Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.
На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 

Увидеть жизнь оком любви

Любимый Лазарев!
Бог любит нас, Он приводит на наш путь человека, который возвращает нам правильное направление.
Трех лет, проведенных в поисках и чтении Ваших книг, было достаточно, чтобы исправить мое мировоззрение и изменить неверные приобретенные понятия. подробнее...

Подписка на новости



Календарь
c картинами C.Н. Лазарева

Рейтинг@Mail.ru

Если Я есть Любовь

 

ov4

 

В Библии сказано, что болезнь не позволяет лю­дям грешить. Значит, болезнь и несчастье есть бла­го для души, хотя внешне они и ущемляют интересы тела. Если душа умирает, телу не выжить. А если бо­лезнь помогает спасти душу, организм выздоравли­вает. Если же состояние души не улучшается, тогда болезнь усиливается и приводит к инвалидности или смерти.

Умение в любой неприятности видеть Божествен­ную волю помогает нам активнее заботиться о спасении своей души. Понимание того, что зло одновременно яв­ляется добром и оба они работают на любовь, позволя­ет нам правильно развиваться. Для душевного и физи­ческого здоровья необходимо правильное восприятие мира. Как мы реагируем на окружающие события, та­кими будут наши здоровье и судьба. Как мы относим­ся к самим себе, так мы будем реагировать на окружа­ющий мир.

Если для человека его «я» — это инстинкты, то он всегда будет защищать свои желания, свою волю. Если кто-то не уступит ему дорогу или скажет что-нибудь обидное, у него появится желание убить обидчика. Ради исполнения сексуального желания ему захочется изнасиловать женщину. То есть он будет нарушать все заповеди, а потом — болеть и умирать.

Если «я» — это не только инстинкты, но и сознание и нравственность, человек уже сможет сдержать свое желание украсть или изнасиловать, но не сможет пре­одолеть осуждение, презрение или обиду, потому что эти эмоции возникают как защита от неприятностей, разрушающих его сознание.

Если же я Божественен по своей сути, если я есть любовь, тогда я сумею преодолеть не только рабское по­клонение инстинктам, но и превосходство, осуждение, ненависть, обиду. Я научусь любить людей, которые не­совершенны, сумею воспитывать их, а не мстить им. Я не утрачу любви в любой жизненной ситуации.

Нынешняя цивилизация называет человека «гомо сапиенс», то есть «человек мыслящий». Значит, нынеш­няя цивилизация будет спасать свое «я» в ущерб люб­ви. Мышление — это высший уровень инстинкта само­сохранения.

Сознание связано с телом. Для развития созна­ния необходимы способности, власть, деньги, благо­получие. Поклонение сознанию неизбежно превращает человека в язычника. Если я воспринимаю себя как тело, то я готов убить любого за малейшую царапину или синяк. Если я воспринимаю себя как сознание, то за любую неудачу или унижение я готов буду растер­зать любого. Если я воспринимаю себя как душу, тог­да оскорбления и предательства от любимого человека я не перенесу и буду убивать любовь в своей душе не­навистью, осуждением и презрением.

Если же я есть любовь, тогда любое ущемление тела, духа и души еще больше будет подталкивать меня к любви. Оно будет показателем недостаточного един­ства с Богом. Если любовь для меня на первом ме­сте, только тогда мне позволено иметь любые богатства души, духа и тела.

Христос появился на нашей Земле именно для того, чтобы показать людям, что ради любви можно отказать­ся от жизни, от силы, от власти, от всего того, что явля­ется привычным человеческим счастьем. Скупые стро­ки Библии повествуют о том, что Иисус мог совершать чудеса исцеления. Он мог пройти сквозь толпу незаме­ченным, мог управлять сознанием окружающих людей. Если словом можно исцелить и воскресить, то ведь сло­вом можно и убить. Стоило Христу пошевелить паль­цем — и все вокруг могли бы умереть. Но собственная значимость и собственная жизнь были для него ничтож­ными по сравнению с любовью к Богу. И ощущение своей богоизбранности — также.

Необходимо было правильно построить систему приоритетов. Это единственный механизм спасения человечества. Без понимания этого нынешней цивили­зации не выжить. Главной вопрос любой философии знаком каждому: кто мы такие, откуда пришли, куда идем? Если мы правильно отвечаем на этот вопрос, мы будем правильно относиться к самим себе.

Если я пришел из Бога, если я есть любовь, если я устремляюсь к любви и к Богу, тогда все остальное — лишь средство. Тогда моя душа не будет зависеть ни от каких земных благ. Душа не будет поклоняться приоб­ретениям, восторгаться ими и не станет слишком силь­но переживать о потерях.

