;


Напишите нам
Какие письма читателей Вам интереснее читать?
 
Отзывы читателей

Вика написал(а):
Cпасибо Вам огромное! Весна - время чистки и испытаний, но каждый раз когда ситуация приближается к критической - нахожу подсказки в книгах, семинарах или ежедневных видеороликах на сайте - это очень помогает выпутаться из проблем и покорять новые вершины! Я очень-очень счастливый человек, ведь мои отношения с мужем наконец-то из страсти и безумной привязанности перерастают в любовь. Из трудоголика я превратилась в ласковую маму и очаровательную женщину, а мой сынок из тяжелого аутиста превратился в симпатичного и улыбчивого мальчонку с небольшой задержкой в развитии! Люблю Вас

Татьяна написал(а):
Благодарю за ваши исследования, они очень помогают жить и меняться. Около 20 лет читаю Ваши книги, но только недавно оценила лекции и семинары Сергея Николаевича. Быть может в книгах, которые сейчас издаются, делать приложение с рекомендованным списком лекций и семинаров по вопросам раскрытым в книгах? С уважением и благодарностью к вашему труду.

люба написал(а):
Сегодня с утра так тревожно. Я надеюсь, что это та самая тонкая чистка, после которой отменяются предательства и болезни).Радуюсь Тебе Господи, в каждом человеке, в каждой ситуации. Любви всем!

Показать все отзывы

Вера

Среда, 11 Фев. 2015

С сайта "Азбука веры"

Вера – основная христианская добродетель, заключающаяся в добровольном согласии человеческой воли на принятие Богооткровенной Истины.

На древнееврейском языке слово «вера» звучит как «эмуна» – от слова «аман», верность. «Вера» – понятие очень близкое к понятию «верность, преданность».
Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом(Евр.11:1). «Без веры угодить Богу невозможно» (Евр.11:6). Христианство – «вера, действующая любовью» (Гал.5:6).
Вера бывает разумная (знающая) и незнающая, опытная и неопытная, ответственная и безответственная.
«Существуют три типа веры, три ступени духовного восхождения: вера как рассудочная уверенность, вера как доверие и вера как преданность, верность.
Вера как уверенность – это рассудочное признание какой-либо истины. Например, кто-то скажет: «Я уверен, что Куликовская битва состоялась в 1380 году, я уверен, что Земля круглая, и ещё я уверен, что есть Бог». Это своего рода глубокая убеждённость в наличии чего-либо. Здесь уже нет сомнений: да, Бог существует. Но твой внутренний мир от этого мало меняется. Для такого человека Бог является как бы одним из объектов нашей Вселенной: есть планета Марс, а есть и Бог. Поэтому такой человек не всегда соотносит веру со своими поступками, не пытается внимательно выстраивать свою жизнь по вере, а действует по принципу «Я сам по себе, а Бог Сам по Себе». То есть это просто признание своим умом факта существования Бога.
Вторая ступень – вера как доверие. Давайте подумаем, когда один человек доверяет другому? Тогда, когда открывает ему своё сердце и когда другого человека как бы принимает в своё сердце, то есть возникает особая душевная близость. И вера в Бога как доверие, в отличие от простой уверенности, сообщает человеку близость к Богу. На этом уровне веры человек не просто рассудочно соглашается с существованием Бога, но принимает Господа в обители своего сердца. Такой человек чувствует присутствие Божие, и в случае скорби или жизненных трудностей непременно вспомнит про Бога и станет молиться Ему. Доверие предполагает надежду на Бога, и человек уже старается сообразовывать свою жизнь с верой в Бога.
Впрочем, если ребёнок доверяет своим родителям, это ещё не значит, что он всегда будет их слушаться. Иногда дети пользуются родительским доверием для оправдания своих проступков. И бывает, что человек доверяет Богу, но сам не всегда бывает верен Ему. Он как бы говорит: «Может быть, Бог мне простит мои слабости», и хотя такой человек время от времени молится, он не всегда старается побеждать свои слабости, не всегда бывает готов сам чем-то пожертвовать для Бога.
Поэтому самая возвышенная ступень – это вера как верность. Это не только признание Бога своим умом, и не только доверие Ему своим сердцем, но и последование за Богом своей волей. Такая вера предполагает подлинную, чистую любовь, потому что истинная любовь немыслима без верности. Выражается это в жертвенности, когда мы стараемся созидать свою жизнь по воле Божией, а для этого отсекаем греховные пожелания своего естества. Такая вера становится основанием для всех ценностей жизни верующего человека. И только она – спасительна. Но это предполагает и внутренний труд над собой, победу над своими страстями».
Валерий Духанин, кандидат богословия
«Вера, то есть опыт встречи с Богом невыразим. Передать то, что случилось, невозможно; на человеческом языке можно выразить только то, что доступно языку, нашему восприятию».
митрополит Сурожский Антоний
См. ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ
1. Вера в отношении к другим добродетелям
Вера есть основная христианская добродетель.
«Во главе святых добродетелей стоит вера – корень и суть всех святых добродетелей. Из нее вытекают вся святые добродетели: молитва, любовь, покаяние, смирение, пост, кротость, милосердие и др.
преподобный Иустин (Попович)
2. Природа веры
Вера слагается из человеческого произволения и действия Божественнойблагодати. Она сама есть святое таинство, в котором согласуется человеческая воля и Божественная благодать (см. синергия).
«...Любая святая добродетель в душе православного христианина есть святое таинство, ибо любая из них находится в органической связи со святым таинством крещения, а через него и со всем Богочеловеческим таинством Церкви, например, вера есть святая добродетель, а тем самым святое таинство, которым православный христианин живет непрестанно. А святая вера силой святости своей рождает в его душе и остальные святые добродетели – молитву, любовь, надежду, пост, милосердие, смирение, кротость... И каждая из них есть опять же святое таинство».
преподобный Иустин (Попович)
3. Содержание веры
Вера состоит в принятии истин Божественного Откровения, заключенных в Священном Писании и Священном Предании, сформулированных в догматическом учении Церкви. Эти истины – сверхчувственные, невещественные, невидимые, нематериальные, таинственные. Они превосходят видимый материальный мир, превосходят человеческие органы чувств и разум, а потому требуют веры. Как глаза видят предметы чувственные, так вера духовными очами взирает на сокровенное.
преподобный Исаак Сирин
Для духовных тайн, которые выше ведения и которых не ощущают ни телесные чувства, ни разум, Бог дал нам веру.
преподобный Исаак Сирин
Как глаза не видят ничего умственного, так очи веры не видят ничего чувственного. Верой приобретается познание о Боге, а без веры невозможно познать Его... Ибо какое умствование убедит нас, например, в Воскресении?.. Какими умствованиями может быть постигнуто рождение Бога Слова?
святитель Иоанн Златоуст
4. Виды веры
Вера разделяется на умозрительную (догматическую) и деятельную, живую, выражающуюся в исполнении Евангельских заповедей. Эти виды веры взаимно дополняют друг друга в человеческом спасении.
«Без веры невозможно спастись, потому что на вере основывается все, как человеческое, так и духовное. Но вера не иначе приходит в совершенство, как чрез исполнение всего указанного Христом. Без дел же вера мертва, равно как и дела без веры. Истинная вера показывается в делах».
преподобный Иоанн Дамаскин
«Образ богопочитания заключается в сих двух вещах: в точном познании догматов благочестия (1) и в добрых делах (2). Догматы без добрых дел не благоприятны Богу, не приемлет Он и добрых дел, если они основаны не на догматах благочестия»
святитель Кирилл Иерусалимский
«Ни крещение, ни отпущение грехов, ни знание, ни приобщение Тайн, ни священная Трапеза, ни вкушение Тела Господня, ни приобщение Крови и ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не будем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха. Вера без дел есть тоже, что призрак без жизни».
святитель Иоанн Златоуст
«Вера в Евангелие должна быть живая, нужно веровать умом и сердцем, исповедовать веру устами, выражать, доказывать ее жизнью Постоянство в православном исповедании догматов веры питается и хранится делами веры и непорочностью совести ... Спаситель мой. Насади в меня веру живую, доказываемую делами..., чтобы я стал способным к воскресению в духе моем».
святитель Игнатий (Брянчанинов)
Свидетельство веры в Бога заключается в исполнении заповедей Божиих.
преподобный авва Исаия
Веру... должны проповедовать более дела, чем слова... Ибо делами, а не словами должно быть обнаруживаемо сокровенное.
преподобный Исидор Пелусиот
Верующий во Христа ничем другим не может доказать свою веру, кроме исполнения того, что заповедано Им, и удаления от того, что Им воспрещено. Вера, не имеющая дел, не имеет Бога, животворящего ее.
преподобный Симеон Новый Богослов
То, что мы истинно веруем Богу... пусть будет явлено на основании наших дел и соблюдения Божиих заповедей.
святитель Григорий Палама
Не только у нас, которые носим имя Христово, за великое почитается вера, но и все то, что совершается в мире, даже людьми чуждыми Церкви, совершается верою. На вере утверждается земледелие: ибо кто не верит тому, что соберет произрастите плоды, тот не станет сносить трудов. Верою водятся мореплаватели, когда вверив судьбу свою малому древу, непостоянное стремление волн предпочитают твердейшей стихии, земле, предают самих себя неизвестным надеждам и имеют при себе только веру, которая для них надежнее всякого якоря. (Огласительные поучения, 5, 3).
свт. Кирилл Иерусалимский
«Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих.
Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?
Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим». Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва»
(Иак.2:16-26)
***
«Вера» – понятие очень близкое к понятию «верность, преданность». Становится очевидно, что вера – это не пассивное доверие к внешнему авторитету, а динамичная сила, которая преображает человека, ставит перед ним цель жизни, дает возможность для осуществления этой цели.

