ради каких-то принципов, идеалов и целей, такой человек готов убить миллионы. Духовными ценностями любовь можно заслонить, а потом потерять гораздо легче, чем материальными. В принципе человечество уже подо­шло к смертельной грани.

Я вспоминаю речь Мао Цзэдуна, произнесенную в 1958 году. Я об этом слышал и раньше, но в деталях эту историю прочитал недавно в одной из газет. Мао Цзэдун пришел к выводу, что для окончательной победы социализма на всей земле необходимо развя­зать ядерную войну. Две трети человечества при этом, скорее всего, погибнут, но одна треть останется в жи­вых и наконец построит полный социализм. Я думаю, под этой оставшейся третью он подразумевал великий китайский народ.

Лидер итальянских коммунистов Пальмиро Толь­ятти задал вопрос: «А как вы считаете, какие при этом шансы выжить у итальянского народа?» Мао Цзэдун снисходительно улыбнулся и пожал плечами: «Я ду­маю, ни один итальянец не выживет. Не так уж важен итальянский народ для истории».

Когда такие вещи говорит домохозяйка на кухне, это означает, что общество больно, оно не может вос­питать своих граждан. Но когда такие вещи говорит руководитель государства, это означает только од­но — больно все человечество. Больно потерей люб­ви, равнодушием и превосходством.

У человека есть два круга кровообращения, артери­альная кровь не смешивается с венозной. А у земно­водных — только один круг, и они прекрасно себя чувствуют. Иногда рождаются дети с пороком серд­ца — незаращенными предсердиями. Тогда артери­альная кровь смешивается с венозной, и ребенок сине­ет и задыхается. Если не будет сделана сложнейшая операция, он обречен. Любые перегрузки, физические и психологические, для него смертельны.

Возврат к животному состоянию для человека смертелен. Для единобожника возврат в языческое со­стояние смертелен тоже. Об этом говорится почти в каждой главе Ветхого Завета. И тем не менее нынеш­няя цивилизация постепенно скатывается в язычество, упорно не замечая знаков, которые даются свыше и сулят отнюдь не процветание и благополучие.

«Наверное, это тоже закономерно, — думаю я, — все рождается, живет и умирает. Идеи и религии — также. Насколько человек отрешен от своих инстинк­тов и ищет Бога в своей душе, настолько сильно в нем духовное начало. И насколько слабее дух, настолько становится важным тело и его инстинкты». Символом тела, жизни и ее продолжения является женщина, по­этому женщины сейчас постепенно занимают лидиру­ющее положение.

Опять в памяти всплывают строки Ветхого Завета: «Адам... родил сына по подобию своему и по образу своему, и нарек ему имя Сиф» (Быт. 5, 3), и дальше: «Сиф... родил Еноса» (Быт. 5, 6). Что это означает? Почему здесь не упоминается женщина? Потому что рождение было актом продолжения не тела, а духа. Тело ребенку давала мать, но главное, что есть в чело­веке, его дух, — передавал отец. Божественное и ду­ховное были на первом месте, материальное даже не упоминалось.

Сейчас картина изменилась на противоположную: женщины в Израиле имеют гораздо больше прав, чем мужчины, и национальность определяется не по отцу, а по матери. То есть сейчас евреев рождает только женщина, а отец, получается, вообще ни при чем. И этот кризис растет не только в иудаизме, но и в христианстве. Те же процессы происходят и в исламе, правда в меньшем масштабе. Такие страны, как Ин­дия, Китай и Япония, долгое время держались за счет своих традиций. Кризис у них начался не так давно.

