;


Напишите нам
Какие письма читателей Вам интереснее читать?
 
Отзывы читателей

Татьяна написал(а):
Благодарю за ваши исследования, они очень помогают жить и меняться. Около 20 лет читаю Ваши книги, но только недавно оценила лекции и семинары Сергея Николаевича. Быть может в книгах, которые сейчас издаются, делать приложение с рекомендованным списком лекций и семинаров по вопросам раскрытым в книгах? С уважением и благодарностью к вашему труду.

люба написал(а):
Сегодня с утра так тревожно. Я надеюсь, что это та самая тонкая чистка, после которой отменяются предательства и болезни).Радуюсь Тебе Господи, в каждом человеке, в каждой ситуации. Любви всем!

Светлана написал(а):
Спасибо огромное Вам Сергей Николаевич за ваши книги, они нужны людям, как воздух. Благодарна Богу, что привёл меня к вашим книгам. Читаю, пытаюсь изменять свой характер и мировоззрение в лучшую сторону, надеюсь получается))). Спасибо Вам огромное за вашу помощь людям. С благодарностью, Светлана.

Показать все отзывы

Благополучие — это навык, который можно тренировать

Вторник, 29 сентября 2015

 

IMG_0487Всемирно известный нейроучёный Ричард Дэвидсон хочет, чтобы вы знали три вещи: 1. Вы можете тренировать свой мозг так, чтобы он менялся. 2. Эти изменения можно измерить. 3. Новые способы мышления могут изменить ваш мозг к лучшему. Еще совсем недавно это звучало, как научная фантастика. Сегодня самый цитируемый в мире исследователь практики внимательности и его коллеги считают это чем-то само собой разумеющимся и продолжают свои передовые эксперименты в Висконсинском университете в Мэдисон.  О своей работе они рассказали корреспонденту журнала Mindful(август 2014 г).

 

Ваш мозг отличается от всех остальных органов вашего тела тем, что он рассчитан на постоянные изменения. «Мозг не является чем-то статичным. Он он все время меняется», — говорит Ричард Дэвидсон, профессор психологии и психиатрии в Висконсинском университете в Мэдисоне. «Неважно, что мы делаем — учимся игре в теннис или играем в Words with friends на наших телефонах — мы изменяем свой мозг, — рассказывает он с энтузиазмом. — Мозг — это не автомобиль, который выходит с конвейера и остаётся неизменным (кроме тех случаев, когда он разбит). Мозг продолжает меняться на протяжении всей нашей жизни». И Дэвидсон считает, что это очень хорошие новости.

Почему же «нейропластичность» — это настолько хорошая новость? Назовём одну очень весомую причину. Исследование Дэвидсона показывает, что если мы всего лишь 30 минут в день учим свой мозг делать что-то по-другому, это приносит реальный результат — и эти изменения можно не только увидеть на сканах мозга, но и измерить. Этими исследованиями занимаются 60-65 ученых, доктора медицинских наук, научные сотрудники и студенты магистратуры в “Центре исследования здоровых умов” (Сenter for Investigating Healthy Minds, далее — Центр) в Вайсманском центре при Висконсинском университете в Мэдисоне, который Дэвидсон основал в 2008 году и стал его директором.

«Мы можем сознательно задавать то направление, в котором будут происходить пластические изменения нашего мозга, — говорит Дэвидсон, сидя в своем залитом февральским солнцем кабинете в Мэдисон».

«Например, когда мы фокусируемся на благих, здоровых мыслях и соответствующим образом формируем свои намерения, мы потенциально можем влиять на пластичность нашего мозга и эффективно изменять его таким образом, что это приводит к реальным улучшениям в нашей жизни. А из этого неизбежно следует, что такие качества, как душевность и благополучие, нужно признать навыками, которые можно развивать». 

За широкими окнами его кабинета в университетском кампусе разливаются холодные снежные полотна, покрытые геометрическими тенями здания Вайсмановского центра, соединенного с «Центром исследования здорового мышления» и расположившихся по соседству госпиталя и клиники Висконсинского университета в Мэдисоне.

В середине зимы здесь в Мэдисоне стоит лютый холод, который контрастирует с теплом в отношениях между местными жителями. Стоит вызвать такси, как у вас обязательно спросят: «Вы не возражаете, если в машине будет еще пассажир и вы разделите оплату?». Во время сессий кажется, что университет буквально трещит по швам, но при этом ему удается сохранить домашний американский дух. Неудивительно, что именно здесь расположился Центр, занимающийся изучением практики медитации, а также исследованиями таких качеств нашего ума, как доброта, сочувствие и умение прощать.

IMG_0489

Несколько минут, проведенных медитирующим в камере фМРТ, предоставят огромное количество данных, на анализ и интерпретацию которых уйдут месяцы работы.

Открытие этого центра ознаменовало личный и персональный триумф Дэвидсона. Когда он был студентом магистратуры в середине 1970-х, он шокировал своих профессоров тем, что уехал в Индию исследовать медитативные практики и буддийские учения. После трёх месяцев, проведённых в Индии и на Шри-Ланке. Дэвидсон вернулся домой совершенно уверенный в том, что будет заниматься исследованием медитации.

