Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.

Это я Тобою недоволен
(конкурс «Моя практика)

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!
Спасибо Вам за всё!
Вот некоторые, самые важные "открытия" из моего опыта за последние годы, помогающие в работе над собой.
Пожалуй, главный негативный момент у меня внутри – накопленное по роду большое недовольство. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

Воспитание чувств

отрывок из книги «Диагностика кармы. Ступени к Божественному», Книга 6

 

dk6

 

В одной из прошлых книг я писал, как у меня чесались уши. И только в пустыне, где энергетика пространства чиста от человеческих эмоций, у меня эта проблема исчезла. Из этого можно сде­лать простой вывод: моя подсознательная, эмоци­ональная связь с окружающим миром слишком сильна. Мне, наверное, что-то нужно поменять в моем ритме жизни. Но я думал, что молиться и пе­ресматривать свою жизнь, чтобы снять эту проб­лему, вполне достаточно. Уши — это ревность. Одновременно у меня выходила подсознательная агрессия к женщинам. Я каждый раз пытался най­ти какие-то ситуации по жизни, простить и снять претензии. На какое-то время все улучшалось, а затем все начиналось сначала. Постоянные дела и заботы не позволяли серьезно заниматься собой.

Весной прошлого года неожиданно вместо ще­котания в ушах появилась боль. Она постепенно нарастала и ночью стала нестерпимой. Внутри, в правом ухе, началось воспаление и образовался желвак, из-за которого я не мог даже сжимать че­люсти. Воспаление шло с такой скоростью, что я на всякий случай приготовился к смерти. Я ле­жал, отключившись от всего и отпустив все, и мо­лился. На этот раз по-настоящему. Не мимохо­дом, как раньше. К утру исчезло и воспаление, и боль. Я обрадовался и забыл об этом. А через не­делю опять начался зуд в ушах, сначала понемно­гу, а потом по нарастающей. Мне все это надоело. Мне порекомендовали хорошего специалиста, и я отправился к нему. Доктор ничего серьезного не обнаружил, прописал мне лекарство, которое я купил в аптеке, и его надо было закапывать в уши 3 раза в день. Я это делал неделю, зуд и боли в ушах исчезли.

Удивительно, думал я, год молился и никакого результата, а здесь за несколько дней все мои проблемы снялись. Чего-то в моих иссле­дованиях не хватает. Или что-то во мне не в по­рядке.

Особого негатива, т. е. передвижения пробле­мы, я не заметил. Вроде бы уши выздоровели, а все остальное не заболело. В начале лета у меня появились проблемы эмоционального характера. Такого раньше никогда не было.

Я понимал, что это либо продолжение заболева­ния, либо мне нужно что-то основательно менять в подходе к миру. Но чтобы меняться, нужно от­страниться от действительности, порвать все свя­зи, которые притягивают нас к привычному ритму жизни. Нужно накопить энергию для таких изме­нений. А я никак не мог расстаться с привычным и все более напряженным ритмом жизни. С каж­дым новым сложным пациентом, которого я пы­тался вытянуть во что бы то ни стало, я терял огромное количество энергии.

Был еще один очень серьезный фактор. Когда мы обожествляем любимого человека и безмерно привязываемся к нему, то в первую очередь мы концентрируемся не на его теле, а на его высших духовных моментах. И тогда человек может либо погибнуть, либо заболеть. Есть еще один путь — отречение от духовных ценностей, зависимость от которых начинает возрастать. Я понял, что такое «не прошел испытание медными трубами». Сла­ва — это обожание и привязанность не одного, а очень многих людей. Она убивает незаметно, но гарантированно. Человек становится низменным, жадным, высокомерным, непорядочным, раздра­жительным и т. д. Человек пытается найти хоть какой-то противовес, чтобы выжить, усиливая концентрацию на материальном. Многие талант­ливые и известные люди умерли потому, что со­хранили свои порядочность и благородство, буду­чи прославленными.

Есть путь частичного отстранения от духовно­сти — это алкоголь или наркотики, или отказ от той деятельности, которая ведет к славе, или пол­ное уединение и нежелание ни с кем общаться, или постепенная потеря способностей, или неизле­чимые заболевания, внешне незаметные, но посто­янно отравляющие жизнь; полный развал в лич­ной жизни, гомосексуализм и т. д.

