На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Цель и смысл жизни

отрывок из книги «Диагностика кармы. Любовь»

 

dk-3

 

Я привык считать, что получение новой информации приходит как неожиданный подарок. На человека снизошло озарение, одному повезло больше, другому меньше. Во всяком случае, так я раньше читал в книгах. Оказалось, что новая информация всегда приходит с болью и мучением. Она приходит как сила зла и как разрушение.

Если не возникает озлобление, человек сохраняет любовь, тогда испытание пройдено и тогда второй этап усвоения информации протекает легко. И вот он-то и воспринимается как озарение, новая идея. Только потом я понял, в чем дело... И потом я стал объяснять пациентам: "Основная конструкция мира — это любовь".

Вселенная является результатом взаимодействия трех сущностей: одна созидает, вторая разрушает, а третья стабилизирует. Силы хаоса, или разрушения, есть более высокий порядок. Значит, в нем сокрыта большая любовь к Богу. Поэтому если в ответ на разрушение мы увеличиваем количество любви в душе, то разрушение становится созиданием. Внутренняя ненависть к разрушениям есть нежелание развиваться дальше. Поэтому, чем больше любви к Богу мы испытываем при неприятностях, тем глубже мы познаем все созданное Богом.

Один из самых серьезных этапов моего познания начался в конце 1994 года. Я почувствовал, что начинаю терять контроль над ситуацией. Я работал по разработанной мной схеме. Есть земное, есть Божественное. Зацепка за земное рождает агрессию, а затем несчастья и болезни. И я объяснял пациентам, почему Моисей убивал тех, кто молился золотому тельцу. Моисей пытался остановить тех, для кого деньги и Бог были одним. Я говорил: вот земное, а вот духовное и Божественное. Духовное и Божественное были для меня одним и тем же. Как только концепция земного была оформлена полностью, и я решил, что вторую книгу можно выпускать, со мной начали происходить странные вещи.

Во-первых, резко увеличилось количество больных, которым я не мог помочь. Меня начали подводить и обманывать самым неожиданным образом. Я писал об этом во второй книге. Причем эта волна нарастала.

Я хотел помочь одному человеку. Он мне жал руку и был очень благодарен. Потом выяснилось, что в это же время он со своим приятелем разрабатывал планы, как отнять у меня побольше денег.

Если бы это был просто обман, я бы его принял легко, но меня предал человек, которому я доверял и хотел помочь. Моя система не давала ответа, почему это произошло. Все определено Богом, и я чувствовал, что эта дикая, нелепая история для чего-то нужна.

Но для чего, я понять был не в силах. Единственное, что я мог сделать, это снять обиды и претензии к этим людям. Я сделал это достаточно быстро. Сложнее было снять отречение от любви к предавшим.

Неплохо, думал я, меня предали, а я должен любить их. Я это сумел преодолеть, и мои претензии исчезли полностью, но не исчезли проблемы. Через некоторое время левые колеса моего "Москвича" попадают сначала в песок, а потом в лужу с грязью.

Машину вышвыривает на тротуар, и она вскользь проходит между деревьями. Теряя сначала левое, а затем правое крыло. Если б машина не ударялась крыльями, а произошел бы лобовой удар, на моем месте оказался бы мотор машины. Но все это было мелкими неприятностями. Самое тяжелое для меня — это видеть, когда у какого-нибудь пациента система, отточенная до предела, не давала результата. Ощущение, что человек тонет, а вместо того, чтобы спасти его, машешь ему рукой с берега.

Я помню один случай. Ко мне пришел пациент, который был физически здоров, но на уровне поля начинались большие проблемы.

— Ваша душа зацеплена за деньги и благополучную судьбу, — объяснял я ему. — Ваша подсознательная агрессия превышает смертельный уровень, т.е. мина замедленного действия, которая сидит в Вас, может взорваться. Вам нужно молиться не на земное, а на духовное и Божественное.