Но его профессора быстро избавили его от иллюзий, предупредив, что если у него есть хоть какие-то надежды построить научную карьеру, то лучше ему отказаться от мыслей о медитации и следовать более традиционному пути. Так Дэвидсон стал тайным практиком и нейроученым, посвятившим себя глубокому изучению человеческих эмоций.

По словам Дэвидсона, в те ранние годы исследования медитации не выглядели убедительно — это были экстравагантные попытки получить магические результаты, не соответствовавшие стандартным протоколам и не опиравшиеся на методологию предыдущих исследований в сходных областях.

Например, исследование, якобы обнаружившее связь между всплесками преступности и активностью практиков трансцендентальной медитации в одном из городов, надолго запятнало исследования медитации вообще и способствовало тому, чтобы в дальнейшем держать любые из них в секрете.

Он также говорит, что «наука и методы того времени не подходили для изучения тонкого внутреннего опыта». Им не хватало таких современных технологий, как фМРТ (функциональная магнитно-резонансная томография), которая позволяет получить движущуюся картину мозговой активности.

У них не было понимания эпигенетики — процесса, при котором структура наших генов может меняться на протяжении всей нашей жизни. “Но прежде всего, — добавляет Дэвидсон — нам не доставало понимания нейропластичности. Сейчас это общепризнанный факт: мозг — это орган, который меняется в ответ на опыт и, что особенно важно для наших исследований, — в ответ на тренировку».

Meditation in CIHM

Сотрудники Центра практикуют вместе в медитационном зале. Личный опыт практики медитации помогает исследователям лучше понимать то, что они изучают.

Более здоровые и счастливые жизни

В основном Центр занимается тем, что в современной медицине называется «трансляционными исследованиями» — то есть немедленно проверяет все научные открытия в клинической практике, на реальных людях живущих обычной  жизнью. Это помогает как этим людям, так и ученым, которые сразу же видят практическое применение своих открытий. Это также создает образовательный контур, благодаря которому общество может увидеть и оценить полезность медитации с научной точки зрения. Дэвидсон посвятил всю свою жизнь научным открытиям, демонстрирующим, что тренировка ума помогает людям стать более счастливыми и здоровыми.

Многим медитирующим разговоры о «мозге» кажутся материалистическими, как если бы все, что мы из себя представляли — это комок электрически заряженной плоти. Аналогично, многим ученым не по себе при разговорах о чем-то столь нематериальном, как сознание. Где оно находится? Как мы можем измерить его?

Дэвидсону же комфортно и привычно говорить на обе эти темы — так же, как и многим другим современным исследователям. Конечно, дать определение сознанию и описать его не так-то просто, как описать мозг, но в Центре используют термин «здоровые умы» , потому что эти умы – разные типы умов – можно эффективно тренировать различными способами. И подобная тренировка буквально «оставляет свои следы» на мозге — их можно обнаружить и измерить.

Эти измеримые результаты крайне важны — они не только помогают западной науке лучше понимать природу мозга и его возможности, но также позволяют предоставить убедительные доказательства пользы медитации таким государственным учреждениям в США, как Министерство образования, Национальные институты здоровья, Министерство обороны и даже Министерство энергетики.

О Дэвидсоне как нейроученом и авторе бестселлеров «Нью-Йорк таймс» много  пишут популярные СМИ, от Time до Harvard Business Review. Исследовательская работа и написание книг отнимают все его время. Хотя он сам занимается медитацией более 20 лет,  Дэвидсон не понаслышке знает, как трудно вставить в напряженный рабочий график XXI века еще одну «привычку» — несмотря на научные доказательства того, что она ведет к ощущению большего счастья и улучшению качества жизни.

«Нейронаука доказала, что короткие практики, которые можно делать много раз на протяжении дня, — это действительно мощный способ обеспечить   долговременные изменения в мозге, — говорит Дэвидсон. — Конечно, нам предстоит еще много исследований. И один из вопросов звучит так: что лучше — медитировать один раз по 30 минут в день или в течение дня сделать три 10-минутных перерыва на практику? Мы пока не знаем».

Но Дэвидсон крайне увлечен этим вопросом. Настолько, что в этом году он участвует в новой инициативе — развитии корпоративных программ. «Мы хотим разработать набор коротких практик, которые будут распределены по всему вашему дню и за которыми вы сможете следить при помощи своего компьютера, сразу получая обратную связь. Это своего рода Fitbit для ума».

Любой искусный оратор — а Дэвидсон является одним из них — понимает силу точной и лаконичной фразы. Тем не менее впечатляет, как ловко он переключается с разговора о сложнейших нейронаучных концепциях на обсуждение очень простых человеческих забот — например, как реально улучшить свою жизнь.

Наш разговор приобретает новое направление. Мы говорим о том, что иногда обучение практике внимательности может ошибочно превращаться в простую тренировку личной эффективности — при помощи усиления концентрации, механической тренировки внимания и осознанности. Дэвидсон замечает: «Мы должны всегда помнить, что все наши действия должны приносить также пользу и другим людям. В этом вся разница».

