Видео Дня
Только сегодня!
400 280p.
Нужно ли делать телефон для справок/помощи на сайте?
 

Так я научилась видеть во всем Божественное

Здравствуйте Сергей Николаевич.
Хочу начать свое письмо со слов благодарности Всевышнему, что познакомил с Вашей информацией.
Я росла девочкой, которая жила идеалами. Чувство превосходства и собственной значимости росло во мне, как мина замедленного действия. Высшее образование, ученая степень давали о себе знать. Но в душе я чувствовала опасность… подробнее...

Подписка

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

У подножия горы («Диагностика кармы»)

 

У подножия горы

отрывок из книги «Диагностика кармы. Диалог с читателями»

 

dk-8

 

Пару лет назад в Италии, далай-лама, обра­щаясь к публике, призвал «проводить свою жизнь в постоянном счастье». Журналисты тут же потребовали пояснений: «Что есть счастье для верховного монаха Тибета?» Тот долго отне­кивался, а потом сказал: «Счастье — это способ­ность исключить из головы такие вещи, как рев­ность, гордость, гнев, и заменить их всепроще­нием, терпением и самосозиданием». В Ваших книгах говорится то же самое. Есть ли разница?

Разницы нет. Люди, находящиеся у подно­жия горы, видят совершенно разные ситуации и картины. Но если поднять голову и посмотреть на вершину, то все увидят одно и то же.

Любой человек, который может видеть тонкие планы, в конце концов понимает, что без любви и устремления к Богу выжить невозможно.

Внешне понятие счастья может быть связано с работой, деньгами, недвижимостью, известно­стью, властью, едой, сексом и пр. Но если все это не обеспечивается вспышкой любви в душе, то, что вчера было счастьем и наслаждением, сегодня становится пыткой и мукой. Зависть, страх, рев­ность, уныние, осуждение и обиды отрывают нас от любви и постепенно делают все более несчаст­ными. Каждый из нас живет для счастья и к нему стремится. Внешние проявления счастья у каждо­го выглядят по-разному. Но нужно всегда по­мнить, в чем суть любого счастья.

Пока мы устремляемся к любви и увеличиваем это чувство в нашей душе, мы всегда будем счаст­ливы. И это то счастье, которое у нас никто не от­нимет. И только мы сами можем отказаться от него.

 

Меня интересует такой вопрос: Я подаю на молебны за родственника, умершего 20 лет на­зад. А если его душа за это время уже воплоти­лась на Земле или в других мирах еще раз и он сейчас живет где-то? Не наношу ли я ему вред? Ведь известно, что молиться «об упокоении» жи­вых плохо. Но ведь церковь не признает перево­площений?

Самая лучшая помощь умершему родствен­нику — ваше внутреннее ощущение, ваше сохра­нение любви, ваше снятие претензий к живым и умершим. Я видел, как это помогает. Это помогает душе в любом случае! Находится ли она в других мирах или находится на Земле.

В чем смысл молитвы, когда мы молимся за ко­го-то? В том, чтобы человек ощутил в себе Божест­венное, любовь к Богу как высшую реальность. Жив он или мертв, значения не имеет! Потому что любовь к Богу лежит за пределами жизни и смерти. Здесь молитва помогает всегда, и не имеет значе­ния, где он, в каком мире.

 

Мы с другом ходим в протестантскую цер­ковь. И у меня, и у него наблюдается следую­щее: перед служением мы «чернеем», психуем, злимся, а в процессе потихоньку «просветляем­ся», успокаиваемся. Это действительно очище­ние или это иллюзия? При всем том, что я хожу в церковь, не пью, не курю, веду себя воспитанно, молюсь, имеет место сладостная тяга ко всяким мерзостям (колдовству, блуду, членовреди­тельству, злоречию).

