Как вам было бы удобно выбирать семинары?
 
Неля
2017-12-06

Как я вас люблю! Спасибо за ваши книги! подробнее...

Екатерина
2017-12-03

С исследованиями Сергея Николаевича меня познакомила парапсихолог в Новосибирске.

Я искала на тот момент (развод с мужем, с которыми прожила 4 года, как говорят в психологии - первый кризис молодой семьи) такое знание, которое сможет объяснить мне, почему у меня такие результаты в жизни.

Запоем я прочла все книги за полгода и все полгода я работала над собой и внимательно наблюдала за своими мыслеобразами.

Итог о подробнее...

Марат
2017-12-03

Огромная Благодарность Сергею Николаевичу!

То, что жив-здоров, д.филос.н., дети, внуки, перспективы, все это от Аллаха, нет сомнений.

Доносит же Его мысли - наш С.Н.

Долгое время завидовал тому, кто страдали до семинаров.

Слава Аллаху, я поkучил свою болезнь. Вторник проснулся серьезной болью в левой почке - 10 см. ниже из-за железяк молодости.

Два дня постоянно, без всяких мыслей благодарил Аллаха за боль. В среду получил письмо о семина подробнее...

Cмотреть все отзывы

Законопроекты независимости России. Круглый стол в Государственной Думе РФ 27.11.2013 [видео 720pHD]

10 Дек. 2013

Обсуждение законопроектов и изменений Конституции, которые будут выводить Россию из подчинённого положения.

Участники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, www.eafedorov.ru)

Николай Стариков (писатель nstarikov.ru)

Александр Куринов ("Партия Великое Отечество" партиявеликоеотечество.рф)

Владимир Хомяков ("Партия Великое Отечество")

Владимир Обозный ("Партия Великое Отечество")

Денис Ганич (партия "Национальный Курс" нацкурс.рф)

Евгений Антошкевич (Фонд "Правопорядок-Щит")

Анатолий Степанов (Главный редактор "Русская народная линия" ruskline.ru)

Ирина Володченко (Руководитель аппарата Парламентского клуба "За суверенитет")

Ирина Волынец ("Партия Великое Отечество", программа "Русский миллиард")

Николай Стариков: Добрый день, уважаемые коллеги. Мы начинаем наш круглый стол рабочей группы при Государственной Думе. Тема нашего сегодняшнего круглого стола "О борьбе с коррупцией". 

Сегодня мы собрались:

- Поговорить о борьбе с этой серьезной проблемой, которая разъедает нашу государственность;

- Рассказать о тех законопроектах, которые уже внесены в Государственную Думу;

- Поговорить о тех законопроектах, которые подготовлены (в том числе есть серьезный законопроект о борьбе именно с коррупцией); 

- Обсудить эту проблему всесторонне. 

И, возможно, сегодня, в рамках нашего круглого стола, родятся идеи новых важных законопроектов, которые рабочая группа вносит в Государственную Думу, благодаря Евгению Алексеевичу Фёдорову, его коллегам по депутатской группе "За Российский суверенитет".

Передаю слово Евгению Алексеевичу. Расскажите, пожалуйста, о тех законопроектах, которые уже внесены в Государственную Думу и о тех, которые подготовлены к внесению в Государственную Думу.

Евгений Фёдоров: Большое спасибо. Уважаемые коллеги, уважаемые друзья, Николай Викторович. Я позже выскажусь по вопросам коррупции. А сейчас, раз на нашем столе по коррупции подняли вопрос вообще о законодательстве, дам информацию уважаемым участникам круглого стола о тех законах, которые разрабатываются депутатским объединением "Российский суверенитет" (часть из них внесены). 

Я хотел бы сказать, что из тех законов, которые внесло депутатское объединение "Российский суверенитет" (до этого готовила наша совместная с вами рабочая группа), - Государственной Думой принято три закона. Это довольно большая норма, причем, ключевые для нас. Понятно, что в процессе менялось и авторство, в том числе, и на президентское, но тем не менее – конечно, мы только за.

Главнейший из них закон, который сформировал понятие иностранных агентов в России. Это системный закон. Он информационный, но информационно-системный в том плане, что он раскрыл систему управления. В результате подключилась прокуратура, нашла 3млрд долларов в год финансирования этой системы только официальных (без чемоданов), прямыми грантовыми переводами. Это система параллельного внешнего управления Россией, имеющей статус внешне управляемой страны. 

Именно благодаря этому закону прокуратура и граждане России увидели, 

- кто, например, готовит в России законы, как систему;

- кто управляет стратегическими вопросами в России;

- и как выглядит непосредственно этот механизм внешнего управления, о котором мы с вами многократно говорили. 

В этом плане это важнейший закон, может быть, за последние двадцать лет. Потому, что он создал условия и предпосылки для принципиального изменения типа управления страной на суверенный. Недаром против него выступали Соединенные Штаты Америки, европейцы – бились против него со страшной силой. Но не смогли его остановить, и эта информация, правда – открылась, благодаря этому закону.

Это закон об имуществе чиновников за рубежом. На сегодняшний день он у нас принят наполовину: в части счетов и бизнеса, - но это главная половина. До домиков доберемся, потому что домики известны, и, по крайней мере, чиновники понимают, что иметь домик за рубежом - это противоречит карьере. Уже неплохо. 

Обращаю ваше внимание, мы в рамках продолжения этой темы (у вас роздана таблица наших законов) мы подготовили проект закона о государственной гражданской службе, где предлагаем чиновникам также проинформировать своих начальников, работодателей, о том, что у них имеются иностранные гранты. То есть о том, что они являются "немножечко" иностранными агентами в рамках своей деятельности. Хотя бы для того, чтобы их руководители владели этой информацией и понимали эти вещи. Хочу сразу сказать, что по нашим расчетам это около 100 000 человек в России. Это не пять чиновников. Понятно, что надо еще определить понятие иностранного гранта. Например, мы считаем, что участие в семинаре в Вашингтоне за счет американцев грантом не является, а вот полугодовая учеба в Йеле – является. Это понятие правительство должно определить и четко прописать. 

Подготовленный лично вами, Николай Викторович, уголовный кодекс по сепаратизму. Я думаю, вы о нем лучше расскажете в процессе круглого стола.

Внесен ключевой закон о статусе национального бизнеса. Создается новый институт, которого в России, но который есть у всех суверенных стран: это национальный капитал, национальный бизнес. Нет национального бизнеса – нет национальной политики. Потому, что любая политика в современном мире опирается на финансирование, на бизнес. В Советском Союзе не опиралась, а в современном мире опирается, поэтому, если нет национального бизнеса как института, то нет национальной политики, а, значит, нет национальных партий, нет национальной политической системы вообще. Это тоже надо понимать, поэтому этот закон очень важный и ключевой.

Кроме того, парадокс заключается в том, что компании, которые идут в статус национального бизнеса, не требуют вообще никаких государственных льгот по этому закону, но получают равные условия ведения бизнеса в части банковской системы, допустим, с европейцами, с американцами, с китайцами, с японцами и с другими странами. Равные условия автоматически создают возможности для просто гигантского прогресса и резкой индустриализации страны. Принятие этого закона, по нашим расчётам, означает строительство автоматически нескольких десятков тысяч предприятий в России, в течение десяти лет. Та самая индустриализация, которую Россия периодически проводила и в 30-е годы и в другие годы своей истории. При этом ни копейки от государства. 

Обратите внимание – строительство заводов, и для этого не нужно никаких расходов бюджета. Может, только вспомогательные: дороги подвести. Для самого предприятия – никаких. Просто потому, что мы переводим национальный бизнес на статус такой же, какой имеет российский бизнес за рубежом. За счет того, что Центральный Банк будет работать с этим бизнесом на принципах ЕЦБ, или на принципах Китайского Госбанка, или прочих. Хотя, конечно, лучше была бы национализация ЦБ, но это отдельный вопрос, упирающийся в вопросы Конституции.

Закон о СМИ, ключевой. Это саморегулирование, это механизм, который позволяет нам перевести под национальный контроль средства массовой информации.

Предложение в семейный кодекс. По поводу торговли детьми, того, что в России сегодня осуществляется. У нас усыновление идет в форме торговли, по отношению к развитым странам. Те же США покупают сегодня детей в России через агенства. А если через агенства – значит торговля. Потому, что нормальное, человеческое усыновление происходит по любви. Приходит человек в детский дом, встречает ребенка, который ему бежит навстречу, усыновляет. А тут человек сидит где-нибудь в Канаде, и по интернету выбирает картинки, думает, купить ему айфон или ребенка, решает купить ребенка, выбирает, покупает в России за 100 тысяч долларов, из которых половину выплачивают местные благотворительные фонды либо власти. 

В США внесли закон, по которому покупку детей за рубежом будет осуществлять для целей американского усыновления американский бюджет. За наши деньги, которые наш Центральный Банк перегоняет в Америку, будут покупать детей в России и направлять в американские семьи, внутри которых их еще будут перепродавать, как мы это знаем. Это в чистом виде колониальная практика, которая была у англосаксов последние 500 лет, только в современном выражении. Это торговля детьми, это работорговля. И мы внесли закон (позавчера) о том, что это возможно только по соглашениям. Напомню, что соглашения у России только с двумя странами – с Италией и Францией. С Францией оно прекращено в силу того, во Франции разрешены однополые браки, остается Италия, надо как-то и с ней прекратить соглашение.

Николай Стариков: Евгений Алексеевич, хотел бы попросить еще несколько слов об этом важном законопроекте по поводу усыновления. Мне кажется, не все коллеги, которые будут смотреть запись нашего круглого стола, поняли основной смысл. Сегодня это усыновление происходит во все страны, кроме США.

Евгений Фёдоров: И то туда осуществляется, но через посредников.

Николай Стариков: В чем важный смысл того законопроекта, который был подготовлен и внесен в Государственную Думу?

Евгений Фёдоров: Мы запрещаем иностранное усыновление, кроме стран, с которыми заключено специальное, ратифицированное, межгосударственное соглашение.

Николай Стариков: Таких стран было две – Италия и Франция. И с одной из этих стран, Францией, благодаря тому, что она подписала внутреннее законодательство о разрешении гомосексуальных браков, это соглашение больше не действует. Остается только одна страна, Италия.

Евгений Фёдоров: Да, по нашему закону пока остается только Италия. Но там ещё надо посмотреть, как выполняется это соглашение. Я считаю, что его действие тоже надо прекращать. Сами соглашения ратифицируются Государственной Думой.

Они носят статус закона, и в процессе его ратификации можно будет посмотреть, реально это соглашение или нет. Я считаю, что со всеми странами, которые осуществляют покупку детей, соглашение должно быть прекращено, и в соглашениях надо прямо указывать – покупка запрещена. Хочешь усыновить ребенка – не покупай. Каким-то образом интегрируйся в российское общество, иди "по-настоящему" в эти детские дома, к сиротам, входи с ними в контакт, но не покупай. Потому, что, к сожалению (еще раз повторю) 99% усыновлений выглядят и являются, по сути, в чистом виде покупкой.

Я хотел бы упомянуть еще целый ряд законов (список есть у вас на руках). Я не буду о них много говорить, скажу о двух главных вещах, которые, мы считаем, необходимо затронуть, и впервые на круглом столе мы этот вопрос поднимаем.

Две главные вещи такие.

Мы в свое время обсуждали, здесь же, на круглом столе, что необходимо готовить Российскую Конституцию суверенного государства, и такую мы готовим. Но это длительная, не простая вещь, потому, что писать новый текст, который устраивает всех, само по себе не так просто. Поэтому, на первом этапе, мы предлагаем пойти по пути (в рамках нашего круглого стола и депутатского объединения) принятия коротеньких изменений в Конституцию. Они у вас на руках есть. Все они только на принципах изъятия - изъятия прямого подчинения российской системы управления Соединенным Штатам Америки. Таких статей мы нашли шесть ( в Конституции, прямых статей). Из них три, которые у вас сейчас в руках, мы считаем, нуждаются в немедленном изъятии из текста Конституции. 