Исследования и взгляды Дэвидсона вызывают интерес во всем мире и уже оказали значительно влияние на политические и бизнес-сообщества. За пару недель до нашей встречи он посетил Мировой экономический форум в Давосе, Швейцария (2014 год), где рассказывал мировым лидерам и генеральным директорам об этих здоровых качествах ума и том, почему нам так важно их развивать.

Обучение благополучию как навыку

Дэвидсону понадобились десятки лет строгих научных исследований, чтобы с уверенностью сказать, что благополучие — это навык, которому можно учиться и который можно развивать. И в ходе этих исследований основным открытием стала нейропластичность, которая сейчас является общепризнанным понятием.

«Изучение нейропластичности дало нам широкую концептуальную основу для исследования медитации. И мы увидели, что даже короткий период практики вызывает изменения в мозге, которые можно измерить».

«Наш мозг постоянно меняется, сознательно или нет — зачастую бессознательно. Мы склонны к тому, чтобы быть пешками в игре тех сил, которые нас окружают.  Наши исследования, напротив, приглашают всех к тому, чтобы взять на себя больше ответственности за свой ум и свой мозг».

Так что же можно измерить и как? К счастью, технологии постоянно предлагают новые приборы и неинвазивные методики для наблюдения за работой человеческого мозга. Центр использует самые лучшие из них: магнитно-резонансную томографию (МРТ) и позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ-КT сканнер), которые создают трехмерные сканы функциональных процессов в теле и мозге.

Одновременно массивные и элегантные, эти аппараты стоят в затемненных и прохладных комнатах Центра. Потолок над МРТ съемный: специальный манипулятор может поднять любой из них и переместить в другое место или заменить его на другой аппарат по необходимости. Понадобилось собрать миллионы долларов от спонсоров, что такие конструктивные решения стали возможными.

IMG_0488

Центр разрабатывает видеоигры, которые тренируют мозг детей таким образом, чтобы они становились добрее и умели сопереживать.

Одно из главных направлений исследований Центра, для которого требуются все эти приборы, — как наш мозг влияет на наше тело и наоборот. Дэвидсон подчеркивает, что «это дорога в оба конца». Изменяя наш мозг, мы меняем свое тело, а изменение нашего тела может изменить наш мозг.

Центр разрабатывает короткие практики для применения их на рабочем месте. В течение всего дня всплывающие окна появляются на экране компьютера или телефона. Пользователи в своей обратной связи часто говорят, что это похоже на Fitbit для ума.

«Один из важных фокусов наших исследований — воспалительные процессы, которое связаны со многими хроническими заболеваниями, — говорит Дэвидсон. — У нас появляется всё больше доказательств того, что на самом базовом биологическом уровне определенные виды медитативных практик могут регулировать работу воспалительных систем. Они снижают интенсивность   специальных молекул – мы называем их “противовоспалительные цитокины», — которые напрямую связаны с воспалением».

Он упоминает исследование Центра, которое было опубликовано в феврале 2014 года в журнале «Психонейроэндокринолология»: «Мы изучали экспрессию генов в лимфоцитах периферической крови, уделив особое внимание генам, связанным с воспалением».

Для этого Дэвидсон и другие учёные, включая Мелиссу Розенкранц (Melissa Rosenkranz), исследовали участников курса однодневной интенсивной практики медитации. По описанию Дэвидсона, это были «такие же люди, как и мы с вами — у них есть работа» и они ведут обычную жизнь. С одной стороны, они были хорошо знакомы с медитацией, и практика в течение целого дня в лаборатории была для них посильной задачей. С другой, они не были многолетними практиками медитации как тибетские монахи, работу мозга которых Дэвидсон изучал в 2000-х, подсоединяя к их мозгу электроды во время медитации и после нее.

Участники генетического исследования приходили в лабораторию и медитировали в течение восьми часов. У них брали образцы крови до и после практики, а затем Дэвидсон и его команда наблюдали за изменениями в экспрессии генов после завершения курса медитации в лаборатории. Результаты этой группы медитирующих сравнили с контрольной группой немедитирующих, участники которой приходили в лабораторию на «день отдыха» — они смотрели спокойные видео, читали и неспешно прогуливались.

Что же оказалось? По словам Дэвидсона, у участников контрольной группы не  наблюдалось  таких же изменений в экспрессии генов. Это первое исследование, которое говорит о том, что «мы действительно можем увидеть изменения экспрессии генов после очень короткого периода практики медитации».

Как и любой практичный ученый, Дэвидсон рассматривает эти открытия в более широком контексте: «Это действительно только начало. Это исследование поднимает целый ряд вопросов, на которые мы пока не смогли ответить».

Дэвидсон и раньше понимал, что экспрессия генов не является чем-то «заданным и предопределенным». В своей книге «Эмоциональная жизнь вашего мозга» (The emotional life of your brain), написанной вместе в Шэрон Бегли (Sharon Begley), он  уже рассказывал читателям:

«Наша ДНК больше похожа на обширную коллекцию музыкальных дисков. Тот факт, что у вас есть какой-то диск, не означает, что вы будете его проигрывать. Точно также, если у вас есть какие-то гены, не означает, что они станут активными (или, как говорят генетики, не произойдет экспрессия этих генов). Напротив, на экспрессию генов сильно влияет наше окружение. Так, хотя мы можем иметь, например, генетическую предрасположенность к тревожности, если мы росли в спокойной атмосфере это могло успокоить нашу «тревожную ДН»» и предотвратить её влияние на мозг и, как следствие, на наше поведение или темперамент. Это как если бы мы никогда не опустили этот диск в проигрыватель».