Первоначально христианство четко и после­довательно выдержало приоритет любви над всем остальным! Во всех последующих ветвях и тече­ниях все больше логики, здравого человеческого смысла и меньше любви Божественной. Поэтому незаметная подсознательная приоритетность мора­ли, нравственности и принципов часто дает обрат­ный результат. Чем больше человек молится, ис­поведуя данное течение (не христианство, а имен­но его ответвление), живя в нем, тем больше может проявляться противоестественность жела­ний. Поэтому, я думаю, что в первую очередь нужно перечитать Библию и ощутить то, из чего появились все остальные течения. Ощутить прио­ритетность любви над всеми помыслами, желания­ми, жизнью. Может быть, тогда будет меньше противоестественных устремлений и всего осталь­ного.

 

Вы все время говорите, что надо молиться. Скажите, пожалуйста, как именно? По молитвен­нику или просто всех прощать, снимать страхи и проходить жизнь заново? И еще: когда этим лучше заниматься?

Иисус Христос дал молитву. Кажется, сочи­нять молитвы после него — кощунство. Но молит­вы появлялись и появлялись. Как это расцени­вать? Как преступление по отношению к тому, что сказал Христос? Как преступление по отношению к вере в Бога? Как отречение от главных запове­дей? Почему люди продолжают сочинять молитвы и почему им следуют?

Потому, что мы постоянно должны познавать Бога. Мы постоянно ищем Бога в себе и постоян­но ищем те слова, которые помогут ощутить Бога в себе. Поэтому главное — это не текст молитвы, а это возможность ощущения в себе вечной любви, возможность преодолеть притяжение человеческо­го счастья, возможность любить все человеческое, как своего ребенка, будь то моя жизнь, мое тело или окружающий меня мир.

У каждого человека свое время молитвы. В основном, тогда, когда сознание нам не мешает. Это бывает рано утром, это бывает тогда, когда мы отрешились от всего и смогли найти время и место для этого, это бывает тогда, когда нам очень хочется молитвы. Поэтому я не могу жестко что-то определять. Когда человек постоянно устремляется к Божественному в своей душе, он имеет право сам выбирать, где и когда молиться, и как.

 

Вы говорили, что если у человека большая энергия Божественной любви, то с человеком могут происходить любые чудеса, к примеру, отрастать части тела, нормализоваться работа органов, и многое другое.

Если у ящерицы отрастает хвост, значит, в природе существует механизм регенерации частей тела. Вопрос, почему это не работает у осталь­ных... Если это применять к человеку, то здесь очень просто. Неуязвимость нашего тела, регене­рация всех органов — это остановка развития, его прекращение. Человек теряет ответственность пе­ред природой.

Представьте, что вы едете на машине, на кото­рой, чтобы вы ни делали, никогда не произойдет ничего, что может привести к вашей гибели. Тогда вы начнете убивать всех вокруг себя. То есть по­вышенная защищенность — это остановка разви­тия. Когда мы научимся развиваться и преодоле­вать свою защищенность, тогда нам, наверное, не нужна будет такая беззащитность. Мы не готовы к изменениям. Наше мировоззрение, наша кон­центрация на любви пока ничтожна для того, что­бы мы прикоснулись к каким-то истинам, которые позволят потом изменить окружающий мир по-настоящему. Так что опять же возвращаемся к любви и к собственным изменениям.

 

Могут ли люди, любящие друг друга — мужчи­на и женщина, — на расстоянии чувствовать друг друга, посылать друг другу незримые сигналы, что-то вроде телепатии?

Все близкие люди постоянно связаны друг с другом. Они постоянно обмениваются информа­цией на уровне подсознания. Они общаются на тонком плане гораздо активнее, чем на плане внешнем. Я много раз смотрел ситуации, когда юноша первый раз подходит к девушке и знако­мится. Если она ему суждена, то внутренний диа­лог между ними шел несколько лет, и все уже было решено на тонком плане. Внутренний мир, которого мы не видим, работает гораздо напря­женней и активней, чем внешний. Не только лю­бящие друг друга, но и просто родственники, ино­гда незнакомые люди все равно обмениваются ин­формацией.

