На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Все, что было со мной, осталось за дверью
(конкурс «Письмо, где сердце говорит»)

Уважаемый Сергей Николаевич! Это моя вторая часть письма. Пишу просто больше для того, чтобы высказаться, поделиться своей историей.
В первом моем письме я пролетела быстро над событиями своей жизни. Многие моменты забылись, уже все стало не так важно для меня. Потому что я живу уже в другой реальности... Все, что было со мной, осталось за дверью, но все же отголоски того иногда попадают в мою жизнь из-за той двери. По большей части они связаны с моим здоровьем, за такое долгое время болезни произошли изменения в моем организме. Как и тогда, все органы мои были больны. Так и сейчас практически во всех органах остались проблемы, но уже в остаточной форме... подробнее...

Подписка на новости



Рейтинг@Mail.ru

Страте­гический духовный потенциал

 

chb-2

 

Когда писатель утверждал, что «красота спасет мир», он имел в виду любовь, которая на внешнем плане раскрывается в красоту. Искусство неразрыв­но связано с будущим. Очень многие талантливые поэты, художники и писатели были явными или скрытыми ясновидящими. В романе «Бесы», где со­знание побеждает любовь и нравственность, Достоев­ский предвосхитил и точно описал все, что потом произошло с Россией.

Я с самых ранних лет пытался понять, что такое искусство. Почему оно появилось, в чем его смысл? Почему оно необходимо людям? Например, человек мерзнет от холода. Тогда он сшивает шкуры живот­ных и делает себе одежду. Однако потом он начина­ет украшать эту одежду орнаментом, то есть старает­ся сделать ее красивой, а это уже искусство. Но один человек это сделает, а другой будет использовать одежду только для сохранения тепла.

Тогда вопрос: кто из обычной вещи будет делать предмет искусства? Естественно, тот, у кого есть из­быток свободной энергии, тот, кто ищет возможно­сти для приложения своего избыточного потенциала. Этот сверхпотенциал, своего рода стратегический за­пас, позволяющий человеку выжить, также должен развиваться и реализовываться. Когда человек сме­ется, танцует, поет, все это признаки изобилия сво­бодной энергии. Дети гораздо веселее взрослых, они чаще смеются и радуются, они обожают игры. Игра — это моделирование жизни, и на нее тоже нужна энергия.

Со школьных лет мы знаем, что если орган не тре­нируется, он усыхает и атрофируется. Если страте­гический духовный потенциал не тренировать и не развивать, он начинает угасать и человек постепенно превращается в животное. Животное может велико­лепно существовать в привычной среде, но, если эта среда резко изменяется, животное погибает. Человек же за счет мощного духовного потенциала адаптиру­ется не только к настоящему, но и к будущему, и ис­кусство помогает ему в этом.

Каждый из нас, наверное, в юности писал стихи. Это позволяло нам закрепить и развить творческий потенциал, связанный с избытком тонкой духовной энергии. Чем активнее ребенок вовлекается в игры, сочинение стихов, творчество различных видов, тем больше он расходует высшей энергии и, значит, тем больше он ее получит. Но при одном условии — если у него есть энергия любви.

Как-то в компании я произнес тост за оптимизм. Но мой знакомый, человек лет семидесяти, добро­душно-снисходительно посмотрев на меня, вдруг сказал: «Ну, тогда нужно выпить и за пессимизм, он ведь тоже не случайно появился». Я был озадачен: пессимизм я всегда рассматривал как зло, от которо­го нужно избавиться навсегда. По сути дела, я пы­тался разорвать противоположности. Потом в уеди­нении я снова вернулся к этой теме и попытался по­нять, что же такое пессимизм. И вдруг неожиданно меня озарило. Пессимизм, как и страх, является за­щитной функцией. Что делает пессимист? Он не ве­рит в будущее, то есть срезает себе желания, он не хочет действовать, то есть бессознательно отказыва­ется от всех форм выброса энергии. Почему же он так поступает? Оказывается, если перестала посту­пать высшая энергия, то низшая энергия, в которую она превратилась, должна экономиться. Чем меньше энергии любви поступает, тем опаснее расход творче­ской энергии. Таким образом, пессимист попросту пытается выжить за счет ущемления своих потребно­стей. Он перестает любить мир, потому что потерял любовь к Богу.

