Видео Дня
Только сегодня!
800 530p.
Нужно ли делать телефон для справок/помощи на сайте?
 

Неотъемлемая часть моего бытия
(конкурс «Письмо, где сердце говорит»)

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич, сотрудники сайта, единомышленники, форумчане. Давно уже живу с девизом по жизни: Всё, что Бог ни делает, – всё к лучшему. Значит, лучшее неизбежно!
Мне вот уже двадцать лет как тридцать))). Сколько за этот отрезок времени было пройдено! И как бы я жила, если бы не была знакома с трудами любимого Сергея Николаевича, не работала и не отрабатывала по его системе. Познакомилась с книгами в 1993 году, читала и читаю до сих пор все новинки на одном дыхании. подробнее...

Подписка



Рейтинг@Mail.ru

Смысл покаяния

 

ov3-n

 

Недавно знакомая рассказала мне о женщине, ко­торая была у меня на приеме. У пациентки возникли какие-то очень серьезные проблемы, и она хотела бы задать мне всего один вопрос. «Интересно, что же там произошло», — подумал я. Если верить ощуще­ниям, явно что-то нестандартное.

И вот в назначенное время раздался звонок. Голос женщины был знакомым.

   Вы меня помните? — спросила она и перечис­лила свои проблемы.

После телефонного приема я могу помнить только голос и те трудности, которые были у пациента.

   Да. А какой вопрос вы хотите задать?

   После приема мне стало лучше, и я решила серьезно поработать над собой. Четыре месяца каж­дый день я ходила в православный храм и молилась. А в последнее время у меня постоянно возникает же­лание схватить икону и ударить ею об пол. И вместо молитвы показывать небу дулю.

   Такого у меня еще не было, — улыбнулся я. — Давайте разбираться. Начнем по порядку. Бывало, ко мне приходили люди, которые усердно молились, а потом им хотелось ругаться матом. Священники на­зывали это дьявольским искушением, кознями пар­нокопытного существа. Когда я смотрел таких людей на тонком плане, я видел, что они, на самом деле, мо­лились не Богу, а своим представлениям о Нем. Они устремлялись не к любви, а к своим идеалам, и усердная молитва рождала у них гордыню, чувство превосходства и агрессию к людям. Им нужно было снизить уровень поклонения высоким чувствам, и ко­гда они ругались матом, им становилось легче.

Часто люди не понимают, что такое молитва, и не соблюдают элементарных правил. Для того чтобы об­ратиться к Богу, нужно уподобиться Ему. Для этого не должно быть никакой агрессии к Творцу. Мы должны мысленно пройти всю нашу жизнь и принять абсолютно все, что произошло с нами, — как Боже­ственную милость, как спасение чувства любви. Ма­лейшее неприятие прошлого, претензии к людям, ощущение чьей-то вины, чужой или своей, — это есть скрытая претензия к Богу. В конечном счете, это агрессия. Можете ли вы искренне улыбаться челове­ку, если ненавидите его?

Потому Христос и говорил, что нельзя подходить к жертвеннику, если гневаешься на ближнего. Перед молитвой нужно отрешиться от своих инстинктов, от еды, от сексуальных желаний, от всех дел и забот, от всех планов и надежд. Должно остаться одно жела­ние — стать счастливым от общения с Богом. Жела­ние увеличить любовь в душе и единство с Творцом. Молитва — это возможность стать по-настоящему счастливым. Поэтому функции тела и сознания, то есть инстинкты, должны быть заторможены, приос­тановлены. И душа тоже должна успокоиться, от­страниться от вожделения.

А когда у человека есть скрытая претензия к себе или к другим, чувство превосходства, осуждение, не­довольство, тогда любовь для него закрывается. То­гда он молится об исполнении своих желаний, пла­нов, о своих идеалах, и такая молитва не делает его добрее и здоровее. Тот, кто формально относится к молитве, просто механически бубнит ее, — хотя бы вреда себе не наносит, лишь имитируя веру и обра­щение к Богу. Если не умеете водить машину, лучше стоять на месте, чем на большой скорости улететь в кювет.

Теперь рассмотрим ваш случай. Я вижу в вашем поле сильнейшую программу самоуничтожения, где- то в семь раз превышающую критический уровень. Это странно. Молитва должна давать любовь, пробу­ждать к жизни, а у вас почему-то происходит обрат­ный процесс. Вы, наверное, не только молились, но и каялись.

   Конечно, — озадаченно произнесла женщи­на. — Можно сказать, в основном, каялась.

   Вы знаете, — продолжил я, — мне часто зада­вали вопрос, почему многие святые умерли от рака. Сейчас я, кажется, начал понимать, в чем тут дело. С одной стороны, они, отрешившись от всего, шли к Богу, а с другой стороны, считали себя ничтожными и грешными существами. Но, презирая самого себя, ты начинаешь презирать Бога в себе, — именно эта эмоция и связывалась, останавливалась болезнью.

Да, мы несовершенны и нам не хватает любви в душе, но презирать себя за это мы не имеем права. Смысл покаяния не в самоуничижении, а в измене­нии себя в лучшую сторону. Не в скорби, а в радо­сти, что через любовь к Богу вы сможете измениться, стать другим человеком и не совершать больше не­достойных поступков. Концентрироваться надо не на своей греховности, а на осознании того, что вы есть любовь, что вы — часть Творца. Нужно понимать, что ваши проблемы — от нехватки любви и видения Божественной воли во всем.