Все, что с нами происходит на поверхности, давно произошло на тонком плане.

 

После прочтения Ваших книг и работы над со­бой мое здоровье стало гораздо лучше, целый месяц меня не покидало чувство тепла и любви, не было сожалений и страхов. А через месяц вдруг из меня полез «негатив», со здоровьем стало резко хуже, и даже появились болячки, ко­торых не было.

Еще раз повторяю для всех: для меня зани­маться бесполезной работой мучительно больно. Я в книгах пишу, что очищение идет поэтапно: прошел первый пласт — лично вы, потом ваши дети или прошлые жизни и т. д. Жизнь — это синусоида. Это вполне естествен­но, не может быть сразу мгновенного очищения по всем слоям. Мы к этому не готовы.

 

Как Вы относитесь к системе Рэйки? Некото­рые положения этой системы перекликаются с той информацией, которую Вы даете в своих книгах, например, невозможность избавиться от болезни без изменения отношения к жизни са­мого больного. Действительно ли Рэйки позво­ляет излечить любую болезнь?

Когда я стал работать с тонкими планами, я увидел, что у пациентов, пытающихся работать по системе Рэйки, начинаются проблемы. Когда на­чинаешь, весьма неплохо, но, уходя дальше, появ­ляются проблемы. Я диагностировал женщину с великолепным полем, которая живет по системе Иванова, но у ее детей была просто катастрофа, то есть человек приводит себя в порядок, где-то немного силовым методом, а глубинного измене­ния не происходит, и на детей это влияет очень пагубно.

Так что система Рэйки, с моей точки зрения, не избавлена от недостатков. Но она наносит гораздо меньше вреда, чем другие системы лечения, где непосредственно человек накачивает своей энер­гией другого, хотя кто знает, лучше это или хуже. Иногда внешние непроявленные минусы потом вылезают достаточно большими проблемами.

 

Вы в книгах говорите о карме, реинкарнации и пр. В ответах на вопросы Вы отсылаете людей к Библии как к первоисточнику. Я читаю Библию и не нахожу ни одного факта.

Восточный тип мышления признает инкар­нации, потому что он работает на тонких планах, западный тип мышления всегда отказывался от этого, потому что идет концентрация на матери­альной, внешней стороне. Отрицание инкарнации связано с тем, что христианство появилось в евро­пейской части планеты, ближе к европейской, с тем, что здесь больше присутствует западный тип мышления. Я слышал о том, что в первоначаль­ных текстах Библии, не подвергавшихся коррек­ции со стороны Вселенских соборов, присутство­вало понятие инкарнации.

Для меня тема инкарнации — это рабочий мо­мент, который помогает многое объяснить, кото­рый реально работает и который я как диагност вижу. Если будет информация противоположная, я ее также сообщу.

От целительства я не отошел, но чем на более глубокие планы я выхожу, тем опаснее становится воздействие, связанное с управлением; здесь мне нужно более масштабно привести себя в порядок. То есть я считаю, что для более масштабной помо­щи другим я не готов по характеру, мировоззре­нию, и в первую очередь мне нужно решить проб­лему, связанную с самим собой; но прием у меня продолжается, хотя здесь я стараюсь не перебар­щивать.

 

Скажите, а почему монашеская одежда длин­нополая (как у мужчин, так и у женщин), какой смысл несет одежда священника? Как вообще одежда, ее форма, цвет, может быть, ткань влия­ют на человека?

Я думаю, что одежда у священников пред­назначена для преодоления главных моментов че­ловеческого счастья, в первую очередь — темы желаний. Черный цвет — это отказ от чего-то, длинная одежда — это скрытие тела, то есть скрытие желаний, просторная одежда — это так­же скрытие тела и желаний. То есть одежда свя­щенника помогает отключиться от человеческого аспекта и легче работать с Божественным, но одежда должна и подчеркивать красоту человека и чувственность его, потому что без размаха жела­ний мы не сможем развиваться. Мы должны уве­личивать размах желаний, но и одновременно уметь преодолевать его, если нет сил преодоле­вать — надо менять одежду.