«Не принимай за счастье сытость. Истина заключается в том, что мы не имеем ничего постоянного на этой земле. Всё вмиг проходит, и ничего нам не принадлежит, всё взаймы. Взаймы здоровье, сила и красота.»
святитель Николай Сербский
«Тут только есть верующие и неверующие. Там – все верующие».
М. Цветаева.
«Христианская вера имеет две стороны: вера в Бога и вера Богу. Есть догматическая вера – приверженность определенным вероисповедным утверждениям и определенным религиозным практикам, и есть вера личная – приверженность определенной личности, Господу нашему Иисусу Христу. Личное упование на Христа, покаяние и вера не могут существовать без догматов. Вот догматы без упования, покаяния и веры – сколько угодно».
Сергей Худиев. О Христе и догматах веры
«Человек никогда веры не чужд... В душе каждого Бог закодирован: в ощущении Вечности, ощущении Высшего начала. И поэтому для того, чтобы прийти к вере, надо прийти к самому себе. Мы живём как бы вдали от себя. Работаем торопимся, суетимся в домашних делах. Но мы совершенно не помним себя. Мне часто вспоминаются слова Майстера Экхарта: «В молчании Бог произносит своё слово». Молчание! Где у нас молчание? У нас всё время всё тарахтит. Но для того чтобы прийти к каким-то духовным ценностям, надо создавать островки тишины, островки духовной сосредоточенности. Остановится на минуту. Мы же всё время бежим, как будто у нас очень большая дистанция впереди. А дистанция у нас короткая. Пробежать её ничего не стоит. Так вот, чтобы познать, углубить, осознать в себе живущую в нас веру надо вернуться к самим себе...».
протоиерей Александр Мень
Вера – это уверенность в вещах невидимых. Мы это слово употребляем по отношению к Богу к вещам духовным; но оно относится также ко многому в обычной жизни. Мы говорим о любви, мы говорим о красоте. Когда мы говорим, что любим человека, мы тем самым говорим, что непостижимым, невыразимым образом мы в нем прозрели нечто, чего другие не видели. И когда мы, охваченные восторгом, восклицаем: «Как это прекрасно!», – мы говорим о чем-то, что до нас дошло, но чего мы не можем просто истолковать. Мы только можем сказать: приди и посмотри, как апостолы говорили своим друзьям: приди, взгляни на Христа, и ты узнаешь, что я в Нем увидел (Ин.1:46).
И вот наша вера в вещи невидимые, с одной стороны, является личной нашей верой, то есть тем, что мы сами познали, тем, как мы когда-то, хоть один раз в жизни, прикоснулись края ризы Христовой (Лк.8:44) – и почуяли Его Божественную силу, хоть раз взглянули в Его очи – и увидели бесконечное Его милосердие, сострадание, любовь. Это может случиться непосредственно, таинственным путем встречи живой души с Живым Богом, но это бывает тоже посредством других людей. Мой духовный отец мне раз сказал: никто не может отрешиться от земли и обратить весь свой взор на небо, если в глазах хоть одного человека, на лице хоть одного человека не увидит сияние вечной жизни... В этом отношении мы все ответственны друг за друга, все ответственны за ту веру, которую имеем или по которой тоскуем и которая нам может даться не только чудом непосредственной встречи лицом к лицу с Богом, но и через посредство человека.
Вера поэтому складывается из многих элементов. С одной стороны, это наш личный опыт: вот, я увидел в этих очах, на этом лице сияние вечности, Бог просиял через этот лик... Но бывает: я как-то чую, что есть нечто – но не могу это уловить! Я улавливаю только немногое. И тогда могу обратиться взором, слухом, общением души к другим людям, которые тоже нечто познали, – и то жалкое, может быть, но драгоценное, святое знание веры, которое мне было дано, расширяется опытом, верой, то есть уверенностью, знанием других людей. И тогда моя вера делается шире и шире, глубже и глубже, и тогда я могу провозглашать истины, которыми обладаю не лично, но соборно, вместе с другими людьми. Так мы провозглашаем Символ веры, который нам дан издревле опытом других людей, но который мы постепенно познаем, приобщаясь этому опыту.
И наконец, есть другая вера, о которой говорит Евангелие от Иоанна: Бога никто не видел, кроме Единородного Его Сына, пришедшего в мир – спасти мир (Ин.1:18, 3:17). Есть истины веры, которые мы принимаем от Христа, потому что Он знает все глубины Божественные и всю глубину человека и может приобщить нас и к человеческой глубине, и к Божественным глубинам.
митрополит Сурожский Антоний
Вера даруется Самим Богом. Она, как говорит Иоанн Златоуст, не может быть похищена ворами, недоступна для грабителей, её охраняет Бог. А святительТихон Задонский сказал, что вера, как искра, зажжённая от Духа Святого в сердце человеческом, разгорается теплотой любви. Он называет веру светильником в сердце. Когда горит этот светильник, человек видит духовные вещи, может верно судить о духовном и даже видит невидимого Бога; когда же не горит – в сердце темно, там мрак неведения, там заблуждения и пороки возводятся в достоинство добродетелей.
***
Понятие веры в святоотеческой письменности
Круг церковных авторов, посвятивших этому вопросу место в своих сочинениях, вполне обозрим. Во-первых, это те древние писатели, кто составлял большие тексты апологетического содержания, как, например,Климент Александрийский (ум. ок. 215 г.), блаженный Феодорит Кирский (ум. ок. 460 г.); во-вторых, это церковные катехизаторы – святойКирилл Иерусалимский (ум. 386 г.); наконец, это систематизаторы церковного знания, как анонимный автор «Учения Святых Отцов о воплощении Бога-Слова» (Doctrina Patrum), приблизительно датируемого VI-VII вв., преподобный Анастасий Синаит (ум. ок. 700 г.) и преподобный Иоанн Дамаскин(ум. до 787 г.).
Главными опорными текстами Священного Писания для Святых Отцов являются два места из апостола Павла. В Послании к евреям дается классическое определение веры: Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом... А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр.11:1). В таком понимании вера приоткрывает для человека неочевидное, но бесценное дно недоступного непосредственному чувственному восприятию и обыденной достоверности; предмет веры – это умопостигаемое, удостоверяемое лишь в мистическом опыте богообщения. Второе место из апостола Павла не служит определением. Это скорее описание необходимых условий возникновения веры, которыми оказываются самое Писание, иными словами, божественное откровение, и наставление в нем, то есть традиция, прививаемая в церковной общине: ...ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия(Рим.10:14-17).
Впервые теоретическому рассмотрению понятие веры подвергается уКлимента Александрийского, который, с одной стороны, опровергал обвинение греческих философов в том, что вера есть неразумное мнение, основанное на предрассудке, с другой стороны, противостоял мнению гностиков, оставлявших веру простым членам Церкви, противопоставляя ей значениегнозиса, понимаемого как некое эзотерическое ведение, доступное только посвященным и закрытое от профанов. С третьей стороны, он противился убеждению тех самых простецов, полагавших, что одной веры без знания или гнозиса вполне достаточно.
«Вера, – пишет Климент в «Строматах», – есть свободное предвосхищение и благочестивое согласие ... Другие же определяют веру как акт мысленного допущения неявного, наподобие доказательства, открывающего нам существование вещи хоть и неизвестной, но очевидной. Итак, вера – это акт свободного выбора, поскольку она есть некое стремление, и стремление разумное. Но так как каждое действие начинается с разумного выбора, то выходит, что вера и есть основа всякого разумного выбора... Итак, верящий Писаниям и имеющий верное суждение слышит в них голос самого Бога, свидетельство непререкаемое. Такая вера уже более не нуждается в доказательствах. Блаженны поэтому не видевшие, но уверовавшие.
С попыткой полного и систематического богословского представления понятия веры мы встречаемся у автора IV века святого Кирилла Иерусалимского в его пятом «Огласительном поучении». Вот что он пишет: «Слово вера одно по названию своему ... разделяется на два рода. К первому роду принадлежит вера научающая, когда душа соглашается на что-либо. И она полезна для души... Другой род веры есть тот, который по благодати даруется Христом. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом (1 Кор.12:8-9). Итак, сия по благодати Духом Святым даруемая вера есть не только научающая, но и действующая выше сил человеческих. Ибо кто имеет сию веру: скажет горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет (Мф.17:20)... Итак, имей ты со своей стороны веру в Него, чтобы и от Него получить веру, действующую выше сил человеческих.
Преподобный Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры», в главе, специально отведенной раскрытию значения слова вера, суммирует предшествующую традицию: «Вера, между тем, двояка: есть вера от слышания (Рим.10:17). Ибо, слушая божественные Писания, мы верим учению Духа. Вера же эта обретает совершенство через все, что законоположено Христом: веруя делом, живя благочестиво и исполняя заповеди Обновителя нашего. Ибо кто не верует согласно с преданием кафолической Церкви или кто через постыдные дела имеет общение с диаволом, тот неверен. Вера же есть, опять-таки, осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом(Евр.11:1) или несомненная и нерассуждающая надежда на то, что обещано нам Богом, и на успех наших прошений. Поэтому первая вера относится к нашему намерению, а вторая – к дарам Духа.
Преподобный Иоанн, также как и святой Кирилл, четко различает, что в нашей собственной власти, а что есть божественный дар. Итак, три основных смысла слова, три преобладающих образа – догматический (вера церкви), психологический (согласие с верой церкви) и харизматический (дар Духа Святого); это три стоящих за указанными образами сущности – церковь, человек, Бог. У Святых Отцов вера в первую очередь рассматривается как нечто внешнее по отношению к человеку, которое становится «внутренним» благодаря согласию души в акте личной веры.

