Напишите нам
Какие письма читателей Вам интереснее читать?
 
Отзывы читателей

Олег Лавринович написал(а):
Уважаемый Сергей Николаевич! Спасибо большущее за последние книги! Очень легко читаются,несмотря на серьёзную информацию. "Встреча науки и религии" вызвала особенно сильные ощущения, а "Выздоровление души" поразила своей текучестью и структурированностью информации. Похоже, появился шанс на спасение даже при той напряжённости, которая сейчас витает в мире, и уже не так важно, что произойдёт, важно вот это чувство, которым пронизаны эти книги. Успехов Вам и здоровья, а также людям, помогающим Вам!

Гость написал(а):
С детства чувствовала себя на этой земле как будто в ссылке. Росла, ощущая ужасную пустоту в душе и невыразимую тоску по тем возможностям и способностям, которые имела в прошлых жизнях, ведь помнила их целыми кусками... Чем только не увлекалась, чем только не пыталась заглушить бессмысленность своего бытия... Спасибо за ответ, который я нашла в Ваших книгах и за душевный покой, который обрела спустя 30 лет душевных мук и метаний. Скоро уже 3 года, как ваши книги изменили мою жизнь, научив меня что есть что-то прекраснее моих самых смелых ожиданий, самых сверхъестественных способностей –ЛЮБОВЬ! Благодаря Вам научилась жить любовью, любить этот мир, любить все и всех такими, как есть. Я до сих пор не знаю, жизнь на этой земле – это ссылка или просто передышка. Да это уже и не важно, потому что каждый новый день – это счастье, я учусь любить, расту, помогаю людям, а они помогают мне увидеть Божественную любовь и многогранность во всем. Спасибочки:) Любви Вам!

Гость написал(а):
Читаю новую книгу "Выздоровление души", и хотя добралась пока только до половины, не могу удержаться от слов благодарности и восхищения! Эта книга – удивительное сочетание простоты и глубины. До этих пор такие ощущения у меня вызывала только Библия :) Сергей Николаевич не раз предупреждал, что его книги не беллетристика, и не стоит дарить их всем подряд, потому как последующая чистка может стать весьма неприятным сюрпризом. Но, если уж чувствуете побуждение "благословить" кого-то и познакомить с трудами С.Н., то "Выздоровление души" – идеальный вариант! Вся суть многолетних исследований и открытий просто, понятно и буквально пронизано любовью! Спасибо Вам, родные!

Показать все отзывы

Национальная идея России

 

Изначально понятие «корпорация» было введено на «диком западе» во времена завоеваний территорий и обозначало фактически муниципально-территориальное образование, самоуправление. И только много лет спустя это понятие плавно перетекло в бизнес.

– Что вы делаете в горах?

– Оживаю…

Введение

Шли годы, законы развития корпораций описывались всё более подробно, росли и сами корпорации. В итоге, в условиях жесткой конкуренции корпорации научились быть эффективными, потому что для них законы развития – это законы выживания. Но глядя с позиции сегодняшнего дня, мы понимаем, что и эти законы и вообще вся наука о развитии крупных корпораций может быть хорошо применима при рассмотрении вопросов развития государства. Всё возвращается на круги своя, круг замыкается. Теперь мы рассматриваем государство, как огромную корпорацию, и использовать науку о развитии корпораций для развития государства означает находить пути эффективности.

Целеполагание

Прежде чем начать какое-то дело, важно понять, зачем ты его начинаешь делать – встает вопрос о Миссии. Миссия компании – это не пустой звук. Если она правильно выстроена, донесена до всех сотрудников и действительно работает, то она становится самым главным мотивирующим фактором. Человеческий разум – это обитель идей. И энергия разума питается энергией идей, а потому — только идеи могут мотивировать, и ради идеи человек готов на многое, даже на всё.

Какова идея государства ныне? Какой она была в те эпохи, когда государство стремительно развивалось? Какие вообще бывают идеи? Изучение этого вопроса приводит к интересным выводам:

1. Есть Идеи объединяющие, т.е., созидающие государство;

2. И есть Идеи разделяющие, т.е., разрушающие государство.

