Видео Дня
Только сегодня!
800 530p.
Нужно ли делать телефон для справок/помощи на сайте?
 

Я просто мгновенно поверила в Бога
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

День добрый, Сергей Николаевич!
О себе немного: мне 55 лет, я из Сочи, живу в Питере с 1983 года, замужем, есть сын 28 лет. В 1974 году всей семьей попала в автомобильную катастрофу. Мама и младший брат погибли на месте, а мы с папой остались. У папы ушибы, у меня сотрясение мозга. Последствия после сотрясения: два менингита, затем через 13 лет трепанация черепа, одно ухо не слышит и полностью отсутствует обоняние. подробнее...

Подписка



Рейтинг@Mail.ru

Искусство, которому нужно учиться

 

dk-3

 

Через несколько дней у меня на приеме произошел любопытный случай, тема та же духовность. Молодой человек рассказывал мне, что в его душе сидят бесы. Он был и у бабок, и у экстрасенсов бесов изгоняли, но ненадолго. Эти бесы шепчут: "Убей кого-то, прыгни с балкона и т.д.". Он встает и начинает нервно ходить по комнате. Вдруг неожиданно дико кричит: "Сволочи, суки, убью всех!" Потом просто звериный, нечленораздельный рык. Он размахивает кулаками и начинает приближаться ко мне. Я с интересом за ним наблюдаю. Если получу по голове, то вероятно, у меня есть аналогичные программы. Но парень успокаивается и садится передо мной на стул.

— В чем смысл жизни? — спрашиваю я его. Он в ответ пожимает плечами.

— Смысл жизни в том, чтобы накапливать в своей душе любовь к Богу. А вы в прошлых жизнях сделали главным свои способности, свое совершенство. Нравственность, справедливость, интеллект и способности стали для Вас абсолютной ценностью. Вы подумали, что духовность и Бог это одно и то же. И стали презирать и осуждать людей неспособных, тупых, безнравственных и несовершенных. Автоматически включился механизм спасения души. И вы начали терять то, из-за чего Ваша душа стала наполняться агрессией, то есть духовность. Поскольку зацепились Вы слишком крепко, то и дьявол в Вашей душе обосновался прочно. Поэтому бабки и экстрасенсы не помогали. Молитесь, чтобы духовность, нравственность, способности и интеллект были средством для накопления любви к Богу. Каждый день повторяйте: "Высшее счастье, наслаждение и смысл жизни для меня и для моих потомков — это любовь к Богу".

— И что, дьявол уйдет из души? — интересуется он.

— Нет, он просто займет полагающееся ему место. То, что мы называем "дьяволом", это инфекция, которая пожирает несовершенство души. Она необходима как элемент эволюции. Когда ученые стали наблюдать за клетками организма, выяснилось, что без постоянной атаки микробов клетка перестает развиваться. Микробы пожирают клетку несовершенную, которая развивается не в том направлении. Значит, выживать организм должен не за счет полного уничтожения микробов, а за счет совершенствования нравственной ориентации. Мы привыкли считать, что зло — это дьявол, а добро — это Бог. Поскольку Бог есть все сущее, то он является и добром и злом одновременно. Дьявол — это инфекция, живущая в душе каждого человека. Разрушение для организма — это смерть. но обмен веществ это тоже разрушением, правда, контролируемое. Если полностью остановить обмен веществ, т.е. разрушение, то человек превратится в покойника. Поэтому суть заключается не в том, чтобы прекратить разрушение, а в том, чтобы контролировать его. Как усилить контроль? Очень просто. Чем ближе человек к Богу, тем большее могущество и большую возможность контролировать ситуацию он получает. Бог есть любовь, то есть чем больше любви в нашей душе, тем сильнее через некоторое время мы подчиняем себе окружающий мир, превращая зло в добро. Снаружи можно обижаться, ссориться, негодовать, это не страшно. Главное — чтобы душа внутри источала любовь. Это искусство, которому трудно сразу научиться.

Когда после часовой работы над собой молодой человек опять входит в комнату, я вижу, как его душа начинает выравниваться и потихоньку начинают светиться души его потомков. Теперь я спокоен.

На одном из приемов женщина задала мне интересный вопрос:

— Моего деда убило молнией. Через некоторое время бабушке стало плохо, и ее увезли в больницу. Через час в комнату влетела шаровая молния, ударила в кровать, где перед этим лежала бабушка. В соседней комнате остался на зеркале зигзагообразный след молнии. Это ведь все не случайно?

