Фотоконкурс - Голосование
 

А ВОЗ и ныне там (басня с диаграммами)

Пятница, 20 Дек. 2013

Миф о том, как вакцинация избавила нас от ужасных инфекций и что прививки спасли жизнь миллионов людей и помогли человечеству избавиться от тяжелейших инфекционных заболеваний, – не более, чем миф. Давайте наглядно увидим это на графиках.

Классическая литература – неиссякаемый источник знаний о мире, и, как ни крути, не напрасно школьников заставляют ее читать. Вот читают ребята о бедных студентах, сгоревших раньше времени от тифа, или о бедных барышнях, чью красоту безвременно сгубила скарлатина, и думают: «Хорошо, что сейчас у нас нет таких болезней!» А как объявят в школе день очередных прививок, только отъявленные разгильдяи и двоешники будут пытаться увильнуть от исполнения своего гражданско-вирусного долга , а самые сознательные учащиеся, наоборот, вспомнят о прочитанном и возрадуются: «Вот здорово! Еще и этой болезнью теперь точно не заболею никогда! Вон тифа со скарлатиной же нету больше, понятно, что из-за прививок…»

Впрочем, что там дети… А сколько взрослых без оглядки верят в то, что благодаря вакцинации человечество избавилось от множества страшных болезней?

В сущности, это один из основных аргументов, которые можно услышать от сторонников прививок, хотя провозглашая этот тезис, равно как и утверждая, что вакцины абсолютно безопасны, никаких убедительных доказательств они не приводят. То есть ни дат, ни цифр, ни динамики в мало-мальски достоверном временном контексте. Подразумевается следующая логика: мы настаиваем на вакцинации, потому что вакцинация избавила людей от страшных заболеваний, потому что если бы она не избавила, разве мы бы настаивали?

И вот здесь на помощь литературе спешит история.

Итак, давайте посмотрим, как это было на самом деле:

Корь. По вертикали – показатели смертности, по горизонтали – даты по десятилетиям. Стрелка указывает на хронологическую отметку, когда стали широко применяться прививки от кори. То есть, спустя несколько лет после того, как смертные случаи стали редкими. Вернее, очень редкими. Если вообще можно быть уверенным, что во всех этих случаях был поставлен верный диагноз: корь. (Источник: Официальная статистика смертности в Австралии: 1880-1970.)

Дифтерия. Как видите, смертность резко упала в начале ХХ-го века, потом немного поднялась, потом снова пошла вниз, плавно, но неуклонно. Таким образом, показатели смертности уже стабильно шли на спад, когда стали вводить вакцинацию от дифтерии. За те несколько лет, что находятся между двумя стрелочками, кривая спада лишь продолжала свою плавную траекторию вниз, никакого значительного скачка вакцинация не принесла.

Более того: в Англии, например, прививка от дифтерии появилась в 1940 году, но статистика того времени свидетельствует, что большинство детей оставались непривитыми до 1946-47 годов. В 1948 году Британский Журнал Медсестринского Дела пишет, что к концу 1941 года было привито около 36% школьников и только около 19% детей дошкольного возраста. И только после 1946-47 гг., когда основной спад смертности от дифтерии был уже завершен, были дополнительно привиты еще 969 000 детей до 5-ти лет. Учитывая тот факт, что средняя ежегодная рождаемость в данном регионе в тот период составляла 200 000, становится понятно, что речь идет как раз о большинстве детей, рожденных в период окончательного спада смертности от дифтерии, то есть, они были привиты уже после него.

Такая же история и с коклюшем.

И с полиомиелитом.

Теперь вообще интересно. Вакцины от скарлатины так и не было придумано. Были попытки в 1920-х, но они так и не «привились».

Вакцинация от тифа тоже никогда широко не применялась, хотя разнообразные вакцины предлагались на протяжении большей части ХХ-го века.

