Посещаете ли вы церковь?
 
Видео Дня
Только сегодня!
300 210р.

Это я Тобою недоволен
(конкурс «Моя практика)

Здравствуйте, уважаемый Сергей Николаевич!
Спасибо Вам за всё!
Вот некоторые, самые важные "открытия" из моего опыта за последние годы, помогающие в работе над собой.
Пожалуй, главный негативный момент у меня внутри – накопленное по роду большое недовольство. подробнее...

Прозрение

Не против обнародования, все равно эти стихи мне полностью не принадлежат, просто мне удалось что-то уловить из общего потока.

Прозрение

Родился и жил..., а открыл себе только:
Бесконечность веков, точно неведомо сколько подробнее...

Подписка на новости

Будьте с нами!

Напишите свой e-mail и несколько раз в месяц мы будем оповещать вас о новинках, предстоящих событиях и об интересных статьях и письмах наших читателей.



Рейтинг@Mail.ru

 

Учителя бьют детей: важно не кто виноват, а что делать

 

uchit002

 

ЕВГЕНИЙ ЯМБУРГ, академик, директор Центра образования №109 (Москва), заслуженный учитель РФ

Учитель – выжигающая профессия, а тут еще майские указы

— У нас не только учителя стали бить учеников, но и ученики стали бить учителей и друг друга. Таких случаев в прессе много, а ещё больше туда не попадает.  И таким дракам есть сразу несколько причин.

Во-первых, эмоциональное выгорание учителей. Исследования показывают, что профессиональное выгорание среди школьных педагогов в два раза выше, чем в МВД. Учитель – это просто выжигающая профессия.

В последние годы выгорание усугубилось выполнением «майских указов» 2012 года. Намерения, конечно, были благие – чтобы зарплата учителей была средней по региону. Беда в том, что там написано «зарплата», а не «ставка».

 

«Майские указы» — 11 указов президента Владимира Путина, подписанных 7 мая 2012 года. Наиболее известны распоряжением о повышении зарплаты бюджетникам. По распоряжению президента, зарплата школьных учителей, преподавателей колледжей и работников культуры должна быть не ниже средней по региону, а зарплаты научных сотрудников, вузовских преподавателей и врачей превышать среднюю по региону в два раза.

 

Школы обязаны эти указы выполнять, но, чтобы их выполнить, учителя надо нагрузить на 35-40 часов в неделю. А это значит, что математик или словесник должен в месяц проверить до десяти тысяч контрольных и тестовых работ. И это – немыслимое перенапряжение, которое тоже сказывается.

Кроме того, сегодня массовому сокращению подверглись такие важнейшие в школе специалисты как школьные психологи, дефектологи, социальные работники. Это делалось не специально.

Представьте себе: вы – директор школы. Вы обязаны выполнить майские указы, и эта ситуация каждый месяц мониторится отчётами. Если вы что-то не выполнили, вас могут уволить без объяснения причин.

Кого вы будете увольнять в этих условиях? Конечно, не учителя физики. Пострадают «лишние люди» — психологи, логопеды, дефектологи. То есть, ситуация с детьми становится всё сложнее и сложнее, а мы гоним из школ тех, кто отвечает за их «неодинаковость».

 

Невротизированы все

Дети сейчас изменились по очень многим параметрам, и прошлые периоды – те же 80-е годы – не надо сравнивать с тем, что есть сейчас, — считает Евгений Ямбург:

— По данным Союза педиатров, только 12% нынешних детей абсолютно здоровы. Это не значит, что все остальные – глубокие инвалиды, но у них есть особенности – задержки в развитии, синдром дефицита внимания. А на первом месте здесь идёт психоневрология. Это не всегда психические диагнозы, но часто – особенности.

В обществе вообще невероятно возрос невротизм. Невротики теперь все – родители, дети. В детском сообществе всё это индуцируется, причём даже в детском саду.

Наше собственное микроисследование показало, насколько сейчас невротизированы уже четырёхлетние дети. Конечно, они ещё не понимают многого, что говориться вокруг, но они – очень тонко чувствуют. А у нас кругом – одни враги.

Наше население, а даже не только дети, нуждается в длительной терапии. Потому что включаем мы телевизор – а там в ток-шоу взрослые орут друг на другу, никто никого не слышит. И то, о чём писал Окуджава – «святая наука расслышать друг друга» сегодня не существует.

 

Нельзя исключить провокации со стороны учеников

Другая сторона вопроса состоит в том, что похожие эксцессы были и в 80-е, и в 70-е, и даже в 60-е годы. Но это не попадало в прессу.

— Я совершенно не оправдывают учителей, которые поднимают руку на учеников, — их надо выгнать из профессии, говорит академик Ямбург. — Но я внимательно наблюдаю то, что снято на видео, с которых начинаются скандалы. Бывает, идёт учительница, ничего ещё не произошло, а её уже снимают. Значит, что-то этому предшествовало, какая-то провокация. А сегодня набрать лайки – это круто. И набираться эти лайки могут разными способами.

Сегодня даже интеллектуально сохранный ребёнок вполне может сесть посреди класса и начать громко ругаться матом – и каковы ваши действия, господин учитель?

Тронуть хоть пальцем такого ребёнка нельзя, хотя, по идее, его надо взять за шкирку и вывести из класса. Но как только вы так сделали – вы попались, и вас уже снимают.

 

Вопрос не в том, кто виноват, а что делать

— Так что дело не в вопросе «кто виноват?» Виноваты все, — считает Ямбург. — Вопрос в том, что делать. А делать нужно много. Это и усиление психолого-медико-педагогических служб, и разгрузка учителей, которые захлёбываются.