Обычно созидательные идеи возникали в момент внешних угроз: люди объединялись против опасности. И сейчас многие государства используют эту технологию, пытаясь убедить граждан в существовании мощных внешних врагов, чтобы чувство опасности подстёгивало людей объединяться. Но такие методы имеют краткосрочный эффект, и если опасность надумана или преувеличена, и на самом деле гораздо меньше, чем её пытаются показать, то наступает обратный эффект – люди перестают доверять государству. И тогда в гражданском обществе начинают рождаться и доминировать ещё более разрушительные идеи сепаратизма: люди сомневаются в эффективности и вообще необходимости гражданских институтов власти. Поэтому настоящий сильный внешний враг является самым настоящим большим другом государственности, он объединяет быстро, с минимальными затратами усилий, и что самое главное, — поднимает градус доверия государству. Единство людей всегда приводит к повышению их мотивации, и как следствие, — их эффективности. Таким образом, сплочённое общество показывает резкий всплеск развития во всех сферах, и даже жесткость авторитаризма государственной власти расценивается как благо, в то время, как в условиях мира народ воспринимает жесткость власти – как зло. Но объединение против внешнего врага – не единственный вид объединения и не самая эффективная система мотивации народа.

Идеи деструктивные

Многие настоящие вещи совершенно неочевидны и даже кажутся абсурдными. Например, «идея богатого общества», где люди, являясь потребителями, богатеют; таким образом растёт средний класс, и «общество потребителей» уменьшает проблемы государства. Эта идея, так распространившаяся в последнее время в мире, не просто недостижимый миф, но на самом деле – это очень деструктивная идея, так как она подрывает самые основы государственности.

Потребительство – есть «перетягивание одеяла на себя», и в психологии обывателя процессы разъединения всегда превалируют над процессами объединения. Как только идеология потребления появляется в компании, абсолютно каждый начинает смотреть друг на друга и на саму компанию как на объект своего потребления, т.е. пытается все «поиметь», и в этом на сегодняшний день кроется причина неудач менеджмента и демотивации работников. Идеи «потребительства» очень быстро сводят на нет все усилия по объединению общества. И если мы где-то и видим прорывные проекты, то с удивлением для себя обнаруживаем, что люди в них работали не за деньги, но за идею, которая объединяла их.

Поэтому в настоящее время западный бизнес переориентирует идеологию компаний на служение обществу. И не случайно самый эффективный стандарт качества управления EFQM рассматривает качество существования компании с точки зрения полезности обществу и полезности людям. Это первый шаг в сторону повышения эффективности за счёт правильной идеологии. Платон был прав – идеи правят миром. И чем больше в людях поиска эффективности, тем больше они будут делать шагов в сторону правильной идеологии, и выбираемая ими идеология никогда не будет лежать в области «потребительства», она будет даже более склоняться к полюсу героизма.

Проблемный подход

Рассматривая неудачи последних лет, мы понимаем, что основная проблема России – в отсталости её технологий. И в первую очередь, технологий управления. Менталитет руководителей находится пока ещё на уровне 80-х годов, когда об эффективности управления даже и не помышляли. В этом и кроется низкая производительность труда, ведь «рыба гниёт с головы». Просчёты в системе управления тянут за собой длинный хвост неудач, приводящих к неэффективности бизнеса как такового. Это не очень большая проблема, её можно достаточно быстро исправить. Инновации в системе управления, как и методы их внедрения, довольно просты и эффективно работают как в частных компаниях, так и в государственных. И даже в управлении муниципальными образованиями – они те же самые. Из практики известно, что внедрение инноваций в управление занимает период до полугода и не требует особых вложений, одновременно принося огромную отдачу. Но проблема российского менталитета в его инертности: наши люди даже не представляют себе, что существуют технологии управления! Беда нашего менталитета – в том, что он застрял в Советском Союзе, где был только один стиль управления – авторитарный, и не предполагалось, что могут быть другие. Исходя из этого, менеджмент существует в формате директивного делегирования: начальник сказал – я делаю, не сказал – не делаю; в то время, как основа эффективного менеджмента заключена именно в том, что думает не один только начальник, но все в компании. Руководитель, каким бы он ни был замечательным, не может быть намного отличающимся от своих сотрудников. Часто, по российской привычке, сотрудники оказываются даже умнее своего руководителя и видят все его недостатки, но сделать ничего не могут: принцип обратной связи не моден, потому что руководитель не желает расти – ему и так хорошо. В итоге в обществе образовался и живет огромный технологический голод и, вместе с тем, – полное непонимание того, что он существует. Такое несоответствие! Эта дикая разница ощущается людьми интуитивно как «всё на месте, но что-то не так». Но ЧТО конкретно НЕ ТАК – никто сказать не может по причине повальной управленческой безграмотности. Таковы издержки нынешнего российского менталитета, при котором в принципах управления мы живём всё ещё в Советском Союзе.