Дэвидсон предлагает нам представить, как изменится наша жизнь, если созерцательные практики станут ее привычной и широко распространённой частью, а это, в свою очередь, подтолкнёт нас к развитию здоровых привычек ума. Он также создает такую социальную среду, в которой созерцательные практики становятся привычными — и тогда он совместно с другими учеными  может напрямую исследовать эффект, который медитация оказывает на обычных людей в обычной жизни.

На сегодняшний день в Центре проводятся более 20 исследований. В одних изучается психическое и физическое здоровье и факторы, приводящие к болезням. В других наблюдают за эффектами, которые оказывают медитация и   тренировка сопереживания. Третьи занимаются процессами детского развития и обучения.

Неудивительно, что финансирующие организации, университет, а также целое поколение молодых нейроученых так верят в Дэвидсона и его исследования — они могут помочь многим людям. И уже помогает.

Текущие исследования Центра

PaschenkoИгры для тренировки мозга

Елена Пащенко (Elena Patshenko)

Елена Пащенко получила должность в Висконсинском университете в Мэдисоне после работы в университете Женевы в Швейцарии.  Сейчас она принимает участие в исследовании, которое финансирует благотворительный Фонд Билла и Мелинды Гейтс.

В рамках исследования были разработаны две видеоигры для подростков 11-12 лет, и сейчас эти игры тестируются детьми. Одна из игр предназначена для развития внимательного осознавания, в особенности — телесной осознанности. Другая, Crystals of Kaydor (“Кристаллы Кайдора”), способствует развитию эмпатии, доброты и просоциального поведения (то есть поступков на благо других людей).

Crystals of Kaydor поражает своей графикой. Игрок путешествует по планете Кайдор, напоминающей Землю и населенной инопланетными существами, у которых есть те же эмоции, что и у людей. Одна из задач игры состоит в том, чтобы при встрече с кайдорианцами  определить по внешним признакам, какую эмоцию они испытывают (удивление, радость, страх, и так далее), а когда их эмоции начнут усиливаться отметить это на специальной шкале.

«Мы делали сканы мозга детей до и после игры, — рассказывает Дэвидсон. — Мы также предлагаем им множество различных поведенческих тестов и используем другие методики. И мы будем наблюдать за ними ещё какое-то время».

Пока на ранних стадиях исследования подробности не разглашаются. Хоть какую-то информацию и результаты стоит ждать не раньше конца этого года (статья выпущена в августе 2014 — Прим. ред.). Однако участвующие в проекте ученые Центра с трудом скрывают своё воодушевление.

Ричард Дэвидсон с уверенностью может сказать только одно: полтора часа, проведенные за этой игрой, действительно могут способствовать структурным изменениям мозга. И эти изменения можно измерить.

По словам Дэвидсона, этот проект предназначен для «ответа на вопрос, сможем ли мы использовать видеоигры в качестве новых инструментов тренировки ума. И могут ли такие игры оказывать более благотворные результаты, чем Grand Theft Auto или обычные видеоигры».

«В настоящее время уже нет сомнений, что жестокие видеоигры имеют негативные эмоциональные последствия, — говорит Дэвидсон. — Поэтому мы стремимся убедить все заинтересованные стороны — и родителей, и детей, и гейм-дизайнеров и всю игровую индустрию — в том, что на самом деле можно создавать интересные и завораживающие игры, в которые дети захотят играть, но которые при этом будут развивать доброту и здоровые качества ума».

GrupeВетераны и тревога

Дэн Груп (Dan Grupe)

Когда Дэн Груп (доктор психологических наук в университете Висконсин-Мэдисон) начал изучать активность, структуру и работу мозга людей с различными тревожными расстройствами, он и не думал, что в конце концов будет смотреть на сканы мозга американских ветеранов, вернувшихся из Ирака. Но это именно та область, в которой его работа имеет значительное влияние.

Груп участвовал в исследовании того, какое влияние оказывают йогические дыхательные практики  (сударшан крийя) на ветеранов, вернувшихся из зоны боевых действий с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР).

«Мы приглашали этих ребят, собирали полную информацию в виде подробных самоотчетов участников, делали сканирование мозга и оценивали их текущий уровень. Смотрели на структуру мозга и на проводящие пути белого вещества, которые связывают различные части мозга, а также на то, как работает их мозг.  Затем мы предлагали им тест, связанный с угрозой получения электрического разряда.

«Участникам показывали один из двух цветных квадратов. Голубой квадрат означал: «вас никогда не ударит током». Жёлтый — «вас может ударить током». Затем мы наблюдали за активностью мозга во время реакций на эти «угрозы»: может, ударит, а может и нет; а если ударит, то ты не знаешь, когда это случится.