— Не случайно, — говорю я, посмотрев поле. — Молния, как и радиация, сильнее поражает того, кто зацеплен за духовность. Духовность — это еще и контроль над ситуацией. Если я духовность сделаю целью, то при малейшей дестабилизации ситуации мое поле становится агрессивным. Соответственно, оно притягивает агрессию. У вашего деда была высокая подсознательная агрессия к людям, унижающим его духовные ценности. У вашей бабки так же, только в меньшей степени. Значит, если Вы снисходительно относитесь к тупым и неспособным людям и молитесь, что для Вас духовность и совершенство есть среда для любви к Богу, молния и радиация будут меньше поражать Вас.

Сильный, энергетичный человек, имеющий волю, опыт и интеллект, тем не менее, может прийти к полному краху из-за незнания законов, управляющих Вселенной. Я думал об этом, глядя на очередного пациента. Он медленно, с паузами рассказывал свою историю.

— Еще недавно у меня было много друзей. Оборот моего предприятия в месяц составлял несколько сотен тысяч долларов. Все шло прекрасно. Сейчас у меня нет друзей, около 100 тысяч долларов долга, и у меня родился больной ребенок. А ведь я никогда никому не делал зла. Жил по библейским законам. Где же справедливость?

— Библейские законы — это законы любви, а Вы их часто нарушали, и Вы часто презирали и осуждали людей. Нельзя презирать тех, кто беден деньгами. Когда начинаешь молиться на деньги, тогда начинаешь презирать того, у кого их нет. Поэтому Христос говорил, что удобнее верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в Царство Божие. То есть у богатого большее искушение сделать деньги смыслом жизни. Но Христос говорил еще одно: "Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное". То есть у богатого духом больше искушения сделать духовность целью и смыслом жизни. Так вот, нельзя презирать бедных деньгами и бедных духом, а Вы это делали.

— Да! — кивает мужчина. — Я всегда презирал дураков и предателей.

— А Ваш ребенок готов уже убивать, и его душа преисполнена ненависти к миру, поэтому он болеет. Культура рождает цивилизацию. То есть духовность рождает деньги, материальные блага.

Вы делаете целью деньги и их теряете. Вы делаете целью духовность и теряете ее тоже. Духовность порождается нравственностью. Нравственность происходит из любви к людям. А ту любовь, которой мы любим людей, мы получаем от Бога. Любовь к Богу рождает любовь к миру и к людям, потом возникает нравственность, потом духовность, а потом то, что мы называем благами цивилизации. Если Вы делаете целью одну из ступеней, ведущих к Богу, Ваша лестница обрушивается.

— Скажите, что значит на практике любовь к Богу? — спрашивает пациент.

— Ну, вот смотрите: все зависит от Бога, но Бог ни от чего не зависит. Бог есть любовь. Представьте, что Вы любите человека, и на Вашу любовь ничто не может повлиять — ни деньги, ни семейное положение, ни положение в обществе, ни отсутствие талантов, нравственность и т.д. Зависеть от чего-то — это значит принимать. В любви главное не брать, а отдавать. Если Вы продолжаете любить человека, который Вас предал и оскорбил, значит, Вы любите Бога в нем. Если Вы не боитесь быть искренним и ни при каких обстоятельствах не покушаетесь на чувство любви в душе, Вы приближаетесь к Богу. Есть еще один очень важный момент: чем ближе к Богу, тем опаснее.

Лицо собеседника вытягивается:

— Это как же понять? Чем совершеннее альпинист, тем опаснее путь, по которому он пойдет? Логично.

— Чем ближе к Богу, тем больше счастья получает человек, — объясняю я. — И тем сильнее будет боль при потере этого счастья, т.е. при увеличении любви к Богу нужно ориентироваться не только на богатства чувств, счастье и наслаждения, но и на большие страдания. Поэтому в иконах Божьей Матери отражалось не только счастье огромной любви к родившемуся ребенку, но и страдание от его будущей потери. Проще говоря, Бог — это не только счастье, но и страдание. А вернее, Бог за пределами счастья и страдания.