   А кстати, как ваша миома? — поинтересовал­ся я.

   Пока без изменений. Врачи настаивают на опе­рации.

   Считайте, что вам повезло. С такими молитва­ми миома могла бы превратиться в рак матки. У вас просто вовремя сработал защитный механизм. Ваша молитва не увеличивала любовь в душе, а, наоборот, убивала ее. Поэтому и возник протест против икон и против молитвы. Таким вот образом люди и стано­вятся атеистами. Если молитва не пробуждает лю­бовь, то она должна привести человека к атеизму.

Я положил трубку и облегченно вздохнул. Вот еще одна загадка разгадана. А мысли продолжали течь, теперь уже навстречу новой загадке. Почему же людям так трудно перейти к нормальному мышле­нию? Почему золотая середина оказывается недос­тупной?

Сначала в подсознании этой женщины было по­клонение вожделению и, соответственно, обожествле­ние любимого человека. Естественно, сексуальное на­слаждение стало выходить на первый план, а друж­ба, теплые чувства оказались на втором. А далее — ревность, непереносимость душевной боли, желание сделать аборт, если любимый изменил, ненависть к нему, ненависть к себе. Потом все эти эмоции, погру­зившиеся в подсознание, должны тормозиться болез­нями и несчастьями. В прошлой жизни эта женщина явно сделала аборт, скорее всего, на поздних сроках, или не хотела детей из-за непереносимости душевной боли.

Обычно опыт прошлых жизней совпадает с роди­тельской наследственностью в этой жизни. Мать па­циентки развелась с мужем, когда та была еще девоч­кой. После этого мать заболела раком и ей удалили матку. В общем, стандартная история жизни. Ну и, конечно, отец обижал мать во время беременности, и если она свои обиды держала внутри, никак их не проявляя, то это намного ухудшало ситуацию. Неис­кренность увечит душу.

Через полтора-два месяца я позвонил этой женщи­не, и она рассказала, что после нашего разговора все неприятные желания и отвратительные картинки, возникавшие перед мысленным взором, исчезли. Она стала молиться, думая о любви, а не о своей грехов­ности. Миома уменьшилась на сантиметр, но врачи все равно предлагают операцию.

   Как вы считаете, делать операцию или нет?

   Давайте посмотрим, — предложил я. — Сохра­нение любви при унижении тела — на хорошем плюсе. Сохранение любви при унижении духа — тоже высокое. А вот боль и унижение души для вас пока непереносимы, — активизируется двукратная программа уничтожения собственных детей.

Пациентка вдруг радостно перебила меня:

   А вы знаете, ведь раньше было в два-три раза хуже.

   Что ж, тогда поздравляю! Значит, все-таки есть положительная динамика.

   Такой вопрос, — обратилась ко мне женщи­на, — я за всю жизнь не сделала ни одного аборта, да у меня и семьи-то никогда не было. Откуда же то­гда программа уничтожения детей?

   Значит, это было в прошлых жизнях, — отве­тил я. — И, значит, кто-то у вас в роду либо делал аборты, либо отрекался от детей. Как правило, лич­ная карма совпадает с семейной. Подобное притяги­вает подобное.

Кроме того, есть еще один момент. Программа уничтожения собственных детей — это не только аборт. Когда мы в угоду удовольствию и вожделению препятствуем появлению детей на свет, то есть зани­маемся так называемым планированием семьи, — это тоже программа уничтожения детей.

У каждой женщины, в среднем, в период с 16 до 25 лет выделяется большой пакет энергии на рожде­ние детей, их здоровье, их жизненную силу и разви­тие. Когда женщине хочется в этот период времени попутешествовать, иметь многочисленные удовольст­вия, получить образование, то она лишает будущих детей жизненных сил и обесточивает, в какой-то сте­пени, их душу. Если первый ребенок не рождается до 25 лет, организм женщины перенацеливается на вожделение и наслаждение в ущерб жизни и здоро­вью ребенка.

Желание получить максимум удовольствия и при этом не зачать детей, широко предлагаемые противо­зачаточные средства также формируют программу уничтожения собственных детей. Вся энергия идет на удовольствия, а не на обеспечение здоровья и судьбы ребенка.

По сути дела, это воровство энергии из будущего. Это все равно, что все запасы, накопленные на зиму, израсходовать за одну неделю. В обычной жизни это голодная смерть или, как минимум, большие пробле­мы зимой. Это что касается еды. А в плане сексуаль­ной энергии, природа защищается от истребления по­томства, и включается ослабление сексуального вле­чения. У мужчин — снижение потенции, мужские болезни. У женщин — фригидность и бесплодие. Плюс болезни и отсутствие семьи.

Программа уничтожения собственных детей мо­жет выглядеть также как желание расстаться с люби­мым человеком после измены или тяжелой обиды. Нелюбовь к себе, недовольство собой, мрачные мыс­ли о своем будущем — это тоже программа уничто­жения собственных детей.

 

С. Н. Лазарев. «Опыт выживания». Часть 3

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!15.02.2019 08:07