Он мне поверил, его состояние начало улучшаться, но потом произошло неожиданное.

— Я бросил работу, — рассказывал он мне, — у меня нет желания работать. Меня все земное как-то перестало интересовать.

— Не волнуйтесь, это скоро пройдет, — объяснял я. — Сначала происходит отторжение от земного, появляется равнодушие к нему, а потом человек возвращается к земному счастью, наслаждается им, но не зацеплен за него.

Но он не возвращался. Он уходил все дальше и дальше, а я ничего не мог сделать. Его жена звонила мне и со слезами умоляла помочь.

— Я опасаюсь за психику мужа, — говорила она, — он везде повесил кресты и иконы, перестал общаться с друзьями и родственниками. Что ему ни скажу, он меня просто не слышит.

И вот я опять разговариваю с пациентом. Я объясняю ему, что пора возвращаться к земному. Но у него не получается.

— Вы знаете, я стал терять интерес к женщинам и к жизни вообще, — рассказывал он мне.

Конечно, это можно было списать на особенности личности пациента. Но я чувствовал, что все это связано с той волной, которая поднялась и которую я не могу остановить. Значит, вторую книгу выпускать нельзя. Что-то есть незаконченное в информации, которую я даю. Я как никто знаю, какое мощное воздействие оказывает информация, изложенная в книге. А в это время книжный рынок наводнялся пиратскими подделками, в которых писалось такое, что у читателей "волосы дыбом вставали", и все думали, что это написал я. Мне предлагали выпустить вторую книгу по частям, чтобы хоть как-то остановить беспредел на книжном рынке, но я не мог рисковать. Более того, читатели прочли не вторую, а третью книгу. Реальная вторая книга была написана в 1993 году. Я взял из нее один случай, а остальное выбросил в корзину. И начал писать книгу заново. Мне не хотелось, чтобы вторая книга была разжевыванием или повторением первой. Поэтому и возникло ощущение резкого рывка во второй. "Как будто писал другой человек", признавались читатели.

За всей этой суетой я, честно, видел одно: моя система несовершенная, но пути назад уже нет, а впереди стена, преодолеть которую я не могу. Я бы ее и не преодолел, если б не знал, насколько важны исследования для тех, кто скоро будет болеть и умирать, не понимая, за что это и в чем дело.

Сейчас не помню, как в деталях это произошло, но шаг за шагом идя вперед, я постепенно понимал, в чем моя ошибка. До меня стало доходить, что духовность и Бог — это разные вещи, что способности и интеллект — это первый слой духовного, что в основе этого лежат более тонкие слои. Нравственность, порядочность, справедливость, мораль, идеалы. Круглосуточно пытаясь разрешить ситуацию, я приходил к пониманию того, что духовное — это гораздо большая ценность, чем земное, материальное. Но желание духовное сделать целью — это еще большее отречение от Бога.

 

***

Итак, я написал вторую книгу, в ней я пошел дальше, пытаясь развить свою концепцию. В первой книге все было очень просто: есть агрессия — есть болезнь. Убрал агрессию — ушла болезнь. Во второй книге попытался узнать, откуда приходит агрессия. В результате пришел к выводу: неверная система приоритетов рождает агрессию. Слишком сильная привязанность к земным ценностям, желание сделать их целью и смыслом жизни неизбежно приводили к накоплению агрессии. Это означало, что Бога нужно любить больше, чем все земное. Потом я осознал, что мои открытия не новы. Все это можно было прочесть в Библии. Не только в Библии, но и в индийских философских источниках говорилось то же самое. Слишком сильная привязанность к земному рождает страсти, а страсти приводят к болезням. Я понял, что я заново прохожу путь, который пройден до меня. Но поскольку я не зависел ни от каких источников, не отказывался ни от каких исследований, я мог двигаться дальше. Ислам, христианство, иудаизм возникли позже индийской религии и философии. У меня было ощущение, что пройдя ключевые моменты этих религий, обобщив их, я пойду не только к индийской философии и религии, но буду вынужден заниматься духовными практиками. Но перед этим мне нужно с точки зрения своей системы понять, почему в индийской мифологии Бог созидатель, почему эта Вселенная объявлена иллюзией и любить ее нет смысла. Реальность пододвигала меня к этому гораздо быстрее, чем я думал.

