Видео Дня
Только сегодня!
800 530p.
Нужно ли делать телефон для справок/помощи на сайте?
 

Я просто мгновенно поверила в Бога
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

День добрый, Сергей Николаевич!
О себе немного: мне 55 лет, я из Сочи, живу в Питере с 1983 года, замужем, есть сын 28 лет. В 1974 году всей семьей попала в автомобильную катастрофу. Мама и младший брат погибли на месте, а мы с папой остались. У папы ушибы, у меня сотрясение мозга. Последствия после сотрясения: два менингита, затем через 13 лет трепанация черепа, одно ухо не слышит и полностью отсутствует обоняние. подробнее...

Подписка



Рейтинг@Mail.ru

Торжество сознания

 

chb-4

 

Внутреннее одиночество необходимо для созда­ния собственного мира. Постоянное общение с людьми навязывает определенный режим энерго­обмена, начинаешь внутренне зависеть от среды.

Почему полезно иметь увлечение, хобби? На работе человек привыкает к тому, что его работа и зарплата четко связаны. Работать, отдавая энер­гии гораздо больше, чем получаешь, — это может не каждый. А суть развития в том, чтобы умень­шать зависимость от среды. Тем и полезно любое увлечение, что здесь работа — только ради удо­вольствия. Отдача энергии не лимитируется ни­чем, кроме внутреннего счастья.

Хобби — это что-то вроде жертвы и способству­ет очищению души. Мне кажется, у любого чело­века, кроме работы, должно быть какое-нибудь серьезное увлечение. Это полезно для душевного здоровья. Когда находишься в одиночестве, тогда можешь выбрать любой режим в отдаче творче­ской энергии и добиваться тех целей, которые в обычных условиях недостижимы.

Год назад я разговорился с русским парнем, ко­торый жил в Японии. Я поинтересовался у него, как выглядит японец на внутреннем плане. Тяже­лые условия жизни на протяжении столетий выра­ботали у японцев мощное коллективное сознание. Благодаря этому они стали лидировать в экономи­ке современного мира. Японские туристы всё делают по команде: снимают на видео, улыбаются, садятся и встают.

  А как выглядит отдельно взятый японец?

Молодой человек задумался, а затем ответил:

  Японцы очень закрытые. С трудом знако­мятся и входят в контакт. Но если подружишься с японцем, и он тебе откроется, то внутри увидишь вакуум.

  Как это понять? — оторопел я.

  Пустота, — он пожал плечами, — внутри ничего нет. Поэтому японцы придумывать ничего не могут. Они могут блестяще усовершенствовать, разработать, но с идеями у них туго.

Человек возник как общественное существо. Речь, общение, взаимопомощь — без этого созна­ние не смогло бы развиться. Но то, что мы назы­ваем сознанием, — это всего лишь крохотная часть, привязанная к телу. Остальные слои созна­ния, которые существуют гораздо дольше тела, принято называть подсознанием. Раньше счита­лось, что в нем сокрыто темное прошлое человека и его животные инстинкты. Потом выяснилось, что подсознанию известно будущее. Оказалось, что моменты высших чувств и озарений также приходят из подсознания. Тогда отношение изме­нилось на противоположное, появился термин «сверхсознание». На самом деле подсознание — это и то и другое одновременно.

В слоях сознания, не связанных с телом, кроет­ся наше прошлое и будущее. Когда человек нахо­дится в одиночестве, его сознание тормозится, и если есть способности к творчеству, то открывает­ся доступ к подсознанию. Тогда человека посеща­ют новые идеи, новое видение мира. Можно испы­тать религиозные откровения. Все зависит от лич­ности человека, от его готовности принять новую информацию. Она приходит как боль, разруше­ние, изменение. Поэтому человек приземленный, жадный, агрессивный не может принять масштаб­ную информацию, идущую из подсознания. Мис­тический опыт ему недоступен, он целиком опира­ется на логику обычного сознания. Жадный и агрессивный человек всегда тяготеет к материа­лизму. Одиночество превращает его в животное. Уединение — это рычаг, который работает в двух направлениях.

Я сбрасываю скорость и включаю фары. Спе­шить мне некуда, я могу остановиться и заноче­вать в любом городе. Шустрый «фольксваген» мягко несется по красивой извилистой дороге. Во­круг леса и большие холмы. Начинаются крутые повороты. По ощущению все пройдет нормально.

У меня в жизни было несколько аварий, когда я выжил только чудом. Чудом выжили и те, кто сидел рядом со мной. Перед первой аварией у меня было чувство превосходства и наплеватель­ское отношение к людям. Перед второй аварией я спешил. Перед третьей аварией я достаточно быст­ро проехал почти весь отрезок пути и хотел по­быстрее добраться до пункта назначения, чтобы внутренне похвастаться перед самим собой. То есть одновременно были и спешка, и ощущение превосходства над дорогой.