Мы имеем тело, сознание, человеческое «я». И од­новременно мы Божественны по своей сути. Мы явля­емся и частью и Целым одновременно. Мы двойствен­ны и одновременно абсолютны едины. Значит, мы мо­жем и должны жить в двух логиках — Божественной и человеческой — одновременно. «Кесарево кесарю, а Божие Богу», — говорил Христос.

Но как же относиться к Иуде? Если он только хоро­ший, мы будем ему поклоняться. Если он только пло­хой, мы будем его презирать. Как же правильно отно­ситься к нему? Также двойственно. Если мы считаем, что он только преступник, мы обречены на осуждение. Если же мы признаём, что одновременно он является и жертвой, тогда мы понимаем, что он достоин наказа­ния, но не осуждения.

Иуда был жертвой своих заблуждений. Понятия правоты и справедливости были для него важнее люб­ви, — поэтому он осуждал Христа. Поклонение право­те и справедливости рождает гордыню, и тогда такие понятия, как статус, власть, деньги, становятся глав­ными. А потом недалеко уже и до воровства и других преступлений. Что, в принципе, и произошло с Иудой.

Почему этот апостол носил имя Иуда? В Священ­ных книгах не бывает случайностей. Вероятно, в этом человеке максимально проявилась главная пробле­ма еврейского народа — ощущение богоизбранности, значимости, превосходства над другими. Этому есть свое логическое объяснение.

К миру мы относимся так, как относимся к Богу. Внутренне устремляясь к Творцу, человек пытается подражать Ему. Ведь любовь — это единение и подра­жание. Для иудея Творец — где-то там, далеко, неви­димый и всемогущий. Он управляет, наказывает и воз­награждает. Если Бог возвышается над всеми, управ­ляет, воспитывает, наказывает и поощряет, это означа­ет, что и человек должен так же относиться к другим людям. В рамках такого восприятия преодолеть корни гордыни невозможно, поэтому еврейский народ неиз­бежно должен был накапливать ощущение собственной значимости, превосходства над другими. Даже неукос­нительное соблюдение Десяти заповедей не могло пол­ностью закрыть эту проблему.

Все это привело к Иудейской войне, а затем к ги­бели Иудейского государства. В последующие две тысячи лет главным фактором выживания еврейско­го народа являлось его постоянное унижение, а также скитания и опасности.

Я погружаюсь в размышления, и в моем сознании проходят библейские сцены. А ведь в Библии показан механизм развития болезни не только одного челове­ка, но и всего общества. Почему «заболели» Содом и Гоморра? Почему они погибли? Священная книга дает четкий и понятный механизм гибели — безнравствен­ное общество и государство нежизнеспособны. Если душа начала разлагаться, потом неизбежно начнет де­формироваться сознание, будут развращаться нравы людей, их представления о морали, закон перестанет защищать любовь и нравственность, инстинкты вый­дут на первое место.

Главная энергия жизни и здоровья приходит к нам через душу. Как бы полноценно и вкусно мы ни питались, как бы ни закаливали, ни укрепляли свое тело, шансов выжить нет, если нет энергии. То, что нынешняя медицина называет иммунитетом, — это и есть показатель главной жизненной энергии орга­низма.

Почему в немецких концлагерях женщины рожда­ли стопроцентно здоровых детей? Потому что макси­мально были унижены их тело, дух и душа. Потому что у них не было страха, осуждения, уныния. Да и чувства превосходства — тоже. Была одна задача — вы­жить, а в таких случаях человек интуитивно обращает­ся к Богу. Когда инстинкты приглушены, в подсозна­нии больше любви.

Значит, для того чтобы общество вернулось к вере, ему нужны эпидемии, катаклизмы и войны. А забывает общество и государство о Боге тогда, когда благоден­ствие, стабильность становятся привычными.

К сожалению, на сегодняшний день не существует механизма добровольного устремления к Творцу. Как только человеку становится хорошо, о Боге он забы­вает. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Одной из главных опасностей на пути к Богу явля­ются благополучие и стабильность, — они усиливают гордыню и чувство превосходства. Поэтому многие го­рода и страны, достигнув благоденствия, через какое- то время погибали.

Сейчас в Израиле существует Мертвое море. Когда- то давным-давно оно было живописным озером. На его берегах находился город Содом. Это был оазис, в ко­тором цвели великолепные сады, здесь постоянно про­ходили и останавливались торговые караваны. Любой город, находящийся на перекрестке торговых путей, будет богатеть гораздо быстрее других, и со временем его жители перестанут видеть Божественную волю, рас­считывая только на свою. А потом инстинкты незамет­но начнут выходить на первый план, и никто не обра­тит внимания на первые признаки нравственного разло­жения. Упадок веры и погоня за наслаждениями станут привычными для этих людей.