В ноябре 1995 года я должен был улететь в Нью-Йорк. Там я занимался бы только лечением. Я чувствовал, что мне необходимо выключиться из своих дел и сбалансировать ситуацию, которая начала разваливаться на глазах. Я думал, что вторая книга полностью сбалансирована. Теперь, отрываясь от земного, человек не будет кидаться к духовному и делать его целью, он пойдет к Богу. Я думал, что я ограничусь второй книгой и на полгода-год забуду о всякой психологии. Но судя по тому, что стало происходить вокруг, я понял, что передышки не будет. Какая-то важная тема не закрыта, каким-то образом она связана со временем, но я не могу понять, как. Полное отключение от дел, как я надеялся, поможет мне нащупать эту тему. Перед отъездом у меня на приеме два тяжелых пациента, которым я пытаюсь помочь.

Первый — мальчик, лет десять, у него рак крови; второй — мужчина, у которого тоже онкология, причем четвертой стадии.

Причина заболевания обоих абсолютизация духовности. У мальчика это способности и интеллект. Зацепленность рождает высокомерие и презрение к менее способным и умным, ненависть к тем, кто унижает, и, как я ни стараюсь помочь ему и его родителям изменить ориентацию, улучшения нет. Что-то мешает, но как я ни пытаюсь нащупать, что это, я не могу. Положение мальчика ухудшается. Родители добросовестно работают над собой. Но сползание в пропасть продолжается. То же самое и с другим пациентом. Я ему объясняю, что причина его заболевания ревность.

— Понимаете, ревность — это повышенное чувство собственности, семья — это земное благо, если человек из-за земельного участка начинает завидовать, презирать и осуждать, зацепляться таким образом за земные ценности, то так же он будет вести себя и в семье, но семья — это не только земное, но и духовное благо. Духовную территорию тоже нельзя делать целью. Вот представьте ситуацию. У меня есть земельный участок, и я прогоняю того, кто захотел на нем обосноваться, я это делаю, потому что это моя собственность, и это нормально. А теперь представьте, что я ненавижу человека, который прошел по моей территории, это уже ненормально. А теперь представьте, что я готов убить любого, кто пройдет по моему участку или рядом с ним, это уже патология. Так вот, если для меня участок абсолютная ценность, то я готов убить любого, а если для меня участок средство, то агрессии уже не будет.

Мужчина, у которого рак, смотрит на меня и старается понять, что я ему говорю. Он работает над собой, молится, но его зацепленность за жену и, соответственно, агрессия к ней не уменьшается. День за днем я встречаюсь с ним, лихорадочно пытаясь выправить ситуацию, но ничего не помогает. Есть что-то, что выше духовности, и оно подпитывает зацепленность за жену.

Сотни и сотни раз прокручивая различные варианты, прихожу к одному выводу: любовь к близкому человеку — это уже самостоятельная ценность в этой Вселенной. И семья включает все аспекты. Семья как земная ценность. Семья как духовная территория. Семья как территория любви.

— Для вас территория любви пока является абсолютной ценностью. А любимый человек и любовь к нему, как любовь к семье и детям, это всего лишь средство для любви к Богу. Высшей целью может быть только то, что неразрушимо и вечно, иначе неизбежно возникнет агрессия.

Мы прощаемся и договариваемся встретиться после моего возвращения.

Но я, кажется, уже нащупал главное — третью систему ценностей — любовь к людям и к миру. Я понимаю, что люди, прочитавшие первую и вторую книги, уже не будут зацеплены за земные и за духовные ценности, но они могут зацепиться за любовь к людям. Чувство любви к людям связано с временными структурами. Насколько опасна абсолютизация времени, т.е. любви к людям, этого тогда я еще не знал. Прозрение наступило в Америке.

На Манхеттене есть два огромных небоскреба-близнеца мирового экономического центра, построенного японцами. Если идти по Бродвею, который находится в 100 метрах от этих зданий, на одном из фасадов слева можно увидеть живописное панно — группу людей, бегущую на роликовых коньках. В этом здании на 5 этаже я веду прием. Сейчас, когда я начал диагностировать пациентов более глубоко, я понял, в чем суть американской психологии. Один из эмигрантов описывал все следующим образом: американцы народ совершенно тупой. У них 2-3 цели в жизни. Главная — это деньги. Здесь все молятся на деньги. Вторая — потрахаться, пожрать и выпить. На все остальное каждому американцу наплевать.

— А Вам не кажется странным, что с такими интересами народ неплохо живет и процветает?

Он пожимает плечами.

— Делать целью деньги это грех, правда? — говорю я ему.

— Конечно, — говорит он, — но я деньги не делаю целью.