 

Что есть Божественная любовь? Божествен­ная энергия + Божественная информация или что-то еще?

Любовь пребывает над сознанием, поэтому, когда мы пытаемся расчленить ее, анализировать, ставить плюсы или минусы, это в принципе похо­же на дьяволизм. Поэтому, я думаю, не стоит спрашивать, что такое Божественная любовь.

 

Как можно внутренне поменять себя, понять умом можно все, как это осознать, сделать из­менения внутренними без усилий ума?

Сначала нужно все понять умом, все осо­знать. Потом нужно отбросить ум и осознание, перестать анализировать, сравнивать, оценивать и уйти в чувства.

Я на лекции говорил, что мысли должны пре­вратиться в чувства, а все чувства должны превра­титься в одно — чувство любви!

Желаю вам успеха на этом пути!

 

Вы говорите, что главное в человеке — его внутреннее состояние, что главное при любых неудачах, потерях, разочарованиях — всегда со­хранять чувство любви, сопротивляясь при этом внешне как угодно. Разъясните.

Чем больше в душе любви и внутренней гармонии, тем меньше нужно жестко отвечать снаружи, ибо наше состояние определяет внеш­нюю ситуацию. Жесткий ответ снаружи подра­зумевает недостаточное количество любви в ду­ше, и в этом плане защита необходима так же, как костыли человеку, который не может хо­дить, но, когда он научился ходить, ему они больше не нужны.

Если вы не можете отвечать снаружи грубо, значит, под слоем добродушия внутри у вас огромная агрессия, и если вы начнете внешне от­вечать жестко, то тогда вы развалите свою душу. Зажим в плане отношений с другими людьми, ско­рее всего, говорит о том, что внутренняя, глубин­ная агрессия у вас весьма большая.

Если я не сопротивляюсь другому человеку, то это может восприниматься как слабость или тру­сость, но если монах не сопротивляется другому человеку — это воспринимается как подвиг.

Поэтому если вы молитесь и показываете, что не из-за боязни уступаете, а потому, что вы соот­ветствуете библейским принципам, то вас не будут унижать, так как невозможно унизить человека, который вышел за пределы человеческого и имеет точку опоры на Божественном.

Как говорили раньше, мудреца невозможно оскорбить или унизить. Я думаю, это понятно.

 

Огорчает тот факт, что апеллируя к восточной философии, Вы не хотите признавать Кришну как Верховную личность Бога. Моя голубая меч­та, что Вы прочтете «Бхагават-Гиту», «Нектар преданности» и дадите свой комментарий к ним, чем обновите это замечательное движение Сознания Кришны — Сознания Бога с его чисты­ми традициями и устремлениями.

Я читал «Бхагават-Гиту» и могу сказать, что это великолепное произведение, которое многое мне дало, и то, что сказано в ней, впоследствии говорилось в других мировых религиях, и индий­ская философия создала тот пласт культуры, и колоссальный причем, который использовали многие религии. Но, скажем, есть Библия, есть христианство, затем есть христианство, которое распалось на две ветви, далеко не совпадающие друг с другом. Потом есть огромное количество сект, течений и т. д., и появляются все новые, ко­торые утверждают, что они исходят непосред­ственно из Библии, и в этих сектах и течениях да­леко не благополучно. Поэтому, когда человек говорит, что он исходит из Библии или из «Бхага- ват-Гиты», то это еще не гарантирует, что этот че­ловек полностью понял суть того, чему он пытает­ся следовать.

У меня был на приеме кришнаит, которому по моей диагностике, осталось мало жить, — любовь к Богу незаметно для него перешла в концентра­цию на духовности. Духовность — это будущее. Зависимость от духовности — это зависимость от будущего, агрессия к будущему и его потеря.