Я всегда считал, что искусство лечит и очищает душу человека, и не мог понять, почему в последнее время не только в модельном бизнесе, но и во многих сферах искусства появилось огромное количество го­мосексуалистов. Как я раньше объяснял, почему большинство модельеров «голубые»? Поклонение красоте тела — это поклонение желаниям. В Древ­ней Греции такое поклонение привело к масштабно­му гомосексуализму, а затем к разложению цивили­зации. Чем сильнее человек поклоняется желаниям, тем быстрее он их теряет. Гомосексуалист — это уже человек с усеченными желаниями. Следующий этап — вымирание.

Но если человек — певец, и поет он о любви, о прекрасном, почему же он становится гомосексуали­стом? Оказывается, о любви можно петь, но ее при этом не чувствовать. И тот, кто слишком увлекается славой, сексом, едой и другими излишествами, кто готов поступить безнравственно ради заработка, утрачивает первое и главное звено — единство с Бо­гом и любовь к Нему. Дальнейший путь прост: такие люди должны стать пессимистами и уйти из искус­ства, потому что у них нет энергии. Но для многих деньги и слава становятся наркотиками, и тогда включается система допинга.

Лекарственный допинг отбирает энергию у тела, раскрывая сверхвозможности, за которые человек потом расплачивается болезнями или смертью. Но оказывается, есть допинг гораздо более эффектив­ный. В душе намного больше энергии, чем в теле. Как извлечь эту энергию и заработать очередную пор­цию денег и славы? Оказывается, увлечение сексом помогает перевести тонкую энергию во внешнюю.

Сексуальная энергия должна разделяться на две порции. Первая порция — для души, для обеспече­ния будущего и потомков; вторая, гораздо меньшая, может идти на сексуальное наслаждение. Если сде­лать целью именно наслаждение, то огромная пор­ция энергии, рассчитанная на детей, может быть из запасников переведена в сегодняшний день. Тогда певец или артист ощущает огромный прилив сил, вспышку радости, наслаждения, у него раскрывают­ся огромные творческие возможности. «Секс для меня становится источником вдохновения», — раду­ется он. Но этот период длится недолго — пока не будет израсходована вся энергия будущих детей. И тогда, чтобы выжить, такой человек должен отка­заться от детей, то есть стать гомосексуалистом.

Сейчас этот процесс распада идет уже не по не­скольким поколениям, а может произойти за считан­ные годы. Есть еще один способ извлечь энергию из души — разрушить ее. На то, чтобы быть нравствен­ным и порядочным, уходит очень много сил. Поэто­му, если стать беспринципным и безнравственным, можно продержаться в искусстве дольше и зарабо­тать больше денег. Можно использовать алкоголь и наркотики — они способствуют выбросу тонкой энергии. Поэтому многие творческие люди, если у них не хватает любви в душе, а перегрузки очень ве­лики, становятся алкоголиками или наркоманами.

У искусства есть еще одна важная особенность. Избыточная свободная энергия, которая ищет приме­нения, должна быть структурирована. В соответст­вии с принципом единства вселенной любая энергия стремится к объединению причины и следствия. Для этого нужна определенная цель. Конечная цель всей вселенной — возврат к Богу и абсолютное объедине­ние всего в Творце. Любая промежуточная цель в ко­нечном счете выходит на главную. Поэтому любая цель способствует объединению, структурированию энергии.

Недавно на семинаре я задал слушателям вопрос: «Что больше всего привлекает ваше внимание, когда вы заходите в хорошо и со вкусом обставленную квартиру?» Вначале ответы были самые разнообраз­ные, в конце концов остались две главные составля­ющие — мебель и картины. «Так вот, — стал объяс­нять я, — в вашем подсознании значимость картины будет вдвое выше значимости любой мебели. Когда вы смотрите, например, на диван, перед вами ваша цель в настоящем — можно сесть, отдохнуть. Кар­тина — это то, к чему вы стремитесь в будущем. Это ваша подсознательная эмоциональная цель».

Вспомним фрески Древнего Египта. Это были хроники, описание прошедших событий. А где же здесь эмоциональная цель? Она все равно незримо присутствует. Ее суть — возвеличивание фараона и его действий. Должна возникнуть эмоция поклоне­ния фараону и его делам.

