На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Я Его чувствую, и поэтому я спокойна!
(конкурс "Письмо, где сердце говорит")

Здравствуйте, дорогой Сергей Николаевич!
Меня зовут Н. Мне 43 года. История моя начинается с детства. Начну с того, что, как говорила моя мама, проблемы мои проявились уже при беременности мамы мною. Папа мой любил выпить и, бывало, бил маму в живот… Родилась я желтая. Но, как говорили врачи, ни болезни Боткина не было, ни серьезных проблем с печенью не выявлялось… подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и 2 раза в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Джалаладдин Руми. Диван Шамса Тебризи

 

rumi01

 

Суфийская поэзия – необычная поэзия. Будучи поэзией духовной, она исполнена аллюзий на тексты Корана и хадисов. Ей присущ особый, похожий на тайнопись, язык, порой требующий расшифровки. Кроме того, поэзию суфиев (Саади, Хафиз, Руми и др.) отличает исключительная возвышенность и страстность. Это роднит суфиев, исламских мистиков, с мистиками Индии – бхактами. Бхакты, приверженцы бхакти-йоги, признают единственный путь, связующий с Богом, –путь глубокой и искренней Любви, безграничной преданности и бескорыстного служения. Поэзия суфиев так же корнями проросла в Любовь, где Бог – Возлюбленный, Друг, Солнце…

Поэтическое творчество Джалаладдина Руми (13 в.н.э.), родоначальника суфийского братства Крутящихся дервишей – вершина экстатической, яркой и загадочной поэзии суфиев.

Сам диван (сборник стихов) посвящен духовному наставнику Руми, которого звали Шамседдин (он жил в городе Тебризе – отсюда и фамилия). Шамс учил, что Бога можно найти только в своем сердце.

Руми до встречи с Шамсом считался уважаемым ученым-факихом (правоведом), он также был прекрасным оратором, автором многочисленных трудов по богословию. Но после общения с Шамсом он полностью преобразился, пересмотрел свои взгляды и стал вести жизнь отшельника. В это же время у него открылся чудесный дар стихосложения. Он говорил: «Клянусь Богом, я никогда не питал к поэзии никакой склонности, и в моих глазах нет худшего занятия, чем она. Но сейчас она стала обязанностью, возложенной на меня свыше…»

После того как Шамс Тебризи пропадает без вести, убитый горем Руми решает запечатлеть образ своего духовного брата в веках и создает сборник стихов.

 

 

Я умирал сотни раз, и я научился:
как только почувствую твое благоуханье – я оживу.
Я отдавал свою жизнь сотни раз, и я знаю:
как только услышу твой зов – я вновь буду рожден.
Я ставил сети для сокола Любви
глубоко в своем сердце – 
ты забирал мое сердце и уходил…

Застывшая глыба льда в полумраке
не видит света моего Солнца.
Но заметив его улыбку,
она станет таять, говоря:
"Я стала живой водой…"

Только ухватишься за краешек его благосклонности – 
как вдруг он исчезает!
Но не вытаскивай его, подобно стреле из лука, –
он исчезает!
Посмотри – его форма меняется,
он играет в игры обмана!
Он может принять форму,
но  его душа исчезает.
Ты ищешь его высоко в небе –
он сияет луной в озере.
Но когда ты входишь в воду –
луна опять на небе.
Ты ищешь его в несуществующем –
он дает тебе знаки здесь.
Ты ищешь его здесь – 
в несуществующее он уходит.
Как стрела, выпущенная из лука,
как птица твоих мыслей…

Мое сердце стало как перо 
в пальцах Возлюбленного.
Перо говорит: "Я подчиняюсь, делай, что хочешь".
Он заостряет перо и пишет буквы…

Сейчас ты ушел в Невидимое –
на каких странных путях ты в том мире?
Ты встряхнулся, взмахнул крыльями –
и разбил клетку.
Ты был, как сокол в клетке этого мира,
но ты услышал зов барабана
и улетел.
Ты был, как соловей среди сов,
но ты почувствовал благоуханье
и ушел к розе.
Ты мучился головной болью среди отбросов,
и наконец ушел 
в Вечное…
Как роза увядает осенью,
отважная роза,
ты унесен осенним ветром!
Ты превратился в дождь,
бьющийся о земную крышу,
и убегающий в водосток…

Когда я прихожу в пустыню,
он там, как цветущий сад.
Когда я улетаю в небо,
он там, как бриллиантовая звезда.
Когда я пишу письмо своим друзьям,
бумага и чернила,
чернильница и перо – 
это он.
И когда я пишу стихи
и ищу рифмы,
он тот, кто извлекает рифмы  
из моих мыслей!

Выше крыши,
выше крыши седьмого неба
есть лестница, 
лестница круженья!
И когда сердца пылинок
почувствуют жар Солнца,
они входят в танец, 
в танец...
И если ты шагнешь в их круг,
круженье станет тобой,
а ты – круженьем.
Что ты делаешь, когда появляется Любовь
и ее когти смыкаются вокруг твоей шеи?
Я хватаю ее, беру в свое сердце
и тащу в круженье!

Учись у вестника Бога этой алхимии:
быть довольным тем, что он дает тебе.
И когда посланник-Горе входит в твой дом,
ты должен встретить его
с открытым сердцем,
как старого друга!..