Источник: http://azbyka.ru/dictionary/03/vera-all.shtml

Этимологический словарь Фасмера

Вера

ве́ра ве́рить, укр. вíра, др.-русск., ст.-слав. вѣра πίστις (Супр., Клоц.), болг. вя́ра, сербохорв. Bjȅpa, словен. véra, чеш. víra, польск. wiara, в.-луж., н.-луж. wjera. Родственно авест. var- "верить", varǝna- "вера", осет. urnyn "верить"; см. Мейе, Et. 169. Далее, вероятно, сюда же д.-в.-н. wâra ж. "правда, верность, милость", др.-исл. vár "обет, торжественное обещание", д.-в.-н. wâr "правдивый, верный", др.-ирл. fír "правдивый, истинный", лат. vērus "истинный, правдивый", гот. tuzwērjan "сомневаться", unwērjan "досадовать".

Школьный этимологический словарь русского языка. Происхождение слов.

Вера – общеслав. индоевроп. характера (ср. лат. verus «истинный», авест. var «верить», нем. wahr «верный» и т. д.). Скорее всего, суф. производное от той же основы, что и лат. venus «любовь», готск. wēns «надежда». Первоначальное значение — «истина, правда > клятва, присяга» (в верности, истинности), затем — «вера, уверенность».