На уровне души вся жизнь во вселенной едина, — как только какая-то небольшая группа людей начинает душевно разлагаться, включается механизм спасения. Для того чтобы спасти душу, нужно дать телу болезнь или смерть, которые являются благом, но людьми вос­принимаются как зло. Это «зло» и уничтожило Содом и Гоморру. Великолепное озеро, наполненное жизнью, стало мертвым, и не одну тысячу лет это место служи­ло людям напоминанием о неразрывной связи безнрав­ственности и гибели.

История повторяется. Через некоторое время похо­жая судьба постигла Иудейское государство. Поскольку здесь жили люди верующие, знавшие и исполнявшие за­поведи, им не позволили опуститься до животного уров­ня, дойти до полного нравственного разложения.

В прошлом году я был в Израиле и с удивлением узнал поразительные факты о торжестве ювенальной юстиции, которая разрушает семью и увечит психику детей. О том, что дети перестали уважать родителей. О том, что на государственном уровне поддерживает­ся гомосексуализм. Но все это, в принципе, стало уже нормой для западного мира. Больше всего меня удиви­ло другое. Когда я спросил у приятеля, верит ли ны­нешняя молодежь в Бога, тот ответил отрицательно. Израильская молодежь не отличается от западной, в Бога никто не верит. Главные ценности — это семья, квартира и машина. Есть традиции, есть ортодоксаль­ные верующие, — но это, в основном, приезжие. В об­щем и целом, это нормальное капиталистическое госу­дарство. Я подумал тогда: «Сколько же лет осталось Израилю?.. »

В Ветхом Завете написано: «Кого любит Господь, того наказывает...» Кого Бог любит, того он быстрее наказывает, чтобы не допустить полного разложения.

Авеля Бог остановил в самом начале совершения гре­ха. Нынешний Израиль процветает, несмотря на яв­ные признаки разложения. Может быть, Бог разлюбил

Израиль? А может быть, эти тенденции еще не набрали силу? Не вошли внутрь и не отравили душу? Кто знает...

Я снова задумываюсь, вспоминая мои встречи и пу­тешествия по этой уникальной стране. Все равно что-то присутствует там, воздух какой-то другой, энергети­ка другая. Наверное, страна пока еще держит едино­божие. Присутствие Бога ощущается там почти физи­чески. И все-таки почему иудаизм не смог преодолеть главного греха — гордыни?

По-видимому, в самом деле, это связано с воспри­ятием Творца. Если Бог где-то далеко, то устремля­ешься не к Нему, а к тому, что видишь перед собой, и тогда неизбежно инстинкт самосохранения выдавлива­ет любовь. Духовная защищенность, правота становят­ся самоцелью. А дальше — все по схеме.

В принципе, первая заповедь, гласящая, что Творец един, должна подвести нас к простому выводу: Тво­рец — не только за пределами всего, весь окружаю­щий мир — это тоже Его часть. Творец присутствует во всем, и каждую долю секунды Божественная воля из­ливается на нас. Значит, мы взаимодействуем с Богом каждую долю секунды.

Но три тысячи лет тому назад такое восприятие Творца было невозможным. Это ведь невероятно тес­ный контакт с Богом, а значит, ускорение всех процес­сов. Это означает, что за малейшее неправильное по­ведение быстро следует жесткое наказание. Человеку неразвитому такую ношу не поднять. Поэтому людям того времени Бог являлся лишь иногда, а затем как бы устранялся, оставляя заповеди, в соответствии с кото­рыми надо было жить дальше.

Во времена Христа люди также еще не были гото­вы к осознанию своей Божественности. Пришедшее Царствие Божие вместо изменения, счастья и разви­тия принесло страдания, смерти и гибель всего госу­дарства. Для того чтобы ощущать в душе непрерывную любовь, нужно видеть и человеческую, и Божествен­ную волю одновременно. Нужно понимать относитель­ность добра и зла. Нужно чувствовать во всем проис­ходящем Божественную волю и понимать, что любое событие подталкивает нас к любви и к Богу.

Двойственное, диалектическое восприятие мира не позволяет нам прирастать ни к каким благам и наслаждениям. Все, что получено, должно быть поте­ряно. Любое наслаждение рано или поздно заканчи­вается, поэтому целью жизни должно быть не наслаж­дение, а любовь, к которой мы приходим через приоб­ретения и потери.

Когда человек, забыв обо всем, окунается в наслаж­дения, тешащие его инстинкты, плоды такого позна­ния, плоды добра и зла, становятся все более горьки­ми. Если же он понимает, что и познание, и потери, и приобретения являются средством для обретения люб­ви, единения с Богом, тогда плоды райского дерева становятся сладкими и горькими одновременно. И это делает человека по-настоящему счастливым.

 

С. Н. Лазарев. «Опыт выживания». Часть 4

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!21.02.2019 08:05