«Мы обнаружили различия в функциональных связях между префронтальной корой и миндалиной — говорит Груп. — У ветеранов с высоким посттравматическим стрессовым расстройством была нарушена связь между этими областями. Когда нам ничего не угрожает, активируется определенная часть префронтальной коры, которая посылает сигнал миндалине, снижая ее активность. Однако у ветеранов эта часть префронтальной коры вообще «не замечала разницы» между состояниями опасности и безопасности».

Фактически, это были мужчины, которые вернулись с поля боя, где нужно быть всегда начеку и уметь сохранить свою жизнь и жизни окружающих. И их мозг был натренирован сражаться.

«В том же исследовании мы обнаружили, что те ветераны, у которых был высокий уровень гипер-возбуждения и сверх-бдительности, показывали наименьшую разницу в активности этой части префронтальной коры».

FooksПрограмма обучения доброте

Лиза Флук (Lisa Flook) и Лаура Пинджер (Laura Pinger)

«Программа обучения доброте», разработанная в Центре, в настоящий момент проходит испытание в школах Мэдисона. У программы три основные цели: эмоциональное и социальное обучение, эмоциональная регуляция и развитие просоциальных навыков.

«Мы надеемся, что развитие этих навыков приведёт к укреплению эмоционального здоровья и социальной адаптации детей, а также поможет им стать более способными к обучению», — говорит преподаватель Лаура Пинджер.

Курс призван помочь как самим детям, так и учителям. Эта программа — результат сотрудничества Лизы Флук,  чьи исследовательские интересы включают в себя развитие благополучия у детей в самом раннем возрасте, и Лауры Пинджер — учителя с тридцатилетним стажем и преподавателя практики внимательности (когда-то Дэвидсон был одним из её учеников.)

В данный момент сбор и анализ информации продолжаются, но первоначальные данные показывают, что у дошкольников наблюдается «улучшение скорости реакции в компьютерных тестах на внимание и улучшение социальных навыков по сравнению с детьми, которые не участвовали в программе».

Пинджер предлагает еще один взгляд на программу: «Что интересно мне самой, так это обратная связь от родителей, которые пишут или рассказывают учителям, что влияние курса обучения доброте заметно даже дома». Она вспоминает маму одного из мальчиков — она никогда не слышала, чтобы её сын говорил о том, что понимает чувства других людей. Но сейчас он говорит об этом дома, и это действительно изменило его общение с братьями и сестрами.

«Мы отдаём детям материалы курса с собой, и прикладываем письмо, в котором объясняем родителям, что мы обсуждали в классе. Но это действительно удивительно, что курс имеет такой эффект, который заметен родителям даже дома».

Медитация и практика сопереживания

Влияние «Программы снижения стресса на основе практики внимательности» и «Программы улучшения здоровья» на реакцию мозга на боль (у новичков) 

В 1979 году Джон Кабат-Зинн собрал хронически больных пациентов, которым не помогали традиционные методы лечения, для участия в своей новой восьминедельной программе снижения стресса. Он назвал её MBSR (Mindfulness-Based Stress Reduction) — “Снижение стресса на основе практики внимательности”. С тех пор было проведено множество серьезных исследований того, как техники, основанные на практике внимательности, укрепляют физическое и психическое здоровье — по сравнению с другими психологическими методами.

Но хотя в клинических условиях MBSR доказала свою эффективность для пациентов, страдающих от хронической боли, было не ясно, какие механизмы мозга участвуют в процессе облегчения и регулирования боли.

В этом исследовании Центра программу MBSR будут сравнивать с другой терапевтической программой — “Программой укрепления здоровья” (Health-Enhancement Program, HEP), которая включает в себя лекции о питании, музыкальную терапию, функциональные движения и легкие физические упражнения.

Для наблюдения за начинающими практиками медитации ученые будут использовать фМРТ (функциональную магнитно-резонансную томографию), показывающую движущееся изображение нейронной активности во время прохождения задания, связанного с болезненными ощущениями. После выполнения этого задания новичков в случайном порядке отправят на один из курсов — MBSR или HEP. И после восьми недель программы участники выполнят «задание на болевые ощущения» еще раз, и ещё раз — уже через четыре месяца. В течение этого времени ученые будут следить за изменениями мозга участников и за их способностью регулировать болевые ощущения.

Влияние двух практик медитации на реакцию мозга на боль (у опытных медитирующих)

Боль — это неприятное переживание, будь то болезненные эмоции или физическая боль. Но мы можем ее регулировать при помощи различных когнитивных механизмов нашего мозга. В этом исследовании во время эксперимента (связанного с воздействием тепла, иногда усиливающегося и доходящего до боли) ученые сравнивали, как влияют на регуляцию болевых ощущений две медитативных практики: Медитация концентрации (Focused Attention), которая включала в себя концентрацию и удерживание фокуса внимания как на источнике тепла, так и на каком-то другом объекте; и Открытого присутствия (Open Presence), или открытого осознавания всего, что происходит в настоящий момент — без каких-либо усилий, не реагируя, не отвергая, но и не давая переживанию захватить себя целиком.

Ученые будут использовать фМРТ для сравнения реакции мозга на боль во время этих двух видов медитации у двух групп участников — опытных медитирующих и новичков.

Изменение мозга и развитие щедрости благодаря практике сопереживания

Является ли сочувствие эмоциональным навыком, который можно тренировать?