Толковый словарь Даля

Вера

ж. уверенность, убеждение, твердое сознание, понятие о чем-либо, особенно о предметах высших, невещественных, духовных; | верование; отсутствие всякого сомнения или колебания о бытии и существе Бога; безусловное признание истин, открытых Богом; | совокупность учения, принятого народом, вероисповедание, исповедание, закон (Божий, церковный, духовный), религия, церковь, духовное братство. | Уверенность, твердая надежда, упование, ожидание; | стар. клятва, присяга. Слепая вера противна рассудку. Вера по убеждению, слияние разума с волей. "Вера, это та способность разума, которая воспринимает действительные (реальные) данные, передаваемые ею на разбор и сознание рассудка" Хомяков. Вера в бессмертие души. Вера наша тверда и права, вера христианская. Вера твоя в меня не обманет тебя, надейся, т. е. я тебя не обману. Дать кому или чему веру, поверить, не сомневаться в ком или в чем. Дать кому что на веру, взять на веру, на совесть, на слово; в долг, взаймы. Он у меня вышел из веры, я изверился, я ему не верю, знаю, что он обманывает. Отдать кому что на веру, отдать на совесть, на присягу. Здесь такая вера, у них такая вера, сиб. обычай, заведение, правило. | Сев. охота, желание, намеренье, стремление. Мне вера есть жениться. Ему не вера пойти, не хочется, не охота, Ему верки нет, кур. не верят. С верой нигде не пропадешь. Вера спасает. Вера и гору с места сдвинет. Без дел, вера мертва (нема) перед Богом. Веру к делу применяй, а дело к вере. Без веры Господь не избавит, без правды не спасет (не исправит) Не та вера правее, которая мучит, а та, которую мучат. Что мужик, то вера; что баба, то устав, говор. о раскольн. Песья, собачья вера, безверье. Мера всякому делу вера. Не все верою, ино и мерою. Не всюду с верою, инде с мерою. Первому дураку не верь, первому вралю веры не давай. Люди лгут, а нам веры не имут. У них вера крепка, говор. о народе: нравственность хороша. Веровать или верить во что, кому или чему; иметь веру, дать веру, поверить; принимать за истину, не сомневаться, быть уверену; иметь к кому или к чему доверенность, доверять, давать на веру, на совесть. Веровать сильнее положительнее, чем верить, и употреб. о предметах высших. Не верь выезду, верь приезду. Счастью не верь, а беды не пугайся. Кто легко верит, легко и погибает. Не верь ушам, верь очам. Не верь речам, верь своим глазам. Никому не верь, только счету верь. Не всякому слуху верь, не всякую правду сказывай. Ни голосу, ни волосу не верь, о женщине. Кому как верят, так и мерят. Никому не верит, а сам меряет. Молодой старому не верат (и наоборот). Верую сущ. несклон. Символ Веры. Вероваться, вериться, безличн. И видишь, да не верится, нельзя верить; поневоле верится, веришь нехотя. Не веруется им ни во что. Не видав, девушке верится, счастье замужем. Она верует за него замуж, или ей за него веруется, олон. желается, хочется. Веритися стар. присягать, принимать присягу. Верованье ср. действие верующего; вера, в знач. убеждения, духовного действия. Выверить часы. Доверить что кому. Заверить кого в чем. Народ изверился. Поверить счет, переверить его снова. Проверить его наскоро, сверить с запискою. Уверить кого в чем; разуверить. Верный, исповедующий истинную веру; | вполне преданный вере своей, верующий безусловно; | сполна кому или чему преданный, неизменный, надежный, на кого можно положиться; | не ложный, правдивый, точный, истинный, подлинный, достоверный. Верно нареч. достоверно, истинно, правдиво, точно, несомненно, неложно. От верного человека верные вести. Верен раб, и господин ему рад. Верно служу, ни о чем не тужу. Верен счет, коли в руках приход. Верен как золото. Служи верно: награжу примерно. Перемеряно и переверено; верно и мерно. Это верно, как сто баб нашептали. Верно говор. также вместо вероятно, конечно, надо-быть, знать, видно, думаю, что так. Верно, он сегодня не будет, не придет. Верник м. доверенный человек, кому кто верит, доверяет: уполномоченный кем, имеющий от кого законную доверенность; | верный список с чего-либо, снимок, противень, скрепленный или подписанный: верно. Верняк м. верное, несомненное дело. На верняка только обухом бьют, да и то промах живет. И верняк срывается. Обобрать кого наверняка, мошеннически, особ. в карты. Верность ж. свойство верного: полная преданность, правдивость, твердость в слове, стойкость в деле; | надежность, точность, исправность, достоверность, правдивость. истина. Открыть тайну, погубить верность. Веритель м. -ница ж. верщик м. -щица ж. доверитель, поручающий кому что с известным полномочием; давший кому доверенность, либо верющее письмо. Верительный, верющий, о письме, бумаге, свидетельствующий о поручении кому дела. Верительная грамота. Верющее письмо Верючий арх. доверчивый, верующий, легковерный, доверяющий. Верователь, -ница, кто верит чему, во что. Веружа? ж. сев. эпитимия духоборцев, наказание; подвиги духа и плоти. Веружник м. раскольн. подвигоположник, верижник. Верноподданный, гражданин, прирожденный житель, в отношении к государю; подданный, обязанный верностью, присягнувший на верноподданство государю. Верноподданнический, свойственный приличный подданному, гражданину, сыну отечества Вероимный или вероимчивый, склонный верить всему, легковерный; | но вероимный, о деле, случае, употреб. также вместо имоверный, вероятный, сбыточный. Вероимание, вероимство ср. действ. и вероимчивость ж. свойство вероимного человека, доверие, доверчивость, легковерие. Вероисповеданье ср. исповеданье, вера, признаваемая каким-либо народом, религия; | образ богопочитания по учению и по обрядам внешним. Вара христианская, мусульманская, языческая; вероисповеданье православное, католическое и пр. Вероисповедатель, -ница, вероисповедник -ница, кто исповедует какую-либо веру, признающий известное исповеданье. Вероломный, о человеке нарушающий клятву, присягу, верность, обет обещание, слово; о деле или поступке то же, также принадлежащий, свойственный клятвопреступному лживому человеку, вероломственный. Вероломник, -ница, веролом, вероломец, вероломка, клятвопреступник, обманщик, изменник, неверный, лживый человек. Вероломность ж. свойство, качество вероломного. Вероломство ср. действие, поступок веролома; нарушение клятвы верности, данного слова или обещания. Вероломствовать, ломать клятву, присягу, нарушать верность, данное слово, обещание. Веронарушение ср. нарушение веры, проступки или преступления против исповедуемой кем-либо веры. Веронарушитель, -ница, преступник против законов веры исповеданья, религии или церкви. Вероотметный, -отступный, отметающий всякую веру, богоотступный, или отступающийся от веры, в которой; рожден и воспитан; также до сего относящ. или вероотступнический. Вероотметство вероотступничество ср. действие или состояние это. Вероотметник, -ница, вероотметчик -чица, вероотступник, -ница, вероотрицатель, -ница, кто отвергает свою или всяку веру, кто отступается от ее, отрицает, оспаривает ее. Вероподобие ср. подобие веры, исповедания. Это не вара, а одно какое-то вероподобие | Правдоподобие, вероятие, сходство с истиной. Это все ложь, нет и вероподобия. Вероподобный, правдоподобный, вероятный, имоверный. Веропроповедник м. -ница ж. учитель веры, гласно учащий, проповедующий основы, истины, начала веры; оглашатель слова Божия: обратитель неверных в христианство, миссионер; веропроповедничество или веропроповедание ср. действие это; веропроповедный, веропроповеднический, к этому предмету относящийся. Веротерпимость ж. свобода иноверцам исповедовать веру свою. Впротерпимое государство, не стесняющее иноверцев в отправлении обрядов. Вероятие ср. принятие чего за истину. Слух этот не заслуживает никакого вероятия. | Правдоподобие, вероподобие, или правильнее вероятность ж. Вероятный, правдоподобный, вероподобный, имоверный, вероимный, достойный вероятия. Вероятно нареч. правдоподобно, похоже на правду; может быть; по-видимому так, верно, видно, чаятельно, уповательпо, должно или можно полагать.

Из НОВЕЙШЕГО ФИЛОСОФСКОГО СЛОВАРЯ - из статьи "ВЕРА":
...
В контексте европейской культуры гносеологическая позиция ВЕРЫ не может не прийти в противоречие с общекультурными установками рационализма. Собственно, это отмечает уже Библия: "Еллины ищут мудрости, но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых" (1 Кор, 1: 22, 27).
Столкновение ВЕРЫ с рациональной критикой, теоретически могущее осуществляться в различных формах, фактически представлено тремя исторически сложившимися их вариантами:
1) ортодоксальная форма ("верую, дабы уразуметь") - позиция, официально принятая церковным каноном (авторство принадлежит Ансельму Кентерберийскому);
2) вольнодумствующая форма ("разумею, дабы уверовать") - позиция, отторгаемая ортодоксальной церковью в качестве ереси (авторство принадлежит Пьеру Абеляру);
3) экстремальная форма ("верую, ибо абсурдно" - знаменитое credidile est quia ineptum) - позиция, являющаяся завершенным и логически абсолютным выражением самой сущности ВЕРЫ как гносеологической установки, не нуждающейся в рациональных основаниях и обоснованиях, но в силу своей крайности не выступившая в качестве официальной (авторство, приписанное традицией Тертуллиану, восходит к более раннему периоду - нач. н.э.). 
...
В целом, исторически отношение церкви к рациональному знанию эволюционирует от анафемы рационализму в знаменитом "Силлабусе" ("Перечне человеческих заблуждений нашего времени", 1864) до тезиса "церковь - друг науки" в энциклике папы Пия XIII и конституции II Ватиканского Собора "Радость и надежда. О церкви в современном мире", констатирующей необходимость позитивной оценки научно-технического прогресса и адаптации к его последствиям, в том числе и ментальным. 
  ВЕРА (из Энциклопедии и из Словаря начала 20 века )

Энциклопедия "Русская цивилизация"

ВЕРА – в Православии главная добродетель, всецелое доверие Богу, убежденность в его доброте, вера в спасительную силу Христа. Такая вера дает человеку жизнь, оправдывает его существование, указывает образ поведения. По определению апостола Павла: «Вера... есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11: 1). В более широком понимании сущность веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью. Вера — согласие воли с совестью (Л.Н. Толстой). Вера — мать терпения, подательница надежды, лестница к престолу любви (Свт. Игнатий Брянчанинов), главное и ведущее тяготение человека, определяющее его жизнь, воззрения, стремления и поступки (И.А. Ильин). Как писал И.В. Киреевский: «Необходимо связать направление своей жизни со своим коренным убеждением веры. Без того жизнь человека не будет иметь никакого смысла, ум его будет счетной машиной, сердце — собранием бездушных струн, в которых свищет случайный ветер; никакое действие не будет иметь нравственного характера, и человек, собственно, не будет. Ибо человек это его вера».

 Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона (1890—1907)

ВЕРА – (филос.) означает признание чего-либо истинным с такою решительностью, которая превышает силу внешних фактических и формально-логических доказательств Это не значит, что истины веры не подлежат никаким доказательствам, а значит только, что сила веры зависит от особого самостоятельного психического акта, не определяемого всецело эмпирическими и логическими основаниями. Так, напр., мы безусловно верим в существование внешнего мира самого в себе (независимо от его явления для нас), признаем такое его существование бесспорною истиною, тогда как рациональные доказательства этой истины, представленные доселе философами, строгой критики не выдерживают и, во всяком случае, спорны и не разрешают всех сомнений.

Если вера утверждает более того, что содержится в данных чувственного опыта и выводах разумного мышления, то, значит, она имеет свой корень вне области теоретического познания и ясного сознания вообще. Основания веры лежат глубже знания и мышления, она по отношению к ним есть факт первоначальный, а потому и сильнее их. Она есть более или менее прямое или косвенное, простое или осложненное выражение в сознании досознательной связи субъекта с объектом. Чем проще, общее и неизбежнее эта связь, тем сильнее соответствующая ей вера. Так, всего сильнее мы верим в бытие внешнего мира, потому что эта вера лишь отражает в нашем сознании тот первоначальный, простой и неустранимый факт, что мы, т. е. данный субъект, есть часть общего бытия, член всемирного целого. Так как этот факт предшествует всякому мышлению и познанию, то и определяемая им вера не может быть устранена никаким мыслительным и познавательным процессом. От веры в собственном смысле следует различать уверенность и доверие.