Когда я заканчивал вторую книгу, моя система представлений о мире резко изменилась. Я твердо знал и на сотнях фактов доказывал, что земные ценности это не Бог и молиться на них нельзя. Но для меня духовность и Бог сливались воедино. Мучительным переосмыслением я успел остановить драму, которая могла разыграться в ближайшем будущем. Оказалось, что духовные ценности тоже не могут быть целью и смыслом жизни. И когда душа привязывается к ним, агрессия вспыхивает еще в большем масштабе и с большей силой. Я успел внести понятое мной во вторую книгу и был уверен, что этого достаточно, что теперь бешеная гонка может остановиться и несколько лет я могу посвятить свободным исследованиям. Тем более возникла интересная тема, она была связана со временем. Я чувствовал, что за этим многое стоит.

Что такое время? Почему оно неразрывно связано с пространством и материей? Время это всегда какая-то протяженность, значит, оно связано с особенностями пространства. Если пространство сжать в точку, то сожмется в точку и вещество, и тогда сожмется и остановится время. Вещество, пространство — это устойчивые информационные группировки. Следовательно, при сжатии пространства и материи прессуется и информация — это с одной стороны, а с другой стороны — уплотнение информации должно приводить к сжатию пространства и остановке времени. Чем выше плотность информации, тем медленнее должно течь время.

Человек как информационная система может влиять на пространственно-временные характеристики вокруг себя. Если отследить особенности влияния времени на функции человеческого организма и обратную связь, соответственно, можно выйти на новые истины.

Значит, следует начать с элементарной вещи — посмотреть, что ускоряет, а что замедляет старение человека. Факт общеизвестный, что сильное переживание может вызвать резкое старение.

Следовательно, неумение пережить стресс ускоряет временные процессы, и вроде бы ускорение времени — это однозначно плохо, но я помню любопытный разговор с одной девушкой: "Когда возникает какая-то опасная ситуация, и я чего-то боюсь, я ускоряю внутри себя время. И мне тогда гораздо легче контролировать ситуацию, но тогда месячные у меня начинаются на несколько дней раньше". Я вспомнил, что в критических ситуациях у многих людей происходит ускорение внутренних процессов, и все кажется замедленным. Часто это помогает спасти жизнь. Но одновременно я заметил, что при нарушении высших законов человек начинает стареть быстрее. Если есть агрессия ко времени, ускорение старения идет очень быстро и сопровождается болезнями. Сожаление о прошлом является прямой агрессией по отношению ко времени и дает тяжелейшие заболевания. Боязнь будущего также. Но внутренняя агрессия не обязательно приводит к быстрому старению, здесь прямой связи нет.

Я помню одну пациентку, которой пытался помочь в 1982 году. Я тогда еще принимал в поликлинике на Невском проспекте.

Худенькая женщина лет 55-58 рассказывала о своих проблемах. Я спокойно без особых эмоций ее слушал. Но когда она показала свою фотографию, я был шокирован. На самом деле ей было меньше 40 лет. Разница между двумя фотографиями, которые она мне показала, составляла 2 года. На одной была цветущая, очень красивая женщина, на другой, сделанной через два года фотографии, я видел лицо бабушки или, в лучшем случае, лицо ее матери.

— У вас огромная агрессия ко времени, — говорю я ей, — и причина того, что с Вами произошло, кроется в том периоде, когда Вам было 18-20 лет.

Она мучительно пыталась вспомнить события, которые происходили в то время. Но ничего особенного вспомнить не могла.