Инновационные технологии управления

Само словосочетание «инновационные технологии управления» большинство руководителей вводит в жесткий ступор, все сразу обращают свой мысленный взор на Запад, его крупные корпорации, которые почему-то всё ещё эффективны. Некоторые обращают своё внимание на военных, у которых всё держится на жесткой дисциплине. Но в основном, все кивают на русский менталитет: «разве с этими баранами что-то построишь?» А между тем – русский народ очень смекалист! И фамилия «Кулибин» может быть отнесена чуть ли не к половине российского населения. Так почему же так происходит, что потрясающие и эффективные сами по себе наши люди, втиснутые в надуманные системы управления, сразу же становятся «не эффективными» и «тупыми баранами»? Может быть, это такой протест русского менталитета против чужеродности систем управления любого толка, навязываемых нам? А что тогда делать с нами такими «природными»? Есть ли иной тип управления, который бы не парализовывал удивительные природные качества российских людей, а наоборот задействовал их? Эдакий «менеджмент по-русски» – какой он?

Испокон веков на Руси была прекрасная система самоуправления: владимирские кержаки, архангельские поморы, донские казаки, русские витязи – все они прекрасно знали, что такое братство и единство, работа за идею и эффективность. Кержаки-староверы смогли дойти до горного Алтая, отвоевать у местных воинственных племён лакомую Уймонскую долину (Беловодье) и сотни лет держаться там, фактически отстаивая свою собственную «Республику свободы». Архангельские поморы все решения принимали сообща – уникальный тип самоуправления! Какая эффективность! В средние века на берегу Северного моря они умудрялись собирать пшеницу по 40 центнеров с гектара, успешно воевать с викингами!

Они – единственные на Руси отразили нашествие татаро-монгол, никогда не были под игом и построили Петру Первому Петерсбург и флот! Донские и ставропольские казаки не признавали над собой ничьей власти, все решения принимали сообща, и в итоге завоевали для России Сибирь и Дальний Восток! Русские витязи старших выбирали из числа своих; они умели малыми группами сражаться против значительно превосходящих сил противника и побеждать (в последствии Суворов учил своих чудо-богатырей этому искусству и известно, что отряд из 400 русских воинов побеждал 40.000 персов!). А русский путешественник Пржевальский утверждал, что весь Китай может быть завоёван одной тысячей русских солдат! Природная смекалка, беспримерное мужество, умение сражаться за идею и равенство – во все века были основой русского чуда. Неудивительно, что когда людей с таким менталитетом пытаются запихнуть в рамки авторитарной системы управления, он тихо бунтует, делая вид, что не умеет работать. Только и всего-то: измени систему управления на природную, научи людей равенству, дай людям проявлять смекалку, покажи идею, ради которой стоит трудиться и сражаться, — и лучших работников и соратников в мире не найти.

Если переложить это на современный язык менеджмента, то будет звучать примерно следующим образом: в России наиболее приемлемым является «ценностный тип управления», основанный на глубоком понимании каждым работником нематериальных целей своего труда; стиль менеджмента – коактивный коучинг (умелое сочетание равенства и мотивирующей направляющей директивы); максимальное поощрение любой инициативы (внедрение проектного управления, где каждый работает над каким-то проектом); глубокое внедрение «системы управления изменениями» (когда все в компании думают о том, как сделать лучше, максимально задействовуют свою смекалку и предлагают это). И самое главное – это четко прописанная Миссия компании, где основной упор делается на объединяющих людей моментах, таких как «развитие государства через развитие компании», «лучшее государство состоит из лучших людей», «ценность каждого – в служении обществу». Эти и подобные идеи всегда были близки нашим людям, всегда готовым положить себя «за други своя». В погоне за западными ценностями мы как-то забыли, что сами являемся обладателями уникальнейшего опыта в области управления, что наши предки были так эффективны, как никто другой. И что нам не учиться нужно у запада, но самим создавать настолько эффективные собственные системы менеджмента, что и Запад и Восток пожелают учится у нас.

Описанные выше системы управления весьма высокотехнологичны, и кажется, что к ним трудно подступиться. Но на самом деле, это у нас в крови, и по-другому мы просто не умеем жить и трудиться. Вернее сказать, мы или работаем в «русском стиле» или ищем отговорки, почему бы нам сегодня не работать.