Для того чтобы не было споров – мы ничего не предлагаем, надо просто срочно обрезать ниточки внешнего управления, которые, в том числе, вскрылись через технологию иностранных агентов. 

Суть ниточек очень простая. 

"Общепризнанные принципы и нормы международного права". Это не международные договора, подписанные Россией, они есть отдельно в Конституции. Эта фраза означает, что есть нормы, которым Россия обязана подчиняться, даже если она их никогда не подписывала, и даже если она их не знает. 

Например, есть такая норма 1966 года, которая является обязательной по Конституции для России, по которой десять государств в мире решат, что в России что-то плохо с государственным строительством, сепаратизмом, они (десять государств) могут организовать введение внешнего управления в России официально по нашей Конституции. Приедут комиссары в Россию и скажут – "мы начальники, в соответствии с пунктом 4 статьи 15 вашей Конституции". И по нашей Конституции мы обязаны исполнять их эти решения. И таких вещей много. 

Когда мы начали проводить анализ (Ирина расскажет подробнее), то обнаружили, что есть огромная пачка бумаг, обязательных России к исполнению документов, ею не подписанных, но, в соответствии с Конституцией принятых. Это в чистом виде Конституция вассального государства, в которой так и написано – "приказы сюзерена являются обязательными к исполнению на вашей территории". Под общепризнанными нормами понимаются не нормы, с которыми согласны все страны. Это нормы, с которыми согласна одна страна – США и их союзники. Допустим, Китай, Индия и другие страны молча, в силу своего статуса слабого государства, не стали против них возражать.

Николай Стариков: И сама формулировка очень расплывчата. Что такое "общепризнанные нормы"? Кем они признаны? Мы понимаем, что Соединенными Штатами, но эта формулировка дает возможность для широкого толкования этих статей.

Евгений Фёдоров: Правильно, поэтому этот закон мы предлагаем рассмотреть. Но, для принятия этих, первоочередных, поправок к Конституции, необходимо подготовить закон о Конституционном Собрании. Которым мы сейчас занимаемся, и который планируем внести на общее рассмотрение в декабре месяце.

На сегодняшний момент в России существует пять вариантов закона о Конституционном Собрании. Самый главный вопрос, на который, возможно, сегодня в дискуссии кто-то ответит, это принцип его формирования

Предлагаются различные варианты: 

- Зюганов предлагает формировать из членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, президиума правительства с судьями; 

- Звалинский предлагает членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы; 

- Алкснис и Бабурин предлагают представителей Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, общественной палаты, общественные организации, представителей науки. 

- Вариант депутата Ковалева (губернатора Рязани) – делегирование членов Совета Федерации (только не весь состав, а по сто человек). 

Наш вариант (предварительный).

Конституционное Собрание должно быть это:

президент и представители всех муниципалитетов Российской Федерации, таковых 21 тысяча штук, никаких депутатов, никаких членов Совета Федерации, правительства, судей и всего остального. Мы считаем, что избыточное, двойное представительство оно не нужно. Как вариант для обсуждения. 

Право вносить имеет президент. Он же определяет место и порядок сбора Конституционного Собрания. Предусмотрена процедура обсуждения поправок к Конституции внизу. Муниципалитеты понятно, это в Москве их 168, а есть муниципалитеты, где живет по 500 человек. То есть это вполне серьезное, глубокое обсуждение в самом низу, и это единственный уровень власти, который (в силу того, что у них нет полномочий) не потерял какое-то доверие со стороны населения. Соответственно, 21 тысяча человек собирается, желательно не в Москве, а где-нибудь в Нижнем Новгороде, по мере поступления поправок в конституцию. Президент предлагает поправки, Собрание рассматривает и принимает решение. Принимает самостоятельно (если это что-то мелкое) или принимает референдумом. Конституция предусматривает эти два варианта. 

Но нам в любом случае нельзя изменить (даже в малости) нашу Конституцию, если не принять закон о Конституционном Собрании. Спасибо.

Николай Стариков: Спасибо большое, Евгений Алексеевич. Я хотел бы сделать небольшой комментарий по поводу того, что вы сказали, касаемо изменений в Конституцию. Возможно, не все коллеги знают, что серьезные изменения в Конституцию могут и должны вноситься согласно нашему законодательству через созыв Конституционного Собрания. В том-то и дело, что до сих пор в России (хотя Конституции уже практически 20 лет), законы о том, как собрать это Конституционное Собрание не прописаны. Их нет. Фактически, существует странная ситуация, когда теоретически можно внести изменения в Конституцию, а практически это сделать невозможно. Потому, что нет закона, как эта процедура должна происходить. 

Как раз предложение об этом, о формировании Конституционного Собрания, Евгений Алексеевич сейчас и высказал. Это важнейший механизм, без которого какие-либо изменения в Конституции мы просто не можем сделать. Единственно (вопрос очень серьезный, требует детальной проработки), мне кажется, что 21 000 человек это многовато. Чисто технически: собрать их и сделать так, чтобы этот орган был работоспособным. Это всего лишь сомнения, которые возникают в связи с глобальностью задачи и массой людей, которые будут в этом процессе задействованы. Это вопрос очень серьезный, я думаю, что мы, в рамках нашей рабочей группы, все эти вопросы обсудим. Тем более, вы помните, на одном из круглых столов присутствовал Степан Степанович Сулакшин со своими коллегами, у которых есть готовый вариант Конституции, и там, я думаю, что тоже многие интересные идеи мы можем почерпнуть. Пользуясь правом ведущего, я бы хотел ещё несколько слов сказать о тех законопроектах, которые внесены, рассказать о законопроекте "О коррупции" и дальше дать слово коллегам экспертам.

Мне кажется, что законопроект, который имеет такое достаточно скучное название "О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об Административных правонарушениях", является одним из фундаментальных законопроектов, которые помогут оздоровить ситуацию в стране. Косвенным свидетельством этого является реакция наших либеральных деятелей и либеральных СМИ на внесение этого законопроекта в Государственную Думу, Евгением Алексеевичем и его коллегами. Реакция истерическая, потому, что смысл этого законопроектапрекратить всевозможную пропаганду сепаратизма во всех его формах. Не только созданием вооруженных формирований, но и финансированием каких-либо мероприятий и организаций, разговорами, которые мы слышим в последнее время (и до этого слышали, но пореже). В последнее время они стали идти, что называется, "косяком", когда тот или иной деятель либерального толка, с полным ощущением того, что они получили команду высказываться за то, что надо отделить что-нибудь с их точки зрения ненужное от России. Такие выступления пошли одно за другим. Наш законопроект призван положить конец возможности выступать в публичной сфере с такими заявлениями.

Аналогии в международной юридической практике существуют. Это законопроекты, где есть уголовная ответственность в некоторых государствах за отрицание Холокоста, например. В каждом государстве народ определяет те темы, высказывания на которые он считает недопустимыми. В Израиле, Великобритании, Германии считается, что отрицать холокост, рассуждать на тему, сколько людей погибло от рук нацистов, недопустимо. И люди, которые занимаются подобной деятельностью, получают наказания.

Точно так же в России, мы считаем, что разговоры о том, что Россия может распасться, что от неё что-то надо отделить – это недопустимо. И люди, которые делают такие заявления в публичной сфере, должны быть наказаны. Вплоть до уголовного наказания. И в нашем законопроекте предлагаются достаточно серьезные сроки.

Также, с удовлетворением, хочу отметить, что как только мы с вами внесли этот законопроект, другие коллеги из Государственной Думы стали активнее высказываться на эту тему. Уважаемые депутаты из Коммунистической Партии Российской Федерации немедленно сказали, что у них тоже есть такой законопроект. Что мы не можем не приветствовать. Но будет правильно, если мы пригласим коллег (и мы это уже сделали, отправив официальное приглашение Геннадию Андреевичу Зюганову) присоединиться к нашему законопроекту. Может, дополнить его, видоизменить. Совсем необязательно, чтобы было много законопроектов на одну тему.

С другой стороны (я думаю, вы со мной согласитесь), я думаю, что главное для нас, чтобы с сепаратизмом в России начали реально бороться, и сепаратисты сели в тюрьму, отправились работать на свежий воздух, в ту самую Сибирь, которую они очень хотят отделить от России. А кто внесет этот законопроект – для нас с вами дело второе, десятое. Пользуясь случаем, хочу еще раз пригласить наших уважаемых коллег из Государственной Думы к работе над тем законопроектом, который уже внесен.

Хотелось бы сказать несколько слов о законопроекте по борьбе с коррупцией. Поскольку я не юрист, то мне хотелось бы постараться объяснить уважаемой аудитории смысл этого законопроекта, что называется, "человеческим" языком. Потому, что "человеческий" язык от юридического отличается довольно сильно, и, мне кажется, в такой форме его лучше всего понимать. 

Мы с вами знаем, что совсем недавно в государственную думу (мы с вами к этому законопроекту не имели никакого отношения, его внес президент) был внесен законопроект и достаточно быстро Государственной Думой утвержден. Смысл этого законопроекта сводится к простой и очевидной вещи. Тот, кто осуществляет террористические акты на территории России, должен нести помимо уголовной ответственности за свои преступления ещё и материальную ответственность за нанесенный ущерб.

Так же, в рамках этого законопроекта, было предложено, чтобы эту ответственность могли нести и родственники того, кто осуществил террористический акт. На мой взгляд, это очень правильная постановка вопроса, которая, если не полностью, то значительно может снизить террористическую опасность в России. Любой террорист будет понимать, что он-то может и взорвался и, как говорится, земные дела завершил, а вот у его родственников эти земные дела только начнутся с момента этого террористического акта. Мы с коллегами решили, что эту, достаточно правильную, логику, можно использовать и в борьбе с одним из самых страшных проблем сегодняшней российской действительности – коррупцией.

Смысл законопроекта, который мы хотим внести (это не буквально, юридически, но общий смысл) в том, чтобы подход к борьбе с коррупцией был аналогичен тому подходу, который реализован в рамках уже принятого законопроекта по борьбе с терроризмом. Коррупционер наносит серьезный вред не только экономике, но и политической сфере страны, её обороноспособности, наносится ущерб практически всем сферам. Подрывается доверие граждан к государству, что ставит под сомнение и территориальную целостность. Поэтому коррупцию мы должны рассматривать не только как экономическое, но и как политическое преступление.

В этом смысле, коррупционер, нанесший ущерб, должен нести не только уголовную ответственность, но, в том числе, и материальную. Это значит, что и родственники коррупционера, который признан судом виновным, должны нести ту же самую материальную ответственность, как будут нести родственники террориста, совершившего террористический акт. Это значит, что необходимо, в рамках нашего законодательства, вновь поставить вопрос о возвращении конфискации имущества. Позавчера, в газете, я прочел, что депутаты (депутат Резник, если я не ошибаюсь) внесли законопроект, который возвращает конфискацию в Уголовный Кодекс. В этом смысле наш законопроект движется в общем русле той законотворческой мысли, которая сейчас в Государственной Думе присутствует, и это нельзя не приветствовать.

Я хотел бы подчеркнуть ещё несколько моментов из законопроекта, который будет вноситься. Называется он так: "о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования мер по противодействию коррупции". Как мы видим, названия у законов длинные, и нужно понимать, что за ними стоит в реальности. 

В этом законопроекте впервые вводится понятие "коррупционное преступление" и определяется круг деяний, относящихся к коррупционным. Этим законопроектом предлагается определить четкий перечень коррупционных преступлений. По нашему мнению, таких сорок один. Сорок один состав преступления описывается данным законопроектом. А также создается механизм проверки законности происхождения имущества у близких и родственников лица, совершившего коррупционное преступление, и лиц, состоящих с ним в родстве.

Я считаю, что это очень важный законопроект, логика его соответствует тем законам, которые уже приняты, поэтому хочется выразить уверенность, что этот законопроект будет поддержан теми коллегами в Государственной Думе, которые уже проголосовали за аналогичные формы борьбы с терроризмом. Потому, что мы с вами считаем, что коррупция это одна из серьезнейших проблем нашего общества. Это вкратце. Я думаю, что этот законопроект вызовет довольно серьезный резонанс в СМИ, когда Евгений Алексеевич с коллегами внесет его в Государственную Думу.

