На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
400 280р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Вопрос времени

 

dk-vse2

 

Я консультировал одного человека, причем не один раз. Сначала дела у него пошли хорошо. А потом все стало медленно и неуклонно спол­зать вниз. Более того, когда он начинал молиться и работать над собой, было еще хуже. Причем это происходило настолько плавно, что я четко не мог уловить, в чем же причина. У пациента постоянно закрывалось будущее. Сколько я ему ни объяс­нял, что такое зацепка за идеалы, принципы, на­дежды, мечты, он начинал работать: было улуч­шение, а потом опять все «валилось». У пациента появилось ощущение, что в моей системе что-то не так.

  Похоже, вам лучше не работать над собой так, как я советую, — сказал я ему.

Фактически происходил последний разговор. Он напоследок выяснял какие-то детали и задал неожиданный вопрос:

  Скажите, я с детства мечтал о том, чтобы до­биться гораздо большего, чем другие, и денег иметь больше, чем другие, и быть лучше других. Я большой грех совершил?

Никакого греха не было, все было совершенно нормально. Он был изумлен.

  Как же так, а я был уверен, что это грех, и целый год отмаливал его.

  Неплохо для начала, — сказал я, — целый год заниматься самоубийством. Вот это и есть за­цепка за идеалы, которая все время выходила. Любовь рождает и духовное, и материальное. Лю­бовь — это и левое, и правое. Через любовь мож­но соединить все что угодно и примирить самые большие противоречия. Если же человек ориенти­рован не на любовь, а на духовность, то считается грехом все противоположное, т. е. устремления к материальному. Тогда обладание деньгами стано­вится грехом, сексуальные желания — также, же­лание многого добиться и многое получить подле­жит осуждению. Вам с детства прививали тради­ции духовности и одновременно впрыснули яд их приоритетности над любовью. А неправильное ис­пользование моей системы может быть очень опас­но. Мне кажется, в таком случае лучше вообще не браться.

  Хорошо, теперь я понял, что желание чело­веческого счастья не является грехом. А что же это тогда такое — зацепка за мечты, надежды и идеалы?

Я объясняю:

  Если вы просто хотите добиться большего, чем другие, — это нормально. Но если вы добива­етесь чего-то для того, чтобы кого-то унизить, кому-то отомстить, себя поставить над кем-то, то есть в вашем желании изначально кроется агрес­сия по отношению к любви, к людям, тогда это и есть зацепка за мечты, планы, цели, за будущее. В таком случае будущее закрывается, и вам не по­зволят добиться того, чего вы хотите, или при до­стижении цели можно потерять здоровье и жизнь.

Мне одна девушка рассказала об очень интерес­ной ситуации, которая у нее сложилась.

  Я начинала молиться, — говорила она, — и потом чувствовала, что просто летаю. Проходило некоторое время, и чем больше я молилась, тем больше почему-то начинала думать о деньгах. Причем неотвязно, до исступления. И если я пы­талась эти мысли уничтожить, выбросить, было еще хуже. Просто дьяволизм какой-то. И потом пропадало всякое желание молиться. Переставала молиться — становилось лучше.

  Вы просто молились не Богу и любви, а ду­ховности, — объясняю я, — то есть сначала вы молились Богу, и поэтому летали, как на крыль­ях, потом, постепенно, включалось сознание, и духовность вытесняла любовь, а вы этого не чув­ствовали. И чтобы рывок вправо не разорвал вас, вы, интуитивно, включали рывок влево, к матери­альному.

  А что же делать? Как молиться? — удивлен­но спросила она.

  Просто нужно понять, что любовь может быть и безнравственной, и безденежной, и ничуть при этом не пострадает. А вот деньги и нравствен­ность без любви рассыплются в прах.

Одна дама, прочитав все книги и просмотрев все видеокассеты с моими выступлениями, при­зналась мне:

  Все невероятно сложно, очень трудно все по­нять.

  Все невероятно просто, — ответил я ей, — все, что я написал, можно свести к нескольким фразам:

  1. Всегда и везде сохранять любовь к Богу и увеличивать ее.
  2. Во всем видеть и любить Бога, чувствовать высшую волю.
  3. Не искать виноватых.
  4. Принимать мир и людей такими, каковы они есть. Мир выходит из любви, наполняется лю­бовью, уходит в любовь и становится любовью.