Поэтому я считаю, что очищение должно про­исходить через возврат к первоисточникам. Дело в том, что любовь к Богу рождает желание, масштаб желания рождает всю человеческую деятельность, а когда человек говорит, что он будет повторять только имя Бога и любить его, отказываясь от остального, это все равно, что он хочет оставить голову и отрезать тело, которое больше не нужно. Есть голова, есть мозг, есть кишечник, который переваривает, есть руки, есть ноги, есть различ­ные ступени развития и существования. И отсе­кать вторичное ради первичного — это уподоб­ляться матери, отрекающейся от своих детей.

В какой-то степени кришнаизм помогает ре­шить проблемы, но дальше идет увлечение по­верхностными формами и отсутствие внутренних изменений со всеми вытекающими проблемами.

 

Сколько будет продолжаться такое состоя­ние — с отсутствием видения и понимания — у деятелей так называемых «традиционных» рели­гий? Полезны ли результаты их мероприятий, проводимых вслепую, механистично. Вы пише­те, что коммунизм — это система без обратной связи, а не обстоит ли дело так же и с религия­ми? Наш народ не заслужил, что ли, таких свя­щенников, которые не сдавали бы нас на ми­лость материалистов при малейшей трудности ситуации, признаваясь в своей некомпетентно­сти? И почему Ваш или подобные методы не подлежат массовому распространению?

Любой священник — это человек, который по своей работе должен помогать людям обрести Божественное. Это его работа. У каждого из нас, живущих на Земле, есть свои проблемы и слабо­сти. Если мы в любой религии видим отрицатель­ное, видим ее слабости, то это похоже на то, как ребенок обвиняет или пытается отречься от своих родителей. Современная культура и современная цивилизация не могли появиться без мировых ре­лигий. Именно мировые религии дали нам пони­мание высших истин. И поскольку было не так уж много людей, прикоснувшихся к этим высшим ис­тинам, появилась система без обратной связи. Но изначально информация была огромной и даже без обратной связи система блестяще работала и работает поныне. Потому что самая большая опас­ность системы без обратной связи, когда она исхо­дит из человеческого.

Божественное не страдает, когда нет обратной связи. Страдает человеческое. Божественные ис­тины без обратной связи живут, человеческие по­гибают.

Поэтому попробуйте отнестись к священнику не с точки зрения логики человеческой, скрупулезно выискивая его недостатки и недостатки в религии. Попробуйте почувствовать, какую огромную роль сыграла религия в спасении каждого человека и все­го человечества. Тот же священник, каким бы он ни был, помогает вам ощутить любовь к Богу, помогает вам прощать, потому что он исполняет библейские заповеди. Если он где-то ошибется или оступится, это не самое страшное.

Самое страшное, когда вы слишком большое внимание будете уделять его промахам и забудете о главной его функции — передать ощущение любви и прощения каждому, которое исходит от того, кто создал христианство.

Сейчас наступает то время, когда мы должны со­единяться в любви, а не в претензиях. Вам доста­точно тяжело переключиться с обвинения, осуж­дения и отречения своих корней и перейти к любви. Попробуйте это!

 

Самое удивительное и замечательное, что почти все после прочтения Ваших книг обраща­ются к Богу. Во всех книгах есть выражение «знак смерти», «иероглиф смерти». Где-то упо­минается ромб. Объясните, пожалуйста, как вы­глядит этот символ, даже если это Ваше субъек­тивное видение.

Я думаю, это неудивительно — обращение к Богу после прочтения моих книг, раньше обра­щение к Богу было роскошью, это было уделом избранных, и человек не знал, для чего ему нужно обращаться к Богу. Мои книги не просто предла­гают или объясняют, они доказывают, что без любви к Богу жить и развиваться невозможно, особенно когда речь идет о переходе на какие-то высокие ступени. Если все предыдущие авторы, говоря на эту тему, предлагали или делились опы­том, я своими исследованиями сумел доказать. То есть, если раньше человек выбирал, то сейчас, с моей точки зрения, просто нет выбора, есть толь­ко один путь — к любви и к Богу. А остальное есть разрушение и распад. И тела, и души. Как выглядит символ смерти, не имеет значения про­сто потому, что, когда человек уже идет к Богу, я думаю, можно не интересоваться, как выглядят неприятности, происходящие с нами. Это уже детали.