Несколько лет назад я почувствовал, как уси­ленное внимание тех, кто прочитал мои книги, начинает медленно вдавливать меня в землю. Пер­вые годы положение спасали многочисленные под­делки и сплетни вокруг моей персоны. Это охлаж­дало пыл моих поклонников и давало мне запас времени, чтобы выжить. Последние 2-3 года си­туация резко ухудшилась.

Подделки постепенно исчезли, а книги стали расходиться не только в России, но и в бывших соцстранах. Внутреннее внимание и привязан­ность все большего количества читателей давало о себе знать. Я видел, что становлюсь более раздра­жительным и все больше рискую во время приема, постепенно лишаясь своей защиты. В принципе, это был путь в могилу, только я об этом как-то не думал. Я заметил, что чисто энергетически мне становится легче, когда я уезжаю из России.

Я вспомнил свое недоумение по поводу того, что все мои попытки издать книгу за границей провалились. До меня неожиданно дошло, что из­дание книги в любой западной стране было бы ступеньками к могиле. Резкое увеличение внима­ния я бы выдержать не сумел. Все перечисленные приемы блокировки нарастающей известности ме­ня бы не спасли, я это знал. Слишком серьезная и важная информация находится в книгах. Здесь был худший вариант славы — незаметный и очень глубокий.

Раньше я был уверен, что любое упоминание о моих исследованиях будет, как минимум, только после моей смерти. Когда я стал писать книги о своих исследованиях, я думал, что известность придет лет через 10-15. Средства массовой ин­формации этот процесс значительно ускорили.

Однажды женщина рассказала мне:

  Руководство Братской ГЭС столкнулось с непонятной проблемой. Пару раз в месяц весь коллектив дружно заболевал. Некому было рабо­тать. Подключили психологов и врачей. Выясни­лось, что больничные совпадают с выходом телевизионной передачи «Бумеранг», которую все смотрели, где речь шла о моих исследованиях. Начальство распорядилось поставить на работе те­левизор, и все дружно перестали болеть.

Но ведь не все же известные и уважаемые люди страдают, когда внимание и интерес к ним сохра­няются. Да, бывают люди от природы глубинно чистые, накопившие запасы любви и отстранен­ные от человеческого по прошлым жизням. Этого запаса хватало на 5-10 лет известности, т. е. на самые опасные пики внимания. Это был тоже не мой случай. Я же в детстве постоянно болел и рис­ковал жизнью, т. е. не то что на славу, такого запаса на выживание едва хватало. Оставался единственный путь. Скорее уходить от своего че­ловеческого к Божественному «я». Как только Божественное «я» станет более реальным, чем че­ловеческое, известность меня уже не убьет.

Легко сказать, а вот как это сделать. Судя по своему эмоциональному состоянию, мне это не удавалось. Ситуация ухудшалась, и достаточно быстро. Опять встала проблема с приемом пациен­тов. Я чувствовал, что прием для меня становится опасным. Но с другой стороны, спасение могло прийти только через прием. Объясню почему.

Продвинуться вперед, понять и преобразовать мир невозможно без получения новой порции любви от Бога. Но чтобы она пришла, нужно от­дать человеческую любовь. Все мои масштабные обобщения, новые мысли приходили как резуль­тат желания помочь другим, готовность пожертво­вать собой ради любви к другому. И написание всех книг являлось продолжением того, что я го­ворил на приеме. Ни жесткая диета, ни посты, ни голодание не давали мне столько любви, сколько желание помочь и спасти других. Насколько при­ем для меня был опасен, настолько он был необхо­дим. Я нашел компромисс. Принимать за предела­ми России и вести прием 2-3 дня, чтобы помочь больным и получить информацию для написания шестой книги.

В ноябре 1998 года я полетел в Нью-Йорк. Са­мые тяжелые случаи в Америке. Привычка испо­льзовать других, нежелание чувствовать себя вто­ричным, концентрация на лидерстве дорого обхо­дятся жителям Америки. Не случайно у каждого второго депрессия, и шизофрению перестали счи­тать болезнью. Сознание деревенеет, масштабная информация входит очень туго. С такими пациен­тами очень тяжело работать, зато есть возмож­ность искать новые пути убеждения и воздей­ствия.