Некоторые, к сожалению, анализируют детали в тех книгах, что я написал, забывая о главном. И наоборот, некоторые, прочитав одну книгу, мо­гут поймать ощущение главного, и в принципе можно уже не читать остальные книги.

Два примера, о которых мне рассказали мои пациентки. Первая рассказала историю своей сестры:

  У моей сестры был рак четвертой степени. Начался активный распад тканей и дикие боли. В июне она стала получать морфий. Она принима­ла его три месяца. Состояние ее все ухудшалось. В сентябре я ей дала прочитать ваши книги, пер­вую и вторую. Она прочитала их, многое поняла и пересмотрела. Ей стало лучше, но морфий она принимать продолжала. В декабре сестра отказа­лась от наркотика. Обратилась к врачам, чтобы провели повторное обследование. Врачи были в шоке — ни опухолей, ни метастазов не было. Еще через месяц она позвонила к вам в офис, и там ей достаточно грубо ответили. Она сказала, что в книги Лазарева больше не верит, в Библию не ве­рит. Через два месяца моя сестра умерла от рака.

  Ваша сестра прочитала только две книги, — объясняю я, — в четвертой же есть понимание того, что нельзя молиться на идеалы, духовность, благородство. Хотя рак у нее исчез, но причины заболевания еще оставались. Любовь и духовность для нее были одним и тем же. Ей было дано испы­тание на унижение духовности для сохранения любви. Она его не выдержала. И чтобы спасти душу — умерла. Нужно понять, что надежды, как и разочарования, — это чисто человеческие поня­тия. Надежды, как и разочарования, есть функ­ции сознания. Поэтому надеяться на Бога, как и разочароваться в нем, невозможно. Бога можно только любить.

Другая пациентка рассказала о своей подруге. У той были проблемы с мочеполовой системой, которые усиливались. Она обратилась к врачам, и те провели обследование. Диагноз был просто без­надежен. Рак, обширное метастазирование, опера­ция бесполезна. Для полной картины ей предло­жили прийти через неделю и еще раз провести обследование. Она пришла к своей подруге и со­общила, что обречена и что нужно готовиться к уходу. «Хоть тебе и все равно умирать, — сказала подруга, — почитай вот эти книги, на душе легче станет». За три дня больная прочитала все мои книги. Еще через четыре дня пришла на обследо­вание. На повторном обследовании ни опухолей, ни метастазов уже не было. Врачи развели руками и сказали, что, наверное, перепутали снимки.

Почему один человек может измениться, а дру­гому легче болеть и умирать, я до сих пор не по­нимаю. То, что я понял, я изложил здесь. Но чув­ствую, что за этим кроется нечто большее. Иногда складывается впечатление, что человеку закрыва­ют возможность захотеть измениться. Вероятно, страдания, болезни и смерти очищают душу луч­ше, чем мой метод. И если человек не прошел испытаний в форме различных страданий, то ему не позволяют понять и принять то, что я говорю.

Кстати, многие не могут выздороветь потому, что ждут слишком быстрых результатов. Как мне ска­зал один пациент:

  Я уже три дня работаю над собой, а резуль­татов не вижу.

  Вы три последние жизни неправильно себя вели, — отвечаю я ему, — и хотите за три дня все изменить. На сегодня изменились ваши мысли, и нет гарантии, что они завтра не вернутся назад. Если ваши мысли принадлежат лично вам, то ваши чувства — это одновременно чувства ваших детей и внуков, ваших близких. Агрессивные чув­ства топят окружающих, а добродушные — спаса­ют их.

Когда я был в Израиле, мне рассказали такой случай.

У одного мальчика был рак, и он медленно умирал. Врачи оказались бессильны. У ребенка был любимый футболист, и он попросил мать, чтобы та помогла ему увидеться с кумиром. Фут­болист пришел и пообщался с мальчиком. А потом привел всю свою команду. Они стали навещать его. У ребенка начало улучшаться самочувствие. Потом футболисты стали брать его с собой на со­ревнования. И мальчик выздоровел. Чувство ра­дости и любви сделало то, что не смог сделать ни один специалист.

Я вспоминаю поразительное письмо, прочитан­ное мной в одном из журналов.

У молодого парня, имевшего жену и ребенка, был перелом позвоночника, и он оказался прико­ван к постели. Врачи сказали, что ходить он не будет и что это навсегда. Через некоторое время он пытался покончить жизнь самоубийством.