Возвращаясь к национальной идее

Можно вспомнить о том, что русские всегда всех удивляли; мы всегда являли миру нечто необычное, поразительное. Мы победили Наполеона и Гитлера, мы завоевали земли до самой Канады. Мы первыми полетели в космос, и мы пытались создать на земле Рай для всех людей вопреки «законам здравого смысла». Мы приучили мир жить в ожидании «русского чуда». И мы умеем удивлять мир и всегда гордились этим. Быть впереди планеты всей, показывать новые пути развития, удивлять своим героизмом и отважно вести мир новыми путями – такими мы созданы. Мы – открыватели новых путей, именно так! Кого мы обманываем? Пора ими быть…

И всё же, национальная идея — это не лозунг, это объёмное понимание, чёткое и определённое. Понимание того, куда мы идём, зачем идём, как идём, ясное представление о том, что будет когда придем. Если такое понимание есть, и оно правдиво, то его можно выразить многими словами. Но отсутствие идей приводит к тому, что любые слоганы не работают: идеи правят миром. Если идея есть, то её можно разворачивать, и только тогда сама национальная идея начинает работать, сплачивая в единое целое людей гораздо сильнее, чем внешний враг.

Механизм работы идеи

Мир состоит из отношений между людьми, и мы являемся частью этих отношений. Меняя отношения со своим окружением, мы меняемся сами. Существует «принцип среды»: человека формирует среда, в которой он находится. Чтобы изменить человека и людей, нужно изменить среду. Принцип формирования среды таков: только идея формирует среду. Но это сделает только та идея, к которой общество готово, идея не противоречащая ни «верхам», ни «низам», и при том имеющая в себе элемент необычности, то есть, зовущая людей куда-то, несущая в себе устремляющие компоненты. Такая идея должна вмещать в себя менталитет народа, его ожидания и грядущие перемены, подавая их под таким углом, чтобы общество с ними не просто соглашалось, но радостно их принимало.

Идея не должна усиливать потребительские настроения или сепаратизм, она не должна отстаивать интересы одних классов или наций перед другими, потому что такие идеи разрушают само государство, являющееся их носителем. Общество есть процесс, и превалирующая в нем тенденция продолжается на всех планах – от семьи, компании и до государства. Разрушительные идеи, посеянные в одном направлении (например, националистические идеи — «Россия для русских»), разрушают общество и деградируют нации, потому что антагонизм по отношению к людям не имеет национальной принадлежности – это всегда антагонизм. Также идея не должна нести в себе потребительский контекст (например, «стань богаче – обогати Родину!»), потому что «потребительство» – это всегда «перетягивание одеяла на себя», оно растит обывателей. Его последствия очень точно выразили братья Стругацкие в книге «Трудно быть Богом»: «Когда правит серость, на смену ей всегда приходят чёрные». Обывательство и потребительство – это, по определению, тяготение к серости, и с этим надо быть очень осторожными: нельзя усиливать эти тенденции. Идея должна нести в себе элементы героизма, лишь он сплачивает людей моментально и крепко. Но самое главное качество Национальной Идеи – она должна дойти до сердца каждого человека. Войти в каждый дом, в каждую компанию. Надо, чтобы люди меряли друг друга соответствием этой Идее. Важно, чтобы Идея звучала всюду, чтобы всё было окрашено ею, чтобы люди искренне верили в то, что именно так и надо жить.

Когда такое происходит в компании, начинается возрождение и стремительный взлёт. Когда такое возникает в проектной группе, – она открывает новые пути для компании. Стандартно 20% людей делают 80% результатов в компании. Но в случае объединения людей по идейному признаку – маленькая группа из нескольких человек может изменить судьбы миллионов. Но это должна быть группа профессионалов, иначе изобилие энергии при отсутствии профессионализма приведет к серьёзным разрушениям вместо созидания, о чем и гласит исконно русская поговорка «заставь дурака Богу молится – он и лоб расшибёт». Эффективность наших дней находится на стыке идеологий и технологий. И то и другое является очень серьёзной наукой. Фактически нужно верить в то, что ты делаешь и уметь это делать. Есть ещё одно очень важное правило, которое надо учитывать в поисках эффективности, оно звучит так: рыба гниёт с головы, но и оздоравливается тоже с головы».

Дело в том, что руководители всегда транслируют свой взгляд на подчинённых, а те в свою очередь, даже часто неосознанно, чутко вслушиваются и ищут, чему им соответствовать. Люди верят не тому, что ты говоришь, а тому, во что ты веришь сам. Это ключевой момент честности с собственным народом. Если это правило в компании не выполняется (имеется несоответствие между Миссией и убеждением руководства), то сама Миссия будет пустой фразой, которая ничего не значит. Но если наличествует резонанс между Миссией и тем, во что руководство верит, то эта Миссия очень быстро проникает в сердца людей и меняет дух компании, либо государства, — объединяет всех и приводит к эффективности во всех сферах.

Глеб Александров

04.07.2013

Источник: http://zvenigorod.eu/glebcore/glebarticle/1457 

Поделится в соц. cетях!10.07.2013 20:18