Бурные достижения современной цивилизации тре­буют огромного расхода духовной энергии. Энергети­ческие расходы растут. Душа не успевает пополнять их через любовь. Где брать энергию, если нет любви? Выход найден — через разрушение души. Поскольку емкость души в тысячи раз больше емкости тела и со­знания, этот процесс может длиться относительно долго. Но рано или поздно эта энергия заканчивается, ее уже не хватает на семью, детей, которые должны появиться на свет, нравственное поведение. И поче­му-то появляется все больше извращенцев, гомосексу­алистов, распадаются семьи, и женщины не могут производить детей на свет. А вывод элементарный — современный уровень цивилизации требует гораздо большего количества энергии, чем может обеспечить языческое восприятие мира. Поэтому нынешняя циви­лизация убивает не только культуру, она начинает уничтожать самое себя. Чем больше у человека воз­можностей и чем ниже его нравственность, тем мень­ше шансов у современного человечества выжить.

Беда в том, что людей с подобным типом мышле­ния становится все больше. Сознание и способности совершенствуются с бешеной скоростью. Это прино­сит деньги и выгоду. А вот нравственность денег не приносит — во всяком случае, на быструю отдачу на­деяться не стоит. Современный мир живет деньгами и их быстрым оборотом. Все, что не приносит денег се­годня или завтра, безжалостно отбрасывается. Самые большие деньги можно сделать на пороках, разжигая и удовлетворяя человеческие инстинкты и желания. Чем ближе к язычеству будет скатываться человек, тем больше он захочет потреблять и тем больше ему можно продать.

Современная экономика и культура должны выжи­вать в мире, где во главу угла поставлены деньги. Ка­чество книги или кинофильма определяется тиражом и количеством заработанных денег. Разврат, нравст­венные преступления стали источником получения де­нег. И вот уже школьник в Англии убивает своих од­ноклассников в школе, а к нему выстраивается оче­редь репортеров. Можно опубликовать интервью с ним или написать книгу и заработать большие деньги. Нравственные ценности как критерий оценки челове­ческой деятельности исчезают. Главная оценка состоя­тельности человека — это количество денег, которые он заработал, это известность, которую он добыл лю­бым способом, это его рейтинг и внимание, которое он сумел привлечь к себе.

Повышенное внимание и интерес приносят боль­шие деньги. И даже у нас, в России, молоденькие пе­вицы, чтобы привлечь внимание, имитируют поведе­ние лесбиянок. Порок незаметно восторжествовал только по одной причине — добродетелью вместо любви и нравственности стали известность и деньги.

И если в первые столетия христианства люди покло­нялись любви, перед эпохой Возрождения они начали поклоняться красоте. Через несколько столетий они уже начали поклоняться сексуальности, а несколько десятилетий назад ее сменила порнография. Точка не­возврата, похоже, уже пройдена. Душа человечества больна, и больна основательно. «Посмотрим, что бу­дет дальше», — думаю я.

От мыслей меня отвлекают шум птиц и шорохи проезжающих машин. Я перехожу улицу и подхожу к местному рынку. Меня всегда радовало невероятное изобилие фруктов, зелени и овощей на южных рын­ках. Народ здесь трудолюбивый и выжженную пус­тынную землю сумел превратить в оазис. Если бы и с душой так. Оказывается, людей, проживающих в Из­раиле, некорректно называть израильтянами. В пас­порте запрещено писать «израильтянин», потому что все остальные евреи, разбросанные по миру, будут психологически отсечены, уже не будет единства. По­этому в Израиле есть евреи, есть арабы, есть другие национальности.

Я помню, как однажды мы сидели в ресторане, и я, вскользь посмотрев на официанта, сказал ему, что у него сильная программа самоуничтожения. Он как-то странно себя вел, немного заискивающе или, может быть, просто неуверенно. Моя знакомая, сидевшая рядом, объяснила, что у этого парня просто комплекс, потому что он не еврей, а араб, живущий в Израиле, ну и, значит, как бы уже человек второго сорта. То есть здесь люди объединяются по языческой схеме на­циональности, вероисповедания, графы в паспорте, и желание всех евреев сохраниться на земле как единый народ приводит к опасным проблемам в самом госу­дарстве Израиль. Эта проблема может взорвать госу­дарство, потому что арабов там уже около 25%. И как-то забылось, что еврей — это не националь­ность, а вероисповедание, и что евреем может стать любой человек, принявший иудаизм. И значит, глав­ным должно быть соблюдение заповедей и вера в Бога. Если же люди объединяются не через Божест­венную любовь и готовность выполнять заповеди, а через язык, национальность или территорию, то при внешнем совпадении интересов внутри неизбежно бу­дут нарастать конфликты и все более сильные проти­воречия.

