На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Я подменила Бога молитвой
(конкурс «Письмо, где сердце говорит»)

Добрый день, Сергей Николаевич.
Большая благодарность Вам за Ваши исследования и за то, что делитесь, несмотря на то, что не каждый понимает сразу… Решила написать про «православную» часть своей жизни, потому что сегодня наконец поняла, что Христос = Бог – это подмена, и потому что много ошибок сделала в этой теме. подробнее...

Подписка на новости



Рейтинг@Mail.ru

 

Прием

фрагмент из книги «Диагностика кармы. Преодоление чувственного счастья»

 

str-DK-7

 

Я начинал с ранней диагностики. Нужно уви­деть болезнь до того, как она набрала инерцию, распознать ее в тот момент, когда она только фор­мируется. Ультразвуковое исследование, компью­терная томография давали только органику. Это был слишком грубый уровень. Китайская диагнос­тика — исследование по Фоллю позволяли опре­делять нарушение функции. Но для меня и это был поверхностный уровень, достаточно поздний. Выход на кармические структуры позволил за много лет определить будущую болезнь. Анализ поля давал возможность прогнозировать будущее заболевание, саму возможность его появления. Увидев, как неразрывно связаны кармические структуры с судьбой, характером и мировоззрени­ем человека, я понял, что можно делать точный прогноз исходя из поведения, мировоззрения и характера человека. По мере того как мы развива­емся, значимость правильного мировоззрения воз­растает. Поскольку у меня самого скорость всех процессов высокая, время между неправильным взглядом на мир и его последствиями сокращается до минимума. Каким бы ни был гармоничным человек, неправильное мировоззрение рано или поздно убьет его или его детей. Вот почему так важно в нынешнее время развитие стратегическо­го мышления, которое прививалось человеку ми­ровыми религиями. Правильное отношение к ми­ру вырабатывается достаточно мучительно, осо­бенно когда наши эмоции тянут нас в другую сторону. И вот сейчас передо мной сидит пациент, у которого вроде бы пустячный вопрос. Он пред­ложил своей девушке поездку за границу. Они на­чали обсуждать детали этой поездки. Через неко­торое время у него заболели почки.

Поскольку я читал ваши книги и был у вас на приеме, я понял, что эти два момента связаны, и не могу отделаться от ощущения опасности.

— Я буду смотреть и по порядку все рассказы­вать, — предлагаю я. — У вашей дамы зависи­мость от чувственного уровня огромная. Вы по­мните?

— Да, вы в прошлый раз говорили мне об этом.

— Зависимость от желаний вызывает ревность. Причина такой зависимости кроется в прошлых жизнях. Вы с ней знакомы не первую жизнь, и тогда для вас удовлетворение желаний было целью, а не средством. Секс — это одна из воз­можностей испытать чувство любви. Он является средством, а для вас он был всегда целью, источ­ником наслаждения, как и для вашей дамы. По­этому на подсознательном уровне сексуальное на­слаждение для вас обоих является целью, а не средством. Семья, рождение детей — целью, а не средством. Сама жизнь и ее продолжение — цель, а не средство. Поэтому дестабилизация жизни, угроза желаниям рождают в вас агрессию, то есть вы оба внутри необычайно ревнивы. Если вы по­стоянно даете вашей спутнице только положи­тельные эмоции, ее ревность, претензии и подсо­знательная агрессия будут усиливаться. Что про­изошло в данном случае? Вы начинаете говорить об интересной поездке, которая станет источником удовольствия. Эта поездка является символом укрепления жизни, продолжения жизни. Значит, дальше должна следовать полная или частичная потеря жизни и желаний.

Как это выглядит в обычной жизни: или поезд­ка не состоится, или во время поездки заболеете и у вас будут неприятности, или вы поссоритесь с вашей дамой до или во время поездки, или после поездки заболеете и у вас пойдут неприятности. Посмотрим, как это может выглядеть.

До разговора концентрация вашей дамы на жизни и ее продолжении была на критическом уровне, во время разговора — в три раза выше опасного. Если бы поездка состоялась — в пят­надцать раз выше смертельного. Выдержать вы можете только четырехкратное увеличение уров­ня. Значит, после такой поездки вы, скорее всего, погибли бы.