Сейчас мне хотелось бы предоставить слово Александру Куринову, сопредседателю партии Великое Отечество, для того, чтобы Александр рассказал ещё об одном небольшом законопроекте, который готов к внесению в Государственную Думу. Который показывает как по ходу работы нашей рабочей группы при Государственной Думе возникают идеи для необходимости коррекции того или иного законодательного акта.

Александр Куринов: Спасибо, Николай Викторович. Я приветствую всех участников круглого стола. Хотел бы сказать, что сегодня мы говорим о многих законопроектах, которые, как мы считаем, принесут пользу России. Многие федеральные законы уже были приняты, и они работают на пользу России, на её суверенитет.

Говорят "гладко было на бумаге, да забыли про овраги". В данном случае я говорю о федеральном законе "Об информации, информационных технологиях и защите информации". Этот закон был принят в 2006 году. Но правоприменительная практика показала, что закон имеет изъяны. А именно. Есть такая террористическая организация (а она признана таковой по решению российского суда) – Хизб ут-Тахрир. Её деятельность была запрещена. Но, как оказалось, её деятельность запрещена только "оффлайн". Сайт данной организации, который рассказывал о её деятельности, целях, распространял иную информацию – оставался работоспособным. Неоднократные обращения в Роскомнадзор не привели к тому, чтобы сайт был закрыт. Оказывается, сайт нельзя взять и закрыть. Ещё раз напоминаю – организация по суду признана террористической, её деятельность "оффлайн", запрещена. 

В современном мире интернет играет зачастую даже большую роль, нежели некая деятельность "на улице". Закон имеет изъян. И наше предложение следующее – внести маленькое дополнение к данному закону, о том, что если по суду деятельность организации признана террористической, наносящей вред государству и его гражданам, то запрещается не только её деятельность "оффлайн", но и запрещена её деятельность "онлайн". То есть автоматически закрываются её сайты. Такое маленькое дополнение будет серьёзным подспорьем в борьбе с такими организациями, которые, к сожалению, стали появляться. Спасибо.

Николай Стариков: То есть нужно расширить функции Роскомнадзора, добавив всего лишь одну формулировку, чтобы он смог закрывать такие ресурсы не только за размещение призывов к суициду, детскую порнографию и тому подобное, но и просто потому, что эта организация уже судом признана террористической. Казалось бы, абсолютно логичная ситуация, но мы столкнулись с тем, что, к сожалению, в законодательстве бывают прорехи. 

Поэтому, мне кажется, деятельность нашей рабочей группы при Государственной Думе тем и ценна, что мы с вами думаем не только о каких-то "столбовых дорогах" (то есть больших, необходимых изменениях в законодательстве России), но, в том числе, стараемся залатать и те небольшие, но очень неудобные ямки, которые уже сформировались на существующих дорогах тем или иным способом.

Сейчас я хотел бы предоставить слово сопредседателю партии Национальный Курс Денису Сергеевичу Ганичу.

Денис Ганич: Спасибо. Добрый день, уважаемые коллеги. Действительно, коррупция является одним из основных рычагов десуверенизации России. Конечно, основным законом страны является наша Конституция, и те поправки, которые подготовила рабочая группа, в том числе касающиеся преобладания норм международного права над Конституцией РФ, - являются одним из основных элементов в этом процессе. 

Я хочу рассказать о том, как это может быть реализовано на практике. 

Как это делается

- В 2000 году, на основании реализации общепризнанных принципов и норм международного права, под эгидой ООН учреждается международная комиссия по вопросам вмешательства и государственного суверенитета. 

- В 2005 году на Всемирном саммите ООН концепция приобрела статус официального документа. 

- Совет Безопасности в 2006 году утверждает этот документ. 

И что мы имеем? По нему, если на территории Российской Федерации вспыхивает международный конфликт, и внешние эксперты диагностируют факты массовых злодеяний, то международное сообщество вправе прибегнуть к санкциям. Россия при этом оказывается лишена даже права на защиту. Заявляя в своей Конституции включенность общепризнанных принципов и норм в свое национальное законодательство, она обязана следовать духу и нормам принятых в ООН документов.

Это только начало. В 2011 году Советом по правам человека ООН принимает резолюцию, направленную на защиту секс-меньшинств. Она предусматривает создание специальной комиссии, осуществляющей ревизию национальных законодательств на предмет выявления положений, ущемляющих интересы представителей ЛГБТ сообществ. Россия не приняла такую резолюцию, но у нас в Конституции прописано, что международные нормы выше, чем наше законодательство. Понимаете, к чему это может привести? 

В 2012 году Советом по правам человека ООН инициируется резолюция о праве на свободу в интернете. Не цензурируемый интернет является в данный момент важнейшим фактором дезинформации, Россия и Индия не подписывают эту резолюцию. Но если Индия не подписывает – это одно, то Россия не подписывает – это совершенно другое. Опять мы имеем приоритет международных норм над Российской Конституцией, над российским законодательством. Таким образом, эти нормы и законы ставят под сомнение Россию, как суверенное государство.

Несколько слов я хотел бы сказать о поддержке тех законов, которые уже внесены и вызывает огромную дискуссию, в том числе и в интернете, на нашем сайте. Закон о Центробанке набрал порядка пятидесяти тысяч голосов поддержки граждан, люди в интернете активно высказываются. Недавно добавленный закон о запрете чиновникам иметь имущество за рубежом набрал порядка 25 000 голосов. Проект о статусе национального бизнеса поднял шум в предпринимательском сообществе. Предприниматели со всей России звонят, пишут, интересуются данным законом, активно включились в его разработку. Созданная группа по экономическому суверенитету (КЭС) принимает активное участие в этом процессе. Поддержка народа и наши законы должны в итоге привести, я надеюсь, и к изменению Конституции и к Референдуму. Спасибо.

Евгений Фёдоров: Правильно наш коллега подметил. Обратите внимание. Например, когда в России де-факто вводятся решения, связанные с ювенальной юстицией. Я знаю, в Ростовской области уже висят таблички "ювенальная юстиция" над судебными учреждениями, выделяются отдельные отделы, так же и в Московской области, в самой Москве. 

Они это делают законно, несмотря на то, что президент категорически против говорил в Колонном зале, что он против ювенальной юстиции. Законы формально не прошли, но в соответствии с нормами Конституции о международном приоритете (международного, не признанного Россией права), было принято соответствующее решение Конституционного Суда, которое подтвердило, что судебная система в этом случае руководствуется этими нормами международного права. Мы - страна, напрямую управляемая в некоторых позициях из-за рубежа, в соответствии с нормами Конституции.

И если у Американцев не удалось провести прямые законы о ювенальной юстиции, они "плюнули" и напрямую ввели эти элементы ювенальной юстиции в России де-факто, опираясь на Российскую Конституцию. И "плевали" они даже на Государственную Думу, которая тоже для них не препятствие. И даже на позицию президента. Потому, что у нас так записано в Конституции, что мы страна, подчиняющаяся Соединенным Штатам Америки напрямую, без вотирования этого нормами национального законодательства. Спасибо.

Николай Стариков: Спасибо большое. Я хотел бы сейчас слово предоставить сопредседателю ПВО ("Партии Великое Отечество") Хомякову Владимиру Евгеньевичу. 

Владимир Хомяков: Уважаемые коллеги! Я тут достаточно много написал, пока слушал выступления моих коллег. 

Во-первых, кратко скажу о том, что мне действительно очень понравилось. Закон о национальном бизнесе – очень своевременный закон, потому хотя бы, что я видел уже реакцию бизнеса, когда о вероятности введения такого закона ему только сообщили. 

Мы проводили встречи с бизнесом в Иркутской области, и интерес был более чем серьёзный. Там, кстати, выступал один из представителей группы Евгения Алексеевича – депутат Романов. Мягко говоря, был очень высокий к этому интерес. Если это поможет сдвинуть проблемы с деофшоризацией экономики – слава Богу.

Что касается Семейного кодекса. Проблема с торговлей детьми, я считаю, это вообще позор для России, потому, что только при иноземной оккупации были примеры, когда страны торговали детьми. В частности, Грузия ввиду своей бедности поставляла Османской империи и персам мальчиков для извращенцев, и девочек для гаремов. Была такая позорная дань. 

Я думаю, что мы не должны идти по этому пути, потому что это позор. Это только в условиях оккупации может быть. 

Что касается сепаратизма. Я совершенно точно разбирался с этим вопросом, поэтому совершенно точно могу сказать, что проблема сепаратизма реально существует. В частности, некоторые политические партии абсолютно открытым текстом используют проблему сепаратизма, то есть сепаратистские лозунги, в том числе в последних выборах. 

В частности, по Иркутской области это была гражданская платформа Прохорова, которому удалось, кстати, провести четырёх депутатов. 

Я считаю, что эти вещи абсолютно недопустимы. Уже предпринимаются нами некоторые шаги по поводу создания неких общественных структур для воспрепятствования сепаратистским тенденциям. Но без чёткого запрета на уровне государства, я считаю, что это не принесет серьезных результатов.

Я просто хотел бы предложить следующее. Вы упомянули "Хизб ут-Тахрир" пресловутый. Проблема с инфильтрацией сюда нетрадиционных для России форм ислама и политизации его, сегодня серьёзно может осложнить ситуацию в стране, особенно в связи с событиями в Сирии и около наших границ, с перспективой переброса их на Иран и Среднюю Азию. 

Поэтому, как мне кажется, ответственность за пропаганду сепаратизма надо расширить также на некоторые идеологические и религиозные течения, которые косвенно способствуют сепаратизму. Например, на те же ваххабитские течения, которые в основе своей имеют создание мирового халифата.

ам тезис о борьбе за халифат, допустимости создания мирового халифата подразумевает ликвидацию национального суверенитета России, которая должна быть включена в этот халифат. Соответственно, любой призыв к халифату должен рассматриваться как призыв к расчленению России и караться по статье "сепаратизм". 

Здесь вообще гораздо более глубокий вопрос, чем в состоянии мы понять на круглом столе. Это требует отдельного круглого стола, может быть. 

Давайте не будем забывать, что сам Путин недавно высказался по поводу воссоздания Богословского института нашего традиционного ислама, потому что ислам в России – древняя религия, ему тоже тысячи лет. В России, я имею в виду, наш традиционный поволжский ислам со времен Великого Булгара. 

Но мы должны понимать, что сегодня то, что нам пытаются имплантировать через Саудовскую Аравию наши западные заклятые друзья, это произведение XVIII века, когда пресловутый Альвахаб начал совместно с английской разведкой проповедовать это дело. Это не более чем технология разрушения страны. Поэтому относиться к нему нужно соответственно.

Я думаю, что стоит подумать о запрете определённых религиозных течений как опасных сект, деятельность которых направлена на расчленение страны. Возможный запрет – следует наверняка ограничить пребывание в роли имамов на территории России лиц, которые закончили учебные заведения в Саудовской Аравии и Египте, потому что многие из них поражены именно метастазами ваххабизма. И об этом говорят в том числе и мусульманские деятели. Это не я просто, как православный, говорю, это говорят сами мусульмане.

Совершенно необходимо восстановить Богословскую школу собственного традиционного ислама в России, дабы отсечь этот внешний элемент. Это тоже элемент внешнего управления, только немножко по другим каналам. 

Перехожу к коррупции, к любимой моей коррупции. О ней следует понимать несколько вещей. Я думаю, сегодня тема коррупции безмерно политизирована, в том числе политизирована оппонентами действующей власти. Чувство такое порой возникает, что при нынешней власти, собственно, коррупция и появилась. 

Это далеко не так. Коррупция родилась (давайте об этом постоянно помнить) вследствие полукриминального перераспределения общенародной собственности в начале 90-х. Именно тогда получение крупнейших предприятий за 3% даже не их стоимости, а стоимости их годовой продукции было бы невозможно без коррупционных схем на самом верху. 