Ученые Центра предположили, что практика сопереживания делает нас более щедрыми, так как наш мозг более чутко реагирует на страдания других людей. Исследователи разделили участников на две группы. Одна группа в течение двух недель проходила ежедневный онлайн-тренинг практики сопереживания, а участники контрольной группы (эта группа нужна для того, чтобы понять, можно ли получить те же положительные результаты без соответствующей тренировки и без прохождения подобных программ) учились формулировать свои «стрессовые мысли» более позитивным образом. Затем всем участникам сделали сканирование мозга, показывая в это время серию снимков — на некоторых из них были изображены люди, испытывающие боль (например, жертва пожара или плачущий ребенок).

По прошествии двух недель ученые Центра обнаружили, что те участники, которые учились сочувствию, оказались более щедрыми во время экономической игры, в которой нужно было обмениваться чем-то с другими, — по сравнению с контрольной группой. Увеличение щедрости в группе, которая практиковала медитацию сопереживания, связано с изменениями реакции мозга на человеческие страдания — это те области, которые отвечают за эмпатию и увеличение позитивных эмоций.

Грант Центра: Висконсинский центр нейробиологии и психофизиологии медитации (The Wisconsin Center for the Neuroscience and Psychophysiology of Meditation)

В рамках этого масштабного исследования в течение пяти лет изучаются нейронные механизмы, лежащие в основе двух форм медитации: практики внимательности и медитации любящей доброты.

Изучается то, как медитация влияет на сам способ, которым мозг регулирует эмоции; как можно использовать медитацию для тренировки внимания, способности справляться со страхом и регулировать болевые ощущения; а также изучается влияние медитации на пластичность мозга.

Хотя исследования показали, что медитация помогает людям регулировать их эмоции и даже контролировать свою реакцию на боль, довольно мало известно о тех механизмах, с помощью которых эти изменения происходят. По словам Дэвидсона, «эти проекты помогут нам понять, действительно ли медитация создаёт долговременные изменения в мозге, что это за изменения и будут ли эти практики полезны в повседневной жизни как тем, кто страдает от проблем здоровьем, так и “нормальным людям”».

Принятие экономических решений и благополучие

Традиции, из которых были заимствованы медитация и практики тренировки ума, утверждают, что эти практики влияют на индивидуальное благополучие и стимулируют «просоциальное поведение» — поведение на благо других людей, например, сочувствие и доброту. В процессе проверки этого утверждения ученые изучают, влияет ли жёсткость или гибкость «схемы нашего “я”» на стремление цепляться за эмоции или отпускать их. И, в свою очередь, как это влияет на нашу реакцию на приятные или неприятные переживания.

Этапы этого исследования:

  • Разработать и научно подтвердить поведенческие и анкетные критерии «схемы “я”», в том числе те, что встречаются в медитативный традициях — например, насколько гибкие или жесткие у человека представления о структуре его “Я” и личных границах.
  • Проверить связь между этими критериями и поведением на благо других людей, используя задачи на принятие экономических решений, разработанные в этой лаборатории.
  • Проверить связь между этими критериями и благополучием, изучая реакцию на болезненные стимулы в фМРТ-сканнере.
  • Проверить, как связаны изменения «схемы “я”» и влияние медитации на реакцию на боль.

Этот проект реализуется при поддержке “Фонда Джона Темплтона”, который выделил    грант  «Развитие добродетельных качеств характера» в рамках междисциплинарной научной инициативы.

Физическое здоровье и болезни

Роль стресса и эмоций в возникновении астмы

Может ли практика внимательности уменьшить симптомы астмы и регулировать процесс воспаления у астматиков? Какую роль в этом играют стресс и эмоции? С помощью методов нейровизуализации ученые будут измерять нейронную активность, связанную с переживанием стресса, и наблюдать, можно ли, с учетом тех процессов, которые разворачиваются в мозге, предсказывать дальнейшее развитие воспаления и связанных с астмой симптомов.

В будущем, благодаря исследованиям такого рода, для лечения астматиков могут использовать «поведенческое вмешательство» — например, “Программу снижения стресса на основе практики внимательности”. Что такое «поведенческое вмешательство» или «нейронально-инспирированная поведенческая терапия»? Это такая форма терапии, при которой мы можем определить, какая нейронная активность лежит в основе той или иной эмоциональной черты, которую вы хотите изменить, а затем изменить эту активность при помощи специально разработанных медитативных упражнений. В результате, по словам Дэвидсона, человек может выработать у себя  «более здоровый эмоциональный стиль» — об этом упоминает Шэрон Бегли в статье для журнала Mindful (октябрь 2013).

ЙогАутизм (ранее известный как Spectrum Yoga Therapy)

Совместно с «ЙогАутизм» в Мэдисоне, “Центр исследования здоровых умов” изучает влияние йоги и дыхательных практик на возбуждение вегетативной нервной системы и уровень гормона стресса у аутистов. В ходе программы студенты сначала фокусируются на ощущении спокойствия и способности принимать участие в упражнениях, а затем выполняют серию движений, которые полностью задействуют диафрагму и восстанавливают здоровое дыхание.