Я вспоминаю историю, как отбирались лучшие воины. Трехдневный переход по пустыне без кап­ли воды, а потом возможность напиться из реки. И только те, кто спокойно и с достоинством пили, отбирались как лучшие воины. Они не зависели от своих желаний, не становились их рабами. Наши чувства связывают нас с окружающей ситу­ацией. Насколько мы становимся рабами чувств, настолько мы становимся рабами ситуации и пол­ностью зависим от нее. Подчинить ситуацию и управлять ею мы уже не можем. И единственное, на что мы способны, — на обиду и ненависть внутри, которые постепенно разъедают нашу душу, судьбу и тело. Если воин не является рабом своих чувств, он в бою контролирует ситуацию подсознательно не только спереди, но и сзади, сбоку, в какие-то доли секунды двигаясь так, что это спасает ему жизнь. Появляется возможность чисто энергетически подавлять противника и реа­лизовывать свои желания. Реализуется то жела­ние, от которого не зависишь.

Первое, главное условие независимости от свое­го желания — это найти другую точку опоры. Ра­ньше люди так и делали. Унижена любовь, жела­ние создать семью, человек начинает жить рабо­той, карьерой, способностями. Но чем дальше мы идем, тем больше обобщаются все наши желания, и мы начинаем замечать, что внутри они все связа­ны и исходят из человеческой любви. И в конце концов наше бегство по нашим чувствам приводит нас в тупик, и мы понимаем, что никакой перенос с одного желания на другое не уменьшает нашей зависимости от чувств, и мы все сильнее погружа­емся в человеческое. И тогда оно начинает распа­даться. Начинаются несчастья, болезни, алкого­лизм, наркотики, извращения желаний и т. д.

Но в процессе этих поисков мы замечаем любо­пытную деталь. Бывают ситуации, при которых мы обижаемся, и нужно концентрироваться не на обиде, а на сохранении добродушия. И обида ста­новится поверхностной и быстро уходит. И доби­ваемся мы гораздо большего, когда в душе не осталось обиды. Другая ситуация заставляет нас жалеть о потерянном. А нам главное сохранить добродушие. И оказывается, насколько мы не со­жалеем о потере, настолько легче нам получить новое, и постепенно мы понимаем, что опора на добродушие позволяет нам снять зависимость от любой эмоции. И все наши желания становятся легче и светлее. И поскольку мы от них не зави­сим, они легко исполняются.

Я где-то прочитал фразу: самый сильный воин — добродушен. Я чувствовал, что это пра­вильно, но не понимал механизма. Теперь я его понял.

Идем дальше. Стабильное, глубинное доброду­шие делает нас здоровыми и счастливыми. И мы понимаем, какое это огромное счастье быть добро­душным. И мы считаем, что в основе этого чувст­ва лежит любовь к людям. Но вдруг оскорблена и предана наша любовь. Значит, и добродушие то­гда должно погибнуть. И кто-то предает свое доб­родушие, презирая и ненавидя других. Кто-то ста­рается сохранить добродушие к людям, но начи­нает ненавидеть и поедать себя. Т. е. совершается скрытое предательство добродушия. И кто-то со­храняет душевное тепло, мягкость и добродушие, когда унижена его человеческая любовь. И тогда мы понимаем, что у добродушия нечеловеческая природа. Оно исходит из Божественной любви. И тогда мы пытаемся во всем видеть проявление Божественного и концентрируемся на Божествен­ном слое наших чувств. И как бы ни колебалось человеческое, для нас главным счастьем и главной целью является сохранение и увеличение Божест­венной любви и добродушия.

Но вот этот переход от человеческого к Божест­венному у меня пока не удается. Более того, под­сознательная агрессия у меня периодически повы­шается. Выходят глубинные слои подсознатель­ных эмоций, с которыми я не могу справиться. Я вижу, как выходят моменты ревности, обид, по глубине и масштабу равные семи прошлым жиз­ням. А я могу справиться в лучшем случае с этой и с прошлой. Я, конечно, понимаю, что при пра­вильном поведении через 10, 20, 50 лет я этот не­гатив преодолею. Но если эти эмоции поднимутся разом или какая-то ситуация сильнее вдавит меня в человеческое, то в свое путешествие к другим мирам я отправлюсь гораздо раньше, чем хотелось бы, значит, мне нужно освободиться от притяже­ния сверхглубинных эмоций. А это у меня пока не получается. Ну что ж, будем работать и накапли­вать материал.

 

С.Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Книга шестая. Ступени к Божественному», 2011

Подробнее о книге

.

Поделиться в соц. cетях!24.07.2018 08:50