Именно тогда зародилась коррупция на общегосударственном уровне. И поэтому без изменения всей системы отношений собственности, без того, чтобы своим не совсем законным владением крупные владельцы собственности были обязаны не действующему закону, а конкретному чиновнику, который на это глаза закрывает, без этого мы от коррупции не уйдем. 

Существует такая объективная мотивация коррупции, как идеология. 

Давайте не будем забывать, что в течение двадцатилетия после того, как была запрещена государственная идеология, идеология формируется как вариант западной идеологии в варианте для колонии, которой задаются вполне конкретные стандарты поведения, вполне конкретные жизненные установки. В частности, направленность на личное обогащение, достижение максимального успеха, успешности в жизни любым способом.

 А также не будем забывать и о том, что второй раздел Конституции – это очень любимый либералами раздел, он относится к основам государственного строя, то есть сам он изменён быть не может в рамках действующей Конституции, только при новой. 

Он по сути весь говорит о правах человека, о приоритетности прав человека, о главной задаче государства защищать эти права человека, ибо ответственность этого человека только перед другим таким же человеком, с такими же правами, личность перед личностью. Даже на уровне частной собственности. Мне очень нравится этот пример использовать. Я специально заглянул, что написано о частной собственности, какие есть ограничения на использование частной собственности. 

Оказывается, только одно: 

- Если ты используешь собственность, наносишь при этом вред государству, или обществу, или окружающей среде, - это все можно. 

- А вот если ты наносишь вред собственности другого частного лица, другой частной собственности, - тогда это нельзя, тогда это Конституция запрещает.

Сам этот подход говорит о том, что второй раздел Конституции нуждается в кардинальном пересмотре, и пока он будет существовать, он фактически закладывает коррупцию 

Почему? 

Потому что он делает недоступным вмешательство. То есть риторический вопрос госслужащему или чиновнику "откуда дровишки?" – это вмешательство в его частную жизнь, в его права, тем более в отношении его родственников, в отношении его родных и близких и так далее.

До тех пор пока эти стратегические вещи не будут изменены, коррупция у нас будет. Не надо себя утешать, что мы победим, введя какие-то ограничения по закону. Всё, что мы можем сейчас сделать, и то, что мы делаем, – это мы вводим некие ограничения. Скажем так, мины ставим на пути, чтобы не слишком много воровали и тащили. 

И в этом смысле закон, предусматривающий ответственность родственников, принципиально важен, он правилен. Поскольку бизнес, всевозможные финансы, собственность за рубежом и прочее, как правило, регистрируются на родственников, они должны нести ответственность по всем коррупционным скандалам с главой семьи. 

При этом, как мне кажется, необходимо потребовать декларации (сейчас требуется декларация на собственность и счета для государственных служащих) также и для родственников, включая детей, родных и близких. Это есть, да? Вот и прекрасно, вот и пусть отвечают по этому делу. 

Теперь, как мне кажется, необходимо вернуться к нашему прекрасному закону, идея которого, кстати, родилась в этом самом зале в свое время по запрету владения собственностью и счетами за рубежом для госслужащих и депутатов. Как мне кажется, отступать здесь нельзя, и ограничиваться только счетами и бизнесом тоже нельзя. Это можно рассматривать в лучшем случае как компромисс.

Нужно поставить вопрос тогда так, в таком, мне кажется, компромиссном варианте. Они обязаны сдать собственность, приобретённую после принятия должности. То есть до принятия должности они приобретают какую-то собственность, вопрос – откуда дровишки. То есть они не могут приобретать собственность после, за их карьеру политическую. Хотя бы в таком варианте.

Очень правильный закон о грантах. Сто тысяч чиновников – это страшная цифра. 

Кстати, я хотел бы узнать, Евгений Алексеевич, чтобы опять мне не попасть впросак, распространяется ли запрет на получение грантов на образование и прочее также на родственников этих лиц или, только на них самих? Потому что самый лучший способ купить человека – это, скажем, оплатить образование его детей где-нибудь в Англии. Это тоже вариант взятки и вариант внешнего управления. Мало того, что из него готовят человека с мозгами, ориентированными не на Россию, его ещё тем самым… 

Денис Ганич: 69% детей чиновников учились или учатся. 

Владимир Хомяков: Я считаю, что данные об обучающихся за рубежом детях тоже должны быть в досье чиновников, которое доступно должно быть для публичного пользования, потому что люди должны знать, где семья. "Где сокровище твоё, там и будет сердце твое", - в Писании сказано. Где у них сокровище главное, семья?

И я думаю, надо ещё подумать в плане антикоррупционных мер о необходимости проведения проверки госслужащих и депутатов после завершения их политической карьеры и ухода в коммерческие структуры на предмет их прошлой деятельности, не связана ли она как-нибудь с лоббированием интересов этих самых коммерческих структур. 

И наконец, по Конституционному собранию мысли возникли уже по ходу. Позволю себе их изложить. 

Конечно тот, вариант, который предлагают, что менять Конституцию, 

уже все это дело поняли. Конституция не годная, Конституция абсолютно колониальная, Конституция, принятая при сомнительных обстоятельствах, и сомнительно, принята ли вообще. Естественно, единственный выход из этого тупика (мы же не можем отказаться от Конституции вообще, лучше плохая и неправильная, чем вообще никакой)…

Евгений Фёдоров: Может быть, Основной закон, как в России было, Свод основных законов.

Владимир Хомяков: Хорошо, пусть будет Свод основных законов, неважно. Так или иначе, Конституционное собрание или что-то вроде потребуется собирать. 

И не дай бог, если оно, конечно, будет собрано по той схеме, по которой предлагают некоторые наши думские фракции, а именно – из депутатов, из Совета Федерации и так далее. Это всё равно как если бы (извините, никакой пошлой аналогии у меня с уголовниками и депутатами нет) судить судом присяжных за уголовные преступления доверяли тем, кто уже сидит по уголовным преступлениям.

Ребята, извините, люди сидят у власти, люди находятся у власти. Естественно, они, меняя Конституцию, будут менять её под себя с тем, чтобы зафиксировать своё присутствие во власти на дальше. 

Этого делать категорически нельзя. 

Однако, с другой стороны, извините, Евгений Алексеевич, но идея передать чисто муниципалитетам мне кажется тоже неправильной, потому что двадцать одна тысяча человек не могут принимать Конституцию. Конституцию вообще не может принимать огромное количество людей. Так повелось. Как мне кажется, схема должна быть следующая возможна.

Евгений Фёдоров: Там референдум, они дают на референдум этот закон.

Владимир Хомяков: Как возможная схема.

Во-первых, дискуссия не может вестись по Конституции целиком на запятых, на юридических нюансах отдельных статей. Дискуссия может вестись об основных подходах к конституционному строю. Есть там десять-пятнадцать вещей, которые, скажем так, принимаются на уровне обсуждения, выносятся на обсуждение, обсуждаются. И вот два варианта: либо вот так, либо вот так. 

Евгений Фёдоров: То есть предлагаете ввести два-три чтения. 

Владимир Хомяков: Нет, это не чтения. Уровень референдума на уровне основ конституционного строя.

Евгений Фёдоров: Два референдума?

Владимир Хомяков: Да, два референдума обязательно. Референдума получится два, как ни крути.

Во-первых, референдум о подходах основных. Что толку, если будут сидеть писать, ломать копья в течение года Конституционное собрание о тексте Конституции, о запятых, о параграфах, при том, что основы конституционного строя, которые предлагают, не устраивают большинство населения. Какой смысл в этом? Никакого смысла, я считаю. 

То есть, не принимается некое принципиальное решение, и его можно вынести на референдум. На референдум нельзя выносить, я повторяю, сразу Конституцию, можно выносить основные подходы. И вот тут люди в состоянии подумать и высказать своё мнение.

Далее – второй этап. Этап Конституционного собрания, которое собственно пишет текст, который сводится к юридическим формулировкам. 

Мы всё пытаемся установить какую-то систему представительства на уровне внешнеполитической системы. Почему бы нам не копнуть немножко дальше, не вспомнить исторический опыт и не вспомнить, как, допустим, формировались те же Земские соборы. 

Земские соборы формировались по двум принципам:

- Одно, условно говоря, корпоративное, сословное представительство – по-нынешнему говоря, корпоративное.

- А другой смысл – это земское представительство, то есть от территории. 

Возможно, имеет смысл то самое Конституционное собрание сделать из двух частей. 

1. В одной будет корпоративное представительство обеспечено, то есть ведущих религий, ведущих, скажем, профессиональных групп, политических партий там же, ведущих общественных движений там же. То есть это те, кто будет в состоянии разработать на должном юридическом уровне положения Конституции.

2. А другую часть, которая, собственно, будет принимать решение от имени Конституционного собрания о допустимости того, что им предлагают, выбрать по земскому принципу, может быть, на уровне тех же муниципалитетов по многоступенчатой системе. Потому что ясно, не двадцать одну тысячу мы будем сажать разбирать Конституцию, просто не прочитают её.

Евгений Фёдоров: Почему вы так плохо думаете?

Владимир Хомяков: Двадцать одна тысяча человек! Я думаю о людях реально, а не плохо.

Денис Ганич: Пока вы тут сейчас говорите про ваххабизм, только что последние новости. В Москве только что задержали четырнадцать человек исламистов со взрывчаткой, оружием на востоке Москвы из экстремистской организации.

Владимир Хомяков: Удивляться тут нечему, фильтрация этих ребят идёт. Заметьте, сейчас количество потенциальных террористов очень серьезно выросло за счёт тех, кто приезжает сюда в роли трудовых мигранты. На них основная ставка, потому что они наиболее бесправные люди, ими легче манипулировать. Даже с Кавказа уже не основной поток идет. 

Плюс сейчас большой поток мигрантов из Сирии идёт, от оппозиционеров. Я заканчиваю выступление. Спасибо. Я думаю, что мои, возможно, предложения покажутся кому-то правильными.

Евгений Фёдоров: Я тогда сразу отреагирую.

Я согласен, что в Конституционное собрание надо ввести ещё с правом совещательного голоса всех представителей, о которых вы говорите. Вы же об этом говорите?

Владимир Хомяков: Да.

Евгений Фёдоров: Конечно, и депутатов можно ввести, но с правом совещательного голоса. Я с этим согласен. 

И насчет призывов вы вначале сказали. Как расценивать призыв председателя Правительства Англии Кэмерона включить часть России до Урала в Европейский союз?

Владимир Хомяков: Я думаю, господина Кэмерона нужно заочно судить за пропаганду сепаратизма и запретить ему въезд на территорию России. 

Николай Стариков: Я думаю, что британским коллегам нужно отвечать в их же духе. Если они никогда не видели карту России или делают вид, что не видели, и думают, что Россия оканчивается Уралом, то мы должны делать вид, что Британия ограничивается Англией, а Уэльс и Шотландия – это совершенно иное образование. 

Скоро будет референдум, мы поддерживаем, естественно, как сторонники общечеловеческих ценностей курс Шотландии на независимость. Я думаю, с удовольствием года через два пригласим делегацию независимой Шотландии к участию в нашем круглом столе. Обсудим, возможно, появление в Шотландии Конституции, потому что, как вы понимаете, в Великобритании Конституции нет.

В этом смысле, я думаю, наша рабочая группа и депутаты России могут внести серьёзный вклад в становление парламентаризма в Великобритании, и в том числе в независимой Шотландии, и поделиться опытом конституционных реформ, в конце концов, чтобы в этом отсталом королевстве в смысле конституционного права наконец-то восторжествовала свобода и демократия, и там появилась хоть какая-нибудь Конституция, впервые, за историю Великобритании. 

Также мне хотелось бы заметить, что есть разные точки зрения на развитие Конституции, конституционных норм в России. Конечно, это очень серьёзный вопрос, который должен обсуждаться.

Помимо этого, Евгений Алексеевич совершенно справедливо заметил, что иногда играют названием:

- есть Конституция, 

- а есть Основной закон. 