— Конечно, — говорю я. — Но вот смотрите. Если для меня деньги абсолютная ценность, то они выше всего. Значит, они выше любви к Богу, выше человеческой жизни. Следовательно, в конечном счете, я буду готов убить двух-трех человек из-за денег. Я буду готов убить кого угодно, если он будет покушаться на мои деньги. Потому что цель должна быть незыблемой, и все работает на эту цель. А теперь представьте: я делаю целью духовность. Значит, тот рай, который я создал, нравственный и справедливый, должен быть вечным. Идея, мораль и законы, созданные на их основе, являются высшей ценностью, стоят выше любви к Богу, выше любви к людям и выше человеческой жизни. И тогда буду готов убить уже не одного, двоих, троих, а миллионы.

Что и происходило при социализме и фашизме, когда из-за какой-то идеи страна превращалась в мясорубку. Значит, духовность — это гораздо большее счастье, но несчастье тоже, если она становится самоцелью. Самое большое счастье — это любовь к людям и к миру, так думают многие. Но, если я люблю все человечество, а оно не оправдало моих надежд, тогда я буду готов убить все человечество. То есть тот, кто абсолютной ценностью делает любовь к людям, идет к Апокалипсису.

Теперь рассмотрим с этой точки зрения Америку. Здесь рождаются и сюда приезжают те люди, души которых готовы сделать абсолютной целью духовные ценности и любовь к ближним. То есть приезжают люди, богатые духовностью и любовью. И чтобы спасти свою душу от колоссальной агрессии, если не хватает любви и веры в Бога, помогает отречение от любви к людям и от духовных ценностей. Поэтому все начинает строиться на деньгах, наживе.

Люди не контактируют друг с другом, потому что общение, контакты развивают духовность. Деньги становятся важнее любви к другому человек. И, как ни странно, это оправдано с высшей точки зрения. Но здесь есть одно маленькое "но". Отрекаться от любви к людям и от духовности можно тогда, когда этих богатств много. Думать только о деньгах и о земном благополучии может только тот, кто имеет большой запас любви и духовных ценностей.

Это называется "из трех зол выбрать меньшее", но сейчас это время заканчивается. Раньше на Востоке накапливались духовные ценности, на Западе реализовывались. Если раньше запасов духовности человеку хватало не на одну жизнь, то сейчас их можно растратить за несколько лет. Здесь в Нью-Йорке мне все чаще попадаются пациенты, которые оттолкнулись от духовности и любви к людям и успели зацепиться за земные ценности, земные блага. У них начинаются тяжелые формы депрессии, а затем физические заболевания. Они подсознательно чувствуют, что делать целью духовность и любовь к людям опасно. Они начинают жить только земными ценностями, и опять возникают проблемы. И за что бы они не зацепились, все разваливается, приходит ощущение безысходности. Я таким пациентам объясняю, что им необходимо правильно формировать систему ценностей, что без такого понятия как любовь к Богу им не выжить.

Я сижу в небольшом кабинете на Джо-стрит и разговариваю с очередной пациенткой:

— Через некоторое время на вас может обрушиться большое несчастье, плюс болезни, — говорю я ей. — У вас сейчас работает огромная программа самоуничтожения. Вы не прошли испытание и не приняли очищения, данного Вам Богом.

— Знаете, — рассказывает женщина, — у меня никогда в жизни не было сильного чувства любви к кому бы то ни было. Несколько месяцев назад меня вызвала в Нью-Йорк знакомая, я стала работать у нее домработницей. И недавно ко мне пришло сильное чувство. Я безумно полюбила одного человека, я была по-настоящему счастлива, а дальше начался театр абсурда. Моя знакомая вышвырнула меня ни с того ни с сего на улицу, без средств к существованию, более того, она позвонила в Россию моей матери и сказала, что у меня рак и я скоро умру.

Так вот, — пациентка с трудом сдерживает слезы, — именно в этот момент любимый человек меня предал. Он не только не помог мне, но попросту сбежал. Как же все это вынести?