И тогда жена сказала, что она никогда не бросит его; если он умрет, она тоже умрет вместе с ним. И тем же вечером в палате, несмотря на присут­ствие посторонних, у них был сексуальный кон­такт, и все получилось. А через несколько месяцев он встал и пошел.

Нужно раз и навсегда понять простую вещь — неизлечимых заболеваний нет.

Насколько мы можем удержать в душе чувство радости и любви, настолько сможем постепенно преодолеть любую болезнь.

Кстати, когда меня спрашивают, как опреде­лить, правильно человек движется вперед или нет, я отвечаю: «Усиление контакта с Богом восприни­мается как чувство радости и любви, которое не зависит ни от чего, что бы ни случилось. Пробить­ся к этому состоянию бывает иногда очень тяже­ло. И если кто-то из близких помогает в этом, то такой путь намного сокращается».

В принципе я помогаю пациентам делать то же самое. При этом использую знания и накопленный опыт, передавая правильное восприятие мира, ко­торое у меня складывается, формируется через та­кие же страдания и испытания.

Меня иногда спрашивают, почему нет улучше­ния, хотя есть долгая, напряженная работа. Я от­вечаю: «Если вы обратились к Богу и к любви, не ищете виноватых, то у вас уже есть результат, у вас уже пошло улучшение. Вопрос времени, когда это станет видимым и реальным. Одной из глав­ных проблем, препятствующих быстрым измене­ниям, являются загрязненные души потомков. Де­тей, внуков и правнуков трудно загрязнить, — говорю я пациентам, — их души достаточно хоро­шо защищены. Чтобы „грязь“ прошла в их души, нужно долго носить в себе обиды или желание отомстить, быть недовольным окружающим миром и людьми. Но уж если запачкали, то очистить тоже будет тяжело. Если вы даже кардинально из­менились, очищение душ детей, внуков и потом­ков сразу не произойдет. Должно пройти какое-то время, которое будет гарантировать стабильность ваших внутренних изменений. Опять же, насколь­ко бесповоротно вы решили пойти вперед, на­столько быстрее очистятся потомки».

Недавно я общался с одной женщиной.

  А я была у вас несколько раз на приеме, — говорит она мне.

Я стараюсь вспомнить, но почему-то не могу. Странно, обычно я помню пациента, даже если он один раз был у меня и пришел снова через не­сколько лет.

  У меня была красная волчанка, — напоми­нает мне женщина.

Тут же вся картина восстанавливается. Еще бы не помнить. Она так мучительно начинала рабо­тать над собой. И большие дозы гормонов, кото­рые ей кололи, весьма мешали ей. Сейчас она сбросила 30-40 кг и выглядит моложе, поэтому я не узнал ее. Причина была элементарная: непо­мерная внутренняя гордыня, огромный ком пре­тензий к мужчинам и к себе. Все это передалось детям. Ее дочь могла погибнуть, и для ее спасения мать должна была болеть. Поэтому никакое лече­ние матери помочь не могло. Сначала женщине было исключительно тяжело работать над собой. Были периодические ухудшения, весьма сильные, но она не отчаивалась. И постепенно все стало ме­няться.

  Последний год я вообще не принимаю ника­ких лекарств, но врачам говорю, что принимаю, чтобы не огорчать их. Скажите, — спрашивает она, — как сейчас мое состояние вы видите на тонком плане?

  Сказать, что хорошо, не могу, — отвечаю я. — У вас все нормально, у вашей дочери тоже, но у ваших будущих внуков еще весьма много проблем. Так что поработать над собой вам еще придется.

Я вспоминаю, как шло развитие человечества. Раньше считалось счастьем отдыхать и ничего не делать. А работа была мучительным, изнуря­ющим занятием. Сейчас эти представления стали противоположно меняться. Но и по сей день рабо­та над собой, собственные глубинные изменения для многих являются невероятно тяжелым и му­чительным трудом. А истинным счастьем считает­ся простая реализация того, что дано от природы. Постепенно мы придем к тому, что истинным сча­стьем будет являться не механическая реализация того, что имеешь, а ежесекундное собственное из­менение, помогающее усилить стремление к любви и к Богу.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Ответы на вопросы». Книга 5

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!21.03.2019 08:41