Я хотел бы напомнить, что точно такая же ситуация сегодня существует в федеративной республике Германия. Во времена разделения Германии на две части в ФРГ был принят (Grundgesetz по-немецки), то есть Основной закон, в котором написано, что после воссоединения Германии в единое государство будет принята Конституция. Вот Германия в 1990 году воссоединилась, а Конституции до сих пор как не было, так и нет, всё Основной закон. Поэтому здесь тоже такие варианты вполне возможны. 

Сейчас я хотел бы предоставить слово Володченко Ирине Алексеевне, руководителю аппарата Парламентского клуба "Российский суверенитет". 

Ирина Володченко: Спасибо большое за предоставленное слово. Хотелось бы сказать следующее. 

Укрепление суверенитета на данный момент в России является одной из самых важных стратегических задач, причём на всех уровнях: политическом, экономическом, финансовом, идеологическом и культурном. Об этом говорил еще президент Российской Федерации Владимир Путин на Послании Федеральному собранию в 2013 году. Он поставил этот вопрос, как вопрос ключевой. 

Хотелось бы сказать, что в мире XXI века укрепление суверенитета, особенно для нашей страны, должно стать первоочередным вопросом, который должен решаться. И для этого была создана Депутатская группа "Российский суверенитет".

Успешно были разработаны законопроекты, которые направлены на укрепление суверенитета. Если мы говорим о политическом суверенитете, то это опять-таки закон о сепаратизме, потому что он направлен на укрепление целостности нашей территории и недопустимости призывов к её разделению. 

Далее, если мы говорим об экономическом суверенитете, то это прежде всего закон о статусе национального бизнеса. Я думаю, уже ни для кого не секрет, что весь крупный бизнес, 90%, находится вне российской юрисдикции. Это огромный отток капитала. Эту проблему нужно решать. Девять из десяти крупных сделок заключаются за рубежом. То есть все известные компании, тот же "Лукойл", находятся вне российской юрисдикции. 

Евгений Фёдоров: Тот же "Газпром".

Ирина Володченко: Тот же "Газпром", да. У него частично есть государственное, но в основном, конечно, да, он тоже за рубежом находится.

Если мы говорим об обретении информационного суверенитета, то это внесенный нами законопроект о средствах массовой информации в части введения института саморегулирования. Мы хотим добиться все-таки того, чтобы в сухом остатке это были национально ориентированные СМИ, а не СМИ, которые живут на иностранное финансирование, которые преподносят гражданам нашей страны Россию в негативном оттенке, и таким образом уже с детства прививают нелюбовь к своему Отечеству и желание отсюда уехать. 

Если мы говорим об обретении исторического суверенитета, то необходимо выработать единый учебник по истории. Пока у нас ещё нет законопроекта, который говорит об этом, но уже общественное обсуждение идёт и уже концепции различные разрабатываются. Действительно, как возможно то, что мы открываем учебник истории, и там четыре страницы посвящено Великой Отечественной войне – главной войне, благодаря которой мы сейчас живём все в Российской Федерации.

И возвращаясь к вопросу политического суверенитета о приоритете норм международного права. Недавно была встреча президента с заведующими кафедр государственного и конституционного права, и на этой встрече был вопрос поднят. 

Было сказано, что ни в одной нормальной суверенной стране нет такой нормы, которая позволяет по сути, то есть приоритет этих общепризнанных принципов и норм может позволить в будущем вторгнуться в дела государства. А для этого эта норма и была введена, чтобы использовать её для России, как для колонии. И под любым предлогом, якобы юридически правомерным, можно было ввести войска и так далее. Все мы понимаем, о чём идет речь. 

И касательно решения международных судов. 

Россия должна иметь право исполнять решения тех международных судов, которые не противоречат нашей Конституции и нашим национальным интересам, а не наоборот, как это, допустим, делается в Великобритании. Великобритания исполняет только те свои законы и решения международных судов, которые не противоречат её Конституции. Почему же у нас наоборот?

Владимир Хомяков: Вот эту норму, мне кажется, надо просто дополнить в Конституции. То есть приоритет международного законодательства, если это не противоречит Конституции и национальным интересам. Всё, после этого можно спокойно эту статью оставить. 

Ирина Володченко: Это слишком такое широкое толкование.

Николай Стариков: Лучше формулировка наоборот – приоритет законодательства, что законы и международные соглашения действуют только в том случае, если не противоречат внутреннему законодательству России.

Владимир Хомяков: Это уже в новой Конституции.

Ирина Володченко: Да, приоритет национального законодательства, но не отменяя наши международные обязательства. Это важно. 

Поэтому хотела, конечно, сказать, чтобы эксперты в любой момент всегда подключались к нашей работе, высказывали своё мнение, участвовали в работе. Надеюсь, что работа наша будет во благо. Спасибо. 

Денис Ганич: Да, работа над концепцией нового учебника идёт, и приглашаем партию "ПВО" поучаствовать в этой концепции. 

Николай Стариков: Да, спасибо большое. Обязательно примем участие в этой работе. 

Я хотел тоже небольшую реплику по поводу того, что сказала уважаемая Ирина Алексеевна.

Во-первых, что касается офшоризации российской экономики, необходимости деофшоризации. Об этом говорил президент. Был подготовлен доклад по деофшоризации "Партией Великое Отечество" совместно с академиком Глазьевым и его специалистами.

В принципе, мы сейчас уже видим конкретные результаты этой работы. Они широко не афишируются, о них сказали как бы вскользь, поэтому я просто хотел обратить внимание. 

В Москве сейчас изменяется законодательство в деле налогообложения торговых центров. Выяснилось, что огромные здания, много тысяч метров, находящиеся в центре столицы, не платят в бюджет ничего, потому что они зарегистрированы в офшорах, соответственно, якобы там что-то платят. 

Меняется законодательство в очень простую сторону: где бы вы ни были зарегистрированы, вы должны платить в московский бюджет соответствующие платежи. Абсолютно разумно, абсолютно правильно. 

Поэтому такая незаметная деофшоризация нашей экономики уже двигается.

И ещё я упустил момент, забыл, когда Евгений Алексеевич рассказывал о тех изменениях в конституционные нормы, которые необходимо внести. Хочу сказать, что я недавно выступал с лекцией перед студентами, и перед этим внимательнейшим образом ещё раз изучил нашу Конституцию. Нашёл очень интересный момент, о котором, мне кажется, мало кто говорил до этого.

Я сейчас приношу свои извинения, что не помню точно номер статьи, но в одной из статей Конституции говорится о самоопределении народов России. Мы с вами понимаем, что эта формулировка очень странная. У нас всегда самоопределение вплоть до отделения было. Там, слава Богу, это не написано. Но прямо написано – "свободное развитие и самоопределение народов России".

Я думаю, что вот это самоопределение, конечно же, должно быть из Конституции удалено, потому что у нас самоопределение может быть одно: у единого неделимого российского народа в рамках единой неделимой территории Российской Федерации. Вот этот народ в рамках этой территории и должен самоопределяться, но никак не отдельные народы в рамках частей территории Российской Федерации. Это тоже, мне кажется, очень важный момент. 

Николай Стариков: А сейчас я хотел предоставить слово главному редактору "Русской народной линии" Анатолию Дмитриевичу Степанову.

Анатолий Степанов: Благодарю. Уважаемые коллеги, благодарю Вас за приглашение принять участие в Вашем круглом столе. Мне кажется, что эта тема, которая сейчас обсуждается, наверно, одна из ключевых сегодня тем. Мы видим, что происходит в обществе довольно опасная тенденция, когда рядом с ростом благосостояния народа, которое можно увидеть невооруженным глазом, растет все-таки в обществе недовольство властью. Этим ситуация напоминает ту ситуацию, которая была накануне 1917 года, когда уровень благосостояния народа рос, но тем не менее среди элиты росло недовольство властью, которое вылилось в революционное потрясение. Причины этого недовольства связаны с очень резким социальным расслоением. Одной из причин этого социального расслоения является коррупция. Вопрос коррупции является ключевым вопросом будущего. 

Фактически вся общественная структура в любых условиях она должна представлять собой треугольник: верховная власть, элита и народ. Во всех социальных устройствах, государственных устройствах элита всегда стремится верховную власть сделать своим продолжением и треугольник этот превратить в прямую. Как только верховная власть начинает освобождаться от зависимости от элиты, она начинает вспоминать о народе, начинает искать прямые пути, выходы к народу, обращаться, создавать какие-то механизмы связи с народом. В этом смысле, как раз идея Конституционного собрания это один из таких инструментов связи верховной власти и народа. 

Поэтому идея, которую озвучил Евгений Алексеевич, на мой взгляд, она очень здравая, чтобы в Конституционном собрании принимали участие непосредственные представители народа. Муниципалитеты это есть непосредственные представители народа. Чтобы верховная власть, таким образом, обратилась напрямую к народу в этом важнейшем вопросе. 

И эта идея исключения из Конституции пунктов, связанных приоритетом международного права над национальным и исключение статьи, которая запрещает идеологию – это действительно краеугольные вопросы, потому что это то, что способно разрушить государство, и разъедает сегодня государственный механизм. Идеология – это тот инструмент, который должен обеспечить лояльность элиты верховной власти. Если нет идеологии, это место заменяется всякими коррупционными механизмами. 

Фактически сейчас элита действует против верховной власти, и это видно. Самый яркий пример – это закон "Об образовании". Я бы хотел, чтобы та группа, которая работает над законопроектами, не забыла этот закон. Ведь что произошло? Я напомню. В послание к Федеральному Собранию Владимир Владимирович Путин четко обозначил позицию по отношению к сфере образования, и недвусмысленно заявил о том, что необходимо вернуть школам функцию воспитания. И буквально через две недели он подписывает закон, который построен совершенно на противоположной идеологии, на идеологии отсутствия воспитания в школах. Законопроект, который, как убедили главу государства, прошел широкое обсуждение общественности, и уже это можно сказать мнение педагогической общественности. На самом деле это обсуждение проходило кулуарно, было организованно и слушались, привлекались только те эксперты, которые поддерживали позицию Министерства образования. Но совсем недавно на встрече с литераторами Путин сказал о том, что там пробрался креативный класс в Министерство образования. Действительно, этот креативный класс и создал эту проблему. И в результате недовольство народа этим законом обращается на человека, который его подписал, на представителя верховной власти. 

На мой взгляд, закон "Об образовании", надо не забыть о нем, потому что это важнейший закон и изменить те разрушительные нормы, которые в нем заложены – это тоже необходимо наряду с законопроектами о суверенитете и законопроектами, которые разрабатываются Вашей группой.

И последнее, о чем я хотел сказать, что Владимир Путин произнес ключевую речь (валдайскую речь), когда впервые заявлено о необходимости государственной идеологии. Это фактически обращение верховной власти к нам, тем представителям общества, которые понимают эту необходимость и готовы этому способствовать. Мы сейчас собираемся, и уже работа такая идет, создание такого общества русских традиционалистов (рабочее название), такое идеологическое общественное движение, которое объединило бы представителей русской патриотической интеллигенции в деле помощи верховной власти в создании этой идеологии развития, о которой заявил Владимир Путин в валдайской речи. Эту работу, это широкое обсуждение, на мой взгляд, надо активно продолжать. Вот собственно все, пожалуй.

Николай Стариков: Спасибо большое. Я хотел предоставить слово Антошкевичу Евгению Михайловичу, члену попечительского совета фонда "Правопорядок-Щит".

Евгений Антошкевич: Два слова о самой организации, которую я тут представляю. Не думаю, что международный, межрегиональный фонд, который объединяет сотрудников спецслужб и правоохранительных органов был у всех на слуху, поэтому несколько слов. Фонд объединил несколько сот человек профессионалов, которые имеют порядка двадцати 5-30-летний опыт оперативной работы в системе государственной безопасности, Министерства внутренних дел главного разведуправления и так далее. Нам кажется, что наш опыт, он может быть востребован, потому что работа проводилась всеми органами, о которых я сейчас сказал, перечисленными. Она была довольно серьезная. Были, конечно, поражения, но были и победы. В результате этот опыт был набран и он был использован. 