— Как это ни странно, автором всего случившегося являетесь вы — сообщаю я женщине. — Вернее, ваше неправильное восприятие мира. Любовь к любимому человеку — это стены, а любовь к Богу — фундамент, который лежит в основании всего. Вам не давали больших стен, потому что они похоронили бы вас. Ваш фундамент слишком мал. В Америке зацепленность за любовь к людям меньшая, поэтому здесь вы могли испытать это чувство и не погибнуть при этом, но часть стен все равно обрушилась. Если вы любите этот мир больше Бога, мир, чтобы вы вернулись к Богу, должен быть жесток и несправедлив к вам. Если вы сохраняете любовь, не проявляя агрессии к другим и к себе, контакт с Богом усиливается и происходит очищение. Любовь к другому человеку стала вашей целью настолько, что контакт с Богом начала резко уменьшаться, а это угрожало вашей душе. Спасти вам жизнь можно было немедленной потерей любви и жестоким обращением окружающего мира с вами. Ваша мать получила оскорбительный звонок, потому что она передала вам желание сделать любимого человека высшей целью и счастьем.

То, что вы считали катастрофой и несчастьем, на самом деле было крупномасштабной операцией по спасению вашей души и вас самой. Иногда люди встречаются в жизни, испытывают огромную любовь друг к другу и затем или умирают, или болеют, или оскорбляют друг друга и расходятся, а потом уже начинают болеть или умирать. И все это время в их полевых структурах формируется душа их ребенка. В душе есть вечная Божественная искра и поверхностные оболочки, которые формируются любовью родителей на протяжении нескольких жизней. И чтобы душа правильно формировалась, родители периодически должны терять все ценности, чтобы души их детей очистились любовью к Богу. Чем больше любви к другому человеку, тем совершенней может быть ребенок и тем, одновременно, больнее будет дестабилизация или временная потеря этой любви. Но это непременное условие для того, чтобы любовь к любимому человеку не срасталась с любовью к Богу. В моменты потерь, страданий молитва, в которой человек просит у Бога, чтобы ему была дана любовь к Богу как высшее счастье, особенно эффективна.

Недавно женщина попросила меня объяснить причину гибели ее дочери.

— Скажите, в чем моя вина? — спрашивала она.

— Перед Богом виновных нет — это первое. И второе — та программа, от которой она умерла, пришла не от вас. Это ее личная карма. Ваша дочь умерла не потому, что она что-то сделала, она погибла для того, чтобы не совершить определенных поступков, которые могли бы нанести вред ее душе. Смерть явилась защитой ее души. Через некоторое время она могла бы полюбить другого человека, но ее неправильное восприятие мира все бы перевернуло. За полгода до этого ей дали испытание оскорблением чувства любви и доверия, но она не прошла его. Та огромная любовь, которая была предназначена девочке, вместо развития ее души, искалечила бы ее. Поэтому вашу дочь не допустили к этому чувству и к жизни вообще.

Один любопытный эпизод еще раз достаточно ясно показал мне, что рак лечится любовью к Богу, когда она становится целью, и появляется, когда целью становится любовь к человеку.

— Знаете, — рассказывает один из пациентов, — я сам живу во Флориде, а моя дочь в Нью-Йорке. Несколько месяцев назад у нее появились боли в левом подреберье. Она пошла в медицинский центр, сделала рентгенограмму. Была обнаружена раковая опухоль на поджелудочной железе в несколько кулаков величиной. Дочери была предложена операция и химиотерапия. Оставалось две недели до начала курса лечения. Она читала вашу первую книгу. Начала молиться каждый день, почти ничего не ела. Через две недели сделали повторный снимок опухоль на нем отсутствовала. Врачи были в шоке, объяснить они ничего не могли, решили, что перепутали снимки.

— Я объясняю, что произошло, — говорю я отцу девушки. — Во-первых, очень хорошо, что она не попала ко мне не прием, она надеялась бы только на меня, и это мешало бы ей работать над собой. Во-вторых, поджелудочная железа связана с общением с любимым человеком. Панкреатит, сахарный диабет, рак поджелудочной железы — это признак того, что любимый человек и любовь к нему стали абсолютной ценностью. У вашей дочери из-за неверной системы ценностей стала резко расти подсознательная агрессия и, соответственно, образовалась опухоль. В-третьих, она поняла, что может погибнуть, и поэтому отпустила все то, что до этого было высшим счастьем. Когда она стала молиться Богу, она интуитивно почувствовала, что для нее высшее счастье и смысл жизни — это любовь к Богу. Ушла агрессия, ушла и опухоль. Когда я разговариваю с пациентами, я часто повторяю, что ни один врач, ни один целитель не лечит, а лишь помогает выздороветь, выздоравливает сам человек за счет усиления волевого импульса, который через любовь приближает его к Богу.

Несколько дней назад развернулась интересная ситуация, участником которой я невольно стал. Мне позвонила знакомая из Рима и сказала, что к ней приехал любимый человек и вдруг резко стал плохо себя чувствовать.