— А почему я, а не моя подруга?

— Вы же вводите ее в искушение. И потом женщина для того, чтобы родить, должна концен­трироваться на продолжении жизни, и поэтому биологически у нее активнее работают системы за­щиты, унижающие жизнь. Месячные у женщи­ны — это периодический распад жизни, ее про­должение, угнетение желаний. Более заметное и активное старение, чем у мужчины, — это тоже угнетение желаний. Имея более хрупкое строение, женщина чаще подвергается унижениям. Природа заставляет женщину чаще обращаться к любви, унижая ее основные жизненные функции, и дела­ет ее более жизнеспособной.

Молодой человек сосредоточенно думает.

— Хорошо, если я умру в случае удачной поез­дки, может быть, нам лучше расстаться?

— Не могу вас порадовать. Если вы ее бросите, вы тоже умрете.

— Так что, получается, шансов у меня вы­жить нет?

— В обычной ситуации да: либо тяжелое забо­левание, либо смерть. Я недавно общался со зна­комой женщиной, она влюбилась, а потом у нее начались проблемы с любимым человеком. Она решила с ним расстаться, он чуть не погиб. Начи­нает идти к нему, с ним общаться, он унижает ее и делает ее жизнь нестерпимой. «Я умираю с ним и умираю без него, — говорит она. — Что мне делать?» В таком случае выход один — реально обращаться к Богу и начинать меняться.

Молодой человек вопросительно смотрит на меня.

— Скажите, пожалуйста, еще раз, что я должен делать?

— Первое: любая поездка должна быть для вас не целью, а средством. То есть поездка — не ис­точник наслаждения и отдыха, а возможность от­ключиться от проблем и поработать над собой. И ваша дама должна знать это. Тогда поездка не будет представлять опасность. Дальше вы должны почаще повторять, что секс для вас — это только возможность, средство накопить любовь к Богу. И если чувство любви вы не испытываете, сексом заниматься вам категорически нельзя. Вам необ­ходимы периодическое воздержание, посты и го­лодание. Мотивируйте свою старость и смерть и концентрируйтесь в этот момент на любви. Вам нужно дискредитировать значимость жизни и ее продолжение по сравнению с Божественной любо­вью. Периодическое угнетение жизни, отстране­ние от желаний должны для вас стать нормой.

— А как же тогда западное мировоззрение, где успех является главной целью?

— Как только такое мировоззрение проходит в подсознание, любое общество начинает болеть и умирать. Возьмите социализм. Главная цель — благополучное будущее, концентрация на жизни и ее продолжении. В результате — смерть десятков миллионов человек, разрушение жизней и жела­ний. Общество, которое главной своей целью про­возглашает человеческое счастье, обречено на быстрое или медленное вырождение. Законы Все­ленной одинаково работают в масштабах и челове­чества, и одного человека. Как, например, дей­ствует опытный жулик? Он обещает вам завтра большие блага, разжигает в вас концентрацию на благополучие, исполнение желаний, укрепление жизни, и насколько все это для вас становится целью, настолько все это вы должны потерять. И тогда жулик, обманывая вас, делает благое дело, ничуть не противореча в этом законам Все­ленной. Поэтому почаще повторяйте себе, что лю­бые планы на будущее, любое человеческое сча­стье всегда для вас будут средством обретения Бо­жественного.

Пациент уходит, а я погружаюсь в размышле­ния. Интересно, почки всегда были темой горды­ни, воли, способностей управления. Когда я вы­шел на диагностику аморфного времени, концент­рация на жизни и желаниях почему-то оказалась связана с почками, я это заметил на себе, а сейчас вижу это и в пациенте. Раньше тема ревности и гордыни никак не соединялась. Раньше было про­сто: почки — гордыня, поджелудочная — рев­ность, печень — и то и другое. В аморфном време­ни ревность и гордыня начинают действовать как одно целое, хотя разделение присутствует.

Я вспоминаю модель мира в китайской филосо­фии. Мужское и женское начало — инь, ян. Что­бы ощутить единство этих противоположностей, нужно выйти за пределы времени.

