На какую тему провести следующий онлайн-семинар
 
Видео Дня
Только сегодня!
450 315р.

Все, что было со мной, осталось за дверью
(конкурс «Письмо, где сердце говорит»)

Уважаемый Сергей Николаевич! Это моя вторая часть письма. Пишу просто больше для того, чтобы высказаться, поделиться своей историей.
В первом моем письме я пролетела быстро над событиями своей жизни. Многие моменты забылись, уже все стало не так важно для меня. Потому что я живу уже в другой реальности... Все, что было со мной, осталось за дверью, но все же отголоски того иногда попадают в мою жизнь из-за той двери. По большей части они связаны с моим здоровьем, за такое долгое время болезни произошли изменения в моем организме. Как и тогда, все органы мои были больны. Так и сейчас практически во всех органах остались проблемы, но уже в остаточной форме... подробнее...

Подписка на новости



Рейтинг@Mail.ru

Дыхание вечности

 

vechn01

 

В церкви. Я только перешагнула через порог. Стою. Мне уютно, спокойно и стыдно. Именно стыдно. Хочется пройти дальше, но что-то мешает. Иногда открывается дверь, я оглядываюсь и вижу яркие лоскуты жизни, проплывающие мимо. Звонкие голоса. Лица знакомых. Выбор между этим ярким калейдоскопом и покоем. И отчаяние от невозможности его совершить. Жуткое, какое-то «пограничное» состояние надломленности…***

Вечер. Клуб. Выступают знакомые. Шумно, душно и мило — как всегда. Утром я была в церкви (зашла, если быть честной, благодаря знакомому, с которым встречалась совсем по другим делам)…

Итак, привычная суматоха, лица, песни, разговоры ни о чем: имитация любви, счастья, дружбы. Иногда кажется, что и обиды — тоже имитация. Но срабатывает привычка, завораживает громкость и яркость происходящего, и еще теплится надежда, что с тобой-то все по-другому: и улыбки искренни, и рукопожатия, и объятия, и поцелуи.

Вдруг не к месту вспоминается церковь… Точно щелкает переключатель, и я оказываюсь в храме. Тихо, спокойно, все словно в дымке и очень реально. И я четко понимаю: я настоящая здесь, в церкви, а там, в клубе -сон, мне просто приснилось, причудилось, показалось. И так легко становится от этого открытия!

— Ира, ау! Что с тобой?

Кто-то трясет у меня перед лицом ладонью. И вправду, что со мной?

— Эй, ты где?

Где же я? А, в клубе.

— Тут, я тут, с вами.

А что было мгновение назад? Наваждение? Конечно. Привидится же такое! Вот она настоящая жизнь. Какая церковь?

— Пошли танцевать! Твоя любимая песня.

Идти танцевать почему-то не хотелось. Я вдруг ясно поняла: есть две жизненных плоскости, а я стою на грани. Очень шаткое положение. Надо сделать выбор. ѕ же мучительны попытки одновременно принадлежать двум мирам, устоять на нейтральной территории! Да и существует ли она?

Острое чувство «пограничности» накатило на меня, и, отхлынув, оставило в оцепенении. А потом захотелось что-то делать, куда-то бежать. Но вот только что и куда?

***

Психологический тренинг. Работа в парах. Я сижу с Машей. Задание: смотреть на своего напарника как на часть чего-то большего. Глядеть надо глаза в глаза. Вначале смешно. Потом стараюсь честно выполнять задание. И вдруг все вокруг пропадает. Я становлюсь такой маленькой-маленькой и словно растворяюсь в Машиных глазах. В голове (или в сердце?) звучит фраза: «Неизреченная сладость зрящих твоего лица доброту неизреченную». Откуда это и зачем? Никогда раньше не слышала. Вроде, похоже на какую-то молитву (я в то время знала только «Отче наш» и «Богородице Дево радуйся») Странно …

— Ты знаешь, когда ты на меня смотрела, я почувствовала себя такой большой-большой, у меня было ощущение, что я могу тебя съесть глазами, — сказала мне Маша потом.

Прошло время. И я натолкнулась на эту строчку в молитвослове. Вспомнился тот тренинг и то необычное чувство. Что же это все-таки было такое?

В каждом человеке скрыт Образ Божий. Каждый — часть чего-то большего, в каждом можно увидеть — Самого Христа. Дыхание Вечности коснулось моего сердца на том тренинге, но понять это я смогла лишь год спустя.

***

Телефон доверия. Мое дежурство. Обычно по ночам дежурят вдвоем. Но тут внезапно моя напарница не смогла. Ничего страшного, я не в первый раз работаю ночью одна. Что-то мне никогда не звонили самоубийцы (сама удивляюсь, какие странные мысли иногда забредают ко мне в голову!). Надо бы почитать о суицидах, освежить знания: вдруг позвонят. Нахожу книгу, листаю.

Вот и вечер прошел, была пара несложных случаев, несколько информационных звонков. Вроде, все спокойно.

Наступила ночь. Звонит мужчина. Хочет покончить с собой. Я собираюсь предельно, в кулак сгребаю все нервы, мысли. Может быть, сейчас самый важный и серьезный момент в моей жизни и в жизни Игоря, так его звали.

— Как тебя зовут? Можно на ты?

Да, конечно, можно (непрофессиональный поступок!), только, пожалуйста, умоляю тебя, не делай ничего, — проносится у меня в голове.

Два с половиной часа разговоров о смысле и бессмысленности жизни, об одиночестве, неизлечимой болезни и ушедшей жене, о сыне и отце, кошке, которую он хочет завести. Два часа взлетов и падений. Вот, кажется — свет, спасение, всё, мы выбрели на дорожку … И вдруг провал. И все сначала. По кругу. Бесконечно.

— Ты хороший человек. Я буду за тебя молиться, — внезапно говорит Игорь.

Молиться? За меня? Да за меня никто никогда не молился. Я и сама молилась не так часто. Почему он будет за меня молиться?

— Я это никому не говорил, а тебе скажу. Я видел дьявола. На подводной лодке чего только не увидишь (он бывший подводник). Только он — не человек. Субстанция. Можно на ты?

И опять круговерть разговоров о жизни, о сильных и слабых людях.

— Знаешь, живешь и кажется, что все хорошо, а ты попал в колесо дьявола. Как белка. Она бегает и думает, что в лесу, а на самом деле — она в колесе. И вырваться из колеса дьявола очень сложно.

Разговор окончен. Уже глубокая ночь. Собранность и железная воля сразу куда-то делись. На меня накатило и оглушило жуткое отчаяние. Несколько минут я держала голову в раковине под струей холодной воды, пыталась смыть грустные мысли. Как и что будет дальше? Я ведь ничего не узнаю.

Холодный страх. Вдруг все стало четко и ясно: вот Бог, а вот дьявол, это добро, а это мерзость. Душа как бы истончилась. И очень захотелось исповедоваться. Сколько я собиралась, но все время что-то мешало. Стыд? Гордость?

Дьявол существует, а значит, если я не с Богом, то автоматически попадаю в его ведомство. И опять это чувство балансирования над пропастью. Много было думано-передумано в эту ночь.

Наступило утро воскресенья. Я буквально помчалась в церковь. Хотя, конечно, планов идти в церковь после ночного дежурства у меня не было.

И была первая настоящая исповедь. Я плакала. А потом незабываемая легкость после причастия.

Я до сих пор молюсь за Игоря. Смог ли он вырваться из колеса дьявола?

 

И.Л.

 

Источник: foma.ru

Поделиться в соц. cетях!14.12.2018 12:28