— Его состояние ухудшается с угрожающей скоростью, — сказала она. — Вы не могли бы объяснить причину?

— Причина очень простая, — объясняю я. — Он в вас очень сильно влюбился.

— И что, это может привести его к смерти? — спросила она.

— Еще как, — отвечаю я ей. — Чем сильнее зацепляется, тем сильнее агрессия. Она может убить вас, и поэтому разворачивается и начинает убивать его.

— А что же делать дальше?

— Во-первых, обоим молиться. Во-вторых, меньше любви и сексуальных контактов, а если и будут, то с презервативом. Это снижает чувствительность и зацепленность за любовь к другому человеку. Кстати, обряд обрезания с этим и связан. Вам нужно молиться не только перед едой, но и перед сексуальной близостью, — объяснял я им. — Снимайте взаимные претензии, что зацепляет вас друг за друга. Пусть ваш любимый вспоминает и снимет претензии ко всем женщинам.

Потом берет трубку он, и я объясняю, что высшей ценностью является не любимый человек, а любовь к Богу. Я чувствую, что мой собеседник внутренне шокирован. Ситуация у него очень серьезная, в его поле есть иероглиф смерти.

— Используйте свой шанс, молитесь, — я кладу трубку.

На следующий день знакомая звонит мне опять.

— Знаете, ему стало еще хуже, — испуганно говорит она. — Я сейчас только что пришла домой, а он пролежал четыре часа без сознания. Я боюсь, что умрет. В больницу его здесь не положить, а мне нужно на несколько дней уехать в Германию, боюсь уезжать.

— Во-первых, положение улучшилось, — говорю я ей, — в полевых структурах вашего любимого нет смерти, во-вторых, чем больше вы боитесь за него, тем больший вред вы ему наносите и мешаете ему выжить, уезжайте в Германию, если вы уедете, ему будет полезно. И потом, если ему суждено умереть, его никто не спасет, и я в том числе.

— А вы могли бы посмотреть? — с тоской спрашивает она.

— Я не имею права это смотреть, — отвечаю я. — Дайте ему трубку, я с ним поговорю.

Пока она передает трубку, я мучительно ищу выход. Для того, чтобы познавать мир и выходить на новые ступени, я должен совершенствоваться. Периодически у меня всплывает кармическая "грязь", преодолевая которую я тяжело и мучительно прихожу к новым обобщениям.

Но человек сейчас на грани смерти, я для него единственная возможность выжить. Он цепляется за меня, делает меня целью и тут же берет мою кармическую "грязь", при этом увеличивая ее. Я должен дать ему точную информацию и одновременно оттолкнуть его. Ибо ориентация на меня может стоить ему жизни. Когда он берет трубку, я уже нахожу правильное решение.

— Выслушайте меня внимательно, — говорю я, — Вы сейчас умираете, потому что главными ценностями для вас является то, что вы видите вокруг себя. Смерть отнимает все ценности и мы, очищенные, идем к Богу. Значит, если вы сделаете то, что происходит при смерти, то вам незачем будет умирать. Отпустите все, за что вы цепляетесь, мысленно попрощайтесь, может, вам, это уже не нужно. Если вам суждено умереть, вы умрете, и я вам помочь не смогу. Я вам дал все, что мог. Я вам больше не нужен.

На следующий день молодой человек опять звонит мне.

— Я чувствую себя нормально, и в это трудно поверить, — признается он мне.

Я пожимаю плечами.

— Вы стали верно выстраивать систему ценностей, поэтому вам не нужно умирать. Пожалуйста, запомните одну вещь, — говорю я, — между вами и любимой женщиной должно быть некоторое расстояние. Сначала Божественная любовь, а потом любовь мужчины к женщине. Почувствуйте, что вы ее любите как сестру, как дочь, как мать, как птиц и животных, как природу вокруг вас, как мир, созданный Богом. Самая первая эмоция: вы в ней любите Бога, и только потом все то, что я вам назвал. И тогда, когда любовь уйдет, человек умрет, предаст, изменит, оскорбит, обманет, ваше внутреннее чувство останется неуязвимым. И еще раз напоминаю: не ориентируйтесь на меня.

— Да, я это уже понял, — облегченно вздыхает он.

— Ну и слава Богу.

Мы прощаемся.

 

С. Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Любовь». Книга 3

Подробнее о книге

Поделиться в соц. cетях!15.01.2019 09:00