Пока же для этого нужно ощутить свое Божест­венное «я» более реальным, чем человеческое. Для этого человеческое должно периодически тор­мозиться, становиться прерывистым, а потом на какое-то время замереть. Если в этот момент свое Божественное «я» не ощутить, то такая остановка приведет к обычной смерти. Нужно тщательно от­работать детали такого перехода. Жизнь и ее про­должение неразрывно связаны, для мужчины женщина является символом продолжения жизни, поэтому неснятые претензии, ревность, обиды за­цепляют нас за жизнь и не позволяют преодолеть зависимость от нее. Я раньше не мог понять, как рождается ревность, что является первым толч­ком. Происходит следующее: скажем, женщине нужна от мужчины порция любви, и, если она ее получает от мужчины, ее мало интересует, что он делает. Но, если он ей недодает ласки, внимания и любви, возникает ревность как желание спасти себя и потомков. Если для мужчины секс — это возможность ощутить чувство любви, то он не бу­дет устремляться к другой женщине, если это уще­мит любовь в его душе, а если появится другая женщина, то любви в его душе будет больше, по­тому что любовь — это цель и никто не пострада­ет. Если же для него женская красота является источником любви, источником наслаждения и удовольствия, тогда, познакомившись с привлека­тельной женщиной, он забудет о первой и его лю­бовь улетучится. Значит, если чувство любви мужчины зависит от красоты женщины, молодо­сти, сексуальности, жена будет постоянно ревно­вать его независимо от того, будет он изменять ей или нет. Значит, наше неправильное отношение к основам человеческого счастья порождает агрес­сию не только в наших душах, но и в душах дру­гих людей, и обрекает нас на проблемы.

В последнее время все чаще замечаю следу­ющее. Раньше человек ревнивый уходил в карье­ру, бизнес и этим себя уравновешивал. И наобо­рот, технарь, управленец уходил в семью, в искус­ство и тоже спасался. Когда заполнены оба варианта, можно преодолеть и ревность и горды­ню. Если в этот момент не обратиться к своему Божественному «я», все человеческое просто ме­ханически распадется. То же самое с человечест­вом. Западная демократия — это путь желаний и ревность. Восточная деспотия — это путь воли, управления и гордыни. Человечество подходит к тому моменту, когда чисто западный или чисто восточный вариант грозит распадом и гибелью, а механическое их соединение невозможно. «Люди будут как ангелы», — говорил Иисус Христос. Наверно, именно таким людям будет позволено решить вопрос выживания и дальнейшего разви­тия человечества.


День приема

В настоящее время я нахожусь в комнате и жду, когда войдет первый пациент. Я опять буду пытаться принимать в новом режиме, и опять вряд ли это у меня получится. Но я знаю, куда идти, и поэтому я своего добьюсь. Во время приема нель­зя воспринимать себя человеком, иначе все проб­лемы переползут от пациентов ко мне. Малейшее раздражение, страх, жадность, самоедство — и во мне уже посеяны семена будущих заболеваний. Если бы я знал это раньше, я бы не нахватал столько проблем, а сейчас прекращение приема уже мало что даст. Поскольку я принимал любых пациентов и чуть ли не каждый второй был рако­вым больным, проблем на тонком плане у меня на­копилось много, поэтому в своих исследованиях нужно продолжать идти дальше. Прием дает воз­можность приобщить людей к Божественному и приобщиться самому. Я еще раз пытаюсь предста­вить состояние, в котором мое человеческое «я» станет прозрачным и почти исчезнет. Неужели можно представить свое «я», беспредельно-беско­нечную любовь? Хотя представляй не представ­ляй, надо все равно к этому идти. Я уже полгода пытаюсь медленно порвать ненужные мне связи, попытки заниматься бизнесом, организационными моментами, они высасывают все силы и препят­ствуют глубинным изменениям.

Вспоминаю, как несколько лет назад на прием ко мне пришла целительница.