ВЕРА И ЗНАНИЕ


СЛОВАРЬ ЛОГИКИ

ВЕРА — в отличие от религиозной традиции, в науке В. понимается как позиция разума, принимающего некоторые положения, которые не могут быть доказаны. В этом смысле В. противоположна знанию. К знанию мы относим то, что может быть проверено, подтверждено, обосновано, доказано. Однако далеко не все убеждения человека могут быть подвергнуты проверке и обоснованы. Часть из них принимается нами без доказательства, так сказать, «на веру», мы верим в то, что эти убеждения истинны, полезны, хороши, хотя и не можем доказать это. 
 

ФИЛОСОФСКИЙ СЛОВАРЬ

ВЕРА – глубокое, искреннее, пронизанное эмоциями принятие какого-то положения или представления, иногда предполагающее определенные рациональные основания, но обычно обходящееся без них. В. позволяет признавать некоторые утверждения достоверными и доказанными без критики и обсуждения.

 Своей непосредственной очевидностью и нерасчлененностью ведущего к ней пути В. близка интуиции. Как и интуиция, В. субъективна. В разные эпохи предметом искренней В. были диаметрально противоположные воззрения: то, во что когда-то свято веровали все, спустя время большинству представлялось уже наивным предрассудком. В. затрагивает не только разум, но и эмоции; нередко она захватывает всю душу и означает не только интеллектуальную убежденность, но и психологическую расположенность. В отличие от В. интуиция, даже когда она является наглядно-содержательной, затрагивает только разум. Если интуиция - это непосредственное усмотрение истины и добра, то В. - непосредственное тяготение к тому, что представляется истиной или добром; интуиция - способ открытия нового содержания, В. - способ удержания такого содержания в душе и разуме.

 Принятие каких-то положений или представлений является функцией не только разума, но и др. сторон духовной жизни человека. Поэтому основания принятия идей и представлений достаточно сложны, а нередко и просто противоречивы. Иногда намечается следующая цепочка разных модусов принятия, определяемая двумя основными факторами - степенью обоснованности рассматриваемых идей или представлений и психологической расположенностью к ним: знание - убеждение - вера - безразличие - неверие - сомнение - заблуждение. Противоположностью знания является здесь заблуждение, противоположностью убеждения - сомнение, противоположностью В. - неверие; модусы возрастающего принятия идей или представлений - В., убеждение, знание; модусы возрастающего неприятия - отсутствие В., сомнение и заблуждение; нейтральное отношение (безразличие) означает отсутствие как В., так и неверия в рассматриваемое положение, равнодушие к нему. Данная цепочка, небесполезная в отдельных случаях, вызывает, однако, серьезные возражения, вызванные в первую очередь сложностью отношений между В. и знанием. В. может быть не только первым шагом на пути к обоснованному знанию, но и шагом, уводящим от знания и препятствующим его достижению.

В зависимости от способа, каким оправдывается В., различают рациональную В., предполагающую некоторые основания для своего принятия, и нерациональную В., в случае которой сам факт В. считается достаточным для ее оправдания. Самодостаточную В. иногда называют "слепой". Напр., религиозная В. в чудо не требует к.-л. обоснования чуда, помимо самого акта В. в него. Ни рациональная, ни тем более нерациональная В. не гарантирует истины. Напр., если кто-то твердо верит в существование внеземных цивилизаций, то отсюда не вытекает, что они действительно есть.

 Иногда знание определяется как оправданная, истинная В.: человек знает какое-то положение, если он верит в это положение, и оно является в этом случае истинным. Данным определением знание сводится к В. и истине, но вряд ли это делает понятие знания более ясным. К тому же знание нередко абстрактно и лишено того эмоционального накала, который всегда характерен для В. Ближе к В. стоит убеждение, которое всегда подкрепляется определенными чувствами субъекта. "Как всякое интеллектуальное действие, искреннее утверждение несет в себе также и эмоциональную нагрузку. С его помощью мы стараемся уверить, убедить тех, кому мы адресуем речь" (М. Полани).

 Соотношение знания и убеждения, с одной стороны, и В. - с другой, во многом неясно из-за их связи с разными плоскостями духовной жизни. Очевидно лишь, что знание, убеждение и В. существенно переплетены, могут взаимно поддерживать друг друга, и разделение их и отнесение к разным сторонам единой человеческой духовной жизни может быть только временным и условным.

 Предположения не становятся частью науки до тех пор, пока их кто-нибудь не выскажет с убеждением и не заставит в них поверить. В. стоит не только за отдельными положениями, но и за целостными концепциями или теориями. Основные трудности их сравнения и выбора между ними вызваны чаще всего разными верованиями, стоящими за ними. Разные системы В. используют понятия, между которыми невозможно установить обычные логические отношения; такие системы заставляют своих сторонников видеть вещи по-разному и предполагают разные методы обоснования и оценки выдвигаемых положений. Этими чертами характеризуются и отношения между старой и приходящей ей на смену новой теорией, в силу чего переход от признания одной теории к признанию другой аналогичен "акту обращения" в новую В. и не может быть осуществлен шаг за шагом на основе логики и нейтрального опыта. Как показывает история науки, этот переход происходит сразу, хотя не обязательно в один прием, или не происходит вообще при жизни современников.

 Определенная система верований лежит в основе не только определенных теорий, но и самой науки в целом. Эта система задает предпосылки научного теоретизирования и определяет то, что отличает научное мышление от идеологического, утопического или художественного мышления. Наука соответствует предметной противопоставленности всего присутствующего потому, пишет М. Хайдеггер, что она со своей стороны в качестве теории собственно и доводит действительное до предметного противостояния; "наука устанавливает действительное; "то, что существует" - напр., природа, человек, история, язык - выступает как действительное в его предметной противопоставленности и что тем самым наука оказывается теорией, фиксирующей действительное и устанавливающей его в предметном статусе, для средневекового человека было бы таким же странным, как для греческого мышления - сбивающим с толку". Совокупность мыслительных предпосылок науки размыта, значительная их часть носит характер неявного знания. Этим прежде всего объясняется то, что науку трудно сколь-нибудь однозначно отграничить от того, что наукой не является, и определить научный метод исчерпывающим перечнем правил.

 Важное значение В. придает филос. герменевтика, считающая ее, наряду с традицией, авторитетом, здравым смыслом и вкусом, одной из основ человеческого существования.

 Аргумент к В. относится к аргументации контекстуальной, убедительность которой зависит от аудитории. Такой аргумент представляется естественным и веским, как правило, лишь тем, кто разделяет соответствующую систему В. или склоняется к ее принятию. Др. аргумент к В. может казаться субъективным или даже пустым, поскольку верить можно в самые нелепые утверждения. Вместе с тем в ситуации радикального инакомыслия, непримиримого "разноверия" аргумент к В. может оказываться едва ли не единственным. Если рассуждения и доводы бессильны, выражение твердой, неотступной В. может со временем сыграть какую-то роль. Аргумент к В. не так редок, как это иногда представляется. Он встречается в науке, особенно в периоды ее кризисов. Он неизбежен при обсуждении многих вопросов, напр. вопроса о будущем человечества или вопроса о предпосылках научного мышления. Этот аргумент обычен в общении людей, придерживающихся какой- то общей системы В.

 Аргумент к В. был основательно скомпрометирован в Средние века противопоставлением религиозной В. разуму, убеждением, что "конкретная реальность" В. стоит выше "абстрактных истин умозрения". Фил ос. герменевтика подчеркнула неустранимость аргумента к В. при обсуждении проблем, касающихся жизни и деятельности человека.

 

Энциклопедия эпистемологии и философии науки

(РАЗЪЯСНЕНИЕ ВЫДЕЛЕННЫХ СЛОВ СМ. НИЖЕ!)

ВЕРА — свойство (особенность) человеческой ментальности, проявляющееся в готовности принять (признать) что-либо в качестве истинного, минуя суждения и доказательства.