Нас приглашали в свое время, когда обсуждалась реформа милиции и полиции. Там приходилось, и выступать, и оставлять документы и сообщать мнение и так далее. Но, к сожалению, административный способ реформирования такого серьезного органа, как министерство внутренних дел, он на тот момент превозобладал. 

Сейчас я буду опускаться на самый нижний уровень сегодняшних вопросов, это конкретно коррупция. Потому что все, что мне сегодня удалось тут услышать – это очень высокий уровень. Все те законопроекты, которые предлагаются и внесение изменений в которые предлагаются – это действительно очень высокий уровень государственного строительства. Из них самый низкий, на мой взгляд, это коррупция, и практически самый простой.

Мы предложили такой лозунг "Сделаем взятку невыгодным предприятиям". В наше предложение ввели психологию, как базу, на которую можно было бы вообще реформировать само принятие решения: человек берет взятку - государственный работник, сотрудник, берет взятку – у него есть мотивация. При внесении некоторых изменений в психологическую основу (мотивацию) – человек не берет взятку. Как бы он плохо ни жил, он взятку не берет. Но оказалось, что этот вопрос намного шире. 

Я позволю себе повторить то, что я сегодня здесь услышал, что психологическая мотивация должна работать и будет работать, допустим, в таком немаловажном вопросе, как приоритет общества над личностью. В нашей Конституции написано, что приоритет личности. А сейчас мы видим, что происходит в Европе. Я не стану повторять этого, потому что у всех и на слуху, и, к сожалению, на языке. 

Почему в России должен быть приоритет общества над личностью, с какой стати? Весь мир развивается по европейской траектории и там действительно приоритет личности. Почему Россия должна выбиваться из этого процесса, и почему у нас должен быть приоритет общества над личностью? Что может решить многие наши проблемы, если мы эти приоритеты выстроим правильно, как мы считаем правильно, в частности, как Владимир Евгеньевич сообщал. 

Есть, допустим, то, что я услышал: национальный капитал, национальный бизнес, национальная суверенная национально-ориентированная политика. Вообще, что такое национальный характер? На чем это все базируется? На чем это все может быть основано, на понимании чего? Потому что если эту базу не выяснить, ее для себя не прорисовать, тогда это получается очень хорошая декларация. С соответствующей, конечно же, юридической проработкой, экспертной, специалистами, и так далее. Но главное-то что? 

Есть психологическая основа, в связи с которой человек принимает то или иное решение, причем он чаще всего это делает исходя из своего бессознательного, то есть работает механизм, которым он может быть и не всегда управляет. 

Что произошло в Европе в период между первой и второй мировыми войнами и закончилось после второй мировой войны? Они занялись психологией национального. Они стали разрабатывать, вернее не разрабатывать и вырабатывать. 

Они стали изучать и кодифицировать характер

- Кто такой немец? 

- Кто такой француз? 

- Кто такой англичанин? 

- Кто такой итальянец? 

И они добились очень хороших результатов в этом смысле. В Европе Вы можете, кроме Польши, наверное (Венгрия уже идет по этому пути), прийти в любой книжный магазин в Германии и купить книгу "Кто такой немец?" При том, что там написано меньше всего, кто такой хороший немец, и намного больше там написано, кто такой плохой немец. 

Хороших русских мы знаем. Мы знаем наших композиторов, военачальников, общественных лидеров и так далее. 

- Но, почему был Генерал Власов? Основа мотивации его решения, кроме того, что это была война? 

- Почему были предатели из таких систем, казалось бы интимных государственных, как то же самое ГРУ, КГБ, сейчас это СВР, первое главное управление. Почему? Что ими руководило? 

- Почему сейчас ведется огромное уголовное дело, в котором есть фамилии Сердюков (пока свидетель, а может быть уже и навсегда свидетель), Васильева и так далее? Что их при их статусе, и общественном, и служебном, и финансовом, и так далее, что их двигало? Почему они эти взятки брали? Что - мало?

А теперь немножко в другую Россию, кстати, это к вопросу о Конституционном Собрании. Приходится заниматься историей, потому что если не знаешь своей истории, то тогда как-то поверхностный взгляд, он и остается поверхностным. 

До 1917 года строят китайскую Восточную железную дорогу, взятки гигантские, на уровне генералов, губернаторов, и так далее – просто гигантские. На одну взятку человек приезжает во Владивосток и неделю гуляет со всем веселым женским обществом Владивостока, и в конце каждой еще и дарит какие-то золотые вещи. Я тут могу много примеров приводить, почему Порт-Артур не был готов к русско-японской войне, и так далее. 

Выпадает из коррупционной схемы Советский Союз, вот он выпадает. Кроме, начиная с середины Брежневского периода, снова появляется коррупция, когда, допустим, сотрудник Министерства внешней торговли, он за три блока "Мальборо", подписывает не выгодный контракт. 

Я думаю, что особенно (это я так думаю), может быть, где-то на уровне, конечно, не государственной Думы, никакого комитета государственной Думы, но на уровне общественной организации можно было бы подумать о том, чтобы собрать рабочую группу, в которую вошли бы социологи, психологи, лингвисты. Потому что речь идет все-таки о том, каков наш национальный психологический портрет, именно наш, потому что мы говорим о нашей стране, о нашем государстве, о нашем многонациональном государстве. Подумать о том, чтобы, по крайней мере, начать эту работу по изучению. Она, кстати, была, но до революции. О национальном психологическом портрете писали профессора Тартуской философской школы Лосский, Лосев. Но эти работы были давно забыты и они были практически не востребованы, опять-таки, потому что в Советском Союзе коррупции не было как таковой, просто не было ее. 

Мне кажется, что эта работа, она помогла бы бороться с кротами, не в смысле шпионажа ЦРУ и Голливуда, а бороться с некими такими сложными явлениями, не затыкая в земле те дыры, откуда кроты уже вылезли. Есть процессы более сложные, чем те, которые лежат на поверхности. Я твердо абсолютно убежден, и как человек, имеющий определенный, совершенно конкретный специфический опыт, что этим надо было бы заниматься, и можно было бы этот процесс начинать.

Евгений Фёдоров: Я обещал еще высказаться по вопросу коррупции. Посмотрите, мэр Астрахани, одна взятка - десять миллионов рублей. Можно на десять миллионов две недели гулять сегодня во Владивостоке со всем женским населением? Конечно, можно.

Евгений Антошкевич: Не знаю.

Николай Стариков: Можно всем Владивостоком гулять.

Евгений Фёдоров: Понятно, сейчас система больше. 

Или второй момент, национальный/не национальный. Вопрос национальный/не национальный, это где начальство, если так грубо сказать. Начальство промеж себя на национальном уровне разного характера, или начальство за рубежом. 

Если начальство за рубежом – я не верю в доброе начальство за рубежом. Потому что начальство за рубежом, оно всегда работает на себя и на тот народ, у которого оно начальство в основном. Соответственно это называется стандартный тип колониального построения мира – это англо-саксонский тип. Англичане, да и не только, и европейские страны, за счет колониального статуса жили последние лет семьсот, и по-другому жить не умели. То есть отнять у слабого народа, за счет этого жить у себя. Это простая логика, по которой они жили всегда. 

Я думаю, что они вообще не умеют жить сами, как тот Салтыков-Щедрин "Барин и мужики". Это вот тот англо-саксонский барин, который без мужиков не может существовать, он вообще не умеет ничего, если у него нет Индии, Китая, сегодня Россия в их числе, Украина и все остальное. Это их построение мира, которое для нас выразилось в нашей колониальной Конституции. 

Оценка эта, на самом деле очень простая, конкурентна, как в спорте – кто победил, тот и прав, если грубо подходить. 

- Была Великая Британия? Была. Где она? Нет. 

- Была Великая Германия? Была. Где она? Нет. 

- Была Великая Франция? Была. 

- Голландия, Дания – нет их. 

А Великая Россия - "покоцанная" после поражения 1917, 1991 годов, но осталась, то есть наша историческая конструкция национального и государственного строительства сильнее, объективно сильнее. Именно поэтому в этой конкурентной борьбе нас и ненавидят, потому что мы оказались сильнее. Они хотят нам привнести через общепризнанные ими – не нами, и не китайцами, а только одной страной и ее союзниками "нормы" в Конституции. Хотят нам привнести их тип управления, по которому мы должны прекратить свое существование по двум причинам. Этот тип управления для них и для нас он работать не будет; а их тип управления простой - "человек человеку волк". Это основа англо-саксонской культуры государственного строительства и мирового строительства. 

Именно поэтому совершенно логично это не исключение, когда Гитлер говорит: "Мы сверхнация". Это не исключение. Он в типичной парадигме англо-саксонской, немецкой, французской культур. Или когда Обама говорит: "Мы сверхнация". На самом деле так же строят нацию англичане. Это логично для них. Потому что понятно, что в конструкции колония/метрополя, в колонии живут рабы, туземцы, люди третьего сорта, как скот. И задача этих людей третьего сорта, как и скота, обеспечивать людей первого сорта и тогда логика историческая выстраивается. 

У России никогда не было такой логики, поэтому это принципиально другая история. То есть применение к нам даже "в честную" методов англо-саксонского государственного и национального строительства означает смерть для нас – это раз. 

Во-вторых, сами по себе эти нормы не так как у них – это нормы, переведенные на колониальный язык, то есть нормы для туземцев. Для скота одни правила поведения: ходить по свистку, кормиться по свистку. А для господина другие правила поведения. Это тоже для них так называемые двойные стандарты. На самом деле это одни стандарты – это стандарт "хозяин-вассал". Вот какие стандарты. 

Путин давно уже об этом говорил. Поэтому национальный курс для нас, как говорил Путин в послании еще год назад – это именно просто жить по нашим правилам, по нашим обычаям, которые лучшие в мире. Иначе не было бы в России не только территории. К 1917 году русский миллиард уже был. К 1917 году в России жило (по сегодняшним измерениям, если перевести) каждый седьмой житель планеты. В сегодняшнем измерении это миллиард человек. Если бы не поражение после Первой мировой войны и 1993 года, у нас бы сейчас был даже без роста, а просто статус-кво на сто лет остался бы, был бы миллиард человек – миллиард русских. Мы же это понимаем. Потому что русский это тоже культурное понятие. Мы это понимаем. А с учетом роста, который все предсказывали России, если бы не поражение в Первой мировой войне, было бы два миллиарда – это же тоже понятно. 

Поэтому это просто привезли другие правила, вначале марксистские, потом колониальные под названием "американская демократия". И это есть путь к прямой ликвидации конкурентов в конкурентной борьбе за счет взятия на себя штурвала его управления, и заведения его в пропасть, и уничтожения. Вот простая и понятная конструкция с точки зрения этой конкурентной борьбы.

Теперь по коррупции. Обращаю внимание, что мы сегодня говорим о коррупции, а все время то и дело – суверенитет: суверенитет – коррупция, коррупция – суверенитет. А вообще, на самом деле это абсолютно не случайная вещь. 

Сегодняшняя система управления Россией есть: 

- не по нашему лекалу, это мы уже говорили; 

- не соответствующая и не адекватная для нашего типа. 

Еще раз говорю, то, что адекватно для пяти процентов человечества, совершенно не значит адекватно для всего человечества. И вообще-то говоря, были времена, когда в Россию убегала половина Европы, а не наоборот, как сейчас. Значит, наши правила были европейцами признаны как лучшие, чем у них. С какой стати сейчас по-другому? Только сила и оружие. 

Сила и оружие – эти правила нам навязаны. Сила победы – это есть военный трофей. И нам сказали, будете жить по этим правилам, по которым мы вас заставим умирать. Как в концлагерь завели, и говорят, "будете жить по нашим правилам концлагеря, пока не умрете". Приблизительно такая логика. "Но мы добрые, поэтому не будем, как Гитлер вас убивать физически, а будем вас убирать с растяжкой по времени, с помощью более мягких и гуманных методов", - но цель-то такая же абсолютно. И это логика конкурентной борьбы тысячелетняя. Она не сегодня началась и не завтра закончится.