— Я лечу травами, молитвами, словами, — рас­сказывала она. — У меня за неделю сложные опу­холи рассасывались. Принимала в каморке без всяких удобств, от пациентов отбоя не было. Меня начали убеждать, что мой дар надо разви­вать. Я поехала в Москву, училась в академии, получила международный диплом целителя. Вли­ятельные люди помогли мне приобрести собствен­ный офис. Сейчас у меня есть все: известность, диплом, офис, и я чувствую себя еще лучше преж­него, но у меня исчезли все пациенты. Причем встречаю знакомую и спрашиваю: почему ты ко мне не приходишь? Она объясняет, что не могла найти мой офис, а потом потеряла мой телефон. С людьми что-то происходит, и я не понимаю, в чем дело.

— Все происходит с вами, а не с ними, — объ­ясняю я. — Раньше вы лечили любовью, а сейчас известностью, дипломом, чувством дома и т. д. Внешняя энергетика осталась, а внутренняя нача­ла уходить. В момент приема вы должны забыть о своих дипломах, офисах, профессионализме и даже о желании помочь пациенту. Известность, благополучие съедают целителя достаточно быст­ро, если он не успеет вовремя опомниться. Только шарлатаны в этой обстановке чувствуют себя пре­красно. Для них деньги и слова не опасны. А про­фессионалы болеют, умирают, теряют близких.

Это я объяснял женщине несколько лет назад, и недавно посмотрел на себя со стороны, и увидел те же проблемы, но это только часть тех задач, ко­торые мне предстоит решить. Одна из самых тя­желых задач — спрессовать всю полученную ин­формацию в простые фразы. Кроме этого, подго­товить пациента к пониманию этих фраз. Мне все это напоминает восхождение на вершину горы, у подножия которой сотни тысяч различных ситуа­ций. Каждая разворачивается на определенной территории и имеет свой смысл. Когда поднима­ешься к середине горы и смотришь вниз, идет обобщение и видишь сотни ситуаций. Возле вер­шины — десятки, а когда стоишь на вершине, все происходящее внизу воспринимается одной ситуа­цией. Есть проблемы, которые невозможно ре­шить, когда находишься у подножия горы. Есть такие, которые не решить, находясь на середине или даже на вершине. Как помочь человеку, нахо­дящемуся внизу, испытать ощущение вершины? В принципе решение простое. Вселенная голографична не только в пространстве, но и во времени, и эта голографичность определяется тем, что, раз­дуваясь, расширяясь, Вселенная одновременно становится точкой. Каждый из нас знает все про­шлое Вселенной и все ее будущее. Каждый из нас должен подняться на вершину горы, но какой-то своей частью он всегда на вершине.

Религия — это информация того, кто стоит на вершине. Наука — это информация тех, кто суе­тится у подножия горы. Сейчас наступает время подъема на вершину. Для этого взгляд должен быть устремлен не вниз, а вверх. Я в своих иссле­дованиях прошел всю гору и подошел к вершине. Я знаю, что испытывает человек, стоя на вершине. Часть горы я прошел реально, и это я вижу по своим изменениям. Мне теперь осталось реально измениться самому. Если раньше у меня были острые приступы нежелания жить, со временем они сменились самоедством, унынием и апатией. Потом на смену этому пришло просто неприятие ситуации и неверие в себя. Сейчас преодолевается и эта ступень, и любая неприятность для меня ста­ла не разрушением прошлого, а созданием нового будущего.

Последнее время я с удивлением и радостью за­мечаю, что на смену унынию приходит радость и оптимизм. Но эта радость уже не та, что раньше. Уныние — это эмоция потери, радость — это эмо­ция приобретения. Когда чувство любви держится в душе более или менее стабильно, возникает эмо­ция, которая качественно отличается от печали и радости. Это то, что на Востоке называли саматхе, а на Западе катарсисом, или просветлением. Сначала Бог дает очищение несчастьями и поте­рями, если человек сохраняет любовь в момент разрушения того, что ему дорого, тогда на смену первой ступени приходит вторая, более тяжелая. Нужно научиться сохранить любовь тогда, когда у тебя не отнимают, а дают человеческое счастье. Причем какого угодно и сколько захочешь. Мно­гие, легко прошедшие огонь и воду, легко ломают­ся на медных трубах. Пройти испытание человече­ским счастьем можно тогда, когда наработана инерция любви, а для этого нужно долго и много работать над собой. Как бывает в обычной жизни? У человека неприятности, болезни, проблемы, он начинает верить в Бога и молиться. И постепенно все изменяется, его жизнь расцветает, желания на­чинают исполняться, болезни проходят. «Ну и за­чем же тогда молиться, когда все хорошо?» — на­чинает думать человек и перестает устремляться к любви и постепенно скатывается назад к болез­ням, несчастьям и проблемам. И насколько готов человек отречься от любви во время человеческого наслаждения, настолько нельзя ему это наслажде­ние испытывать. Такой человек обречен на не­счастья, болезни и торможение в развитии. Без мировых религий выйти на современный уровень развития было бы невозможно.