Без внутренней цели человек превращается в жи­вотное. Отказ от всех мирских целей у монахов, ме­дитация и полная отрешенность у адептов религий Востока — это просто замена сиюминутных, тактиче­ских целей — главной, стратегической.

Если государство и общество не имеют внятной цели, со временем они начинают разрушаться. Культ фараона в Древнем Египте был нужен для установ­ления контакта с высшими силами. Считалось, что фараоны происходят от богов. Поэтому пирамиды, храмы и другие колоссальные сооружения Карнака и Луксора были средством усиления связи с Божест­венным, с незримой Первопричиной. Строительство таких гигантских сооружений, наносившее колос­сальный материальный ущерб государству, имело подсознательную цель: доказать, что дух важнее тела, что зримый, материальный мир должен под­чиняться миру непроявленному, незримому. Эта устремленность позволяла существовать и развивать­ся древней цивилизации.

Если мы о чем-то думаем и чего-то желаем, это уже структурирование духовной энергии и это под­разумевает исполнение мысли или желания. Чем чаще повторяется мысль и желание, тем больше шан­сов на их исполнение. Если же мысль проговаривает­ся вслух, то возможности ее реализации еще более умножаются. Йоги говорят: «Слово, повторенное миллионы раз, становится предметом». Если же это слово не только повторять, но и написать на бумаге, оно материализуется еще быстрее. Ведь любой пред­мет есть устойчивая структурированная энергия.

Правильный выбор подсознательных целей, за­крепленный в произведениях искусства, воспитывает и меняет человека, даже если он об этом не подозре­вает. Основная информация идет через подсознание. Искусство, в отличие от науки, оперирует чувствами и передает их. В чувстве информация может спрессо­вываться до любой плотности. Через чувственную модель можно передать любое количество инфор­мации.

Возьмите любое стихотворение и запишите его подряд, как обычный текст. Читать станет очень сложно. Последовательная логика при чтении стихов не работает. Прозаическое мышление — это последо­вательные ступени получения информации. Поэтиче­ское мышление — это одновременный чувственный охват всей информации. Образ, который создается стихотворением, должен сделать его абсолютно еди­ным целым, каждая строка стихотворения должна отражать этот образ и нести в себе всю информацию о нем. Настоящее стихотворение должно быть голо- графично, так же как голографична вселенная, где любая часть несет полную информацию обо всем универсуме.

Именно эту закономерность искусства подметил Станиславский. Одно из понятий, которые он ввел в практику постановки пьесы, — зерно роли. В каж­дом движении актера, в каждом его слове должны присутствовать смысл и цель, выразителем которых является данный персонаж. И стихотворение, и кар­тина также должны быть единым целым. Каждый объект на картине должен нести в себе тот же чувст­венный смысл, что и вся она в целом. Куда же дол­жно вести искусство? Какими должны быть его вос­питательные последствия?

Рассмотрим один из текстов Ветхого Завета: Твер­до держите в душах ваших, что вы не видели ника­кого образа в тот день, когда говорил к вам Гос­подь на [горе] Хориве из среды огня, дабы вы не развратились и не сделали себе изваяний, изобра­жений какого-либо кумира, представляющих муж­чину или женщину, изображения какого-либо ско­та, который на земле, изображения какой-либо птицы крылатой, которая летает под небесами, изображения какого-либо [гада,] ползающего по земле, изображения какой-либо рыбы, которая в водах ниже земли; и дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды [и] все воинство не­бесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им, так как Господь, Бог твой, уделил их всем народам под всем небом (Втор. 4, 15—19).

Если поверхностно отнестись к истине, изложен­ной в этом отрывке, то можно воспринять его как запрет искусства. Можно решить, что живопись, скульптура, театр существовать не должны, однако они существуют и развиваются. Правда, в последнее время с все большим количеством извращений, ино­гда с откровенной патологией.