Так вот по коррупции. Конечно, коррупция является элементом колониального построения, то есть сама по себе коррупция есть элемент государственного строительства. Я бы сказал так, невосполнимая в условиях колониального мира. Уберите коррупцию из России – российское сегодняшнее государство, созданное Соединенными Штатами Америки в начале 90-х годов, просто физически создано (приехали советники и создали) – рухнет. Но это же надо понимать. То есть это означает, что борьба с коррупцией методами полицейскими идет активно. Вот мы сейчас упомянули мэра Астрахани. 

А вообще-то сидит треть мэров крупных городов. Это уже не вопрос одиночек, это вопрос – правоохранительная система вышла на систему. Но я не побоюсь этого слова, если правоохранительная система посадит всех мэров крупных городов – она не ошибется. Но тогда кто будет управлять крупными городами? Значит, мы понимаем уже, что на каком-то этапе суть системы заключается в том, что из всех кадровых назначений на ряд должностей отбор идет из коррупционеров в принципе. То есть, если человек не коррупционер, условно говоря, он вообще не подает документы на занятие этой должности, потому что он понимает, что он просто не входит туда, да и вообще он отбор не прошел предварительный (фильтр). А дальше идет конкурс между коррупционерами. Один говорит: "Я поумнее, у меня опыт больше. Я умею воровать и отдавать (что самое важное). Я могу воровать так, что меня не поймают". И тогда уже в результате этого выбора его выбирают. 

Возьмем простой пример. Что такое выборы? Выборы по американской модели, которая у нас существует двадцать лет. Например, мэр того же города. Где вы найдете несколько десятков миллионов рублей, чтобы просто участвовать в них, даже не победить? Что вы их найдете, потому что Вы…

Николай Стариков: Больше, Евгений Алексеевич. Мэр Москвы там вообще бюджеты были сумасшедшие.

Евгений Фёдоров: Я не про Москву. Я даже про крупный город это так вот сто тысяч. Средний город, хорошо.

Где? Вы хотите участвовать? Вот пять кандидатов, все должны найти по несколько десятков миллионов. Ясно, что это не семейные накопления. Их просто нет физически ни у кого. Значит, это в чистом виде коррупционная технология сама по себе, записанная в законах, узаконенная и так далее. 

Люди пришли и говорят: "Хочу участвовать". 

Идет к бизнесу, говорит бизнесу: "Если я смогу победить, значит, я с тобой рассчитаюсь. Если я проиграю – тогда я с тобой не рассчитаюсь. Это твои риски". 

Тот считает, "на, вот тебе". 

Понятно же, тот взял десятку – отдал сто в этой конструкции, когда вышел на мэра. Это очевидная вещь. Значит, если мы составим абсолютно жесткий заслон (я говорю невозможную вещь, но теоретически), то у нас просто не будет соискателей на ряд должностей. 

Или в министерствах. Не все, там из десяти зам министров один-два, который на финансовых потоках. Ну, не может туда попасть человек не коррупционер, в принципе. Это должность под коррупционера. Она так заложена, запланирована, организована, под него выведены потоки. Министр это так сделал, себя обезопасил, специально на него завел, чтоб ему не подписывать. Значит, в принципе, он может спустить до уровня начальника департамента этот вопрос, но тогда начальник департамента будет должность, которая без коррупции никак. Это технология государственного строительства, и это технология колониального государственного строительства. 

Добавьте к этому внешнюю систему.

Я абсолютно с Вами согласен по поводу конфискации. Девяносто процентов денег из средств, которые получены в результате коррупции за рубежом. Какая конфискация? Десять процентов на Рублевке лежат. Я говорю о крупных, конечно. Десять процентов на Рублевке встроено, отнять можно, да. А девяносто процентов там. Сто тысяч коррупционеров живет в Лондоне или прошли через Лондон и живут по всему миру. Это не один-два – это система. Стоило возникнуть истории с Полонским, уже даже Штаты вперед паровоза бегут и говорят: "Коррупционер". А ясно, что его вопросы связаны с коррупцией, гос. застройщик. "Все. Мы тебе убежище даем", политическое.

Потому что они сигнал хотят дать всем коррупционерам в России: "Воруйте. Вы прикрыты. У Вас надежный союзник под названием США". Это способ внешнего манипулирования. Вы знаете хоть один случай выдачи из США коррупционера в Россию или с Лондона? Хоть один за двадцать лет. Напоминаю, сто тысяч.

Реплика: Березовского выдали.

Евгений Фёдоров: Выдали, да.

Николай Стариков: Они его даже похоронили там у себя.

Евгений Фёдоров: Да. Нет таких случаев, потому что это система. Или мне понравилось зам. губернатор Московской области Кузнецов, который украл, по-моему, несколько миллиардов, да?

Реплика: Два с половиной миллиарда.

Евгений Фёдоров: Это официально, то, что доказано судом. Он украл, значит, ему естественно убежище. Он сейчас во Франции на Лазурном берегу. Глава следственного комитета дважды выезжал за рубеж, чтобы договориться о его выдаче. Не бумагу послал. По бумагам, это наверно сотни тысяч бумаг за двадцать лет послали с просьбой выдач. Все эти бумаги выкидывают и бросают в мусорное ведро. Лично ехал, пытался своим ресурсом этого добиться. Видно, Путин попросил. Но не смог. Где Кузнецов? Нет Кузнецова. Живет у себя во дворце во Франции, в лучшем случае сбежит в Лондон, если почувствует, что французы заколебались под мощным давлением России.

Евгений Фёдоров: Все просто. Это технология внешнего управления в чистом виде. Как можно вообще решать проблему коррупции не решив проблему суверенитета – это невозможно. Хотя подчеркиваю, правоохранительную компоненту и законодательную компоненту, то есть техническую компоненту борьбы с коррупцией, конечно надо выдвигать и я полностью ее поддерживаю. Но эта компонента это только сорок процентов вопроса. Шестьдесят процентов вопроса это иностранная технология управления. 

И билл Магнитского – это прямое манипулирование, в том числе основанное на коррупции. То есть эта тема только раскручивается. Конечно, что такое коррупция для американцев в России? Это массовый поставщик агентов за счет того, что они им дают прикрытие в Лондоне, в целом у своих союзников в Штатах и так далее. Массовый поставщик агентов, манипуляция, зависимость и возможность повлиять на все процессы. Им нужна коррупция в России. 

Если в Росси возникают места, где коррупции нет, значит, они тут же включают своих агентов, законодателей и всех остальных, чтобы и туда эта технология управления вошла. Обязательно, потому что без этого они не могут управлять процессами, как и Гитлер не мог управлять процессами без преступников на оккупированной территории СССР. Кто бы пошел в бургомистры? Кого взять в бургомистры, старосты и так далее? Только людей, у которых либо проблемы с советской властью, то есть нарушителей закона с точки зрения Советского Союза, либо воры, либо коррупционеры, либо еще кто-то. Вот это понятная, очевидная, исторически по-другому не работающая вещь.

Поэтому, на мой взгляд, я не буду в детали вторгаться, вопрос Конституции, государственного строительства, вопрос того же воспитания, которое, кстати, упомянули здесь. 

Воспитание, вообще-то у нас запрещено по Конституции. То есть Путин, как национальный лидер понимает, что без воспитания и говорит об этом. А ему потом приходят (и даже не ему, а куда-то там) начальник юридического отдела и говорит: "Извините, тринадцатая статья". Как может быть в школе, в государственном органе воспитание, если воспитание есть часть идеологии, а идеология запрещена? Воспитание на базе же идеологии. Например, патриотизма, или еще чего-то. А оно запрещено Конституцией оккупационной. 

Поэтому это тоже вопросы привязанные. Мы уперлись в конституционный барьер. Дальнейшее не только развитие, но и существование России невозможно без решения проблемы суверенитета, в этом вопрос. И с точки зрения коррупции это тоже главный вопрос. А решив проблему суверенитета, то есть, отладив решение вопросов под себя, естественно будет и коррупция решена. То есть по-другому будут выглядеть должности, даже сами названия должностей. 

Мы мэров сейчас говорим – мэр иностранное слово. Бургомистр. Чем бургомистр отличается от мэра? По-моему, ничем. Только в немецком языке это бургомистр, а в английском это мэр. То есть эта должность, ее содержание, её технология продвижения, ее технология работы, повестка дня – все определяется иностранцами. Вот что это означает. И без коррупции (они сразу заложили) это не может функционировать.

Поэтому, еще раз, в детали не буду, потому что короткий у нас все-таки формат. Но общая логика именно такая:

- воспитание, в том числе государственного аппарата;

- восстановление суверенитета, 

- выстраивание в порядке под себя с учетом советского опыта и в том числе исторического русского опыта. 

И это есть технология, при которой просто коррупция будет исключена, как элемент государственного управления в новом конституционном строительстве. А не будет элементом государственного управления, тогда правоохранительная система конечно с ней справится. Вот все просто. Спасибо.

Николай Стариков: Справедливость слов Евгения Алексеевича сам ход обсуждения на нашем круглом столе подтверждает. Да, мы говорим о коррупции, и эта тема у нас стержневая. Но, тем не менее, мы все время возвращаемся к теме получения полного государственного суверенитета, изменения Конституции, сохранения территориальной целостности страны. Поэтому конечно одно от другого абсолютно неотделимо, я с Вами полностью согласен.

Николай Стариков: Сейчас я хотел бы предоставить слово члену ЦК ПВО Ирине Волынец. 

Ирина Волынец: Здравствуйте, коллеги. Когда я училась в школе, один из моих любимых предметов - это был предмет физика. И мне было сложно запомнить, помните вот это, центробежная сила и центростремительная сила, то есть похожие фразы, а говорят совершенно о разных законах физики. 

Было предложено моим папой: центробежная сила - это сила, которая позволяет двигаться от центра, и центростремительная сила, которая позволяет двигаться к центру. То есть "стремиться" - позитивное значение: прилагать усилия, стараться. И центробежная - негативное значение: бежать. 

Когда мы говорим о суверенитете и сепаратизме, я думаю, что это взаимосвязанные понятия настолько, что разделять их вообще нельзя никогда. Когда Евгений Алексеевич говорил о том, что, как раз коррупция является неотъемлемым атрибутом колонии, то можно так же говорить о том, что сепаратизм является неотменным следствием как раз вот этих всех наших национальных движений, национальных республик. 

Я, как представитель Татарстана, не могу не сказать о том, что засилье этнократии (об этом не принято говорить) и СМИ, которые принадлежат (мы все знаем кому) не освещают эту тему. Но как раз этнократия в национальных республиках является рассадником сепаратизма. 

Есть такой общественный деятель Раис Сулейманов, который стал известен на всю страну после взрывов в прошлом году в Казани, когда погиб муфтий, его помощник. Раис стал достаточно глубоко копать, искать причины этого сепаратизма. Он выступал с очень мрачными прогнозами. Его прогнозы были научно обоснованы, и они сейчас научно обоснованы. Интересно, что нашей татарстанской прокуратурой он был выделен особо, он подвергся преследованию. Ему было вынесено предостережение за экстремизм. То есть то его исследование, он старался сделать всё возможное для того, чтобы власти России, власти Татарстана обратили внимание особое на все вот эти наши подковёрные интриги, на те движения, которые действительно есть сепаратистские. Я изучала этот вопрос, это не популизм. Тут достаточно такие, очень неприятные явления происходят. 

Его отстранили от должности начальника Приволжского отделения института социальных исследований. Он сейчас, скажем так, понижен в должности, занимается той же самой деятельностью. Но реакция общественности такая была достаточно своеобразная, и реакция наших властей Татарстана. 

Говоря обо всех законопроектах, которые были подготовлены, конечно, мы можем говорить о том, что общественное мнение поддерживает те инициативы, которые были предложены. Хотелось бы чуть более подробно остановиться как раз на законе о внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации. Административные правонарушения, та часть, которая касается сепаратизма, так как я сказала, что я из Казани и об этом хочется сказать. 

Как общественность либеральная охарактеризовала этот законопроект? 

- "Безумное начинание властей" - сказал Лев Пономарёв в эфире радио "Свобода". 

- "Совершенно нелепая кампания". 