Психологические эффекты тайчи (тайцзицюань)

В Центре проводится исследование, как тайчи влияет на познавательные функции и душевное равновесие у молодежи (от 17 до 21 года). Тайчи — это древняя китайская практика, в ходе которой выполняются плавные медленные движения вместе с концентрацией внимания на теле. Участники (студенты Висконсинского университета в Мэдисоне, которые обучаются вводному курсу тайчи) будут проходить тестирование. Благодаря полученным результатам, можно будет изучать эффективность тайчи для лечения синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) у подростков и студентов.

Ветераны и тревога

Центр помогает американским ветеранам, вернувшимся с войны. Среди целей Центра — расширить доступные методы лечения посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) и сделать существенный скачок в понимании механизмов работы мозга, связанных с этим расстройством. Во время этого пилотного исследования ветераны участвовали в программе, включающей дыхательные упражнения и йогу. Исследователи собрали самоотчеты участников, в которых, помимо других преимуществ, были названы улучшение сна, уменьшение хронической боли и преобладающее оптимистичное настроение.

Образование и развитие

Практика внимательности для учеников средней школы и учителей

В этом пилотном исследовании опытный инструктор из “Центра исследования здоровых умов” проводил курс практики внимательности для преподавателей и учеников одного из школьных округов в Мэдисоне (Madison Metropolitan School District). Сам курс длился 10 недель и состоял из 10 часов обучения.

Учеников из четырех классов разделили на активную и контрольную группы. Активная группа прошла учебный курс практики внимательности, подходящий участникам по возрасту. Программа включала в себя такие ключевые элементы, как наблюдение за дыханием и телесными ощущениями и развитие осознавания своих чувств и мыслей.

По словам участников активной группы, они стали лучше контролировать свои поступки и отвечать за них, сделали меньше ошибок и более эффективно выполнили задание, используя свою кратковременную память. Кроме того, преподаватели заметили, что после курса эти ученики стали намного лучше регулировать свои эмоции.

Исследование здоровья учителей

Это исследование направлено на изучение стресса, который учителя испытывают в классе, и того, как практика внимательности влияет на психологические симптомы и профессиональное выгорание, улучшая внимание и развивая сочувствие к самому себе. Сообщается о результатах пробного исследования видоизменённой “Программы снижения стресса на основе практики внимательности», специально адаптированной для учителей.

Результаты показывают, что у этого курса могут быть хорошие перспективы, так как участники демонстрировали значительное снижение симптомов стресса и улучшение концентрации внимания. В отличие от этого, у группы учителей, не участвовавших в программе, отмечено снижение выработки кортизола, а также в нескольких случаях  существенное увеличение профессионального выгорания.

Благополучие и поведение

 Исследование способности прощать

«Часто, чтобы понять смысл прощения, нам нужно совершать поступки, которые являются выражением прощения”.

Это исследование изучает взаимосвязь между готовностью прощать как чертой характера, поведением (проявлениями прощения в поступках) и физиологическими реакциями. Проект ориентирован на изучение взаимосвязи между прощением, поведением и мышечным напряжением у здоровых взрослых, которых ранили поступки близких людей.

Для оценки поведения используется задача на принятие экономических решений, и при этом с помощью электромиографа (прибора, записывающего электрическую активность скелетных мышц) измеряется напряжение корругатора — мышцы, сморщивающей брови (её также называют «мышцей беспокойства»).

Нейронаука «просоциальной ценности» (совершения поступков на благо других людей)

Как другой человек становится ценным для нас? Как мы «наделяем» друг друга этой ценностью? Это первоочередной вопрос для изучения науки альтруизма. Ученые Центра наблюдают МРТ-сканы мозга участников в то время, как они принимают решение: дать деньги незнакомому человеку — или оставить себе. В результате должна появиться схема тех частей мозга, которые вовлечены в этот процесс.

Этот проект реализуется при поддержке “Фонда Джона Темплтона”, который выделил    грант  «Развитие добродетельных качеств характера» в рамках междисциплинарной научной инициативы.

Индивидуальные различия между положительными эмоциями и их отражением на биологическом уровне

Положительные эмоции, умение испытывать их и наслаждаться ими имеют важное значение для здоровья и благополучия, но раньше почти все исследования в этой области были сконцентрированы на негативных переживаниях. С помощью фМРТ ученые будут отслеживать, какие нейронные процессы соответствуют положительной эмоции участников — им предложат участие в игре, которая подразумевает получение вознаграждений за какие-то действия в их повседневной жизни. Исследователи хотят лучше понять, что такое «наслаждение» и каковы индивидуальные различия этой положительной эмоции у разных участников.

Ученые Центра обобщили предыдущие исследования в этой области: «Мы обнаружили, что участники, которые оказались способны сохранять активность в прилежащем ядре — центре удовольствия, ответственном за положительные эмоции и вознаграждение, — также говорили о том, что уровень благополучия в их жизни возрос. В то же время, депрессивные участники показали меньшую по продолжительности активность в этой области мозга».

Учёные будут исследовать эту нейронную активность в течение некоторого времени. Цель работы — создать технику, которая будет способствовать сохранению позитивных эмоций, что может стать способом борьбы с депрессией.