У моего дядьки, в отличие от меня, аварий не было ни разу. Хотя ему уже восемьдесят и он при­вык гонять по трассе с большой скоростью. Как-то мой приятель сидел с ним в машине. Они обошли всех, кто пытался идти весьма быстро.

  Ну, Михаил Семенович, вы даете, — не удержался от восхищения мой друг, — вы всех «сделали».

Дядька полуобернулся к нему и спокойно ска­зал:

  Я никого не «делал». Я просто шел с той скоростью, к которой я привык.

Ощущение превосходства на дороге — страш­ная вещь. У меня это чувство гарантирует аварию.

На дороге, которая называется «жизнь», проис­ходит то же самое, только человек не всегда может отследить связь причины и следствия. Не принято связывать эмоции со здоровьем и судьбой, хотя индийская философия говорит об этом уже не одну тысячу лет.

Кстати, я всегда чувствовал заранее, что прои­зойдет авария, но сознанием подавлял свои чув­ства. Интуиция — вещь нежная. Подавишь ее не­сколько раз, и она перестает работать. В жизни многого добивается тот, кто верит своему сверх­сознанию. Наша логика всегда будет ограничен­ной и искаженной. Меня часто спрашивают, как развить интуицию.

  Первое правило, — отвечаю я, — это ее не убивать. Интуиция представлена в виде образов, чувств. Нежелательно давить чувства в угоду ло­гике. А мы это делаем каждый день.

С детства меня приучили доедать то, что лежит на тарелке, и я каждый раз насиловал себя, свои чувства и свою интуицию. А потом как-то сказал себе: «Как только почувствую, что больше не хочу есть, — в ту же долю секунды я остановлюсь». Наши чувства знают, что мы должны есть, сколь­ко и когда.

Наша интуиция связана с душой. То, что мы называем сверхсознанием и одновременно подсо­знанием, плюс наше сознание — все это называет­ся «душа человека». Насилуя свои чувства, мы вредим собственной душе. Я перестал заставлять себя есть то, что мне не нравится. Я перестал до­едать то, что положено на тарелку. Я стал внут­ренне спрашивать себя, хочу ли я есть этот про­дукт или нет, и на душе стало гораздо легче. Что означает чувство легкости в душе? Всего-навсего это означает, что пошла энергия, мы перестали топтать свою душу неправильными питанием и образом жизни.

Вспоминается старый анекдот. Один приятель говорит другому:

  Покушай вот это, весьма полезно.

  Да я не хочу.

  Это блюдо очень дорого стоит.

  Да я все равно не хочу.

  В другой раз могут не предложить.

  Все равно не хочу.

Друг удивляется:

  Ну, ты совсем как животное. Когда хочешь — ешь, когда не хочешь — не ешь.

Человек давно привык убивать свою интуицию такими понятиями, как «надо», «полезно». Оне­мевшая душа перестает подавать сигналы опасно­сти. Человек вроде бы живет так же, как и рань­ше: ест, работает, занимается сексом. Но уже не в том количестве, не в то время и не так, как надо. В результате сначала откуда-то появляются не­приятности и несчастья, потом — болезни. Бывает и наоборот. А потом человек умирает.

Это называется — торжество сознания над ду­шой. Отказавшись от религии, формально отно­сясь к вере, люди неизбежно утрачивают понятие «душа» и начинают жить сознанием. Этот крохот­ный мыльный пузырек, называемый сознанием и привязанный к телу, пытается управлять всей все­ленной. А когда агрессивность клетки по отноше­нию к организму переходит «красную черту», клетка погибает. Сознание разрушается.

Современная цивилизация молится на сознание и технический прогресс. В Америке ребенок пере­стает жить чувствами с раннего детства. В пять-семь лет он уже знает, кем будет, — юристом, вра­чом или бизнесменом. Родители стремятся развить у детей способности, сознание и логику с самого раннего возраста. Ум и способности позволят за­работать много денег и соответствовать окружа­ющему миру. Ребенок живет логикой, сознанием, статусом, чувством превосходства над другими. Но почему-то все больше детей рождается с пси­хическими проблемами.

Наука пока никак не может соединить сумасше­ствие — и американскую систему ценностей, за­кладываемую в ребенка с детства. Внутренняя привязанность к благополучию прорывается не только как аутизм и шизофрения. Недавно девят­надцатилетний американец в Небраске застрелил десять человек. В предсмертной записке было ска­зано: «Я убил всех и себя, теперь я прославлюсь». Когда слава, известность, статус становятся целью и смыслом жизни, тогда, при отсутствии способно­стей, человек готов и таким способом зарабаты­вать себе широкую известность.