Со времен Д. Юма принято различать две культурно-исторические ипостаси ВЕРЫ:

1) faith (amen, fides и пр.), символизирующую высшую степень убежденности, не нуждающейся в проверке, принятую христианством и унаследованную всей последующей христиански ориентированной философской мыслью, и

2) belief — изначально закрепившуюся на уровне обыденного, а затем и научного сознания и означающую лишь «предположение правильности».

Наиболее проблемным и востребованным к обсуждению среди выявленных философской мыслью аспектов ВЕРЫ (социального, психологического, ценностного и др.) всегда был аспект гносеологический, оказавшийся в поле внимания уже Платона. И хотя его мнение о перспективах ВЕРЫ в этом плане оказалось отрицательным, актуальность проблемы была вполне очевидной. Ф а к т корреляции понятий «ВЕРА» и «знание» и, соответственно, стоящих за ними феноменов человеческой ментальности был окончательно установлен и использован в схоластике. Заметный след в осмыслении данной темы в средневековой философии оставила мысль Николая Кузанского о правомерности экспликации ВЕРЫ как «свернутого знания», положенная затем в основу формирования так называемой «апофатической» гносеологии.

Определенные коррективы в разработку проблемы ВЕРЫ внесли философская и научная мысль Нового времени. Ясное различение (и по природе, и по функциям) ВЕРЫ и знания ни в коей мере, однако, не подразумевало возможности их противопоставления. Более того, укрепление «согласия» между ними Лейбниц считал важнейшей целью философии. Ф. Бэкон готов был признать роль ВЕРЫ в предвосхищении научных идей, имеющих нередко большую научную ценность, нежели рассудочные истолкования явлений природы. Разделяя в целом мнение Бэкона, Гоббс соглашался впустить ВЕРУ в сферу философского мышления в качестве особого «состояния ума», предшествующего знанию и в ряде случаем способствующего его формированию. По достижении уровня (качества) знания, ВЕРА, исполнив свою вспомогательную роль, полностью элиминирует себя. Эта мысль, поддержанная, в частности, Локком, впоследствии закрепилась не только в науке, но и в умах некоторых христианских мыслителей.

Первую в истории философской мысли попытку создания «чисто философского» учения о ВЕРЕ Кант предпринял также в контексте осмысления ее взаимоотношений со знанием. Ясно различая эти виды разума, указывая на неспособность традиционного знания, функционирующего в форме понятий, к проникновению в «тайны мира иного» (трансцендентные реалии) и тем самым оправдывая необходимость расширения спектра возможностей ВЕРЫ за счет знания, он, в сущности, неявно наделял ВЕРУ своего рода эпистемными функциями. Ограниченность знания виделась Канту, с одной стороны, в его неспособности опереться на сверхчувственные факторы, с другой — в склонности к спекулятивности и теоретизированию. ВЕРА, таким образом, отделяла себя не столько от самого знания, сколько от его «языка», как выразился Кант.

Поддержание определенного контакта со знанием было необходимо, в числе прочего, для демонстрации своего практического превосходства над ним и возможности его духовного облагораживания. В своем высшем — моральном — статусе ВЕРА возлагает на себя определенного рода методологические функции, становится ориентиром в познавательной и практической деятельности человека, помогающим ему максимально широко раскрыть личные качества и одновременно осознать свою ответственность перед другими людьми и перед Богом.

Согласившись с кантовской мыслью о недопустимости отождествления философски понимаемой ВЕРЫ с ВЕРОЙ «церковной», Гегель вместе с тем решительно смещает акцент с этического на эпистемный статус ВЕРЫ, восстанавливая тем самым соответствующую интенцию средневековой христианско-философской мысли. ВЕРА в его понимании — не просто «своеобразная» форма знания; она есть знание «достоверное» (в достоверности — «самый ее нерв»), есть знание «духа посредством духа». Подлинная ВЕРА, которую Гегель решительно противопоставляет ВЕРЕ в «якобы философском смысле», представляющей собой элементарную форму практического здравомыслия, есть ВЕРА разумная, а еще точнее — ВЕРА в разум. Только она, а не «суетный рассудок просвещенчества», делает человека Человеком, а философию — средством приобщения к тайнам рефлектирующего Духа.

В постклассической философской мысли нашли пристанище все исторически сформировавшиеся концепции ВЕРЫ — от крайне скептических, активно поддерживаемых такими мыслителями, как К. Поппер, до апологетических, характерных, прежде всего, для религиозной философии. Довести до конца предпринятые Кантом усилия по созданию «чисто философского» учения о ВЕРЕ попытался К. Ясперс в своей концепции «философской веры». Последнюю он, однако, освобождает от нравственной нагрузки и эксплицирует как «смирение в незнании перед лицом Бога».

Современные научная и научно-философская мысль проявляют определенный интерес к ВЕРЕ, прежде всего в связи с ее нераскрытым до конца эвристическим потенциалом. При этом одни рассматривают ВЕРУ как естественный и необходимый элемент собственно познавательного процесса, другие — и таких, пожалуй, большинство — считают ее своего рода возбудителем некоего эпистемного беспокойства и средством удержания мысли на пульсе той или иной проблемы. В культурный лексикон вошло и прочно в нем закрепилось понятие «научная вера», которая (в противовес faith, символизирующей непоколебимую убежденность в своей значимости и «полный покой ума») обеспечивает своему носителю право на сомнение, за что традиционно, хотя и не всегда успешно, боролась истинно философская и научная мысль.

------------------------------------------------------------------------

ЭПИСТЕМОЛОГИЯ(греч.episteme-знание,logos-учение)-философско-методологическаядисциплина,в которойисследуетсязнаниекактаковое,егостроение,структура,функционированиеиразвитие.

 ЭКСПЛИКАЦИЯ(отлат.explicatioразъяснение) —уточнениепонятийиутвержденийестественногоинаучногоязыкас помощьюсредствсимволическойлогики.

 ЭЛИМИНИРОВАТЬ (отлат.eliminare «удалятьза порог») (книжн.).Удалять,исключать.

 ИНТЕНЦИЯ(лат.intentio– намерение, тенденция, стремление)направленность сознания, мышления на какой-либо предмет.

 ЭВРИСТИКА (от греч. heurisko - нахожу) - совокупность исследовательских методов, способствующих обнаружению ранее неизвестного.

 

ВЕРА

(с сайта «АЗБУКА ВЕРЫ»)

http://azbyka.ru/dictionary/03/vera-all.shtml

 

Вера – основная христианская добродетель, заключающаяся в добровольном согласии человеческой воли на принятие Богооткровенной Истины.

На древнееврейском языке слово «вера» звучит как «эмуна» – от слова «аман», верность. «Вера» – понятие очень близкое к понятию «верность, преданность».

Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом(Евр.11:1). «Без веры угодить Богу невозможно» (Евр.11:6). Христианство – «вера, действующая любовью» (Гал.5:6).

Вера бывает разумная (знающая) и незнающая, опытная и неопытная, ответственная и безответственная.

«Существуют три типа веры, три ступени духовного восхождения: вера как рассудочная уверенность, вера как доверие и вера как преданность, верность. 
Вера как уверенность – это рассудочное признание какой-либо истины. Например, кто-то скажет: «Я уверен, что Куликовская битва состоялась в 1380 году, я уверен, что Земля круглая, и ещё я уверен, что есть Бог». Это своего рода глубокая убеждённость в наличии чего-либо. Здесь уже нет сомнений: да, Бог существует. Но твой внутренний мир от этого мало меняется. Для такого человека Бог является как бы одним из объектов нашей Вселенной: есть планета Марс, а есть и Бог. Поэтому такой человек не всегда соотносит веру со своими поступками, не пытается внимательно выстраивать свою жизнь по вере, а действует по принципу «Я сам по себе, а Бог Сам по Себе». То есть это просто признание своим умом факта существования Бога.
Вторая ступень – вера как доверие. Давайте подумаем, когда один человек доверяет другому? Тогда, когда открывает ему своё сердце и когда другого человека как бы принимает в своё сердце, то есть возникает особая душевная близость. И вера в Бога как доверие, в отличие от простой уверенности, сообщает человеку близость к Богу. На этом уровне веры человек не просто рассудочно соглашается с существованием Бога, но принимает Господа в обители своего сердца. Такой человек чувствует присутствие Божие, и в случае скорби или жизненных трудностей непременно вспомнит про Бога и станет молиться Ему. Доверие предполагает надежду на Бога, и человек уже старается сообразовывать свою жизнь с верой в Бога.
Впрочем, если ребёнок доверяет своим родителям, это ещё не значит, что он всегда будет их слушаться. Иногда дети пользуются родительским доверием для оправдания своих проступков. И бывает, что человек доверяет Богу, но сам не всегда бывает верен Ему. Он как бы говорит: «Может быть, Бог мне простит мои слабости», и хотя такой человек время от времени молится, он не всегда старается побеждать свои слабости, не всегда бывает готов сам чем-то пожертвовать для Бога.
Поэтому самая возвышенная ступень – это вера как верность. Это не только признание Бога своим умом, и не только доверие Ему своим сердцем, но и последование за Богом своей волей. Такая вера предполагает подлинную, чистую любовь, потому что истинная любовь немыслима без верности. Выражается это в жертвенности, когда мы стараемся созидать свою жизнь по воле Божией, а для этого отсекаем греховные пожелания своего естества. Такая вера становится основанием для всех ценностей жизни верующего человека. И только она – спасительна. Но это предполагает и внутренний труд над собой, победу над своими страстями».
Валерий Духанин, кандидат богословия