Возвращаемся к инерции любви. Последнее время после того как я сформулировал тему чув­ственного счастья, люди, прочитавшие книгу и просмотревшие видеокассету, приходят чистыми. Вернее, их уровень чистый. Глубинные слои, свя­занные с детьми, внуками, практически у каждого почему-то не затронуты. Только на личном прие­ме, когда мне приходилось осматривать, что конк­ретно мешает приводить детей в порядок, — изме­нения происходили. Мои исследования не давали возможности очистить потомков. Была какая-то загадка. Глубинные структуры не поддавались из­менению. Я объяснял пациентам: если вы пошли в правильном направлении, рано или поздно вы по­можете своим детям и внукам. Но на такие глу­бинные уровни проходит только та информация, которая является очень важной и подкрепляется сотнями устремлений в этом направлении. Чтобы ваша эмоция достигла детей и внуков, она должна набрать значительную инерцию. Сиюминутные эмоции на такие уровни не проникают. Как-то мне в голову пришла простая мысль. Если помочь себе увеличивать инерцию любви, то души потомков можно очистить гораздо быстрее. И сейчас я гово­рю пациентам: если вы хотите помочь вашим де­тям и внукам, вам нужно убрать все то, что меша­ет любви. Когда обращаетесь к Богу, просите, что­бы ваши дети никогда не отрекались от любви, не подавляли это чувство никогда, не дискредитиро­вали его. Просите, чтобы они могли сохранять чувство любви к Богу, когда распадаются их жизнь, их желания, их судьба. Молитесь, чтобы они всегда и во всем видели Божественную волю и умели прощать других и себя. Чтобы помочь по­томкам, нужно снять минимум 5 форм агрессии к любви:

1. Малейшие претензии к родителям начиная с детства.

2. Сотни раз пройти все моменты обид на люби­мых и близких людей, простить их, особенно в пе­риод полового созревания, первой любви, период создания семьи и появления детей на свет.

3. Недовольство собой, уныние, нежелание жить. У женщин такая программа в первую оче­редь бьет по детям и внукам. А простить себя час­то гораздо тяжелее, чем другого.

4. Все сожаления о прошлом.

5. Любые страхи и переживания за будущее.

Если из этих пяти моментов у вас какой-нибудь остался, вы будете работать, а результатов прак­тически не будет. Для того чтобы простить челове­ческое, нужно ощутить в себе Божественное и ис­ходить из него; чтобы ощутить в себе Божествен­ное, нужно научиться не отрекаться от любви, не подавлять ее и в каждой ситуации заботиться в первую очередь о сохранении любви, а потом обо всем остальном. Вы обращаетесь к Богу и просите сохранить любовь, что бы ни случилось, просите прощения за то, что отрекались от любви, обижа­лись, осуждали, испытывали уныние, страхи и со­жаления.

Когда мы приближаемся к Богу, время и про­странство сжимаются в точку, и мы испытываем ощущение единства со всем сущим. Что мешает испытать чувство единства? Те моменты, когда мы отрекаемся от любви к другим людям и к себе. Когда мы страшимся будущего — это означает, что мы не хотим его принять. Мы пытаемся ото­рвать настоящее от будущего, которого мы боим­ся, оторвать себя от прошлого, которым мы недо­вольны, оторвать себя от человека, который нас обидел, — этот отрыв есть отречение от Бога, по­этому умение принять мир во всех его проявлени­ях, умение принять прошлое и будущее, понимая, что все происходит из Божественной любви и все вернется в нее. Это умение все более реально ощу­щать в себе Божественное.