От поклонения сознанию человек неизбежно будет скатываться к поклонению телу. Возвраще­ние в язычество для Америки и Европы законо­мерно и неизбежно. Именно поэтому исчезла аме­риканская музыкальная культура, ее заменила не­гритянская. Современный рок — это часто по своей сути бубен шамана, вызывающего демонов и духов.

Сейчас среди молодежи очень популярны стали татуировки, и это тоже не случайно. Возврат к языческой культуре происходит на всех уровнях. Прокалывание ушей, пупков и сосков, татуиров­ки, покрывающие все тело, ритмичная музыка, усиливающая инстинкты и сексуальную энергию, агрессивная музыка, предназначенная для подго­товки к боевым действиям, — все это сейчас ши­роко распространяется. Агрессивная музыка вхо­дит в моду не случайно. Молодежь, которая жи­вет сознанием, статусом, испытывает радость от подавления других, от чувства собственного пре­восходства.

В одном из зоопарков жила группа шимпанзе, и, естественно, там был свой вожак, лидер. Было еще несколько самцов, занимавших подчиненное положение. Один из самых забитых и зависимых шимпанзе однажды схватил металлический тазик и начал колотить по нему, издавая громкие звуки. Все обезьяны испугались, а он, увидев это, стал колотить еще сильнее. И таким образом подчинил всех себе и стал лидером. По той же схеме разви­вается западная музыка. Она должна давать на­слаждение для сознания и тела, поэтому слова по­священы сексу, а музыкальный ритм — насилию. Пожалуй, мы пока достигаем уровня первобыт­ного человека. Похоже, недалеко осталось и до обезьян.

Животные и птицы живут статусом. Инстинкт самосохранения заставляет стремиться к тому, чтобы доминировать над окружающими и подчи­нять себе других. Моя знакомая покупала в зоо­магазине канареек и поинтересовалась, где можно подвесить клетку.

  Желательно — на уровне вашего лица, — посоветовали ей. — Тогда вы с птичками будете общаться на равных. Если поместите ниже, кана­рейки могут впасть в депрессию, будут находиться в подавленном состоянии. Если повесите выше, у канареек появится гордыня, чувство превосход­ства и они перестанут на вас реагировать.

У моего знакомого дома была бойцовская соба­ка. Он задал мне любопытный вопрос.

  Мой пес меня любит, — рассказывал он, — и полностью мне подчиняется. Но периодически почему-то оказывает демонстративное неповинове­ние. Приходится брать ремень и хлестать его. И тогда происходит удивительное: пес не только не огрызается, но не показывает даже признаков недовольства или обиды. Наоборот, становится добродушнее и виляет хвостом. Чем можно объяс­нить такое поведение?

  Не забывайте, что собака — это животное коллективное. Плюс бойцовская порода. Вы для нее вожак, которому она беспрекословно подчиня­ется. А вожака члены стаи периодически должны проверять на состоятельность. Когда вожак слабе­ет, он переходит в подчиненное состояние. А если будет бунтовать, его загрызут. Это нормальный механизм эволюции на уровне инстинктов. Ваш пес проверяет вас на прочность, и, если вы не про­явите твердости, вы перестанете быть вожаком. С этого момента вожаком будет он, со всеми выте­кающими последствиями. Такой пес может за­грызть хозяина. Но чаще, давая волю своим ин­стинктам, он загрызает животных или людей на улице. Ведь хозяин его кормит. Но внутреннее подчинение уже утрачено.

Человек отличается от животного тем, что у него есть религия. Именно религия позволяет сдерживать инстинкты и отодвигать их на второй план. С утратой религиозного мировоззрения че­ловек неизбежно превращается в животное, — именно этот процесс сейчас и происходит в Европе и Америке. Есть формула, которую сейчас все произносят, как заклинание: «Все, что не запре­щено законом, то разрешено». Человеческая логи­ка в виде законов стала абсолютной. О том, что, кроме юридического закона, есть еще и закон нравственный, никто не упоминает. В настоящее время человеческие законы начинают разрушать законы нравственные.

Разрушение нравственных законов неизбежно приведет к разрушению души. Вернее, к разруше­нию той ее части, которая связана с сознанием и телом и которая определяет их существование. Что будет дальше, угадать несложно. Трудно только определить время, отпущенное на распад, и то, как будет выглядеть этот закономерный финал.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 4

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!11.02.2019 08:33