Любое развитие идет через единство и борьбу про­тивоположностей, но противоположности не всегда развиваются конфликтуя. Если не находится общего языка, противоположности уничтожают друг друга. Чем меньше внутренней энергии, тем меньше шансов на развитие и примирение противоположностей, на их объединение в новом качестве. Если энергии хватает только на собственное выживание и обеспечение сво­их потребностей, разве она пойдет на формирование отношений, понимание, компромисс? Конечно нет. Поэтому язычник прощать не может — он должен убить обидчика, отомстить ему. Поэтому государство, где люди объединяются через деньги, благополучие, клановые или национальные интересы, постепенно внутренне затухает и затем распадается на внешнем уровне.

Полный нравственный паралич десять лет назад поставил Россию на грань распада. Жадный и коры­стный человек не может быть мудрым, а последние наши правители были именно такими. Новый прези­дент, избранный в 2000 году, в корне отличался от своих предшественников. Рабская, языческая психо­логия, беспринципность и предательство по отноше­нию к собственному народу ему были не свойственны. У него не было классического мышления советского человека. И то, что впервые за последние десятилетия руководитель страны оказался верующим и порядоч­ным человеком, позволило не только спасти страну от распада, но и вывести ее из тяжелейшего экономиче­ского и политического кризиса. Нравственный пара­лич рано или поздно приводит к параличу политики и экономики и наоборот.

Чтобы выжить в дальнейшем, России нужно объ­единить интересы не только экономических регионов, народов и национальностей, нужно объединить и представителей разных религий. Проблема в том, что механическое объединение ничего не даст. Очень хо­рошо сказал об этом один священник: «Каждая рели­гия — как яркая краска определенного цвета, но, если их смешать все вместе, получится грязь». Я думаю, что это совершенно справедливо, если нет движения. Сутью любой религии является устремление к Богу, все остальное — это только средство, помогающее укрепить и раскрыть это движение. Чем слабее в ре­лигии устремление к Богу, тем агрессивнее она отно­сится к другим религиям. Чем слабее содержание, тем агрессивнее форма. Если на круге разместить все цве­та солнечного спектра и затем начать быстро его вра­щать, то они сольются в чистый белый цвет. Этот опыт известен школьникам с первых классов. Такие религии, как иудаизм, ислам, католичество и право­славие, исходят из десяти заповедей, известных чело­вечеству уже несколько тысяч лет. И если для каждо­го человека главным станет вера в Бога и соблюдение заповедей, позволяющих раскрывать в душе любовь, тогда все религии в России объединятся на том уров­не, который выше любой религии. И похоже, России это придется сделать: других шансов на выживание у человечества не просматривается.

Я с наслаждением вдыхаю запах восточных пряно­стей. Вижу побеги молодого чеснока. Кстати, в Ин­дии считается, что человеку, который хочет обрести просветление, чеснок есть нельзя. Я понимаю почему. У чеснока сильная энергетика, и он унижает высшие уровни сознания, то есть как бы сбивает духовность. Поскольку я на просветление не рассчитываю, а тема принципиальности и справедливости мною еще не преодолена, я с удовольствием покупаю несколько го­ловок чеснока. Все остальное куплю попозже. Сейчас надо идти на семинар. Осталась пара кварталов до того места, где я буду встречаться со своими чита­телями.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 1

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!01.04.2019 08:00