* * *

Такая вот мозаика складывается. Что же, если не прививки, позволило человечеству победить эти чудовищные инфекции, или, хотя бы, свести их к минимуму? Вы будете смеяться: доступ к очищенной питьевой воде и витаминам, улучшение качества питания, улучшение жилищных условий, более осознанное соблюдение норм личной и общественной гигиены, одним словом, общее повышение уровня жизни. (Действительно, иной раз находятся простые решения сложных проблем. Так, в свое время, обеспокоенность катастрофическими показателями младенческой и материнской смертности в родах, привела к тому, что врачей, зачастую исполнявших обязанности и паталогоанатома, и акушера, обязали после вскрытия трупов тщательно мыть руки, перед тем, как подойти к роженице.)

Показательно, что Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ), настаивая на необходимости вакцинации и приводя данные за 2008 год, например, по кори и коклюшу, оговаривается, что 95% летальных исходов при этих заболеваниях приходится на так называемые «развивающиеся» страны, то есть страны с низким уровнем жизни, а если называть вещи своими именами, страны, где люди голодают и не имеют доступа к очищенной питьевой воде. А голодного ребенка разве накормишь прививкой?

Но даже в этих странах показатели смертности, например, от кори, составили ничтожно малый процент: ВОЗ, впрочем, оперирует процентами очень избирательно: иногда, для пущего устрашения, выгоднее использовать численные показатели. Итак, в 2008 году по всему миру от кори умерло 164 000 человек, что составляет 450 смертей в день, или 18 смертей в час. Страшно? Страшно.

Но, во-первых, как можно быть уверенным, что все эти люди умерли именно от кори, учитывая чудовищные условия их существования?

Во-вторых, в масштабах населения Земли, этот показатель выглядит несколько иначе: в 2008 году население земли составляло 6,7 миллиарда человек. Нехитрые арифметические действия позволяют увидеть, что в этот год от кори умерло 0,002% населения. Но если к тому же учесть, что 5,5 миллиардов людей проживали в «менее развитых регионах», то становится даже странно, что цифры смертности от кори и коклюша (показатели сравнимого порядка) настолько невелики. А сколько людей умерло в том же году от истощения? А от войн? А от… самих прививок? К сожалению, эту статистику найти далеко не легко.

И еще удивительный момент. В США – стране, считающейся одной из наиболее развитых, уровень жизни несопоставимо выше, чем в 80% остального мира. Качество жизни неуклонно растет на протяжении последних 60 лет. Но как ни странно, если судить по количеству прививок, растет и угроза многочисленных опасных болезней. Так, по данным Центра по Контролю и Предотвращению Заболеваний, в 1983 году обязательных прививок ребенку от рождения до 6-ти лет, делалось десять, а в 2007 году уже… тридцать шесть! Такой вот парадокс: чем безопаснее, тем опаснее… Или дело в чем-то другом?

Миф о том, как вакцинация избавила нас от ужасных инфекций, – не более, чем миф. Сейчас проблема вакцинации во многих странах становится все острее. Но проблема эта – отнюдь не в недостатке вакцин, скорее, наоборот. Снимаются фильмы, пишутся книги. Те, чьи дети пострадали от прививок, пытаются предостеречь других. Отдельные врачи и даже чиновники, посвятившие долгие годы жизни распространению вакцин, прозревают и посвящают себя тому, чтобы открыть людям глаза.

Доктор фармакалогии Арчи Калокеринос пишет: «До 90-та процентов спада показателей детской смертности от коклюша, скарлатины, дифтерии и кори приходятся на период между 1860-ым и 1965-ым годами, то есть ДО того, как стали вводиться вакцинация и антибиотики.»

Конечно, однажды, все изменится… Но увы, пока что, как говорится, ВОЗ и ныне там.

Игорь Борисович Чарковский

17.04.2011

Источник: https://charkovsky.ru/2011/04/17/a-voz-i-nyne-tam/

 

Поделиться в соц. cетях!20.12.2013 13:30