 

Может ли мусульманин любить одновремен­но и Бога и Аллаха?

Все люди различны на внешнем плане — от­личаются и место проживания, и национальность, и вероисповедание. Чем глубже мы уходим в тон­кие планы, тем меньше видим различий между людьми. И еще чуть дальше — оказывается, мы все едины на тонком плане. И там нет ни нацио­нальностей, ни вероисповеданий. Насколько мень­ше в нашей любви страхов, сомнений, зависти, осуждения и обид — настолько ближе мы к Богу. И все наши представления о Боге, поскольку они связаны с нашими телом и сознанием, никогда не будут точны. Здесь лучшей моделью является та, которая уходит за пределы сознания и желаний. В последнее время все больше людей не только понимают, но и чувствуют, что Бог и есть любовь.

 

Для тех, чья профессиональная деятельность нацелена в основном на спасение тела, психики (медицина, создание лекарств), в чем смысл этой деятельности? Работать творчески здесь не грех?

Есть две точки зрения на лечение болезни. Восточная: болезнь — это карма человека, он должен ее отработать, лечить ее нельзя. Западная:нужно лечить любую болезнь и лю­бого человека.

Восточная отметает понятие тела, все это иллю­зия, нужно заботиться только о душе, тогда бо­лезнь пройдет. Западная говорит о том, что душа это иллюзия. Нужно заботиться о теле и устра­нять все болезни.

Религиозные люди говорили: если Бог дал бо­лезнь, ее лечить нельзя. Атеисты говорили: по­скольку Бога нет, болезни нужно лечить. Время показало, что правы и те и другие. Тело переходит в душу и душа переходит в тело. Когда человек соблюдает пост, воздержанием, физическими на­грузками, работая над телом, он оказывает благо­творное действие на свою душу. И наоборот. Гар­мония развития состоит в том, что всегда была ме­дицина, которая заботилась о теле; наука, которая заботилась о духе, и религия, которая заботилась о душе. Сейчас религия, наука и медицина сбли­жаются все теснее, не противопоставляя себя друг другу, а помогая. Медицина становится ущербной, когда она жестко исходит из приоритета тела и от­рицает существование души. И симптоматическая медицина, цель которой — уничтожить внешние признаки болезни, сейчас начинает себя изживать. На Западе говорили: в здоровом теле — здоровый дух. На Востоке: при здоровом духе — здоровое тело. Попытка оторвать душу от тела или наобо­рот в конечном счете тормозит развитие. Но по­скольку наша душа живет гораздо дольше тела, приоритетность выздоровления души, когда речь идет о болезнях, я считаю, должна сохраняться. Если человек не вылечит болезнь своего тела, то это может благотворно сказаться и на его душе, и на судьбе его потомков. Если же он не вылечит свою душу, ничего положительного ни для него, ни для его потомков ожидать не приходится. Ко­гда современная медицина пересмотрит свои пред­ставления о человеке, то помощь телу перестанет быть самоцелью, — может быть, появится меди­цинский кодекс, указывающий, в каких случаях, в какой степени, как долго можно помогать телу, а в каких ситуациях этого делать будет нельзя, по­скольку это может повредить душе. Я для себя этот вопрос решил, назвав свою книгу «Диагно­стика кармы». Можно или нельзя помогать чело­веку, которому свыше даны испытания? Помогать можно, но нужно это делать правильно.

 

С.Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Книга восьмая. Диалог с читателями», 2011 г.

Подробнее о книге

 

 

Поделиться в соц. cетях!07.11.2018 07:32