«Вера, то есть опыт встречи с Богом невыразим. Передать то, что случилось, невозможно; на человеческом языке можно выразить только то, что доступно языку, нашему восприятию». 
митрополит Сурожский Антоний

См. ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ

1. Вера в отношении к другим добродетелям

Вера есть основная христианская добродетель.

«Во главе святых добродетелей стоит вера – корень и суть всех святых добродетелей. Из нее вытекают вся святые добродетели: молитва, любовь, покаяние, смирение, пост, кротость, милосердие и др.
преподобный Иустин (Попович)

2. Природа веры

Вера слагается из человеческого произволения и действия Божественнойблагодати. Она сама есть святое таинство, в котором согласуется человеческая воля и Божественная благодать (см. синергия). 
«…Любая святая добродетель в душе православного христианина есть святое таинство, ибо любая из них находится в органической связи со святым таинством крещения, а через него и со всем Богочеловеческим таинством Церкви, например, вера есть святая добродетель, а тем самым святое таинство, которым православный христианин живет непрестанно. А святая вера силой святости своей рождает в его душе и остальные святые добродетели – молитву, любовь, надежду, пост, милосердие, смирение, кротость... И каждая из них есть опять же святое таинство».
преподобный Иустин (Попович)

3. Содержание веры

Вера состоит в принятии истин Божественного Откровения, заключенных в Священном Писании и Священном Предании, сформулированных в догматическом учении Церкви. Эти истины – сверхчувственные, невещественные, невидимые, нематериальные, таинственные. Они превосходят видимый материальный мир, превосходят человеческие органы чувств и разум, а потому требуют веры. Как глаза видят предметы чувственные, так вера духовными очами взирает на сокровенное.
преподобный Исаак Сирин

Для духовных тайн, которые выше ведения и которых не ощущают ни телесные чувства, ни разум, Бог дал нам веру.
преподобный Исаак Сирин

Как глаза не видят ничего умственного, так очи веры не видят ничего чувственного. Верой приобретается познание о Боге, а без веры невозможно познать Его... Ибо какое умствование убедит нас, например, в Воскресении?.. Какими умствованиями может быть постигнуто рождение Бога Слова?
святитель Иоанн Златоуст

4. Виды веры

Вера разделяется на умозрительную (догматическую) и деятельную, живую, выражающуюся в исполнении Евангельских заповедей. Эти виды веры взаимно дополняют друг друга в человеческом спасении.

«Без веры невозможно спастись, потому что на вере основывается все, как человеческое, так и духовное. Но вера не иначе приходит в совершенство, как чрез исполнение всего указанного Христом. Без дел же вера мертва, равно как и дела без веры. Истинная вера показывается в делах».
преподобный Иоанн Дамаскин

«Образ богопочитания заключается в сих двух вещах: в точном познании догматов благочестия (1) и в добрых делах (2). Догматы без добрых дел не благоприятны Богу, не приемлет Он и добрых дел, если они основаны не на догматах благочестия»
святитель Кирилл Иерусалимский

«Ни крещение, ни отпущение грехов, ни знание, ни приобщение Тайн, ни священная Трапеза, ни вкушение Тела Господня, ни приобщение Крови и ничто другое не может принести нам никакой пользы, если мы не будем вести жизнь честную, строгую и чуждую всякого греха. Вера без дел есть тоже, что призрак без жизни».
святитель Иоанн Златоуст

«Вера в Евангелие должна быть живая, нужно веровать умом и сердцем, исповедовать веру устами, выражать, доказывать ее жизнью Постоянство в православном исповедании догматов веры питается и хранится делами веры и непорочностью совести … Спаситель мой. Насади в меня веру живую, доказываемую делами..., чтобы я стал способным к воскресению в духе моем».
святитель Игнатий (Брянчанинов)

Свидетельство веры в Бога заключается в исполнении заповедей Божиих.
преподобный авва Исаия

Веру... должны проповедовать более дела, чем слова... Ибо делами, а не словами должно быть обнаруживаемо сокровенное.
преподобный Исидор Пелусиот

Верующий во Христа ничем другим не может доказать свою веру, кроме исполнения того, что заповедано Им, и удаления от того, что Им воспрещено. Вера, не имеющая дел, не имеет Бога, животворящего ее. 
преподобный Симеон Новый Богослов

То, что мы истинно веруем Богу... пусть будет явлено на основании наших дел и соблюдения Божиих заповедей.
святитель Григорий Палама

Не только у нас, которые носим имя Христово, за великое почитается вера, но и все то, что совершается в мире, даже людьми чуждыми Церкви, совершается верою. На вере утверждается земледелие: ибо кто не верит тому, что соберет произрастите плоды, тот не станет сносить трудов. Верою водятся мореплаватели, когда вверив судьбу свою малому древу, непостоянное стремление волн предпочитают твердейшей стихии, земле, предают самих себя неизвестным надеждам и имеют при себе только веру, которая для них надежнее всякого якоря. (Огласительные поучения, 5, 3).
свт. Кирилл Иерусалимский

«Так и вера, если не имеет дел, мертва сама по себе. Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих. 
Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва? 
Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим». Видите ли, что человек оправдывается делами, а не верою только? Подобно и Раав блудница не делами ли оправдалась, приняв соглядатаев и отпустив их другим путем? Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва»
(Иак.2:16-26)

***

«Вера» – понятие очень близкое к понятию «верность, преданность». Становится очевидно, что вера – это не пассивное доверие к внешнему авторитету, а динамичная сила, которая преображает человека, ставит перед ним цель жизни, дает возможность для осуществления этой цели.

 

«Не принимай за счастье сытость. Истина заключается в том, что мы не имеем ничего постоянного на этой земле. Всё вмиг проходит, и ничего нам не принадлежит, всё взаймы. Взаймы здоровье, сила и красота.»
святитель Николай Сербский

«Тут только есть верующие и неверующие. Там – все верующие».
М. Цветаева.