Является их существование нарушением высших законов или нет? Если ответить категорически «да», такой ответ будет неверным. Но если ответом будет категорическое «нет», это тоже будет неверно, пото­му что истина подразумевает две противоположно­сти. Если попытаться расшифровать текст из Ветхо­го Завета с этой точки зрения, получится следующее. Любое изображение, созданное человеком и находя­щееся перед ним, является материальным воплоще­нием его подсознательных желаний и устремлений. Значит, оно будет служить им и усиливать поклоне­ние человека своим инстинктам. Изображая женщи­ну, мы будем вожделеть и поклоняться инстинкту продолжения рода; изображая мужчину, будем по­клоняться духовности, сознанию и силе. Изображая природу, мы будем поклоняться благополучию, ста­бильности и комфорту или величию природы, кото­рая неизмеримо больше нас.

Любая картина или скульптура являются скры­тым объектом поклонения, поэтому в древние време­на скульптуры и изображения были позволены толь­ко в религиозных культах или использовались для создания культа правителя, олицетворявшего един­ство общества, являвшегося гарантом существующих законов, стабильности и посредником между людьми и высшими силами.

Современное искусство поклоняется красоте, сек­су, силе, духовности, тем самым незаметно развра­щая и разлагая души людей. Однако в истории чело­вечества был период, когда искусство спасало людей и способствовало очищению души человека. Этот пе­риод был связан с христианством.

Почему живопись получила такое бурное развитие именно в эпоху Возрождения? Потому что создава­лась она в религиозном направлении. Почему скуль­птура и живопись стали не опасными для души чело­века? Ветхозаветные иудеи осознавали Бога как нечто высшее, неизмеримо удаленное от них, но кон­тролирующее каждый их шаг, и потому любое изоб­ражение или скульптура, становясь объектом скры­того поклонения, начинали уводить их от Бога. Хри­стианство позволило каждому человеку ощутить Творца в себе, ощутить Бога своим Отцом. На самом деле так было всегда. Христианство просто более полно раскрыло реальную картину мира. И значит, изображение Творца через внешние формы Его тво­рения — людей ли, животных или природы — стало усиливать веру в Бога, укреплять любовь и единство со всей вселенной.

Сознанием Творца понять невозможно, это дости­гается только через чувство любви. Значит, если ли­цезрение картины или скульптуры вызывает в душе любовь, помогает преодолеть страсти и поклонение инстинктам, то такое искусство лечит и воспитывает.

К концу эпохи Возрождения католическая рели­гия начала слабеть, и это привело к тому, что искус­ство стало менять систему своих целей. Поклонение Богу в картинах незаметно превратилось в поклоне­ние человеку. Мадонна в картинах Леонардо да Вин­чи и Рафаэля — это обыкновенная земная женщина, сексуальная и симпатичная. Она счастлива, что кор­мит грудью ребенка. Очень красиво отображенный инстинкт продолжения рода.

В России живопись развивалась иначе. В право­славных иконах физическая материя абстрактна и бесплотна. Через тонкую пленку материального про­глядывает мощная духовная основа. Изображения на иконах плоскостные, и главное в них — это не фигуры, а то, что просвечивает сквозь них. Икона помогает человеку увидеть Божественное во всех жизненных ситуациях и благотворно воздействует на души людей.

Возникает вопрос: что же тогда произошло с Рос­сией? Почему было утрачено верное направление, данное православием? Почему именно в России уби­вали священников? Ведь большевики вышли из на­рода, из того самого народа, который, изначально приняв христианскую веру, постепенно перестал быть религиозным. Но об этом позже.

В Европе изобразительное искусство все больше поклонялось инстинктам. Содержание было утраче­но, и форма в такой ситуации долго просуществовать не могла. Импрессионисты начали с разрушения формы. От поклонения красивому телу, красивой природе, физической реальности они попытались уйти в мир чувственный и духовный, возродить со­держание, ломая форму. А дальше пошел закономер­ный процесс распада, разрушения формы, выражен­ный в абстракционизме, фовизме, кубизме и других направлениях. Но разрушение формы не спасло ду­ховного содержания — оно также стало распадаться, потому что истинным содержанием любого искусства может быть только любовь. А духовная и материаль­ная оболочки являются лишь формами проявления любви. В последние несколько столетий из картин художников ушла любовь, а поклонение внешнему миру привело к закономерной деградации и само­уничтожению.

 

С. Н. Лазарев. «Человек будущего. Воспитание родителей». Часть 2

Подробнее о книге

Поделиться в соц. cетях!26.12.2018 08:01