— Перед тем как постареть, я чувствовала, что энергия вытекает из солнечного сплетения, — рассказывала она. — И почему-то вспыхнуло влечение к мужчинам, желание любви.

Тогда я просто видел связь агрессии с болезнью, пытался найти причину не только в ней, но и в ее предках по женской линии. Но сколько я ни бился, как она ни старалась, ничего не произошло. Я часто возвращался к этому случаю, по мере того, как рос мой опыт и мои знания. Когда я заканчивал вторую книгу и кроме земных ценностей, нащупал духовные, то я бы ее случай охарактеризовал как блокировку невероятной ревнивости. Ее ревность была выше обычного уровня в 90 раз. Выжить в такой ситуации ни эта женщина, ни ее муж теоретически не могли.

Резкое старение заблокировало ревность. Но каким образом ревность связана с ускорением времени, я понять не мог.

В последние месяцы мне все чаще попадались случаи, когда человек был зацеплен за время. Если он при оскорблении высших чувств любви и благородства проявлял агрессию, то он зацеплялся за время. То есть нарушение высших законов приводит к ускорению времени, и, вероятно, в душе этой женщины происходило сильнейшее нарушение высших законов, и оно было связано с ревностью.

К этой теме я вернулся осенью 1995 года, у меня на пальцах ног стала болеть и терять чувствительность кожа. Судя по динамике процесса, вскоре я мог остаться без ног. Вдобавок зрение стало резко ухудшаться, появилась дальнозоркость, которой раньше не было. Я думал, что это возрастное, и особенно не волновался, но у тех, кто находился радом со мной, стали происходить странные вещи со зрением. Тогда я понял, что накатывает какая-то опасная волна, но ничего поделать не мог.

Первые проблемы возникли у меня, когда я попытался помочь раковому больному.

— Причина Вашей болезни — ревность, — объяснял я ему. — Вы зацеплены за любимого человека и за отношения с ним. Молитесь, чтобы любовь к Богу была для Вас высшим счастьем.

Но как он ни работал, его ревность уменьшалась очень медленно.

— Вы знаете, — объяснял я ему, — чтобы быть здоровым, нужно понять, что все существующие системы ценностей — это только средства для любви к Богу. В нашей Вселенной есть материя, есть пространство, есть время. Соответственно материи существуют земные ценности. Соответственно пространству существуют духовные ценности. Ваша зацепленность за духовные ценности подпитывается третьим звеном, оно связано с третьей системой ценностей — со временем. Это любовь к любимому человеку и окружающему миру. Для Вас любовь к любимому человеку и окружающему миру является абсолютной ценностью. Вы начинаете зависеть от Вашей любви, а это рождает агрессию. Мы зависим от цели и подпитываемся целью, если наша цель — Бог, то мы развиваемся гармонично, а все святые чувства ко всему созданному Богом не могут быть целью. Молитесь, чтобы для Вас любовь к людям и к миру была средством для любви к Богу.

У меня было ощущение, что я нащупал главное, и теперь он выкарабкается. То, что я еще недавно считал несущественным, "какие-то" зацепки за время, вдруг резко выросло в серьезную проблему, заслоняющую другие.

— Разве любовь к людям это плохо? — удивленно спросила пациентка.

Любовь к людям это прекрасно, объяснял я. Но как только она становится самоцелью, она превращается в свою противоположность — ненависть.

Благообразный молодой человек с бородой и в очках, на вид ученый-филолог. Его приговорили к расстрелу, а потом этот приговор заменили пожизненным заключением. Он убил женщину, а затем изнасиловал и убил ее девятилетнюю дочь. По диагностике он не зацеплен ни за духовные, ни за земные ценности. Он зацеплен за любовь к людям. И вот он теряет ее, становясь насильником и убийцей. Соответственно, у его жертв аналогичные программы. Поэтому прирастать душе нельзя ни к чему. Когда человек периодически отталкивается от денег — это лечит его. Когда человек периодически отталкивается от духовности — это тоже лечит его. Если при этом он устремляется к Богу — это лечит его вдвойне. Я слышал, что Серафим Соровский долго не мог избавиться от сквернословия, он чувствовал, что духовные ценности не должны быть незыблемыми. Периодически человек должен отталкиваться от любви к людям и идти к Богу. Я понял, почему существуют садистские или циничные анекдоты. Почему люди во время полового акта иногда ругаются матом. Я всегда говорил пациентам, что искренность не позволяет агрессии пройти в душу и таким образом избавляет ее от болезни.