Если он сделает из меня кубок,
я стану кубком.
Если он сделает из меня кинжал,
я стану кинжалом.
Если он сделает меня фонтаном,
я буду давать воду.
Если он сделает меня огнем, 
я буду давать жар.
Если он сделает меня дождем,
я принесу урожай.
Если он превратит меня в иголку,
я проткну свое тело.
Если он превратит меня в змею,
я дам яд.
Если он сделает меня своим другом
я буду служить только Ему!

Благословенное время! Когда мы вдвоем –
я и ты.
Две формы с единой душой –
я и ты.
Благоуханье, пенье птиц – все оживает,
когда мы приходим в сад,
я и ты.
Звезды спешат увидеть нас, 
а мы сами для них – луна ,
я и ты.
Странно, что мы вместе, в этом уголке,
разлученные тысячью миль, 
я и ты.
Одна форма – в этой стране,
другая – в той,
и в вечном раю – 
здесь…
Я и ты.

О если бы деревья могли странствовать,
имея ноги или крылья,
они не страдали бы от ран,
оставленных топором или пилой!
Для солнца неудивительно
уходить каждую ночь
и появляться каждое утро вновь,
давая миру свет.
И если бы океанская вода не поднималась к небу,
не оживали бы растения 
от ручьев и нежного дождя.
Капля покидает родную землю –
и вновь возвращается
в устрицу, ждущую свою жемчужину...
Как Юсуф, покинувший отца, 
в горе, слезах и тоске,
отправился в странствие за своей судьбой,
так ноги ждут путешествия,
путешествия вглубь себя.
Как в рубиновой шахте находишь 
солнечный оттиск,
так, путешествуя – из себя,
приходишь – к себе,
превращая пыль в чистое золото.
Как каждого дерева касаются теплые лучи,
так светит на всех с небес Солнце Тебриза. 

Когда ты видишь солнце, помни –
это выраженье любимого лица.
Когда ты видишь плачущие тучи – 
это я плачу!
Когда ты видишь хрупкий месяц,
тающий, подобно мне,
о помни, только ради тебя 
угасает моя бедная душа!
Посмотри на небо, приветствуя 
эти танцующие сферы,
и вспомни, как я танцевал 
в самозабвеньи!
Когда ты видишь, как тьма заполняет мир,
подобно вражеским армиям,
о вспомни ту душу-птицу, что сидит, 
сложив горящие крылья!
Когда ты видишь на горизонте Марс,
жестокий и кровавый,
о помни, как может убивать взгляд,
жаждущий крови!

О небо, не вращайся без меня!
О луна, не свети без меня!
О земля, не крутись без меня!
О время, не лети без меня!
Этот мир околдован тобой,
этот мир очарован тобой.
Не оставь меня в этом мире,
не приходи в этот мир без меня!
Твое лицо – вот эта луна,
что дает ясность этой ночи,
я – ночь, ты – луна...
В природе розы имеют шипы, 
что спасают ее от огня.
Ты – роза, я – шип!
Не уходи от меня!

Если пшеница вырастет из моего праха
и станет хлебом,
моя сила возрастет.
И тесто опьянеет, и очаг, и пекарь –
все будут петь экстатические гимны!
Когда вы придете на мою могилу,
не приходите без барабанов!
На встрече с Богом
нет места плакальщикам!

Смотри! Это Любовь – полет в небеса!
Сотни завес из слез в каждом взоре,
сотни завес из слез в начале
путешествия к концу.
Привет этому миру, оставленному позади!
Такое не увидишь обычным взглядом!
Я молвил: "О сердце, войди в круг Влюбленных,
загляни за пределы видимого,
найди сокровище в уголке своей души.
О душа, откуда к тебе пришло это дыхание?
О сердце, откуда к тебе пришел этот трепет?
О птица, расскажи мне это на языке птиц,
потому что я знaю ваш секретный язык!"
И душа молвила: "Я была в мастерской у Бога,
Когда он делал человека из воды и глины.
Я хотела бежать, пока Он не закончил,
но Он схватил меня 
и превратил в мячик для своих игр!"

О полет полетов, о душа-птица,
лети в свой родной дом!
Ты свободна от клетки,
твои крылья трепещут,
лети от соленой воды 
к фонтану жизни!
Иди! Иди! Из этого мира разделенья
к Единому,
к миру за пределами слов!
Как долго мы были детьми пыльного мира
с карманами, полными земли и камней.
Улетим от этого детского поведения
на встречу настоящих мужчин,
где станем властителями и королями!

Вот облик луны на небе сияющим утром,
сходит с небес и смотрит на меня взглядом сокола-охотника,
схватившего маленькую птичку и взмывающего в небо.
Я взглянул на себя и – смотри! 
Я не нашел себя…
Мое тело стало прозрачным и неуловимым,
оно стало душой, взлетающей к лунному свету.
Все небесные сферы слились с этой луной,
как лодка существованья сливается с океаном...
Океан вздымается, и – смотри!
Появляется вечность.
И плачет, и горько рыдает…
Что это было? Как это было? И что будет потом?
Океан пенится, и каждая частица пены обретает форму,
подобную телу, и в каждой частице тела –
знаки Океана. 
Они тают и снова возвращаются в Океан,
Океан душ.
Но без твоей силы, о Шемседдин, гордость Тебриза,
я никогда не увижу эту луну
и никогда не сольюсь с Океаном.

 

Перевод Г. Фроловой

 

rumi02

 

По материалам proza.ru, vseedino.ru

 

Поделиться в соц. cетях!05.06.2019 13:30