«Христианская вера имеет две стороны: вера в Бога и вера Богу. Есть догматическая вера – приверженность определенным вероисповедным утверждениям и определенным религиозным практикам, и есть вера личная – приверженность определенной личности, Господу нашему Иисусу Христу. Личное упование на Христа, покаяние и вера не могут существовать без догматов. Вот догматы без упования, покаяния и веры – сколько угодно».
Сергей Худиев. О Христе и догматах веры 

«Человек никогда веры не чужд... В душе каждого Бог закодирован: в ощущении Вечности, ощущении Высшего начала. И поэтому для того, чтобы прийти к вере, надо прийти к самому себе. Мы живём как бы вдали от себя. Работаем торопимся, суетимся в домашних делах. Но мы совершенно не помним себя. Мне часто вспоминаются слова Майстера Экхарта: «В молчании Бог произносит своё слово». Молчание! Где у нас молчание? У нас всё время всё тарахтит. Но для того чтобы прийти к каким-то духовным ценностям, надо создавать островки тишины, островки духовной сосредоточенности. Остановится на минуту. Мы же всё время бежим, как будто у нас очень большая дистанция впереди. А дистанция у нас короткая. Пробежать её ничего не стоит. Так вот, чтобы познать, углубить, осознать в себе живущую в нас веру надо вернуться к самим себе…».
протоиерей Александр Мень

Вера – это уверенность в вещах невидимых. Мы это слово употребляем по отношению к Богу к вещам духовным; но оно относится также ко многому в обычной жизни. Мы говорим о любви, мы говорим о красоте. Когда мы говорим, что любим человека, мы тем самым говорим, что непостижимым, невыразимым образом мы в нем прозрели нечто, чего другие не видели. И когда мы, охваченные восторгом, восклицаем: «Как это прекрасно!», – мы говорим о чем-то, что до нас дошло, но чего мы не можем просто истолковать. Мы только можем сказать: приди и посмотри, как апостолы говорили своим друзьям: приди, взгляни на Христа, и ты узнаешь, что я в Нем увидел (Ин.1:46).
И вот наша вера в вещи невидимые, с одной стороны, является личной нашей верой, то есть тем, что мы сами познали, тем, как мы когда-то, хоть один раз в жизни, прикоснулись края ризы Христовой (Лк.8:44) – и почуяли Его Божественную силу, хоть раз взглянули в Его очи – и увидели бесконечное Его милосердие, сострадание, любовь. Это может случиться непосредственно, таинственным путем встречи живой души с Живым Богом, но это бывает тоже посредством других людей. Мой духовный отец мне раз сказал: никто не может отрешиться от земли и обратить весь свой взор на небо, если в глазах хоть одного человека, на лице хоть одного человека не увидит сияние вечной жизни... В этом отношении мы все ответственны друг за друга, все ответственны за ту веру, которую имеем или по которой тоскуем и которая нам может даться не только чудом непосредственной встречи лицом к лицу с Богом, но и через посредство человека.
Вера поэтому складывается из многих элементов. С одной стороны, это наш личный опыт: вот, я увидел в этих очах, на этом лице сияние вечности, Бог просиял через этот лик... Но бывает: я как-то чую, что есть нечто – но не могу это уловить! Я улавливаю только немногое. И тогда могу обратиться взором, слухом, общением души к другим людям, которые тоже нечто познали, – и то жалкое, может быть, но драгоценное, святое знание веры, которое мне было дано, расширяется опытом, верой, то есть уверенностью, знанием других людей. И тогда моя вера делается шире и шире, глубже и глубже, и тогда я могу провозглашать истины, которыми обладаю не лично, но соборно, вместе с другими людьми. Так мы провозглашаем Символ веры, который нам дан издревле опытом других людей, но который мы постепенно познаем, приобщаясь этому опыту. 
И наконец, есть другая вера, о которой говорит Евангелие от Иоанна: Бога никто не видел, кроме Единородного Его Сына, пришедшего в мир – спасти мир (Ин.1:18, 3:17). Есть истины веры, которые мы принимаем от Христа, потому что Он знает все глубины Божественные и всю глубину человека и может приобщить нас и к человеческой глубине, и к Божественным глубинам.
митрополит Сурожский Антоний

Вера даруется Самим Богом. Она, как говорит Иоанн Златоуст, не может быть похищена ворами, недоступна для грабителей, её охраняет Бог. А святительТихон Задонский сказал, что вера, как искра, зажжённая от Духа Святого в сердце человеческом, разгорается теплотой любви. Он называет веру светильником в сердце. Когда горит этот светильник, человек видит духовные вещи, может верно судить о духовном и даже видит невидимого Бога; когда же не горит – в сердце темно, там мрак неведения, там заблуждения и пороки возводятся в достоинство добродетелей.

***

Понятие веры в святоотеческой письменности

Круг церковных авторов, посвятивших этому вопросу место в своих сочинениях, вполне обозрим. Во-первых, это те древние писатели, кто составлял большие тексты апологетического содержания, как, например,Климент Александрийский (ум. ок. 215 г.), блаженный Феодорит Кирский (ум. ок. 460 г.); во-вторых, это церковные катехизаторы – святойКирилл Иерусалимский (ум. 386 г.); наконец, это систематизаторы церковного знания, как анонимный автор «Учения Святых Отцов о воплощении Бога-Слова» (Doctrina Patrum), приблизительно датируемого VI-VII вв., преподобный Анастасий Синаит (ум. ок. 700 г.) и преподобный Иоанн Дамаскин(ум. до 787 г.). 
Главными опорными текстами Священного Писания для Святых Отцов являются два места из апостола Павла. В Послании к евреям дается классическое определение веры: Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом... А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает (Евр.11:1). В таком понимании вера приоткрывает для человека неочевидное, но бесценное дно недоступного непосредственному чувственному восприятию и обыденной достоверности; предмет веры – это умопостигаемое, удостоверяемое лишь в мистическом опыте богообщения. Второе место из апостола Павла не служит определением. Это скорее описание необходимых условий возникновения веры, которыми оказываются самое Писание, иными словами, божественное откровение, и наставление в нем, то есть традиция, прививаемая в церковной общине: ...ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия(Рим.10:14-17). 
Впервые теоретическому рассмотрению понятие веры подвергается уКлимента Александрийского, который, с одной стороны, опровергал обвинение греческих философов в том, что вера есть неразумное мнение, основанное на предрассудке, с другой стороны, противостоял мнению гностиков, оставлявших веру простым членам Церкви, противопоставляя ей значениегнозиса, понимаемого как некое эзотерическое ведение, доступное только посвященным и закрытое от профанов. С третьей стороны, он противился убеждению тех самых простецов, полагавших, что одной веры без знания или гнозиса вполне достаточно. 
«Вера, – пишет Климент в «Строматах», – есть свободное предвосхищение и благочестивое согласие ... Другие же определяют веру как акт мысленного допущения неявного, наподобие доказательства, открывающего нам существование вещи хоть и неизвестной, но очевидной. Итак, вера – это акт свободного выбора, поскольку она есть некое стремление, и стремление разумное. Но так как каждое действие начинается с разумного выбора, то выходит, что вера и есть основа всякого разумного выбора... Итак, верящий Писаниям и имеющий верное суждение слышит в них голос самого Бога, свидетельство непререкаемое. Такая вера уже более не нуждается в доказательствах. Блаженны поэтому не видевшие, но уверовавшие. 
С попыткой полного и систематического богословского представления понятия веры мы встречаемся у автора IV века святого Кирилла Иерусалимского в его пятом «Огласительном поучении». Вот что он пишет: «Слово вера одно по названию своему ... разделяется на два рода. К первому роду принадлежит вера научающая, когда душа соглашается на что-либо. И она полезна для души... Другой род веры есть тот, который по благодати даруется Христом. Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом (1 Кор.12:8-9). Итак, сия по благодати Духом Святым даруемая вера есть не только научающая, но и действующая выше сил человеческих. Ибо кто имеет сию веру: скажет горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет (Мф.17:20)... Итак, имей ты со своей стороны веру в Него, чтобы и от Него получить веру, действующую выше сил человеческих. 
Преподобный Иоанн Дамаскин в «Точном изложении православной веры», в главе, специально отведенной раскрытию значения слова вера, суммирует предшествующую традицию: «Вера, между тем, двояка: есть вера от слышания (Рим.10:17). Ибо, слушая божественные Писания, мы верим учению Духа. Вера же эта обретает совершенство через все, что законоположено Христом: веруя делом, живя благочестиво и исполняя заповеди Обновителя нашего. Ибо кто не верует согласно с преданием кафолической Церкви или кто через постыдные дела имеет общение с диаволом, тот неверен. Вера же есть, опять-таки, осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом(Евр.11:1) или несомненная и нерассуждающая надежда на то, что обещано нам Богом, и на успех наших прошений. Поэтому первая вера относится к нашему намерению, а вторая – к дарам Духа. 
Преподобный Иоанн, также как и святой Кирилл, четко различает, что в нашей собственной власти, а что есть божественный дар. Итак, три основных смысла слова, три преобладающих образа – догматический (вера церкви), психологический (согласие с верой церкви) и харизматический (дар Духа Святого); это три стоящих за указанными образами сущности – церковь, человек, Бог. У Святых Отцов вера в первую очередь рассматривается как нечто внешнее по отношению к человеку, которое становится «внутренним» благодаря согласию души в акте личной веры. 

 

Поделится в соц. cетях!11.02.2015 06:24