Положительные эмоции и поведение

Изучая эмоциональные реакции участников — когда они улыбаются, хмурятся и т.д. — ученые стараются понять связь между позитивными эмоциями и различными видами эмпатии. Участники смотрели видеоклипы из реалити-шоу «Дом закрыт на ремонт» (Extreme Makeover: Home Edition), а исследователи в это время измеряли их реакцию. Также участникам предлагались задачи, проверяющие их способность принимать альтруистические решения — например, определить размер пожертвования.

Изучение позитивных качеств внимания

Как научиться безраздельно уделять свое внимание какому-то человеку или задаче? Это ценная способность, которую непросто развить. Благодаря нейровизуализации и игре, чувствительной к проявлениям «распределенного внимания» (например, к блужданию ума) учёные будут исследовать нейронные процессы, которые поддерживают сосредоточенное, устойчивое внимание. По словам ученых Центра, этот вид исследования «может стать трамплином для изучения того, как можно тренировать такой вид внимания».

Этот проект реализуется при поддержке “Фонда Джона Темплтона”, который выделил    грант  «Развитие добродетельных качеств характера» в рамках междисциплинарной научной инициативы.

Сферы влияния Ричарда Дэвидсона

Дэниел Гоулман, автор книги «Эмоциональный интеллект», называет Дэвидсона «гениальным учёным, рожденным быть на вершине в своей профессиональной области». Это описание очень ему подходит. Краткая профессиональная биография Дэвидсона занимает 87 страниц и вся сплошь состоит из достижений. Он оказал влияние  на многие важные области исследований.

Медитация

В течение 20 лет исследует опытных медитирующих и новичков. Изучает то, что происходит в мозге во время медитации; каковы преимущества различных практик; какие практики лучше работают для разных людей, и как они могут использовать их в повседневной жизни — в школах, в кабинетах врачей, в госпиталях, на рабочем месте…

Стресс

Исследует нейронные контуры мозга, связанные с психологическим стрессом и негативными эмоциями. На базе вдохновляющих нейронаучных открытий создаёт новые формы терапии, увеличивающие эмоциональную устойчивость.

Нейропластичность

Обнаружил, что тренировка ума (даже всего полчаса в день) даёт результаты, которые можно измерить. Тренировка мозга с помощью медитации, когнитивно-поведенческой терапии и других техник помогает регулировать эмоции, снижать стресс и даже развивать сопереживание и сочувствие.

Здоровье

Текущие исследования того, как медитация может снижать воспалительные процессы в ходе таких заболеваний, как астма и хроническая боль — а также изменять реакцию на саму боль.

Старение

Исследовал процессы, от которых зависит психологическая устойчивость и благополучие в пожилом возрасте, а также факторы, влияющие на увеличение этого благополучия.

ПТСР

Помогал американским ветеранам, вернувшимся с войны. Цель этого исследования — расширить доступные методы лечения ПТСР (в том числе и медитативными практиками) и сделать существенный скачок в понимании механизмов мозга, связанных с этим расстройством.

Психическое здоровье

Зафиксировал, какие контуры мозга задействуются при депрессивных состояниях, тревожных расстройствах, аутизме — понял причины страдания и того, как можно его уменьшить. Благодаря сочетанию традиционной медитации и видеоигр, специально разработанных для развития внимательного осознавания, возросла концентрация внимания у детей и взрослых.

Ранее детство

В течение 6 лет работал над изучением того, какие преимущества могут получить дошкольники, ученики средней школы и учителя благодаря интеграции практики внимательности в школьную программу.

1976—1992 Дэвидсон исследует «эмоциональный мозг» и инициирует создание новой области — «эмоциональной нейронауки», которая изучает то, какие механизмы работы мозга лежат в основе эмоций.

1992 Вмести с тремя коллегами встречается с Далай-ламой, чтобы предложить ему начать исследование нескольких опытных медитирующих. Этот момент знаменует начало непосредственного изучения эффекта медитации на мозг.

2000 Дэвидсон получает самую почётную награду Американской Ассоциации Психологов — Distinguished Scientific Contribution Award, за достижения всей жизни.

2001 Тибетский монах Матье Рикар приезжает в лабораторию Дэвидсона в Мэдисоне. И Дэвидсон проводит исследование мозга этого опытного медитирующего до, во время и после практики.

2004 Дэвидсон вместе с коллегами публикует первую научную статью, посвященную изменениям, которые происходят в мозге во время медитации у тибетских монахов. Статья опубликована в ведущем американском научном журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

2006 Журнал Time называет Дэвидсона одним из 100 самых влиятельных людей мира.

2008 Основывает «Центр Исследования Здоровых Умов» в Вайсманском центре при Висконсинском университете в Мэдисоне.

2011 — 2017 Становится членом Научно-консультативного совета в Институте  когнитивной психологии и наук о мозге им. Макса Планка в Лейпциге, Германия. 

2011—2013 Становится членом Американской ассоциации содействия развитию науки в секции «Психология».

2012 Публикует The Emotional Life of your brain в соавторстве с Шэрон Бегли (в русском переводе “Как эмоции управляют мозгом”).

 

Поделится в соц. cетях!29.09.2015 12:16