Конечно, это очень хороший реакция, она нас радует. Это значит, что мы на правильном пути. А фонд "Общественное мнение", который провёл свои опросы относительно этой проблематики, он выявил достаточно интересные факты. 

95% населения России полагают, что сохранение границ Российской Федерации в нынешнем их качестве просто необходимы. Необходимо их сохранять любой ценой. Я думаю, что мы можем на это тоже полагаться. 

57% россиян уверены в наличии угрозы территориальной целостности Российской Федерации. И при том, что либеральная общественность выступает с очень жёсткой, ярой критикой этого законопроекта, они говорят о том, что, во-первых, у нас нет массовых сепаратистских движений, в то же время они говорят о том, что, если эти идеи существуют, то они достаточно маргинальные. 

Несмотря на то, что этих явлений, к счастью, массово пока ещё нет, но при этом 57%, то есть большинство граждан, а в регионах, в населённых пунктах, которые составляют менее миллиона населения России, это цифра из себя представляет 63%. Как раз, чем мельче населённый пункт, тем большее количество народа полагает, что угроза разделения России есть. Я думаю, что как раз к этим голосам на местах мы должны прислушиваться, и мы должны эти факты предъявлять нашим оппонентам. 

Помимо прочих, скажем так, критических замечаний (тут прозвучали), что закон не нужен, потому что он избыточен. В нашей Конституции уже есть наказание за экстремизм. Я считаю, уж лучше пусть он будет избыточен, чем недостаточен. Это всё говорит о том, что эти меры, которые сейчас принимаются, они своевременны, и в этом их величайшая ценность, потому что у нас в России очень многое делается уже тогда, когда чуть-чуть поздно. Лучше сделать это немного раньше. 

В Казань приезжал Дмитрий Быков, который предложил разделить к 2020 году Россию на ряд автономных, даже не автономных, а на ряд штатов таких, своеобразных, которые просто входят в состав Российской Федерации. Как раз либеральная общественность почему-то не говорит о том, что как научное определение сепаратизм это ведь не только отделение отдельных областей, но и повышение как раз автономности регионов. Я думаю, что будут большие сопротивления со стороны как раз этнократии национальных республик, потому что автономность, автономия повышаются и получается, что те движения, которые они совершают, в ближайшем будущем - а я надеюсь, что этот законопроект будет принят - очень многие действия будут признаны незаконными. Это повлечёт с собой огромные положительные изменения в нашей стране. Поэтому я полностью поддерживаю. Вышло несколько статей по этому поводу на моём сайте. Я думаю, что всё будет хорошо. Спасибо. 

Николай Стариков: Спасибо большое. Я хотел сказать, что в принципе мы с вами говорили об ответных мерах в отношении наших британских партнёров. Я думаю, что Дмитрия Быкова тоже нужно разделить, предложить разделить на несколько автономных частей. В русских традициях. Во-вторых, Дмитрий Быков, он матёрый человечище, глыба, поэтому там в принципе несколько частей вполне могут получиться абсолютно автономные. Сейчас я хотел бы предоставить слово сопредседателю ПВО Владимиру Обознову. 

Владимир Обозный: Добрый день, уважаемые коллеги! По поводу антикоррупционного законодательства у меня есть несколько моментов, которые бы я хотел озвучить и предложил их вынести на обсуждение и, возможно, потом переложить на бумагу. 

В настоящее время в законодательстве квалификация взяток идёт по нескольким градациям в зависимости от суммы. Но есть моё личное мнение, что надо выделить в особый статус взятки или казнокрадство, которые приносят вред государству. Одно дело, когда чиновник за определённую мзду отдаёт какой-то тендер, грубо говоря, на уборку улиц организации, которая принимает это на себя и выполняет (худо-бедно, но выполняет). А другое дело, когда тот же чиновник может за определённую сумму выселить здание и отдать его под какую-то коммерческую эксплуатацию, но за рамками этого действия остаётся, что он выселил, например, как уже было недавно сказано, институт, который занимается вопросами оборонной промышленности, разработкой какого-то сверхсекретного оборудования. 

Соответственно, вроде бы чиновник, он взятку и получил, тем не менее, он наносит здесь уже чуть ли не измену Родине - подвести под статью. Поэтому здесь, может быть, имеет смысл разграничить именно по степени вреда, нанесённого действиями взяткополучателя. 

Затем, в настоящее время, двести девяностая статья Уголовного кодекса идёт там четыре градации по уровню суммы полученных взяток. Но везде, на моё удивление, идёт такое мягкое наказание - отстранение от занимаемой должности до трёх лет. То есть три года отсидел по недоказанным фактам, и садится снова и занимается тем же самым. Предложение такое, чтобы внести о пожизненном запрете на занятие государственных должностей в любом случае. 

Однозначно надо проработать вариант о переносе вот этих наложенных штрафов, которые в принципе большие - вилками идут: двадцатипятикратные, сорока-, стократные. Возможно, убрать, во-первых, вилки, делать максимальные вещи, и перенос выплат этих штрафов не только на самого чиновника или на наказуемое лицо, которое может предоставить справку, что у него десять тысяч зарплата, и он будет до конца жизни, грубо говоря, платить этим всем. Но также перенести возмещение этого штрафа на его родственников, на их имущество. 

Также мы постоянно слышим по радио, идёт информация о том, что там наказали того-то, там за взятку осудили, там что-то сделали, там штраф наложили. А дальше что? То есть мне лично интересно, например, он этот штраф выплатил многомиллионный или нет? Возможно, имеет смысл разработать информационный ресурс, на котором было, что данное лицо осуждено, наложен штраф такой-то и органами судебных приставов эта сумма взыскана с него полностью. А не так, что она разделена на столетия. 

Для методов контроля чиновников, насколько я знаю, сейчас нет отчётности... То есть чиновники должны отчитаться за свои доходы и расходы, но в эти пункты не входит, по-моему, насколько я знаю, отчёт о затратах на обучение. То есть, по-моему, они не включаются в эти затраты, хотя это тоже необходимо. Учёба их детей и их самих стоит сейчас больших денег, а отчитываться за это они не обязаны. На какие деньги их дети обучаются в той же Великобритании или в какой-то другой дорогой стране, дорогом институте или университете? 

Вот такие у меня есть моменты, которые я хочу высказать. 

Кстати, по поводу воспитания детей. Я сейчас пытаюсь разобраться в вопросе. Как оказалось, в этом месяце, в ноябре, например, во всех детских садах Москвы проходит День толерантности, Праздник толерантности. Называется он просто праздник толерантности, но на словах они добавляют, что День толерантности - мы учим быть толерантными к инвалидам. То есть нам пытаются привить... Идёт именно в разрезе толерантности к инвалидам, чтобы дети хорошо относились к людям с ограниченными физическими возможностями. Но это всё на словах, а праздник называется День толерантности. 

Соответственно, через некоторое время мы можем получить поколение, которое слово "толерантность" будет воспринимать как само собой естественное, нормальное слово, а не вызывающее сразу ассоциацию с толерантностью ко всем педофилам, гомосексуалистам и всем подобным. 

В заключение в качестве небольшой шутки могу посоветовать Николаю Викторовичу, если мы будем предлагать ввести Великобритании Конституцию или что-то такое, также их парламенту учредить день памяти геноцида над ирландцами, китайцами и индусами - они там очень сильно руку приложили. Спасибо. 

Николай Стариков: Спасибо большое. Абсолютно разумное предложение. Собственно говоря, список наших сегодняшних экспертов подошёл к концу. Поэтому я сейчас предоставлю слово, может быть, для каких-то заключительных коротких реплик. В качестве своей реплики хочу сказать, что, конечно, День толерантности в детских садах Москвы немножечко напрягает. Хорошо, что там речь идёт действительно об инвалидах, о том, что им нужно помогать. Но есть прекрасные русские слова: "помощь", "уважение", "понимание". Не нужно использовать иностранные, потому что лично у меня возникает ощущение, когда в детском саду День толерантности, то сразу появляется опасение, что туда пригласят в обязательном порядке чернокожих гомосексуалистов, незаконных мигрантов и которым все должны свою толерантность показывать. 

Владимир Хомяков: Тем более Конвенция по защите детей предписывает сегодня это делать, разрешает контакт в детских учреждениях с использованием лиц нетрадиционной ориентации. Россия её подписала, ратифицировала. 

Николай Стариков: Коллеги, пожалуйста, какие-то короткие реплики касаемо нашего сегодняшнего обсуждения. 

Владимир Хомяков: Я хотел бы немножко дополнить, Владимир Павлович. Идея абсолютно правильная, я просто хотел вот ещё что сказать. Как мне кажется, необходимо шагнуть ещё немножечко чуть дальше. Как говорил великий кормчий Мао Цзэдун: "Чтобы распрямить, надо перегнуть в другую сторону". Возможно, надо по некоторым законам замахиваться немножко чуть дальше, чтобы получить немножко меньше, но в нужном направлении. 

Вот Вы сказали по поводу ответственности за нанесение ущерба государства с корыстными мотивами. В этом, как мне кажется, чаще всего и упираемся, потому что доказать корыстные мотивы, как правило, очень тяжело. Возможно, имеет смысл рассмотреть вопрос о внесении в уголовное законодательство такого пункта как "нанесение вреда государству в особо крупных размерах неправильной деятельностью или бездействием", основной частью которого в том числе будет возмещение ущерба. 

Как говорил один из больших менеджеров, крупных менеджеров двадцатого века: "У каждой трагедии есть фамилия, имя и отчество". Эта фамилия, имя и отчество должны отвечать за трагедию, нанесённую по его вине. Потому что он взял, слил отходы в Байкал, а, вот, докажи, что ему кто-то за это заплатил или что он получил с этого выгоду? Не докажешь. Доказать очень сложно. Но слил - заплати, собственно, и сядь. Это очень важный вопрос. 

Теперь. Мне очень понравилась идея по поводу Ирландии, Шотландии и всего прочего. Но я просто напомню одну очень интересную инициативу, которую ещё на одном из митингов "Народного собора" была внесена, когда этот пресловутый суд ЕСПЧ начал нас прессовать по разным направлениям за нарушение прав человека. А идея была такая: если они монополизировали право определять кто нарушает право человека в их понимании, а кто не нарушает, возможно, есть смысл создать какой-то, инициировать создание хотя бы с нашими коллегами по Евразийскому союзу некоего евразийского суда по правам человека, который, как бы, анализировал нарушение прав человека, в том числе странами Запада, как мы их понимаем с нашей точки зрения. И тогда можно будет поговорить и о шотландцах, и об ирландцах, и об индусах, и о притеснениях христиан в сегодняшней Европе, повсеместном притеснении христиан - там кресты запрещают носить на шее. То есть бить их их же оружием. 

Эти ребята монополизировали право на истину и право на ценности. Это предупреждал ещё в 19-ом веке тот же Данилевский, он писал, что, поскольку европейцы считают полноценными людьми только себя, то и свои ценности, и понимание жизни они декларируют как общее человеческое. Только на этом основании, и ни на каком больше. 

Николай Стариков: Владимир Евгеньевич, я бы хотел сказать, что, видимо, Ваше предложение уже услышано, потому что в рамках Таможенного союза есть суд. По-моему, он называется Суд Таможенного союза, а, может быть, Евразийского союза. Находится он в Минске. Я думаю, что фундамент заложен. Дальше можно будет ответвления, связанные с правами человека, с какими-то историческими злодеяниями этот вопрос расширять. Я думаю, после вступления Украины в Таможенный Евразийский союз можно будет активно в этом направлении...

Владимир Хомяков: О злодеяниях интервентов на территории России в период Гражданской войны - прошлой смуты. 

Николай Стариков: Хорошо. Наш сегодняшний круглый стол объявляется закрытым. Большое спасибо. Всего доброго.

Набор, редакция текста: Всеволод Черемушников, Анна Удот, Наталья Альшаева, Инна Бычихина

Редакция: Наталья Ризаева

Дополнительная информация:https://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Источник: https://poznavatelnoe.tv/duma_2013-11-27

 

Поделиться в соц. cетях!10.12.2013 10:51