Быстро эту проблему не решить – она требует постепенных шагов со всех сторон, но начинать разбираться надо.

 

КАТЕРИНА ДЁМИНА, детский и семейный психолог, учитель русского языка и литературы, многодетная мама

Родители просто начали жаловаться

— Раньше родители твёрдо знали, что учительница – это последняя инстанция, и, если она тебя бьёт, значит, она права. Теперь я бы осторожно сказала: некоторые люди начинают считать, что детей бить нехорошо.

Ещё десять лет назад, на первом же приёме, когда ещё не идёт речь ни о каком доверии, люди спокойно признавались: «Да, мы его лупим, всё равно не помогает, сделайте что-нибудь», — без малейшей тени смущения. Сейчас бить детей стало не очень прилично, и родители начали жаловаться на учителей.

 

«Учитель с большим стажем» — часто человек, который оторвался от реальности

— Учителя никогда не были «готовы к детям», — говорит Катерина Демина. — Но обратите внимание: среди пострадавших нет старшеклассников, максимум – ученики средних классов. То есть, привязываются к «мелким». Это история про «я могу тебя ударить, и мне за это ничего не будет».

У учителей часто остаётся абсолютная власть. И, если перед нами – «учитель с большим стажем», нередко это означает, что человек давно оторвался от реальности и парит в небесах собственной непогрешимости, а вокруг него всё меньше людей, которые могут ему сказать, что он делает что-то не то.

Как только в сознание войдёт мысль, что «будет» — например уволят, посадят, — ситуация, я уверена, сразу изменится. И способы взаимодействия, и вежливые слова найдутся.

 

Учителя не умеют отличить плохое поведение от болезни

Профессиональный уровень педагогов сейчас настолько низкий, что они не справляются ни с девиантным поведением, ни с детьми с особыми потребностями, ни, наоборот, с детьми одарёнными, — утверждает Демина.

— Знаю случай, когда у ребёнка на уроке случился нервный срыв. И его просто закрыли в подсобке, и даже не позвонили маме. Ребёнок сидел там несколько часов, пока мама не пришла за ним, как всегда после уроков. То есть, никому даже в голову не пришло вызвать скорую, например.

Современные учителя не могут отличить плохое поведение от начинающегося приступа эпилепсии или последствий соматической болезни. В своё время, когда я, сама педагог по первому образованию, училась в пединституте, у нас был про это целый учебный курс. А сейчас это как будто перестало быть вменено в обязанность учителя.

Кроме того, учителя совершенно не имеют представления о возрастных нормах, не умеют отличить норму от девиантного поведения или от последствий жестокого обращения. Нас, опять же, специально обучали, как понять, что ребёнка бьют дома, и как с этим разбираться.

Про инклюзию, которая повсеместно объявлена у нас в школах, надо понимать, что это – не инклюзия, а кидание с гранатами под танки. Настоящая инклюзия устроена совсем иначе. Инклюзия – это когда делают образовательную среду, комфортную для всех, а не когда ребёнка с особыми потребностями просто сажают в общий класс.

 

Школа перестала быть социальным лифтом

Но причины столкновений глубже, — считает Екатерина Демина:

— Нынешняя классно-урочная система сформировалась в Англии и Германии в эпоху промышленной революции. Тогда в мире понадобилось огромное количество клерков. И когда чуть позже Англия и Германия стали захватывать трансконтинентальные рынки, стало жизненно необходимо, чтобы эти клерки были обучены единообразно.

Школа в этих условиях была огромным конкурентным преимуществом, потому что человек, умеющий читать и писать, имел гораздо больше шансов найти работу, чем тот, который умел только доить коров. Поэтому детей школили, били – ведь образование было их шансом на кусок хлеба с маслом.

Школа была социальным лифтом, и родители, и ученики это знали. Ещё 30-40 лет назад знаменитая формула «учись, а то дворником станешь», была вполне реальной.

Но мир изменился. За последние 20 лет он стал информационным и цифровым. И почти ничего из того, что сейчас проходят в школе, не применимо на практике.

Раньше учитель был единственным источником информации. Та дисциплина, которую требуют на уроках: «Сели ровно, все смотрим на меня, слушаем», — работает только в этих условиях. Но теперь у каждого в кармане лежит прибор размером с ладошку, в котором скрыты все знания мира.

Роль учителя в процессе образования должна была сильно поменяться, и в тех странах, где заказчиками образования выступают родители, это произошло. Теперь в некоторых странах учебный процесс построен ровно наоборот: дома читаем новый материал, в классе – учимся его применять.

Кроме того, появился ряд компетенций, которые очень нужны ученикам, а у учителей их нет. Умение работать в команде, находить информацию, понимать себя настолько, чтобы написать резюме.

Нынешние казусы с учителями происходят от отсутствия умений, чувства собственного бессилия и очень высокой внутренней агрессии, которая должна куда-то прорываться. Учителей жалко – их фактически выпустили против стада бизонов с одним только даром убеждения.

Я очень сочувствую нынешним учителям, которые, вместо того, чтобы работать с родителями и детьми, вынуждены часами заполнять бумаги. И, наконец, слияние школ в комплексы, которое сейчас происходит в Москве, ухудшило ситуацию ещё во много-много раз. Почти каждый год меняются правила игры, никто не успевает к ним приспособиться.

Главная задача образования сейчас должна состоять в том, чтобы определиться, кого мы готовим и хотим получить на выходе из школы. Но этим, похоже, никто не занимается.

 

miloserdie.ru

 

Поделиться в соц. cетях!05.02.2019 15:01