Оказалось, что еще одним великолепным средством является юмор.

Юмор неотступно разрушает наши стереотипы и не оставляет незыблемой ни одну святыню. Откровенные издевательские шутки народных театров лечили гораздо лучше любых лекарств.

Подведем итоги. В конце 1995 года я решил, что все главные ценности в нашей Вселенной можно преодолеть. За пределами времени и пространства находится Бог. Значит, выйдя за пределы времени, пространства и материи, мы не будем болеть. Материя — это часть Бога, и в ней есть порция любви. Пространство это тоже часть Бога, и в ней порция любви большая. Поэтом вакуум рождает вещество или, проще говоря, дух рождает материю. Во времени еще большая порция любви, поэтому время рождает пространство и материю. Я думал, что система моих исследований завершена, но резкий поворот событий показал, что это не так.

Начнем с того, что мое состояние на тонком уровне, которое я все время контролирую, к концу года стало резко ухудшаться. В обычном режиме я должен был бы погибнуть в конце ноября — начале декабря. Выходил какой-то новый пласт, при встрече с которым я был бессилен. Самое интересное, что в начале декабря начали раздаваться звонки, и люди спрашивали, когда состоятся мои похороны.

— Знаете, — рассказывала женщина, — я хожу на курсы экстрасенсорики, и наш руководитель сказал, что Лазарев умер. Я бы хотела сходить на его похороны, почтить его память.

Через несколько дней еще звонок. Звонил целитель с Севера.

— Передайте Лазареву, чтобы оставил все дела и приезжал ко мне, я могу спасти его от смерти. Скоро все будут умирать от страшной болезни. Лазарев заболеет и умрет первым. Но он много хорошего сделал людям, и мне хочется его спасти.

— Действительно, собирайся и поезжай, — сказал мне приятель. — Ты сам говорил, что можешь умереть в это время, и именно сейчас начинаются звонки с той же информацией. Я сегодня куплю тебе билет, отправляйся к этому целителю.

Все это слишком походило на правду. Я его успокаиваю:

— Представь, что все, что сказал тот человек, правда. Я поеду к нему и вылечусь. А что тогда делать остальным? Вот если я начну умирать, и с помощью своего метода найду выход, то тогда я смогу помочь миллионам, так что торопиться с отъездом не будем.

Я звоню пациентке и интересуюсь ее самочувствием.

— Мне стало хуже, — говорит она, — хотя все время молилась.

— Как Вы молились?

— Ну, я просила прощения за свою духовность.

— Да не за духовность нужно просить прощения, — ору я в трубку. — А за то, что Вы зацепились за нее, сделали ее целью.

Деньги, материальные блага — это счастье, и к нему нужно стремиться. Но их нельзя делать целью и смыслом жизни, это вредно и для души и для тела. Духовность — это еще большее счастье, это то, что делает человека человеком. Но она еще большее несчастье, если ее делать целью и смыслом жизни. Цель и смысл жизни — любовь к Богу, соединение с ним. Неправильная молитва не только не поможет, но и нанесет вред. Болезнь — это следствие накопившейся агрессии. А агрессия — это следствие ложной системы ценностей. Как только человек делает целью и смыслом жизни что-либо, кроме Бога, в душе начинает накапливаться агрессия, ведущая к несчастьям, болезням и смертям.

 

С.Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Любовь», Книга 3

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!12.10.2018 08:54