Любовь все время приходит в нас, нам нужно научиться не отталкивать ее, не бояться. «Интерес­но, — думаю я, — если поверхностно прочитать мои книги, может возникнуть ощущение, что я по­вторяюсь». Я часто слышу высказывание, что пер­вая книга интересная, а последующие особого ин­тереса не представляют. Но спираль, если смотреть на нее сверху, тоже выглядит замкнутым кругом. Любопытно выглядела диагностика после шестой книги. Приходит человек — общее поле уже не­плохое, зависимость от материального уровня поч­ти нулевая, духовный уровень тоже преодолен, а вот с чувственным уровнем полный завал. И вроде бы слова те же самые и ситуация похожая, но, что­бы преодолеть зависимость от чувственного уров­ня, нужно сделать еще один шаг к Богу и начать меняться не только поверхностно, но и глубинно. Каждая моя новая книга появляется как возмож­ность преодолеть еще один слой, преграждающий нам путь к Божественному. И особенность нынеш­него времени в том, что каждый человек на земле должен проделать аналогичный путь к своему Бо­жественному «я». На этом пути можно помочь дру­гому человеку, но в главном — каждый должен пройти его самостоятельно.

И вот сейчас войдет первый пациент. Я буду го­ворить несколько фраз, и они должны помочь че­ловеку полностью измениться. Моя информация действует как ключ. Двери и замок — это прочте­ние шести книг и просмотр видеокассет. Если нет двери, вертеть ключом бесполезно. Дублировать информацию, уже изложенную ранее, я не могу, если пациент задает вопросы, показывающие его неподготовленность, я предлагаю ему уйти с прие­ма. Человек читает книги и смотрит видеокассеты, а затем начинает работать над собой и меняться. И вот когда он сделал все, что мог, а сдвига не происходит, тогда ему нужно идти на прием. Я должен понять, что произошло, почему система не работает. Это помогает мне развиваться дальше и масштабнее видеть картину мира. Для того что­бы по-другому увидеть мир, нужно создать свои модели, новые формы его восприятия, которые выходят за рамки стереотипного мышления. Для этого нужно научиться внутренне быть в полном одиночестве. Человек — это продукт коллективно­го сознания. Без него невозможно было бы обще­ние и обмен информацией, а следовательно, раз­витие, и чем больше развито в человеке стремле­ние к единению, к помощи другим, тем богаче его душа. Но здесь есть и минус. Когда любовь и жажда познания толкают человека вперед, стерео­типы коллективного сознания не позволяют ему вырваться из привычных представлений, глушат зарождающееся новое чувство. Разрыв пуповины, соединяющей с коллективным сознанием, проис­ходит мучительно, но без этого идти вперед невоз­можно. Когда я выходил на новую ступень, я пытался подтянуть всех туда и раздражался, если кто-то отказывался. Впоследствии я понял: каж­дый человек живет в своем слое сознания. Жела­ние, чтобы человек тебя полностью понял, — это подсознательное желание сделать его полностью идентичным себе, что порождает агрессию. Мы едины на тонком плане, а на внешнем единство может быть только в пограничном слое, которое мы называем коллективным сознанием. Для того чтобы человек тебя понял, необходимо повышать плотность информации и научиться свое чувствен­ное восприятие мира переводить в привычные по­нятия и фразы.

Вообще-то такой процесс называется поэзией. И поэт, и художник, и музыкант должны донести до других свое новое чувственное восприятие. Если этого нового чувства нет, тогда нет и искус­ства. Сначала нужно испытать любовь, потом опе­реться на нее и жить ею, потом оторваться от все­го, что мешает любви, в том числе и от того, что раньше было жизненно необходимым, без чего мы не могли жить. В этот момент можно и погибнуть, если любви мало. Поэтому у людей творческих го­товность рисковать своей жизнью всегда выше, чем у других. Если любви не хватает, приходится погибать, но, если успел ее накопить, появляется свое видение мира и чувства становятся намного глубже и красочнее.

 

С.Н. Лазарев. «Диагностика кармы. Преодоление чувственного счастья». Книга 7

Подробнее о книге

 

Поделиться в соц. cетях!07.05.2018 08:12